Собственность Ким Тэхёна

Гет
R
В процессе
93
Размер:
планируется Макси, написано 49 страниц, 11 частей
Описание:
– Я так давно желал этого – с безумными глазами шепчет шатен и хватается за край скотча, которым был заклеен рот девушки – Я люблю тебя. – медленно срывает скотч – И я никогда не буду тебя ни с кем делить. – из шепота его бархатный голос под конец перешел в нежное рычание. Оторвав скотч полностью,  парень не обращает внимание на попытки светловолосой позвать на помощь и жадно впивается в её губы своими.
Посвящение:
моим любимым читателям и блинкам💕
Примечания автора:
эта идея давно не оставляла меня в покое, и как видите, я решилась воплотить её в жизнь.

* Рёта Катаёсе – японский актер, игравший роль Харуки(старший брат) в дораме "Мой старший брат слишком сильно любит меня", а также в других дорамах. прошу не лениться и загуглить, если никогда его не видели.

!ВНИМАНИЕ!
всё, что написано здесь – исключительно фантазия автора! если здесь найдутся реальные факты, то это ничего более, чем совпадения.

* все медиафайлы к работе тут:
https://m.vk.com/chaeyong.park?from=groups
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
93 Нравится 88 Отзывы 14 В сборник Скачать

10. Помогите...

Настройки текста
   Ночь. Парень открывает глаза, в очередной раз смотря в потолок своей комнаты, который давал нечеткое отражение комнаты сверху. Он видит очертания своего тела, звездочкой раскинувшееся на кровати. Некоторое время спустя шатен громко вдыхает и резко садится на кровати, тяжело дыша.    "Она меня не любит... "    Снова тот прилив злости от которого у парня сводило челюсть и сжимались легкие до такой степени, что он почти не мог дышать, сам того не замечая. Стоило ему лишь услышать имя Чонгука или представить его Розанну вместе с ним, как гнев окутывал его разум и если бы Чон был бы где-то поблизости в такие моменты, то Ким безусловно смог бы убить его. Тэхён злится, но ему в то же время очень грустно в душе. Для этого парня уже давно стало нормальным разрушать все вокруг себя со слезами на щеках и болью в глазах... Как бы это выразить в словах... Он будто выражал свою грусть неконтролируемо безумным поведением.    Тэхён смотрел своим зверским,  взбешенным взглядом в пустоту впереди себя, выглядя со стороны жутко и красиво одновременно. Чуть наклонившись вперед, он все еще громко дышал, темные пряди упали на его глаза, прикрывая горящие от гнева темные очи. Ви стиснул зубы сильно-сильно, так что его челюсть начало сводить, но он ничего не мог почувствовать сквозь злобу, даже боль от чересчур онемевших, напряженных мышц.    "Ты - монстр, которого она боится" – пронеслось в голове Кима. Перестав так громко дышать, у парня расширились глаза от осознания своего положения и всего того, что он уже успел натворить. Да,  он чудовище. Жестокое, безрассудное, способное убить... Кто же сможет не бояться такого, как он?  Кто же его таким полюбит? Никто. Тэ запускает руки в волосы и жмуря глаза, открывает рот. Он старается дышать ровно, но задыхается, и уже не от гнева, а от слёз. Он хочет быть нормальным. Он старается не пугать  любимую и не причинять ей боль. Но он полностью теряет контроль когда он зол. Он не может контролировать свою агрессию, которая появляется в любой момент и точно так же исчезает. Парень сжал корни волос руками и еще наклонившись вперед, сжался. Сквозь зажмуренные глаза покатились горькие слезы отчаяния. Он хочет. Он из всех сил пытается подавлять свою агрессию, но это дикое чувство словно бешеный лев: сильный, непредсказуемый и опасный монстр. Достаточно лишь одной искры для того, чтобы вспыхнул его гнев, а после потушить это пожирающее пламя уже невозможно. Тэхён не хотел быть таким. Он не хотел быть монстром. Но исправить это у него просто не хватало сил. Шатен видел, как страдает из-за этих "приступов" Чеён, но он ничего не мог сделать. Он не понимает как...    Ви расслабляет мышцы вокруг глаз, отпускает волосы и опускает вниз руки. Он выдыхает и медленно распахивает очи, снова давая слезам покатится вниз. Медленно достав из кармана телефон, Ким включает его, и набирая номер одного очень близкого друга, приставил смартфон к уху. Послышались длинные тоскливые гудки, прежде чем с другого конца линии послышался сонный мужской голос.    – Алло, Тэхён?    – Рёта, можешь приехать ко мне?

* * *

  – Ким Сокджин! Мин Юнги! Ким Намджун! Чон Хосок! Пак Чимин! Чон Чонгук!    Танец, легкие плавные движения, прыжки, а далее - быстрые шаги и движения руками, волна туловищем и... Стоп.  Парни стоят на сцене Inkigayo, пытаясь отдышаться после завершения хореографии, все ещё смотря на главную камеру, так как  запись после окончания выступления продолжалась ещё несколько секунд. Яркое освещение сцены светило в глаза, ослепляя айдолов.    – Запись завершена! – крикнул оператор за камерой и мемберы BTS тут же смогли наконец расслабиться и вдохнув, нормально отдышаться. У некоторых мемберов подкашивались ноги и уходя в гримерную, парни чуть ли не падали, валясь с ног. Их расписание было забито и почти каждая минута была на счету, поэтому парни так быстро добрались до гримерной, и тут же принялись переодеваться.    – Да чтож ты... – тихо выругался Намджун, который пытался надеть часы на руку, однако у него так дрожали руки, что он не мог застегнуть и зафиксировать их. Ещё раз попытавшись, он с грохотом уронил их на пол и тут же поспешил обратно их поднять. – Кто-нибудь пожалуйста помогите мне застегнуть эту чертовщину... – уже начиная злиться, проговорил Ким, подбирая лежащие часы и поднимаясь с корточек.     – Сейчас помогу – ответил Джин, торопливо накидывая куртку на широкие плечи и подходя к лидеру. Парень взял у друга аксессуар и такими же дрожащими, как и у самого Рэп Монстра руками принялся застегивать часы.    Ким поднял голову, осматривая мемберов группы, пока старший участник пытался справиться с застежкой. Чимин снимал селфи по просьбе менеджера для обновления  инстаграма BTS, Хосок со спешкой снимал одежду, сразу же переодеваясь уже в другой аутфит.  Шуге вижазист пыталась сделать макияж, такой, чтобы скрыть припухлость век и круги под глазами. Чонгук сидел у зеркала, пока визажистка выравнивала его немного раскудрявые волосы утюжком, его глаза глядели в одну точку, точнее куда-то в пустоту. Чон всё еще сильно беспокоился о своей девушке, что Намджун начал волноваться за него. Как заметил рэпер, Чон за эти недели пропажи Розэ почти не ел и не спал, он становился каким-то рассеянным, благо, на сцене старался ничего не показывать. Гук заметно для самих одногруппников исхудал, стал закрытым в себе и мало говорил с мемберами. На их попытки утешить он лишь отвечал, что мол, он в порядке, но все в нем подтверждало обратное. Намджун вздыхает и опускает голову, по рассеянности и не заметив, что Джин уже закончил и часы уже были на его руке. Парень снова осмотрелся и заметил, что все уже, вроде бы, были готовы.   – Пойдемте, ребята – открыв дверь и заглянув в помещение, быстро проговорил менеджер. Парни вместе двинулись в сторону выхода, молча, и Намджун вышел последним, следя, чтобы никто не остался. Айдолы сели в машину вместе с их менеджером и тронувшись с места, поехали.    – Мне очень жаль ребята, но это ваш завтрак. – повернувшись с переднего сидения назад, мужчина посмотрел на сидящих парней и протянул им бумажный пакет, в котором, как обычно, был какой-то фастфуд. – Поесть нормально сейчас времени не хватит. – уже отдав пакет в руки близко сидевшему к нему Хосоку, промолвил сотрудник Big Hit Entertainment, с явным сожалением в голосе.    Парням возмущаться не было проку, так что молча открыв пакет, Хосок просто начал раздавать мемберам их "завтрак". Отдав бургер, закутанный в бумажную упаковочку сидящему поодаль всех Шуге, Чон старший достал из пакета еще одну такую же упаковку и протянул сидевшему рядом Чимину, однако, когда последний не взял протянутую еду, Хосок посмотрел на лицо Пака и только заметил, что тот уже заснул.    – Чимин, – Чон принялся будить младшего – Чимин, поешь – дергая парня за подол кофты, начал говорить главный танцор, однако Пак что-то возмущенно промычал и повернул голову в другую сторону.    – Ладно, пусть поспит. – тихо проговорил Джин и Хосок тут же отстал от спящего. Парни изредка кидали взгляды на сидящего у окна Чонгука, обеспoкоенно переглядываясь. Макне сидел и глядел в окно, не желая, по-видимому ни с кем разговаривать, и держа в руках так и не открытую упаковку с едой. Он видимо снова не собирался есть.    – Чонгук, поешь.    Брюнет кивает, не меняясь в лице и продолжая смотреть в пустоту за окном. На самом деле он прослушал то, что сказали ему старшие мемберы и его мысли были заняты, он летал где-то в пустом пространстве своего разума, размышляя, что он должен делать и как вести себя. Чон совершенно не понимал, что истощает себя, как морально, так и физически; он все не мог простить себя за Розэ и она никак не покидала его мысли. Парень плакал так много с момента ее исчезновения, что сейчас, уже почти три с лишним  недели спустя,  он не мог выразить свои эмоции, не мог заплакать или засмеяться, будто его чувства вымерли. Он сам ничего не понимал, но ночью он также не мог заснуть, не мог заставить себя поесть, не мог заставить себя  увлечься чем-нибудь. Постоянная головная боль, упадок сил и отсутствие желания разговаривать с людьми. Однако, сам Гук ничего не замечал, ему казалось, что он такой же, как и раньше, просто много переживает в последнее время.    Если бы, Чонгук...

* * *

   Русоволосый парень потирая глаза и рукой потрепав светло-рыжие волосы шел по коридору дома, зевая и прищуривая глаза, так как хотел спать. Да ещё и голова беспощадно трещала после вчерашних тэхёновских "я тебе кое-что расскажу, но давай сперва немного выпьем". Ну да, "немного" они вместе выпили. Но самое смешное то, что Тэ так и ничего не рассказал ему, так как они "немного" выпили и под конец, Ким просто отключился. Впрочем, как и сам Рёта. Юноша шагал в сторону кухни, в поисках воды, ведь сейчас его организм просто требовал огромное количество этой необходимоц жидкости. Катаёсе уже начало казаться, что он начал трястись от этой жажды, поэтому он поспешил. Однако неожиданно, когда он был уже где-то посередине вытянутого помещения, слух уловил какой-то странный звук. Рёта с самого начала, кажется, слышал этот звук, но сперва он думал, что ему послышалось, но сейчас японец абсолютно убедился, что это не шум в его ушах, а настоящие звуки. Парень в миг забыл о воде и остановившись, прислушался, внимательно глядя в одну точку. Секунды спустя он снова услышал этот звук, и обернувшись назад, он замечает слева открытую дверь, откуда, по его наблюдениям, и исходили эти странные звуки, похожие на всхлипы.    "Тэхён... " – Рёта хмурится, бросая короткий взгляд на дверь в спальню, где спал Ким и откуда только что вышел сам парень. Японец медленно подошел к двери, откуда всё ещё доносились странные звуки и посмотрел вниз, на лестницу все тем же задумчивым, хмурым взглядом: Катаёсе знал, что эта дверь ведет в погреб, так как был в этом доме уже много раз. Но в тишине снова раздался звук, и в этот раз русоволосый уже явно расслышал женский плачь, точнее всхлипы.    "Тэ, идиот!" – догадавшись обо всем, парень тут же побежал вниз, через открытую дверь, перепрыгивая через лестницу и торопясь выяснить, действительно ли его друг совершил ошибку или, надеялся Рёта, это просто его глюки после вчерашней пьянки. Вмиг оказавшись в погребе, где был включен свет, в глаза парня тут же бросился источник звука.    – Господи... – прошептал Катаёсе, испуганными глазами смотря на белокурую, худощавую девушку, прикованную к стене. Её обессилевшее тело опиралось о холодную стену, глаза были сомкнуты, а рот был заклеен скотчем. Она, видимо, совсем лишилась сил, так как её мычания были не столь громкими, ну а грудная клетка слабо поднималась при дыхании.    Юноша, наконец отойдя от шока, медленно подошел к девушке и приблизившись к ней вплотную, присел перед ней на корточки. Рёта аккуратно приподнял лицо девушки за подбородок и разглядев его, понял, что перед ним была одна из самых популярных айдолов Кореи - Розэ из BlackPink.   Почувствовав теплые пальцы на подбородке, Розанна медленно распахнула усталые очи и расплывчато увидела перед глазами силуэт парня с темно-рыжими волосами, она сразу же поняла, что это не Ви. Её туманный рассудок заставил её начать бредить: она, позабыв, что не может говорить, промычала, все еще глядя на расплывающуюся картинку парня  перед глазами.   Рёта молчал, понимая, в какой ситуации оказалась Чеён, он с сожалением посмотрел в ее измученные глаза. Парень погрустнел, его руки невольно потянулись  к скотчу, который не давал Пак произнести что-то и он, медленно и аккуратно, стараясь не причинить девушке лишней боли, оторвал липкую гадость.     – Помогите... Помогите, прошу... – тут же замолвила Розэ на корейском. Она не сводила глаз с силуэта, который начинал немного проясняться. – Прошу, вытащите... Меня... Отсюда... Пожалуйста... – кое-как пробубнив, Пак невольно заплакала, с ее очей тут же потекли слезы.    Катаёсе опустил лицо вниз. К его глазам невольно подвернулись слезы, пусть он не понимал корейского, но по измученной интонации и по слабому, молящему голосу итак было понятно, что она просила о помощи. Ему было жаль её, и он очень хотел бы вытащить ее отсюда и помочь сбежать, однако он не мог этого сделать. Он не смог бы предать Тэхёна, уж слишком хорошо они дружили, да и тем более, Рёта единственный помимо самой Чеён, кто знал об одержимости Ви Розанной. Парень не хочет, чтобы его друг дальше страдал из-за своей любви к этой девушке, и тем более не хочет, чтобы он оказался за решеткой. Он словно оказался между двумя огнями, но не смотря ни на что Рёта не может предать своего друга, так как он действительно дорожил Тэхёном.    – Прости... – на английском промолвил юноша, поднимая голову и смотря в мутные, полные слёз глаза девушки – Мне жаль, но я не хочу, чтобы Ви и дальше страдал из-за тебя... – договорив, Катаёсе поспешил подняться на ноги и быстро выровнявшись, он также торопливо двинулся в сторону выхода из этого помещения, так как молящие глаза певицы просто съедали его изнутри. Оставаться тут он не мог, поскольку ему ее действительно жалко. Но теперь, его ждут угрызения совести, но иронично, что даже если бы он помог ей, то все равно его бы замучала совесть из-за Тэхёна. Так что, он просто старался уйти, не оборачиваясь.    – Пожалуйста, помоги... Прошу... – послышался слабый голос за спиной юноши, когда тот уже почти дошел до выхода. В груди парня сжалось сердце, но он, зажмурив глаза и стараясь не слушать её мольбы, пошел дальше. Медленно поднимаясь по ступенькам вверх, Рёта чувствовал огромную вину, давящую на его плечи... Чёрт, лучше бы он не спускался сюда... Сделал себе только хуже...    Снова оказавшись в коридоре, Рёта запер дверь и тяжело сглотнув, почувствовал, как по щекам потекли слезы.    – Прости... Прости меня... – прошептал он и медленно зашагал в сторону кухни, уже совсем с другим настроением.

   * * *

   Как только сознание начало пробуждаться, в израненных наручниками запястьях всколыхнула боль. Розанна почувствовала, что её тело не было обмерзшим и затекшим, как было ранее. Она лежала на мягком диване, укрытая теплым пледом, судя по ее ощущениям. Тяжелые веки отказывались подниматься, а попытки пошевелить пальцами рук отзывались острой болью в запястьях. Пошевелить или дернуть ногой не хватало сил, казалось, будто к ногам привязали тяжелые мешки невиданной массы, ну а встать айдол тем более не могла. Расслабившись и прекратив попытки, после нескольких минут отдыха Пак наконец медленно открыла уставшие очи, и тут же её глаза начали болеть из-за не привычки, так как она, кажется, пару дней просидела в темном, плохоосвещенном погребе. Поднять голову у неё попросту не хватало энергии, поэтому, привыкнув к свету, Розэ медленно перевела свой взгляд вправо, так как почувствовала чьё-то дыхание у себя на щеке. Она узрела спящее лицо Ви: глаза были прикрыты, густые ресницы изредка дергались и губы шевелились в немом шепоте. Сасен спокойно дышал и его теплое дыхание щекотало её кожу. Полежав ещё немного, Чеён наконец осознает, что он лежал рядом и обнимая её, видимо, заснул. Выдохнув, она повернула голову в другую сторону и опустив взгляд вниз, заметила перебинтованное запястье. Её безэмоциональное лицо ничего не выражало, а безжизненный взгляд вскоре устремился в потолок. Она глядела в одну точку, ни о чем не думая и ни на что не реагируя. Она эмоционально выгорала, осознавая, что находится в тупике. Она понятия не имеет, что ей делать... Кажется, выбраться отсюда действительно невозможно....    – Пожалуйста не уходи, Чеён-и... – Пак вдруг почувствовала, как Тэхён уткнулся носом в её шею и притянув девушку ближе, сильно прижал к себе, вцепившись в слабое тело,  крепко обнимая и втягивая в легкие её головокружительный запах.    – Помогите... – смыкая карие очи, прошептала Чеён.
Примечания:
рябята... я дико извиняюсь за свой отпуск длиною в пять месяцев. пожалуйста простите за очень долгое отсутствие... надеюсь, вы еще помните этот фанфик.
пожалуйста, оставьте отзыв, я так давно их не получала, что скоро наверное с ума сойду без обратной связи с читателями.

и кстати, Рёта Катаёсе – японский актер, игравший роль Харуки(старший брат) в дораме "Мой старший брат слишком сильно любит меня", а также в других дорамах. прошу не лениться и загуглить, если никогда его не видели.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты