П-Ч-Е-Л-О-В-Е-Й-Н-И-К. КРЭЙЗИ.

Гет
NC-17
В процессе
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 33 страницы, 6 частей
Описание:
История Крэйзи.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
Нравится Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 5. По окрестностям нового мира.

Настройки текста
-Лечило слепошарый! Ты девку с того света вытаскивал, чтобы самолично угробить? -Пошел ты! Если б не я… -Если б не ты, её бы сейчас так не колбасило! Сколько она на спеке?! Две недели? -Полторы… -Мало того, что ты из неё наркошу сделал, ещё и за ломкой трясучку проворонил… -Заткнулись оба! Потом разберётесь. Очухалась, кажись… Тело металось в контрастном душе из раскалённой лавы и зубодробительных морозов. Внутренности выкручивало отжимаемым вручную бельём, что хотелось извергнуть их из себя, будто нечто чужеродное и живущее своей жизнью. Но это были всего лишь мелочи по сравнению с тем, что творилось в голове. Карина вспомнила. Вспомнила всё — и кто она, и что с ней произошло. Причём вспомнила резко и сразу. Будто подорвали гигантскую плотину, и память более ничем несдерживаемой многотонной толщей воды ринулась утрамбовываться в крохотной черепной коробочке. -Берите её и несите на улицу. Я подгоню машину. -А если с ней опять припадок случится? -А наручники вам на что? Вопреки опасениям сопротивление девушка не оказывала. На это попросту не было сил. Скудные ресурсы организма всецело направлялись лишь на удержание сознания за краешек то и дело ускользающей реальности. Вот ей грубовато заламывают руки за спину. Лязгает и скрекочет железо. -Может, поможешь? -раздается голос, словно над ухом, и одновременно из-за незримого горизонта. Небрежная встряска хлыщет волнами хрупкое судёнышко. Карину куда-то несут. -Ремень пристегни… Да не свой, придурок. Её пристёгивай… На короткий миг стихия успокаивается. -Да я и предположить не мог… -кто-то зудит сбоку назойливым комаром. -Профилактика же, как правило, раз в месяц проводится, а она в Улье всего две недели. -Заткнись, -некто со стороны предельно чётко озвучивает контур карининых мыслей. Очень хочется тишины. Хотя со звуком заведённого мотора девушка ещё готова смириться. Его размеренное пение даже успокаивает. А ветерок, скользящий по коже, сглаживает разбушевавшуюся внутреннюю стихию, приводя мысли в относительный порядок. -Снайп, -фонящее шипение нарушает созидающую гармонию. -Мы ещё долго горючку жечь будем? Третий кластер почти отмахали. -А ты что, уже притомился или куда-то торопишься? -раздается поблизости в ответ нормальная человеческая речь без помех. -Сколько надо, столько и будем. -Да мне рулить не западло, -флегматично донеслось из рации, будто гремучая змея каким-то образом безразлично пожала отрощенными плечами. -Просто мертвяки зачастили. И возле лесочка серьёзная парочка маячит. Вроде лотеры… Или топтуны… Хрен их отсюда разберёт. Эти уроды издали на одну рожу. -Только лобызаться к ним не суйся, -строго предупредил Снайп. -Мы не на сафари, а с дамой погулять вышли. Забирай влево до границы и в обратку падай на хвост. По пути к стабу ещё несколько кластеров по кромке зацепим. -Принял. Смещаюсь, -отрапортовал искуситель, и эфир смолк на несколько минут. -Снайп, прикинь… -бодро и со сдерживаемыми смешками призвала к разговору рация в следующий раз: -Мне тут курносый жаворонок напел, что у нашей девочки-то, оказывается, дар знахаря, и я чего подумал… Фартануло Полкану с трофеем или он себе гемор нажил? Как считаешь? -Мажор, я считаю, что тебя на флуд пропёрло, -оперативно отозвался собеседник. -Причём неуместный. -Да реальный тошняк достал уже, -пожаловался змий, шепелявя помехами. -Считай, две недели уже сидим, как в клетке. Я и за ворота с вами сорвался, думал, веселуха какая хоть по дороге наметится. А кругом тишина, как после орды в зоопарке. Гор за пулемётом бдит, красавчик нос свой чинит. Нехило, я тебе скажу, краля ему его подшаманила. Так что из культурных и интеллигентных людей на ближайшую версту, братан, тут: ты, да я, да мы с тобой. -Хочешь, я Венику трубочку передам? -предложил Снайп. -С ним для разнообразия побеседуешь. Он у меня всю дорогу молчал. Извёлся весь, грустит… -Не-не-не! -открестился от предложения Мажор. -Нахрен Веню. Я его латышский не перевариваю. А у нас с тобой, вроде как, и диалог уже налажен, и переводчики не требуются… -Латинский! -не сдержавшись, схватил и практически взвыл в рацию доктор. -Латынь — язык мёртвых! -одухотворенно начал было эскулап, но тут же спёкся, получив тычок под рёбра от водителя. -Нихера у тебя лингвист там воет, -подивился голос из рации. -Его опять что ль баба метелит? -и заржал. -Ты бы за окрестностями так глядел, как языком чешешь, -призвал Снайп собеседника к порядку, но тем не менее также не сдержал улыбки. -Надо Полкану подкинуть идейку в следующий рейд прихватить Айболита с нами, -продолжил юморить динамик. -Глядишь, пересечёмся с элитой, и он на их мертвячьем по-хорошему уболтает ту поделиться с нами красивыми парой жемчужинок. -Каркуша, у тебя третье предупреждение и каждое с занесением, -потушил командир запал бойца. -Понял за что или объяснять? -Понял, -обреченно скрипнула рация, спустя паузу. -Вот и хорошо, -протянул Снайп. -Тогда ускоряйся, обходи и возглавляй. Курс на Цербера. Что-то он сегодня разленился. Заодно и гостье местную фауну покажем, -подмигнул мужчина в зеркало заднего вида, в отражении которого его изучал осмысленный женский взгляд… Внешние звуки и голоса обратились в качественный маяк, к которому Карина потянулась из засасывающей воронки собственных мыслей, ухватив из них с собой самую ценную. Одиноким паромщиком девушка медленно волокла из водоворота свою перегруженную баржу, по сантиметру приближая берег к корме. Целиком и полностью отдавшись этой тяжёлой и изнурительной работе, она сама не заметила, как днище царапнуло твердую почву, а с борта стало возможным сойти на причал. Ломота в теле и испытываемые им погодные угрызения совести завершились, кажется, ещё раньше. Однако отчёт происходящему Карина стала отдавать лишь тогда, когда какой-то чахлый кустик вместе с фигуркой человека в экране плывущего пейзажа лобового стекла скрылся сбоку. Тут же слышимые голоса обрели физические оболочки носителей — двух сидящих спереди людей и чёрной миниатюрной радиостанции. Пристёгнутый ремень. Металлические наручники на затёкших запястьях. Трясущийся автомобиль. Весь окружающий мир материализовался, как по щелчку пальца. Обстановка и положение из тех, что хэппи-эндами, как правило, не заканчиваются. Так что, если герой-спаситель не поторопится, то… Лучше бы ему всё же поторопиться, потому как смотреть и тем более участвовать в разворачивающемся триллере Карина желания не испытывала. Вдобавок, и водитель заметил, что она очнулась и подмигивает со подозрительной ухмылочкой. А вот второй пассажир оказался девушке знаком. Доктор, что спас её от смерти. Вот только это были исключительно его слова. На деле же… Скорее чем-то опаивал? Для чего? Кто эти люди? Зачем её похитили? Что им нужно? Куда её везут? Ожившая паранойя забила тревогу, но её набат глушил один волнующий больше всего вопрос. Справа с машиной похитителей поравнялся внушительный внедорожник и, прибавив хода, пошёл на обгон, позволяя разглядеть себя с заднего ракурса. Пикап, как пикап. Серо-зеленого окраса. С открытым кузовом и высокими бортами. В просмотренных боевичках на таких частенько вояки рассекают по пустыням и прочему бездорожью. И, судя по частенько ощущаемой в салоне тряске, для здешней грунтовки вариант весьма подходящий. За кабиной с водителем установлен пулемёт, за который поставлен человек в военной спецовке. Однако несмотря на все внешние сходства и специфическую атрибутику к регулярной армии всех этих людей Карина приписывать отчего-то не торопилась. Гораздо сильнее она тяготела к мысли, что те принадлежат к бандитской группировке. Пятнистый увеличил отрыв метров до ста и, сравняв скорость с опережённым авто, стал держаться разделительной дистанции. За это время девушка успела насколько это возможно осмотреть окружающую местность, втайне надеясь вычленить хоть какие знакомые места. Или хотя бы запомнить ориентиры на случай побега. С первым не задалось сразу. Карина, если доверять вернувшимся воспоминаниям, типичный городской житель. Хоть за свою жизнь она и успела немного попутешествовать, но конечные точки маршрута непременно заканчивались локациями с развитой инфраструктурой. Жить же даже в небольшом отдалении от цивилизации девушке попросту не доводилось. Её максимум — несколько ночёвок в палатках под открытым небом, поездки с друзьями на шашлыки и на рыбалку. Так что раскинувшаяся во все стороны степь с редкими насаждениями деревьев и кустарников в далёкой от крестьянского быта душе отзывалась унынием. В пропасть полнейшего разочарования не дали пасть несколько дачных домиков, встреченных по пути, и редко попадающиеся столбы линии электропередач. Последние без проводов хоть и выглядели бутофорией, но внушали некий оптимизм, что сделаны и установлены они всё же руками человека. А, значит, велика вероятность, что его ноги с туловищем и остальными придатками также могут бродить где-то неподалеку. Потому вариант с побегом не лишён смысла. Дорога извивающейся змеёй ползла к вершине небольшого холма. Ехавший впереди дозор едва добрался до пика, как ожила рация. -Снайп, здесь тварь, -доложил Мажор серьёзным тоном. -На вскидку не меньше рубера. Я бы даже сказал, элита… Карина заметила, как мужчины напряглись, а автомобиль ощутимо сбавил скорость. -Накаркал, сука… -недобро процедил водитель и уточнил: -Одна? Как далеко? -Да, одна, -выдержав паузу, виновато подтвердил динамик. -Возле Цербера крутится. Кажись, песец кутёнку. -Принял. Держать на мушке, без необходимости не стрелять, -распорядился Снайп. -Я на подходе. Машина, прибавив газа, в несколько секунд достигла вооружённую спутницу. Не глуша двигатель, рулевой выудил из бардачка бинокль и спешно покинул салон. Веня также завозился на пассажирском месте, выискивая притаившуюся опасность в открывшихся с пригорка складках рельефа, однако выбираться наружу не торопился. К сожалению, положение Карины не позволяло в полной мере изучить особенности ландшафта. В обзоре, ограниченном рамками капота, крыши и спинками передних кресел, вдалеке проглядывались достаточно широкий участок водной глади и полоска песчаного полуострова. Справа предаваться созерцанию красот природы мешал пикап, в кузове которого с ноги на ногу переминался пулемётчик. Лишь в левом окне было чисто, если не считать налипшей на стекло пыли, но за ним цвела и благоухала бескрайняя степь, которую девушка и так наблюдала всю свою сознательную поездку. Снайп, недолго рассматривая причину общего беспокойства, зашёл за машину и открыл багажник. По салону загулял теплый ветерок. Минута возни, щелчков и лязга под довольно странное сопровождение детского стишка про косолапого мишку, бредущего по лесу и занимающегося собирательством, и мужчина ненадолго вернулся в поле зрения Карины, пока кабина внедорожника не скрыла его из вида. Раздался выстрел. Девушка дёрнулась от неожиданности. Инстинктивно захотелось пригнуться, но заклинивший ремень безопасности и скованные за спиной руки позволили лишь вжать голову в плечи. Следующий хлопок стал едва ли меньшим сюрпризом. И то, что стреляли не по их транспорту успокаивало слабо. Стреляли близко. Неизвестно, что там за мишень была у снайпера, но его меткость доктора однозначно не впечатляла, скорее даже пугала. Веня нервно теребил приборную панель, выглядывая результаты расхода патронов. И только итог третьего одиночного усадил врача на место в состоянии, приближенном к столь часто прописываемому пациентам. Впрочем, покой его длился ровно до тех пор, пока из-за пикапа не показался Снайп, нёсший на плече внушительных размеров винтовку. С ней он прошествовал обратно к багажнику, и на сей раз доносившиеся оттуда шорохи обошлись без аккомпонемента поэзии. Вскоре водитель вернулся на своё место, и поездка продолжилась. Грунтовку под колёсами сменил пляж. И произошло это как-то неправильно. Даже Карина с её скудными познаниями в окружающей среде отметила тот факт, что густая растительность слишком резко переходила в неплодородные пески. Словно некто соединил два совпавших фрагмента из различных паззлов. Причём странность в природном дизайне девушка обнаружила ещё при движении вдоль полей — по правую сторону трава пожелтела и высохла, слева же преобладала яркая и сочная зелень. Будто два времени года, проживая по соседству на одной территории, разметили чёткие границы своих владений. Автомобиль остановился, выдергивая Карину из пространственных раздумий. Водитель покинул салон, вновь оставив их с Веней наедине. Но доктору до пациентки, казалось, вовсе не было дела. Тот суетливо ворочался в кресле, выглядывая что-то за стоящем впереди пикапом, и предоставленная сама себе девушка занялась изучением местности. За окном раскинулась обширная водная гладь. Ветер гонял волны, покрывая тёмную-синюю поверхность морщинистой рябью. Отступая под натиском объединившихся стихий, пара лодок сиротливо жались к берегу, словно ища у того защиты. Пассажирская дверь распахнулась, и перед Кариной возник Снайп. -Ножки размять не желаете, барышня? -улыбнувшись, поинтересовался мужчина. В ответе, кажется, кавалер не особо нуждался, потому как сразу полез отстёгивать ремень безопасности. Следом также бесцеремонно обрели свободу запястья. Веня, будто предложение касалось и его, не стал засиживаться в транспорте, и, убедившись, что его услуги никому не требуются, исчез за пикапом. Водитель же помог бывшей пленнице выбраться из машины и придержал, когда её колени подкосились, и она едва не осела на землю. -Идти можешь? -спросил Снайп, видя, что девушка обрела устойчивость и равновесие терять больше не собирается. -Могу, -неуверенно кивнула Карина, тем не менее мужчина не торопился её отпускать. Придерживая под локоть, он неторопливо повёл спутницу следом за сбежавшим врачом. А вот свои мысли о побеге девушке пришлось запрятать поглубже под мимолётным взглядом, брошенным на парочку бдительным пулемётчиком. Впрочем, несколько метров спустя девушка и вовсе позабыла о вооружённом надсмотрщике. Всё её внимание приковала к себе огромная туша монстра, распластавшаяся неподалёку от пикапа. Существо размером не меньше двух здоровых быков внешне напоминало помесь облезлой бесхвостой крысы и гориллы. Через грубую тёмную кожу, вспученную высохшими коростами, местами пробивались роговидные наросты. Бугрящиеся мышцами вытянутые передние конечности оканчивались длинными когтями, по остроте не уступающие выпирающим из продолговатой пасти клыкам на непропорционально развитом черепе. Судя по окровавленной морде, практиковал мутант отнюдь не вегетарианство. О гастрономических пристрастиях твари, что даже в смерти внушала ужас и трепет неискушенному зрителю, говорили разбросанные неподалёку останки. И особых познаний в палеонтологии не требовалось, чтобы установить принадлежность обглоданных и разгрызанных костей с редкими ошмётками мяса к видовому рациону. Вдовесок, для беспросветных двоечников красочной подсказкой на видном месте лежали на песке возле воды пара человеческих голов и чуть поодаль разорванная грудная клетка. А завершала набор грубой работы патологоанатома, словно злая шутка всевышнего о том, что следует быть осторожнее со своими желаниями, оторванная нога. Её бывший обладатель, утробно урча, жадно вгрызался в собственную плоть, будто самоедство могло способствовать отрастанию новой нижней конечности взамен ампутированной. От калеки также тянулась цепь, ведущая к подобию карусели, о предназначении которой долго гадать не пришлось. -Походу, банный день накрылся медным тазом, -досадливо пожаловался Мажор, направляясь от пикапа к качелям. -Кузнец раньше завтрашнего дня насос не починит. Ещё и новых работничков отлавливать заставит. Глядя на приближающегося человека, инвалид оставил трапезу и подался тому навстречу. Опустившийся на спину ботинок остановил поползновения одноногого, а лезвие ножа, вошедшее в затылочную область прекратили его мучения. Сбоку раздались звуки неудержавшихся рвотных позывов. -Харэ блевать, студент, -обратился гуманист к согнувшемуся пополам и опирающемуся на капот знахарю. -Говорят тебе — напряг с водой маячит. А ты мне тут машину пачкаешь. Ромео в ответ лишь снова скрючился. Из присутствующих его единственного подвёл желудок. Даже Карине изредка дёргающие спазмы не доставляли столько хлопот, будто на своём веку она успела навидаться расчленёнки. Только ватные ноги категорически отказывались подходить к зрелищу ближе. Веня же случившейся с нетрадиционным коллегой оказии, кажется, вовсе радовался, кривя губы в ухмылочке каждый раз, когда из того вырывалась очередная порция физического отвращения. Однако ещё больший интерес у врача вызывало существо, возле которого он крутился, высматривая нечто одному ему ведомое. -Снайп, не могли бы вы мне помочь разобраться с возникшей дилеммой, -повернулся он к остановившемуся с девушкой водителю. -Из рассказов я, конечно, слышал, что заражённые особенно на последних стадиях развития достигают довольно крупных размеров, но данная особь… -Веня скосился на остывающую тушу: -Судя по описаниям, на элитника не очень-то и похожа. Хотя меня сильно смущает его масса… -Какой же ты нудный, Док, -донёсся обречённый возглас из-за спины. -Тебе бы стоило почаще с нормальными мужиками общаться и за пределы стаба выбираться. Тогда бы ты кусача с элитой различал, как два пальца… Вот сука! Скотина косолапая! Ещё и колодки подпортил! -снисходительный совет Мажора внезапно сменился потоком ругательств и, бесцеремонно прошествовав по непогребённым останкам до туши монстра, тот засадил мёртвой твари по хребту носком берца. -Пардоньте, мадам, за мой французский, -спохватился он, заметив Карину, и пустился в пояснения: -Я их лично добывал, рискуя жизнью, в довольно жутком и опасном месте. -Вы с Глистой секс-шоп почистили, -раздался бас от пулемёта. -Я так и сказал, -возмутился вояка. -В жутком и опасном месте. Между прочим, я там моральную травму заработал. -Ага, -хохотнул Гор. -Целых четыре ящика моральных травм. И неделю потом из борделя не вылазил — залечивал. -Тела отсюда оттащить надо, -вмешался в беседу Снайп и указал на степь, по которой сюда добирались. -Соседний кластер на днях на перезагрузку пойдёт. -И как же мы эту тушу туда потащим?! -спросил Мажор, наскоро оценив общие силы присутствующих, вес груза и необходимое к преодолению расстояние. -В ней же около тонны. -На буксире, -выдал водитель ответ к задачке. -Давай, хоть глянем, чем нас мишка порадовал, -Мажор вновь достал нож и, присев у головы мутанта, приступил к потрошению. Карина неподвижно сидела на берегу, погрузившись в свои мысли. Тяжёлый и задумчивый взгляд бесцельно плавал с мальками по мелководью. -Признайся, док, струхнул при виде Винни Пуха? -долетали до её ушей обрывки разговоров занятых ритуальными приготовлениями мужчин. В стороне медитировал освобожденный от работы по состоянию здоровья знахарь, и на него никто не обращал внимания. Как, впрочем, и до девушки никому не было никакого дела. Отчего казалось, что можно встать и пойти куда заблагорассудится, и никто её не окликнет и не остановит. Но есть ли в том хоть какой-то смысл?! Сначала роддом, полный свихнувшихся психов, теперь труп чудовища из второсортного ужастика… Голос разума спасовал перед очевидными фактами, интегрирующимися в подсознание. В нормальном мире люди не жрут друг друга. В нормальном мире не существует таких монстров. В нормальном мире человек, лишившийся конечности не поедает собственную ногу. В конце концов в нормальном мире… -Пора ехать, -сообщил подошедший Снайп, отрывая девушку от поиска различий между постулатами прожитых лет и устройством подкинутого мироздания. -Мой ребёнок… -тихо, не отводя взгляда от воды, озвучила Карина то, что больше всего её волновало с момента возвращения памяти. -Его увезла девушка… Настя… Блондинка… -Забудь, -сухо и беспристрастно посоветовал водитель, одной интонацией погасив тлеющую в душе надежду. -До нашего стаба ни блондинка, ни ребёнок не добирались. Оттуда, где мы тебя нашли, на ближайшую сотню километров вокруг больше нормальных поселений нет. Зато тварей, подобных той, на которую ты имела удовольствие сегодня полюбоваться, в тех краях хватает с избытком. И данный экземпляр причисляется ещё не к самым опасным, -мужчина присел рядом на песок. -По этой же причине те, кто не способен держать в руках оружие, обречены. Так что с детьми у нас не всё так просто. Как правило, они первыми идут на корм своим же обесчеловечившимся родителям. Карина вздрогнула, вспомнив соседку по палате. -Иммунитетом обладает от силы процентов десять загрузившихся, -продолжал водитель вколачивать гвозди отчаяния в крышку гроба с призрачными иллюзиями. -И то — до большинства смысл происходящего доходит лишь тогда, когда их потроха начинают делить между собой окружающие, -мужчина вздохнул. -Такая вот хреновая в нашем Улье математика. Так что даже, если твоя подружка по дороге не обратилась, каким-то чудом избежала зубов заражённых и добралась до людей… Никто из них не будет няньчиться с бестолковой малышнёй. Если повезёт, прикончат быстро и безболезненно. Если же нет… В любом случае, он сейчас в лучшем мире. По крайней мере, на твоём месте я бы постарался в это поверить… Остаток дороги до стаба Карина провела размазанной по пассажирскому сиденью желеобразной субстанцией. С тем же безразличием беспозвоночного отнеслась она и к въезду в укреплённый стенами городок, и к возвращению в палату под присмотр врача. Лёжа на кровати и отрешённо созерцая одну точку на потолке, девушка до обеда следующего дня игнорировала пищу, лекарства и сопутствующую болтовню суетящегося доктора. Приглашённый на помощь Ромео проблем, кроме незначительного спорового голодания, не выявил. Касаемо же ярко выраженной апатии, предложил дождаться возвращения Апостола или пригласить другого специалиста. За экспертом в области меланхолии даже ходить не пришлось. Он сам, прихрамывая, явился с перекошеным на бок носом, парой сломанных рёбер и на четверть пригубленной бутылкой виски следом за знахарем. -Всё понятно, -оценив проблему, прогнусавил присоединившийся к консилиуму Мажор, и пообещал: -Щас всё будет чики-брики, господа. Прежде, чем новообретённые коллеги успели спохватиться и хоть что-то предпринять, он бесцеремонно влил часть содержимого из литровой тары в рот пациентке. -Пошёл процесс выздоровления, -довольно заявил хандровед, когда Карина согнулась в приступе кашля. -А теперь погнали, меня подлатаем на скорую руку, а-то Гор мальца перестарался с внушениями… Пометавшись напоследок грустным взглядом от жидкости в бутылке до исцеленной и обратно, и приняв для себя явно непростое решение, сочувствующе добавил: -Тебе, походу, нужнее, подруга, -и положил пузырь на подушку рядом с отвернувшейся к стенке девушке. Алкоголь вывел Карину из овощного состояния, и, пусть говорят, что выпивка не решает проблем, некоторые решения под градусом даются легче. Табурет ушел из-под ног. Петля резко обхватила, плотно обняла шею. Однако недостаточно крепко, чтобы всё закончилось быстро. Теперь простынь не казалась таким уж и хорошим вариантом для сведения счётов с жизнью. Организм сопротивляется, отчаянно борется с совершенной глупостью, старается исправить поспешную оплошность. Пальцы цепляются за узел, соскальзывают и вновь хватаются за ткань, пытаясь ослабить, развязать, освободить тело. Тщетно. Несмотря на опьянение, сделан тот качественно. На совесть. И под тянущим вниз весом всё сильнее сдавливает горло, перекрывая лёгким доступ к кислороду. Слишком долго и гораздо мучительнее, чем казалось до сделанного шага, продолжается агония. В конце концов сдаются, опускаются отяжелевшие руки. Темнеет в глазах. Скоро она встретится со своей малышкой. Даже ангелы спустились с небес, чтобы проводить её к дочери. В лучший мир.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты