П-Ч-Е-Л-О-В-Е-Й-Н-И-К. КРЭЙЗИ.

Гет
NC-17
В процессе
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 33 страницы, 6 частей
Описание:
История Крэйзи.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
Нравится Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 4. Спящее лихо.

Настройки текста
Видения гонялись друг за другом по кругу, будто запертый в колесе хомячок. Зачастую при этом они сопровождались жуткими болями, на смену которым приходила темнота, ненадолго приносящая облегчение. А потом наркоз забвения отступал, и пинг-понг начинался заново. Боль-темнота. Боль-темнота. Карина уже не помнила ни кто она, ни зачем сражается. Хотелось просто остановится. Хотелось покоя. Спрыгнуть с теннисного стола шариком и закатиться под какой-нибудь неприподъемный шкаф в самый дальний угол. Так, чтобы не достали. Но кошмары возвращались и продолжали терзать душу и разум своей жертвы, заставляя по инерции перебирать несчастного грызуна лапками. Ад, а, судя по ощущениям, именно так он и должен выглядеть, казалось, длился вечность. Но даже в преисподней человеку рано или поздно становится скучно. Боль притупилась и вовсе перестала беспокоить девушку. От видений же Карина абстрагировалась настолько, что борьба с зевотой вызывала больше эмоций, чем их сотый или тысячный повтор. Поэтому, когда перед ней внезапно забрезжило тусклое свечение, она без сомнений подалась ему навстречу. Мутная пелена медленно рассеивалась, принимая очертания квадрата лампы на потолке с покоцанной штукатуркой, что, подобно старому морщинистому Атланту, взвалили на свои дряблые плечи выцветшие серые стены с потрескавшейся краской. Охватить больше деталей интерьера взору девушки не удалось. Попытка расширить кругозор, повернув голову, ни к чему не привела. Как не получилось и пошевелить конечностями, хотя пальцы на ногах и руках заторможенно и с ломотой, но отзывались на призывы хозяйки. -Проснулась, спящая красавица? -перед глазами смазанным пятном расплылось чье-то лицо, заслонив источник света. Фокусировка зрения проявила мужчину лет сорока, с темно-русыми волосами, маленькими, глубоко посаженными глазками, прямым носом и небольшой ухоженной бородкой. В нём Карина узнала человека из своих снов. Он являлся к ней, что-то говорил, после чего боли отступали во мрак. -Моргни один раз, если слышишь меня и понимаешь, -меж тем велел незнакомец. Девушка послушно прикрыла веки, на что мужчина, довольно улыбнувшись, протянул: -Вот и славненько… Меня зовут Веня. И я здесь за доктора. Андестенд? Карина открыла было рот, но вместо слов оттуда донеслось лишь хриплое сипение. -Тише-тише, -всплеснул человек руками. -Успеешь ещё наговориться. Ты пока очень слаба. Крови потеряла — не с каждого здорового мужика столько наберётся. Считай, с того света тебя достали. Спину по лоскутикам собирать пришлось. Но не переживай — через полгодика и шрама не останется. Эскулап говорил так быстро, что мозг Карины еле поспевал вычленять и усваивать из хлынувшего потока хоть какие-то частички информации. От её объёма, вываленного бесформенной кучей, в височных долях дятлами застучали молоточки подступающей мигрени. -Ладно… -оборвал сам себя Веня, наблюдая изменения в состоянии пациентки. -Прими-ка то, что доктор прописал, -с этими словами женских губ коснулось металлическое горлышко, и в рот неспеша потекла жидкость с кисловато-затхлым привкусом. -Вот и умничка, -констатировал врач, когда два глотка унесли лекарство в недра организма. -А теперь отдыхай. Загляну утром. Руку кольнуло, и сознание с ощущением лёгкости плавно растворилось в окружающей серости… На этот раз обошлось без сновидений. Некоторая тяжесть и пустота ещё продолжали делить внутренний мир черепной коробки. Но, в отличие от прошлого пробуждения, голова могла свободно вращаться, насколько, конечно, позволяла шея. Тело же до сих пор отказывалось подчиняться. К пальцам претензий по-прежнему не имелось — слушались те исправно, а вот конечности… Конечности оказались надёжно зафиксированы ремнями к занимаемому койко-месту. Если до этого момента чувство страха девушка как-то удерживала внутри себя на коротком поводке, то при виде реальных оков животная паника рванула с привязи. За внешние путы, однако, выбраться ей не хватило ни времени, ни человеческих сил — связали Карину на совесть. -Доброго утра! -пожелал знакомый бодрый голос вне поля зрения, а через пару секунд визуализировался и его жизнерадостный обладатель. -Как себя сегодня чувствует наш пациент? Карина инстинктивно отпрянула от подошедшего, вновь попытавшись освободиться. Но удалось ей разве что вжаться вглубь подстеленного под ней матраса. Движение не укрылось от наблюдателя, и, судя по спавшей с лица улыбки, беглым осмотром врач остался не очень доволен. Даже, кажется, чуть напуган. -Успокойся. Тебе ничто не угрожает, -поднял Веня руки перед собой в примирительном жесте. -Я знаю, тебе сложно сейчас мне поверить, но подобные меры, -указал он взглядом на ремни: -Сделаны в целях как твоей, так и общей безопасности, -рукой он сдвинул в сторону ворот халата, обнажая плечо. Только сейчас Карина заметила на нем халат. Может, он и вчера был надет. Внимания девушка не обратила. Она и себя-то практически не помнила. А их первое знакомство прошло вовсе мимолётно. На обнажённом участке кожи отливал фиолетом синяк круглой формы. -Это, кстати, -закатав рукав, доктор продемонстрировал три царапины от локтя до кисти: -Тоже дело твоих рук. Страх, пристыженно поджав хвост, полез обратно в свою конуру. Однако вновь ненадолго высунул дрожащую морду, когда в нос ударил запах вчерашней микстуры. Голос вернулся под вечер. Какой-то незнакомый и чужеродный. На что Веня только отмахнулся: -Всё придет в норму быстрее, чем ты думаешь. Вместе с голосом проснулся и аппетит. Взяв с Карины обещание «не драться» и отдельное на «не кусаться», доктор на время ужина ослабил цепи, но кормил девушку сам. Разговора с врачом не получилось по его же рекомендации не напрягать связки. Да и всякие расспросы он пресекал, затыкая любопытствующей рот полной ложкой супа, приговаривая нечто вроде: -Всему своё время… При этом сам болтал без умолку. Трепался он в основном про себя и чудеса местной медицины. Так Карина узнала, что изначально по специализации Веня венеролог. За приверженность своему делу и наградил его некий крестный таким имечком. Теперь же он и чтец, и жнец, и на дуде игрец. То есть, переводя на профессиональный жаргон, хирург, терапевт и иногда патологоанатом. К завершению ужина в мозгу девушки творился, если не абсолютный, то близкий к тому звездец. Голова раскалывалась, что грецкий орех под кузнечным молотом. И выданная Веней перед уходом стандартная порция лекарства и последующий укол воспринялись организмом сравни посланной свыше благодати. Следующее пробуждение состоялось уже в качестве свободного человека. Ремни больше не связывали Карину с постелью, но возникла иная сложность. Мышцы за время, проведенное в неподвижности, затекли и сильно атрофировались. Приходилось практически ломать себя, чтобы согнуть ноги в коленях или руки в локтях. К вечеру девушке всё же хватило сил на самостоятельное перемещение из лежачего положения в сидячее. -Повезло, что жива осталась, а мясо тут быстро нарастёт, -приободрил зашедший с плановой проверкой Веня занятую самолюбованием жертву дистрофии. Кожа да кости — плачевный итог двух с лишним недель, проведённых в мучительном беспамятстве. Помимо выясненных сроков пребывания в лазарете, словоохотливый доктор также объяснил для чего понадобились бондажные меры. Оказалось, во время одной из перевязок девушка, если можно так сказать, очнулась и едва не загрызла своего лечащего врача. Лишь силами трёх здоровых мужиков, сбежавшихся на шум, удалось скрутить и зафиксировать возмутительницу спокойствия. Причём бессознательные припадки бешенства с той поры стали происходить регулярно. Но фиксаторы уверенно справлялись со своей задачей, и в дальнейшем процедуры обходились без жертв и увечий. Собственно, за такое поведение её, недолго думая, и окрестили Крэйзи. В историю верилось с большой натяжкой. По крайней мере приписываемых буйств Карина за собой не припоминала. Как не помнила она ни своего имени, ни прошлого, ни что с ней произошло. Какие-то обрывки воспоминаний, конечно, изредка мелькали сгорающими в атмосфере метеорами, но во внезапных кратких вспышках зацепиться было совершенно не за что. Веня лишь пространственно пожимал плечами, как-то неоднозначно предполагая, что память со временем, возможно, и вернётся, но лучше бы ей этого не делать. Помимо кажущегося всё более подозрительным поведения доктора и несмотря на амнезию, очевидные странности не могли не бросаться девушке в глаза. Сама обстановка лазарета смахивала на атмосферу в какой-нибудь замшелой сельской поликлинике. На комнату метров пятнадцати в длину и пяти в ширину приходилось девять кроватей — четыре у стены с центральным входом и пять на противоположной стороне. Место Карины располагалось в дальнем от двери углу. Также за каждой койкой была закреплена небольшая тумба. Покопавшись в своей, девушка обнаружила аккуратно сложенную одежду. Позаимствовав из стопки парочку вещей и надев их вместо больничной ночнушки, осмотр продолжился. Помещение настойчиво требовало, как минимум, косметического ремонта. Неизвестно на что тут тратились бюджетные средства, но финансирования хватило лишь на застекление трёх окон кирпичной кладкой. А судя по пыли на тумбах, грязи и нескольким раздавленным окуркам, лежащим прямо на полу возле кушеток, до зарплат обслуживающего персонала деньги вовсе не добирались. Вене же до царившей в палате антисанитарии не было никакого дела. Маленькая заноза представления об устройстве больничного мироздания кольнула девичье сердечко — всё время, что Карина тут провела, за ней ухаживал исключительно сам врач. Ни других пациентов, ни посетителей, ни прочих медработников девушка в этих стенах не видела. Хотя снаружи звуки цивилизации рокотом моторов и хлопками, похожими на выстрелы, достигали её ушей, но лишь прибавляли к большому списку вопросов новые. Ответов же доктор по-прежнему не давал, ссылаясь, что для начала Крэйзи нужно хоть немного окрепнуть. Восстановление меж тем шло ускоренными темпами. Вечером при поддержке Вени Карина прошлась по палате. К обеду следующего дня посторонняя помощь при ходьбе ей больше не требовалась. Наведался старый и единственный знакомец, принёсший еду. Снял швы, дал сомнительное лекарство, им же обработал спину и оставил пациентку наедине с остывающим содержимым тарелок. К ужину от попыток анализировать странности разболелась голова. К мигрени присоединился лёгкий озноб, но Веня объяснил признаки начинающейся простуды «отходняком» после уколов и для пользы пациента рекомендовал просто «переболеть», заверяя, что к утру самочувствие улучшится. Сон, однако, не поправил здоровье Карины, скорее наоборот. Проснулась она разбитой и уставшей, будто всю ночь разгружала вагоны. Тело сковала болезненная слабость. На помощь неприятным мурашкам подоспели чередующиеся между собой небольшой жар с холодным потом. Лишь двойная порция микстуры помогла снять симптомы, облегчив состояние девушки до вполне сносного. Веня же продолжал гнуть свою линию, заверяя, что ничего страшного не происходит, и организм скоро адаптируется. После завтрака порог больничных покоев пересёк новый гость и целенаправленно зашагал в уголок Карины. При его появлении лицо докторишки перекосила лёгкая неприязнь, хотя могло показаться. -Ромео, -самостоятельно представился кареглазый шатен лет тридцати с модельной внешностью, такой же стрижкой и добавил: -Здешний знахарь. -Не рановато?! -встрял в знакомство врач. -Она ещё слаба, только ходить самостоятельно начала… -Веник, -как-то устало выдохнул посетитель. -Мне на днях ехать, и меня не будет минимум пару месяцев. Если ты хочешь из своего кармана вернуть Полкану мой гонорар, то я с радостью покину твои угодия и пойду собираться в дорогу. А, если нет, то, пожалуйста, заткнись и не мешай работать. Судя по скривившейся физиономии доктора, расставаться с кровнозаработанным он не желал. -Работай, -пробурчал врач себе под нос, направляясь к выходу с пустыми тарелками, и противостояние современной и народной медицины завершилось победой последней. -Только за последствия отвечать будешь сам. Слова Вени вообще никак не обнадёжили и без того сбитую с толку Карину, и она с опаской отстранилась от протянутой к её голове руки. -Больно не будет, -улыбнулся Ромео. Его дружелюбная улыбка располагала, но не особо успокоила девушку. Лишь дождавшись от покидающего палату доктора одобрительного кивка, она позволила к себе прикоснуться. Кроме тепла ладони, накрывшую её макушку, Карина ничего больше не ощутила. Если поначалу ей было несколько непривычно и немного страшно, то вскоре любопытство слегка возобладало над остальными эмоциями. Минут пять знахарь просто сидел с закрытыми глазами, всем своим видом выражая сосредоточенность. За это время Крэйзи успела хорошо изучить внешность гостя. И к моменту, когда уголки губ Ромео дрогнули, к творящему таинству девушка относилась с большой долей скепсиса. Приподнялись веки, и на Карину воззрились белки закатанных глаз. Гладкий лоб мужчины пробороздили длинные полоски морщин, границы которых сверкнули проступившей влагой. Сеанс продолжался ещё минут пятнадцать, после чего зрачки народного целителя вернулись на место. Ромео смахнул рукавом пот и вымученно улыбнулся. -Могу тебя поздравить, -сказал он, снимая фляжку с пояса. -Кажется, мы с тобой коллеги по дару… «Хороший потенциал… Полезное умение, которое нужно развивать… Думаю, с этим проблем не возникнет… Напишу рекомендации по развитию…». Речь знахаря несла для Карины смысловую нагрузку не больше, чем для иностранца неизвестный диалект аборигенов. Голова вновь разболелась. С шумом в ушах пришла раздражительность, стремительно переросшая в злость и далее в ярость. Перед глазами резко стемнело, но ещё до окончательно сгустившихся над сознанием сумерек Крэйзи различила, как в смазливую физиономию несколько раз впечатывается её кулак и чей-то голос вторит каждому действию: -Замолчи! Затрахал! Заткнись!
Возможность оставлять отзывы отключена автором
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты