Усы, хвост... Ножик?!

Смешанная
NC-17
В процессе
474
автор
Размер:
планируется Макси, написано 478 страниц, 59 частей
Описание:
Стримишь себе челлендж по ролеплею, а через секунду просыпаешься голым, под веществами на холодном алтаре, а какой-то старый хер уже заносит над грудью кинжал. Не круто. Совсем не круто! И почему я - каджит!?
(Пы сы. Отметка ГП стоит из-за палочки и магии. Порно-трио тут нету!)
Примечания автора:
№ 49 позиция в популярном по фэндомам The Elder Scrolls V: Skyrim 22.09.2020(внезапно)
№ 19 позиция 01.10.2020(o_o\\\)
№ 4 позиция 27.10.2020(^_^)

Сказать ваше "Спасибо!" можно теперь с помощью Яндекс.Деньги!
С миру по нитке - Автору на краску для картин!
https://yoomoney.ru/to/4100116057834208
Или сразу на карту 5469 3004 8636 1857
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
474 Нравится 486 Отзывы 162 В сборник Скачать

56 - О поспешности.

Настройки текста
Примечания:
Много размусоливаний и немного кекса.
       Утром укомплектовали лагерь за два захода — маны, ограниченной моим изнеможением на все не хватило, а насиловать себя, кастуя «Пэк» в красной зоне, в начале пути было бы сущим идиотизмом. С волками особых проблем не возникло — альфачи уже привычно впрягались умелыми руками в телеги, ну а новенькие смотрели на это с интересом и не сопротивлялись. Решено было полностью заменить тяговую силу на волков, в следствии чего Мороз, Яблочко и Шустрый флегматично следовали вереницей справа от телег, периодически притормаживая рядом с ягодными кустами.        Ну а в моем чердаке, мешанина из образов возросла почти вдвое. К счастью, это не особо мешало, скорее, создавалось ощущение, что мы проезжали мимо армянского базара, но достаточно далеко, чтобы гвалт мыслеобразов и намереней не оглушал. Более того, мыслительную активность новых сучек постоянно одергивала Лапка, за что ей огромное спасибо. Как я и думал, новенькие волчицы, поняв, что убивать их не собираются, успокоились, и показали свою ебливую натуру, попытавшись подставить свои задницы нашим обладателям мужского признака, за что были покусаны, внезапно, Солнышком, и увесистыми подсрачниками, отогнаны к альфачам. Кажется, в иерархии стаи, оборотница стоит выше четвероногих самок, что придает ей уверенности, впрочем, членоволки болтаются где-то там же, от чего даже не пытаются завалить Солнышко, так же получая увесистый шлепок по заднице в случае слишком наглых попыток подкатить шары. Лапка же на это смотрит с совсем уж довольной рожей, на которой явно читается: «Мой пи*дюк».        С новыми телегами поступили довольно просто — выбрали две самые крепкие, а остальные разобрали на материал и запчасти. Доски попилили и сложили в секцию сундука, а вот колеса ехали в виде запасок по бокам основных телег примотанные веревками. Так же, мы загрузили все палатки, из бандитского лагеря перенесли пять более-менее крепких ящиков, три целые бочки, и два сундука, создавая правдоподобную видимость торгового каравана. Благодаря выручай-сундуку нам последние деревянные поделки не были особо нужны, но все равно, уже через день, в них стали накапливаться куски довольно ценной рифтенской глины, из которой делают крепкую керамическую посуду, веток для розжига костра, всякие камушки-цветочки необычного цвета (детвора натаскала), и прочие необходимые в походе мелочи, без которых можно было вполне обойтись, но лишними точно не будут. Что-то более полезное сразу переходило в сундук, чтобы не портилось.        Вообще, начал подмечать, что сундук становится не очень удобным, так как больше сотни его секций забито мусором разной полезности, и найти что-нибудь действительно нужное становится уже проблемой. Нужно срочно пинать Фаренгу, строить сокровищницу, и заточить в нее дракона, для охраны честно награбленных ценностей. Заодно наведем в нашем луте порядок, и наконец пересчитаем деньги, а то после переполнения секции для монет, золото начали высыпать куда попало. Оно вроде как есть, но собирать большие суммы уже геморрой, а опустошать секцию для монет не хочется — это откладывается на постройку нашей базы.        Возвращаясь к каравану, я наконец понял, что он организован не очень правильно. Что-то подсказал опытный в этом деле Карджо, а что-то понял сам. Я все равно ведь управляю волками путем ментального общения в десятки раз лучше, чем тот же Влад с помощью вожжей. Таким образом, количество реально управляющих повозками сократилось до одного, а наблюдателей в количестве двух штук рассадили в голове и хвосте каравана, меняясь каждые пару часов. Я же, сидел в повозке, и каждые пять минут прикрывал глаза, получая подробные отчеты о пройденном пути, образы дороги впереди, степень опасности окружающих запахов и мысли об их происхождении, на основе чего формулировал мысленные указания, отсылаемые Лапке. А все остальные просто следовали за телегой впереди, и были сосредоточены на анализе окружающих звуков и запахов.        Данным действом я разгрузил всех товарищей, так как волки слышали и чуяли куда больше людей, эльфа и котов, да и об опасностях в лесах знали едва ли не больше братцев с Карджо вместе взятых. Впрочем, это не мешало Адри, Тсие, Солнышку, и Ма’Ише с Ма’Ракшей обдирать все придорожные кусты с ягодами, фруктами и грибами, благо мои курсы по рифтенской флоре они запомнили на отлично, пополняя нам запасы еды и ингредиентов. В итоге, под вечер мы готовили мясо, которое на охоте подстреливал Влад, а утром варили остатки с мукой и грибами. Получалось сносно.        Жарить мясо мы уже не опасались, так как уже покинули Рифт, и температура окружения резко упала в сторону нуля, равно как и влажность воздуха. Да и спустившись с возвышенности, ветер перестал бить порывами, рискуя разнести чужеродные запахи на большую дистанцию. За все время пути, из агрессивной фауны мы встретили лишь двух медведей с балалайками, решившими побухать на своих табуретках посреди дороги, но они были очень оперативно убиты звереющим от скуки довакином и братцами. Пополнили коллекцию крепких табуреток, сняли целые струны с поломанных балалаек, и подарили шапки ушанки (после моих доработок ножиком) детворе, так как похолодало очень заметно. Мимоходом вспомнил, что обещал перекрасить Тсию в родной цвет, и отменил палочкой «Колорум». Счастью кошки не было предела.        Ну, а со сменой климата, явилась еще и смена грунта. Если в Рифте дороги были смесью гравия с утоптанным говнищем, по которому телеги еще хоть как-то проскальзывали, то в более сухом Истмарке, ситуация была немного иной — камни лежали более прочно, и не спешили утопать в землю, в следствии чего, если какой камушек попадал под колесо, телегу прилично так встряхивало, и как уже несложно догадаться, в перспективе ничем хорошим это не кончилось.        Первыми сдали колеса бандитских телег, и без того находившиеся в хреновом виде. Потом начали потихоньку трещать и крытые телеги. Карджо лишь руками разводил, и взяв топор на одной из наших остановок, попер в редкий лес, выдалбливать материал для ремонта. Потом к нему подтянулись все остальные, помогая расковыривать бревна на доски, и уже потом обрабатывать их на сегментные части, которые заменялись в дороге. Хорошо хоть не приходилось менять колесо целиком, иначе мы бы встревали на пол дня при каждой поломке, а таким способом мы тратили всего полчаса на ремонт, выбивая удерживающие шканты и заменяя проблемный сегмент колеса. Наши запчасти кое-как справлялись, но будучи выструганными кривыми руками из сырого дерева, не могли похвастаться своей прочностью. В итоге, половина каравана без конца занималась выточкой деталей, что изрядно портило настроение всем. Даже очень правильный Влад уже начинал материться сквозь зубы, когда его телега наскакивала на острый камень. Мы вообще нахрена сюда ползем? В этой версии мира, «Соловьиный зал» находится не в Рифте, а, сука, в Истмарке, равно как и «Камень Тени», который было бы не лишним обнять лицом, получив благословление невидимости, что мне, как ликвидатору, будет огромным жирным плюсом. Так что мы потихоньку тошним в сторону столицы холда… Раньше, когда телега была всего одна, таких проблем не было. Вернее, мы не ходили по таким ублюдским дорогам, и очень надеюсь, что больше мы не полезем ни в Истмарк, ни в Рифт…        Спустя две недели зубовного скрежета, мы наконец добрались до Виндхельма. Вернее, до городских конюшен, что уже привычно находились за городом. К счастью, с патрулями особых проблем не возникало, хмурые Братья Дури, конечно, пытались вые*ываться, но как-то осторожно, ибо Лапка весьма двояко облизывалась на каждого наглого человечка, посмевшего поднять голос на членов ее стаи. Меня же они вообще не слушали, так что объяснять цели нашего существования приходилось Владу в компании Горма с Аскелем, ну а один раз, весьма удачно подсобили Иона с Лидией. На бумаги, выданные ярлом Лайлой, дуболомы вообще не смотрели, либо не считали необходимым принимать официальный документ, либо и вовсе читать не умели. В любом случае, каждый встречный патруль пытался оштрафовать нас на совершенно разные суммы, в следствии чего, очень долго спорили. В итоге, до Виндхельма нас сопровождал самый до*бчивый отряд патруля, жадно потирая мозолистые ручонки. Можно было, конечно, откупиться, но Влад уже встал в позу, и тут могло произойти две вещи — либо слишком умные стражи расстаются с жизнью, либо мы идем решать вставший вопрос в городе. К счастью, зарезали мы все лишь один патруль, который оказался крайне мелкой и тупорылой шайкой бандитов, не сумевших связать слова в осмысленное предложение. В общем, земля им стекловатой.        С великодушного разрешения стражников, мы разбили лагерь вручную неподалеку от перекрёстка, где одна дорога была той, по которой мы пришли, вторая вела через мост в город, а третья вела к еще одному мосту, но уже вела на тракт в Морровинд, через ферму с вкусным названием «Кружка Бренди». К неописуемому сожалению братцев и хускарлов, при ферме не было трактира, а название составлено из фамилии владелицы.        Устраивать разбор полетов в городе, отправились исключительно все норды, так как ни меня, ни Кешу в город вообще не пустили. Пожелав хитромудрым постовым проблем с кишечником и эрекцией, мы побрели обратно в лагерь. Сильно выеживаться с защитой не стал, просто установив отталкивающий оберег, зато в этот раз мы разожгли нормальный крупный костер и сели греться. Вернее, все оставшиеся делали вид, ну а я, по подсказке Дар’Пала, перекрасил свой мех в каменно-серый пролез в город по сточной трубе под мостом. Братья Бури дураками не оказались, так что пришлось вскрывать четыре решетки на своем пути, да еще выжидать, пока стража соизволит свалить от единственного люка, через который реально выбраться из вонючей клоаки.        К моему превеликому «счастью», в городе происходил пи*дец. Нет, я ожидал, что в «квартале серых» будет твориться ад и антисанитария, но увиденное мною зацепило за живое. Да, беженцев было много, но даже с бездомными в Рифтене обращались куда гуманнее. Я же, встав на крышные пути, лишь скрипел зубами, не желая раскрывать себя. Да, в городе были и другие каджиты, на правах рабов, прикативших вместе с беженцами. И их участи я не завидовал. Дважды пришлось останавливаться, и заливать в каджитские глотки слабые лечащие зелья, но не более. Я е*анусь тащить еще кошаков в наш караван, а усилиями (похотливыми позывами в сторону каджитов) моей не до конца почившей предшественницы, это вполне возможный вариант развития событий.        Пока мои товарищи в сопровождении стражников шли качать права во дворец, я направился к одному пиздюку, который сейчас должен как припадочный ковырять ножом человеческое сердце у себя дома. Да, Авентус Аретино. Вскрыть дверь его дома не составило труда, я дольше ждал пока прохожие перестанут шастать по улице.        Домик конечно… Так себе. Два этажа разрухи и запустения. Под ногами лишь чудом не скрипят доски…        — Любимая матушка, пошли ко мне свое дитя, ибо грехи недостойных должны быть омыты кровью и страхом… — Раз за разом раздавался детский голос из дальней комнаты. А в игре это было не так крипово…        Добравшись до комнаты, где проводился ритуал, я застал в комнате два скелета. Один — очищенный от плоти, рядом лежал кусок мяса, и сердце. Второй был обтянут кожей, одет в обноски и вяло тыкал ножиком в сердце, которое на данный момент представляло из себя мясной салат на полу. И понаблюдав за процессом, я вздохнул, тут же привлекая внимание пацаненка.        — О! — Довольно бодро для анарексика подскочил тот на ноги. — Вы пришли! Я знал, что все получится!        — Спешу обломать. Я не работаю на Темное Братство. — Осмотрел Авентуна с головы до ног, отмечая его не слишком здоровый цвет кожи.        — Но…        — Я здесь для того, чтобы передать тебе это. — Достал из кармана черный камень душ.        — Что это? — Взгляд парня вцепился в темно-фиолетовый камень.        — Камень душ. В нем запечатана душа Грелод Доброй.        Стоим. Молчим. Взгляд парня скачет то на камень, то на мое лицо.        — Как… — Все же выдавил из себя он.        — Сракой об косяк. — Закатил глаза к потолку. — Старая кашолка умудрилась выбесить не того человека. Теперь приютом верховодит ее помощница.        — Констанция, она хорошая… — Задумчиво проговорил парень.        — Ярл Лайла взялась за приют, так что ни ей, ни твоим друзьям никто не навредит. — Я положил черный камень на столик, возле которого стоял. — Ну а что будешь делать ты?        — Я думал вернуться в Рифтен…        — В таком виде? Уверен? — Приподнял бровь, скептически осмотрев оборвашку.        — Было тяжело, но я справлюсь! — Задрал нос этот тощий скелетик.        — Это с утренним стояком тяжело справиться, а преодолеть тяжелый и опасный путь в другой холд в одиночку — это совсем пи*дец. Чудо, что ты смог добраться до дома, не напоровшись на голодное зверье, или похотливых тварей. Не строй из себя героя. Ты лучше верни эти кости туда, откуда взял, а плоть и сердце сожги в камине. Я оставлю тебе денег и продуктов на первое время. А потом ты найдешь повозку до Рифтена, где будут больше трех пассажиров, и уже тогда отправишься в приют, если тебя вновь попрут из города. — Призвал сундук, и достал мешок картошки, мешочек вяленого мяса, и кошель с пятью сотнями монет. Всего этого должно хватить на пару недель житья в городе, и на наем телеги.        — Ладно… — Парень пошел за мной, и помогал разместить припасы на кухне. — Но, почему вы это делаете?        — Мне стало известно о твоей ситуации. А я не люблю оставлять детей без помощи. А ты в ней нуждался. Темное братство не придет к тебе, так как цель уже мертва, да и не помогут они тебе ничем, лишь получишь метку Ситиса на свою душу.        — Ясно… Спасибо! — Впервые за разговор улыбнулся парень.        Сделав свое доброе дело, я быстро отчалил в сторону крепости. Тешить себя пустыми надеждами и лезть по стенам я не стал, так же, как и идти напролом. Вышло пробраться внутрь через городские стены, уж очень удачно не охранявшиеся со стороны крепости.        Уже внутри я принялся мониторить передвижения стражи заклинанием, дабы случайно не наткнуться на них, а потом и вовсе перебрался на потолочные балки, скрываясь в тенях благодаря перкам. Не скажу, что это было легко, но и особых трудностей для перекачанной ветки скрытности не было. Я успел как раз на разговор Влада с Ульфриком.        Ульфрик, как оказалось, столь же высокомерен и уперт, как и в игре. Более того, его не состоявшееся лорное пленение, видимо, не позволило прорасти в его полоумной голове банальной осторожности, в следствии чего, он предстает сейчас чрезмерно самонадеянным. Его пренебрежение буквально сквозит в каждом его слове, от чего мне банально неприятно слушать его высокомерные речи. Пускай он ярл, но парень стал таковым слишком рано, а седобородые так и не вытравили его гордыню за время обучения.        Кое-как Владу удалось пояснить за наш караван, и даже заинтересовать Ульфрика историей из Рифтена, где мы замочили талморских крысенышей, объясняя происхождение бумаг, подписанных рукой Лайлы. Ну и посылка… Влад призвал наш сундук, и вытащил пред ярловыми очами деревянную коробку. Галмор Каменный (Стояк) Кулак, признал на коробке печати Рифтена, и позвав придворного мага, с ним на пару вскрыл посылку. А внутри оказались четыре босмерские головы, и письмо в кожаном конверте. Пока Галмор аккуратно выкладывал в ряд талморские чердаки, ярл с каменным лицом читал довольно длинное письмо.        — Ясно. — Ульфрик сложил лист бумаги. — Так и быть, можете остановиться под стенами города. А теперь, проваливайте отсюда.        И все. На этом, аудиенция у ярла была окончена. Судя по лицу Влада, не меня одного выморозило поведение Буревестника. Чтож, значит, быть новому ярлу. Вытягиваю из-за пояса железный кинжал, выливаю из деревянной пробирки свой концентрированный яд на лезвие, и прицелившись, метаю снаряд в цель. Убедившись, что железный клинок вошел в глазницу ярла по самую рукоять, касаюсь зачарованной монетки в кармане. Мгновение, и я оказываюсь на полянке за городом. Еще монетка, и я появляюсь в другом месте за стенами города. Еще одна монетка, возвращает меня обратно на полянку, и переломав своим появлением след первого портала, прыгаю в еще одно место за стенами города, уже подальше, и спокойно иду в сумерках к нашему лагерю. Десять минут, и я сижу у костра, дожидаясь прихода нашей нордской половины каравана. Единственный, кто заметил мое отсутствие, был Дар’Пал.        — Ну, как сходили? — Спрашивает Карджо у Влада.        — Ульфрик — пи*арас, каких мало. — Обиженно бурчит Влад, которого задело такое отношение к своей персоне. Братцы, сильно разочаровавшиеся в «народном кумире», согласно кивнули. — К тому же, в крепости начался переполох, от чего нас промурыжили несколько часов в отделении городской стражи.        — Э, братец, о мертвых либо хорошо, либо никак. — Отпиваю из кружки, которую услужливо держит Солнышко. Уж больно мне понравилось, как та заботливо меня обхаживает по просьбе.        — Да ты ох*ел… — Вытаращился на меня довакин.        — В смысле? — Не понял реакции Влада, Горм.        — Дак… Эт… Ну… — Влад не мог найти слов. — Иди-ка ты на х*й…        Влад не выдержал, и ушел в свою палатку.        — А, че случилось? — Аскель подозрительно уставился на мою довольную морду, вальяжно устроившуюся на мягких сисечках оборотницы.        — Этот е*лан его замочил! — Рявкнул Влад из своей палатки.        Сидящий рядом Кеша совершенно бессовестно заржал, проливая скисший эль.        — Кого? — Не поняли братцы.        — Ярла, бл*ть! — Взвыл довакин из палатки.        — О. — Хором выдавил весь наш лагерь, за исключением ебак, Врана, детворы и Кеши, который поймал смешинку, и громко ухахатывался.        — Ну дык, заслужил, упырь. — Пожимаю плечами. — В игре я его хоть как-то уважал, а здесь этот великовозрастный ребенок совсем берега попутал.        — Но ведь можно было как-то по-другому… — Пришла в себя Лидия. — Мой тан, не поспешили ли вы с решением?        — Ну, как сказать… Ты сама все видела. Оборзевшие Братья Бури вместо городской стражи, больше похожие на бандитов, чем на честных стражей. Хотя, чего ждать от деревенских обрыганов, недовольных правлением Империи и верящих любым благородным речам.        — Но даже эти люди являются воинами! — Встала в позу Иона.        — Возможно. Скажи, что ты увидела в городе, Иона? — Переставший ржать Кеша спросил у своего хускарла.        — Я… — Она запнулась. — Город как город…        — Мда? Люди в видавшей виды одежде, — Солнышко залила в меня еще порцию эля, заботливо подхватив убежавшую по подбородку каплю пальцами не глядя, и дала мне ее слизать. — Данмеры, которых заперли в «Квартале Серых», и прочие нелюди, которых в открытую шпыняют. Вы в курсе, что лучший алхимик Скайрима, господин Нурелион, очень старый альтмер, не выходит из дома, чтобы его не запинали насмерть? Я лично отпаивал несколько изнасилованных до полусмерти каджитов зельями, пока пробирался к дому Авентуса Аретино. Парень, кстати, в норме…        — Авентус добрался до дома? — Навострил ушки Ма’Ракша.        — Я же тебе говорила, а ты не верил… — Бурчит Ма’Иша.        — Да, только худой как сама смерть. Его обноски висят на нем как на швабре. Ну да ладно. Данмерский трактир затаривает продукты исключительно через контрабанду, а в «Очаг и Свечу» не пускают зверолюдей, меров и любых НЕ НОРДОВ. Ну и до кучи по городу шляется маньяк, разделывающий местных красавиц по ночам на кладбище. И ярл считал, что оно само как-то решится, ибо его Братья Дури полезны, как рояль козе. В шахтах беженцы работают на износ, порой, умирая прямо за работой, не имея каких-либо примитивных лекарств, ведь все идет на нужды военных. И после этого вы считаете, что человека, пустившему по жопе целый холд, можно уважать? В игре он хотя-бы реагировал на нужды и просьбы его подчиненных, по мере своих сил. А тут… Вы слышали, как он вас иными словами в пешее эротическое турне послал раз пять. Я тогда под крышей, на балках сидел. Срать он на нас хотел, а вас, наши юные хускарлы, он уже во всех позах взглядом вые…        — Гм! — Осек меня Кеша.        — В общем, я мог бы оставить все как есть, но с таким идиотом во главе угла, война с Империей лишь затянется, что на руку только талмору и нам.        — В смысле, нам на руку? — Споткнулся об мои мысли Горм.        — А ты подумай, что плодит бандитов и дезертиров лучше всего? — Вылез из палатки остывший Влад.        — Война… — Дошло до норда.        — А мы, по сути, на этих отморозках кормимся. Ну, это не страшно, в мире много способов заработать деньги, а Нирн устроен так, что кровопролитные стычки никогда надолго не уходят. Я же, просто слегка ускорил цепочку событий.        — Я считаю, что ты слишком поспешил. — Отпивает медовуху из кружки Влад, из рук оборотницы, которую я отослал его обхаживать, в качестве извинений.        — Возможно, я допустил ошибку, но, я не думаю, что сейчас это настолько важно. — Пожал плечами, подливая кислый эль в кружку.        — Ты о чем? — Задумался Влад.        — Тут все просто. — Влез Кеша. — Ульфрик ведь откинулся среди своих приближенных? Так вот, они не станут афишировать его смерть. Слишком это резкое изменение. Для Империи, в составе которой находится Скайрим, все причастные к восстанию, фактически, являются военными преступниками. Нет, Империя не станет казнить всех, не выгодно. Лишь самую верхушку. Голов, конечно, полетит много, но Империи нужны солдаты для войны, а норды, как ни крути, очень хорошие бойцы. Но с потерей предводителя, Братья Бури не побегут сдаваться сразу же. Сперва прощупают почву, выторгуют себе жизнь, и начнут потихоньку сливаться куда подальше. Ну а потом массовые дезертирства, и восстание захлебнется само собой. С подачи нашего товарища, сейчас в городе начнется передел власти. Со стороны Братьев Бури, скорее всего, выступит Галмор Каменный Кулак. Эльфы у него поперек горла сидят, так что политику партии он будет гнуть и дальше, но права на трон ярла у него нет. Со стороны горожан — Брунвульф Зимний Простор. Мужик, вроде, нормальный, правильный. Как станет известен факт о смерти ярла, Братья Бури перестанут быть государственной структурой, и станут обычными бандитами. В любом случае, этот вопрос встанет довольно скоро — пара недель, не меньше.        — Предлагаю отойти от города на день пути каравана, и встать у того горячего источника лагерем. — Внес предложение Влад. — Нас в своем большинстве все равно в город не пустят, а с телегами вопрос надо решать срочно. Предлагаю показать этому миру рессоры и литые колеса. Так же, можно ввести поворотную ось для передних колес, а то резкие развороты на этих рахитах — сущий геморрой.        — Согласен, — кивает Кеша.        — Мы встрянем с этим на месяц, если не больше. — Чешу загривок.        — В нашей ситуации, с горячим источником под боком, я не против. — Пожимает плечами Влад, хотя я думаю, что он не о теплой воде под боком подумал, а о Тсии, на которую он сейчас перевел взгляд. Похоже, штат шлюх надо пополнять, иначе кошку попросту поломают голодные норды.        — Если вы спросите каджита, — отошел от шока Карджо. — То встать лагерем в таком месте, хорошая идея. Но стоит опасаться местных носорогов и великанов с мамонтами.        — Стоит, — согласился Кеша. — Но мы, я считаю, выдержим прямое столкновение с этими существами.        — Посты придется держать по всем направлениям. Днем и ночью. — Задумчиво бурчит в кружку довакин.        — Очередная стоянка в опасной местности. — Пожимаю плечами. — Гарантирую, что они в лагерь ни по земле, ни по воздуху не пролезут.        — Ладно. Сегодня рыпаться не стоит. — Глянул в сторону города. — Отдыхаем, и завтра по утру сворачиваемся.        Так и поступили.        Каджит ночью был очень покладистым и не лез со своими пошлостями. Похоже, он был под впечатлением от моего поступка. Кот о чем-то усердно думал. Мы с ним на пару потискали упругие сисечки Тсии, и завалились спать. А утром, каджит вытрахал меня так, что я желейкой половину дня болтался на козлах.        Уже к вечеру я возводил палочкой палатки на берегу небольшой группы естественных ванн с несколькими теплыми ключами. Палатки ставили как можно ближе друг к другу. Стоять нам здесь долго, да и ровного места не очень много, но главным решающим фактором были затраты маны на щит «Протего» с вложенным в него «Круциатосом». Чем больше щит, тем больше он жрет вложенную в него энергию, а мониторить этот показатель можно с помощью «Оценки». Чтобы не мешать друг другу по ночам, на каждую палатку был наложен отдельный «Протего», заглушающий все исходящие звуки. А то Тсия не умеет сдерживать свой голос… Да и Карджо, которого обкатывают наши хускарлы по очереди, тоже довольно шумный. Судя по звукам из их палатки, каджит неплохо проводит время.        Небольшие щиты жрут не много, а обновлять их можно не реже раза в неделю, когда большой щит с заклинанием требовал ежедневной подпитки. Помимо лагеря, я захватил еще и ванны горячего источника, так что, откисать можно со спокойной душой. Закончил с установкой лагеря я уже глубокой ночью, в состоянии хлебушка. На следующий день, мы занялись возведением стен. «Протего», конечно, хорош, но если он рухнет, то лагерь будет весьма уязвим. Совместными усилиями мы принялись обрезать скалу на равномерные плиты, и закапывать их наполовину в землю. Высоты таких плит хватало ровно по пояс великану, но здоровяки из соседней стоянки лишь флегматично пырились в нашу сторону половину дня, почесали бороды, и направили своих мамонтов в другую сторону, благо мест в округе хватало. Хорошие мужики, да и бочку с кислым элем приняли в подарок. Их зверушки и сами-то не рисковали топать в нашу сторону, так как из-под щита с порывами ветра вырывались довольно сильные запахи волков, что неплохо шугало животных.        Два дня ушло на постройку стен и каменных ворот. Сами воротины мы сколотили из досок телег, которые разобрали еще на границе Рифта с Истмарком, и прибили все это на железные клинья, впаянные в каменные столбы. И пока я лечил свою печень отварами, Влад проверял наши стены на прочность. После нескольких палочковых чар, эти каменные плиты толщиной с ладонь теперь могли не то что отразить танковый выстрел, а отправить его обратно в дуло.        На пятый день я оборудовал себе по всем правилам стол зельевара и стол зачарователя, вырезав их по шаблону из «Медовика». Походных комплектов как раз хватило на то, чтобы собрать из этих поделок вполне работоспособные станции. Из палок собрали с десяток дубильных стендов, на которых Влад принялся обрабатывать сырые шкуры. Из камней сложили здоровый очаг в метр диаметром по центру лагеря, где днем будем греть металл, а ночью готовить еду. Как закончили с очагом, на шестой день, Влад с братцами отправился в Виндхельм к Онгулу Наковальне, хорошему кузнецу, обговорить покупку заточного камня и небольшой, кто бы мог подумать про тавтологию, наковальни. Раз мы решили ковать как проклятые, то нужны нормальные условия. Норды взяли обоих коней и келпи, чтобы не нервировать лишний раз местных жителей, а волков, в связи с их увеличившимся количеством, я мысленно погнал на охоту, дав примерное направление в противоположную от великанов сторону. В лагере остались только Рогатые волчицы, в силу своей фруктоедческой диеты и наличию буйных зарослей виноградной лозы на обрыве, около которого мы вырубали плиты для стен.        Вообще, то, что я вытворил в Виндхельме, было действительно весьма поспешно и опрометчиво. Нет, я действительно долго думал над тем, как нам поступить с Ульфриком, но окончательно вынес ему приговор только тогда, когда лично увидел его в живую. То, что здесь все ярлы сильно отличаются от своих игровых версий, я знаю по примеру торчка Балгруфа и достаточно рассудительной Лайлы, что строит из себя наивную дурочку, и, тем не менее, очень скора на расправу с обидчиками честного люда. Млять, и это ярл самого маргинального города в провинции… И Ульфрик мне показался безнадежным. Нет, он и в игре вел себя достаточно неприятно, по началу, на мой взгляд. Норды, в своем большинстве, сообразительностью не блещут, за редким исключением, и, судя по тому, что я знаю, именно этого исключения в жизни Ульфрика Буревестника так и не произошло. Это я про внезапное пленение, что должно было если не вправить ему мозги, то хотя бы дать возможность прорасти осознанию собственной уязвимости.        Хоть я и сомневаюсь в том, что гордый норд воспримет свое пленение как звоночек к переменам в жизни, есть вещи, которые мне было бы сложно объяснить, однако, иных факторов, способных что-то резко переменить в человеке такого типа, я не знаю. И все же, у меня появилась мысль о том, что стоило бы дать ему шанс, и не собиралась бесследно пропадать, как прочие, долбо*бские мысли. С другой стороны, мириться с протреблядским отношением к себе и своим товарищам я никому не позволю.        За такими размышлениями прошло много времени. Влад с братцами вернулись к самому закату, привезя с собой клетки с десятком куриц. То, за чем они ехали в город, они тоже привезли, но такие тяжести были погружены в наш выручай-сундук. Покупку кур объяснили банальной экономией на продуктах — жрут дешевую кормовую крупу, да и нормальный омлет с беконом на утро хотели все.        Вспоминая особый выверт нынешней реальности, могу сказать, что эти пернатые существа — разумные твари. Шума от них почти нет, к кормушке ходят по очереди и очень внимательно рассматривают каждого, кто к ним подходит. Находится рядом с криво возведенным курятником было очень неуютно.        На следующий день у нас была полностью функционирующая кузня с несколькими оговорками. Перво-наперво в три пары рук подогнали нордский пластинчатый резной доспех по фигуре Карджо, в чем далеко не последнюю лепту внес сам кот, неплохо обращающийся с кузнечным молотом. Следом, подобрали ему крепкий щит из наших запасов и добротный меч, с чем кот действительно управлялся очень умело. Следом, почистили, выправили и заточили все используемое нами оружие, провели капитальный ремонт тяжелой брони, а на следующий день, Дар’Пал поделился некоторыми элементами Соловьиной брони, которые мы старательно изучили.        Как только с ремонтом было покончено, встал вопрос о колесах.        — Так вот, как будем решать проблему? — Озвучил я вопрос, который так и не смог разрулить у себя в голове.        — Подождите, мы потратили столько сил на установку лагеря, не имея малейшего плана по решению обозначившейся проблемы? — Как-то лихо завернул вопрос Карджо, которого очень заинтересовала возможность приобщиться к необычному кузнечному знанию.        — Похоже на то. — Уселся Влад на табуретку, болтая в бутылке остаток своей медовухи. Вечерело, так что пили сейчас почти все.        — Как-то, безрассудно… — Осмотрел нашу попаданческую троицу кот.        — Да не скажи, просто, мы обладаем необходимым минимумом знаний, но вот реализовать задумку, имея на руках довольно слабую плавильню, молот, и какую-то матерь, очень проблематично. — Пожал плечами Влад.        — Какую-то матерь? — Не понял кот.        — Слабую плавильню? — Нахмурился Горм, потративший много сил на то, чтобы собрать эту самую плавильню в центре лагеря.        — Скажи-ка мне, друг мой, тебе удавалось расплавить железо до жидкого состояния? — Влад посмотрел на Горма.        — Да, но это сложно. — Задумался норд.        — Так вот. Температура плавления обычного железа, без обилия примесей, составляет около полутра тысячи градусов. А это много. Очень много. И такую температуру в открытом горне получить довольно тяжело. Но, к счастью, не нереально. Гораздо бОльшая проблема заключается в самом принципе изготовления детали.        — Получается, колесо мы ковать не будем? — Дошло до Горма.        — А как тогда? — Оживился Карджо.        — Вообще, — решил объяснить Кеша. — Есть несколько вариантов решения проблемы. Самый простой из них — это действительно ковка. Раскаленная заготовка вытягивается в длинную широкую полосу, после чего подгоняется по длине и наконец, скрепляется концами. В нашем случае, Саня с легкостью сварит молнией все что нам нужно, иначе бы пришлось долго и кропотливо выковывать заклепки так, чтобы колеса не прыгали из-за собственной кривизны. Но это все мелочи. Второй, наиболее надежный вариант заключается в том, что само колесо полностью отливается в заготовленную форму.        — Как мечи? — Дошло до Карджо раньше, чем до Горма.        — По сути, да. — Соглашаюсь с котом. — Только раз в десять масштабнее.        — Так, в чем проблема? — Горм в серьез был готов обдумать услышанное.        — В самой форме. — Подхватил Кеша. — С данными инструментами, нам доступно, по сути, всего три способа заливки. Литье в землю, литье в открытую форму и, литье в закрытую форму. Последнее отпадает сразу же, так как закрытая глиняная форма довольно сложна сама по себе и в связи с этим, возможны литьевые раковины по всей заливке. Такое в дело не пойдет, ибо наплавлять или наваривать пустоты довольно сложно, и не факт, что все раковины будут на поверхности. Не суть. Литье в землю — самый наипростейший и примитивный способ, однако, дорабатывать напильником придется слишком много. Литье в открытую форму будет чем-то средним, между безнадежной формой и примитивным слепком. Самый оптимальный вариант, на мой взгляд. Опять же, с этим способом есть свои проблемы. Главная из всех — в одноразовости такой формы. Саня может вырезать в толще камня довольно точную форму, но после отливки, изымать деталь получится только разрушив форму. Что-либо более тонкое, например, глина, попросту лопнет от усадки. Все-таки, размер заливки довольно большой.        — Так и сделаем. — Кручу пальцами свою палочку, прикидывая фронт работ. — Потяну тридцать две формы. По очереди, но все равно. Другая проблема в том, что необходимо разом расплавить огромное количество металла и очень оперативно залить в прокаленную форму. Чтобы каменная форма попросту не лопнула в процессе вливания раскаленного металла. Если я хоть что-то понимаю в материалах, то я больше опасаюсь за то, чтобы камень не треснул при равномерном нагреве, чего можно добиться, расположив форму в нашем большом горне, после чего оставить ее остывать саму по себе, чтобы избежать того, что изделие попросту скрутит при резком остывании.        — Так и есть. Но увы — пока не попробуем, не узнаем. Камень камню рознь, и не факт, что нам так повезет, что мы без проблем будем использовать его в качестве материала для форм. — Влад шумно почесал щетину.        — С колесами пока что все. Теперь надо обдумать то, каким образом мы будем их крепить к телеге. — Кеша обугленной палочкой нарисовал на камне упрощенную схему телеги.        — Сама ступица в нашем случае должна быть отлита вместе с колесом. — Влад нарисовал схематичное колесо той же палочкой.        — А вал из какого материала? — Задумался я над этим делом. — Металлическое колесо натягивать на черенок от лопаты уже не получится. Подшипников мы тут изготовить не сможем, так что, в случае если что-либо в ходовой системе заклинит, вал рассыплется в мелкую труху.        — Тогда тоже из металла. — Согласился Влад. — Так как колеса у нас независимые, сам вал будет жестко зафиксирован. При том, первая из осей будет поворотная, с неким подобием вертикальной ступицы.        — Это поднимет грузовой короб телеги сантиметров на тридцать. — Прикинул Кеша, схематически нарисовав вид сбоку. Сидящие неподалеку Горм с Карджо вообще потеряли нить обсуждения.        — Не хотелось бы поднимать центр тяжести. — Задумчиво киваю, и взяв палочку, рисую короб телеги с усечённой частью над ступицей.        — Можно и так. Если встроить в эту урезанную часть некое подобие сундука, крышка которого будет еще и лавочкой для возницы, то можно вообще выбросить бОльшую часть носовой части…        — А каким образом работает подвижная часть спереди? — Дар’Пал вернулся с поста на самодельной вышке.        — Вот, тут, снизу, к поворотному механизму крепятся деревянные бруски, между которыми есть хомут, в который впрягаются наши похотливые твари. Как видно по схеме, колеса разнесены чуть шире и дальше, чем у простой телеги. Для устойчивости. — Указываю на части нашего рисунка. — А усеченная часть короба позволяет поворачивать механизм, да и саму телегу с места, не делая при этом широкий круг, да и усилий на сам поворот для ебаки будет необходимо в разы меньше. Проще показать по факту, чем объяснять пласт информации, который для меня естественен и понятен интуитивно…        — Так-то оно так… — Кот даже не расстроился. — Действительно, лучше посмотрю на результат.        Дар’Пал поцеловал меня в губы, и сел рядом, пытаясь вникнуть в ситуацию.        — Плюс, предлагаю доработать крыши телег. Мастера Рифтена, конечно, постарались, но, когда меха намокают под дождем, телеги становятся до неприличия тяжелыми.        — Таким образом, мы изобрели дилижанс. — Со вздохом резюмировал Кеша.        — Твою мать. — Со вздохом соглашаюсь.        — Мда… — Задумчиво чешет щетину Влад.        — И что это такое? — Хлопают глазами Горм и Карджо.        — Многоместная телега на конной, ну и волчьей тяге. Если сделать все правильно, то такую штуку с легкостью наши тягачи смогут затаскивать в гору, несмотря на то, что вся ходовая часть из металла.        — Хотел спросить, — хмыкнул Карджо. — Карджо показалось, что с весом будут проблемы. Конь в любом случае тянет лучше волков. Но даже коню будет тяжко с таким весом…        — Есть такое. — Согласился Кеша. — Хотя проблема не столько в весе, сколько в крайне убогих, и не предназначенных для такого транспорта дорогах. Деревянные телеги довольно легкие и хрупкие, в них тяжести не покатаешь. А колеса там примитивные, и довольно крепкие для своего веса. В нашем же случае, каждая кочка — это риск надорвать нашего тягача.        — Таким вот образом мы пришли к обсуждению металла. — Призвал сундук поближе к себе, и начал извлекать слитки. — Примитивное железо. Сталь. Корунд. Двемеритовый обломок паучьей ноги.        — Есть же и другие металлы… — Осмотрел мою скупую подборку Горм.        — Золото и серебро нам не подходят в виду своей мягкости. — Начинаю объяснять свой выбор. — Ртутная руда так же довольно мягкая, да и вообще с ней ничего не понятно… Я так скажу… Половина из того, что в этом мире считается металлами, в нашем мире металлами не является. К примеру — Ртуть. Да, это металл, но его температура плавления настолько низкая, что он тает как снег в руке. Здесь же, альтмеры умудряются ковать из ртути оружие, что нашему уму попросту не постижимо. Лунный камень, по сути и есть камень, но от чего-то при нагреве становится пластичным. Орихалк в нашем мире считается мифическим металлом древности, и никто вообще не в курсе чем он является на самом деле. Малахит же, является кристаллом, карбонат меди, если точнее. А медь в нашем мире — металл красно-оранжевого цвета, и довольно мягкий. Я бы хотел в будущем, с помощью алхимии попытаться воспроизвести его здесь, но даже будь у нас на руках чистая медь — толку от нее сейчас было бы не больше чем от серебра или золота. Эбонит — вообще является вулканизированным каучуком с большим содержанием серы. Кстати, судя по большому количеству горячих источников в этой местности, здесь вполне реально развернуть несколько «ебонитовых» шахт. Но металлом в нашем мире это не является. Корунд — Такой же минерал, что и малахит, но состоит из кристаллов оксида алюминия, и так же просится мне на алхимический стол. Если говорить коротко — то я не ручаюсь за результат. С железом, я тоже не особо умею работать, но подсказать по своей памяти могу несколько хитростей для укрепления стали. В нашем мире вообще очень развита металлургия, мы из железа возводим здания, что выше дворцов ярлов. И для каждой отдельной задачи существует своя марка стали, сильно отличающаяся по характеристикам между собой, хотя и то, и то, по сути, обычное железо с различными добавками. Но больше всего, меня заинтересовал двемерит. Я, конечно не эксперт, но могу предположить, что наши уважаемые гномы нашли способ получить алюминий из корунда и медь из малахита. Так же, скорее всего, они смогли получить магний из морской воды, что говорит о их познаниях в химии.        — Хочешь сказать, что двемерит — это дюраль? — Задумался Кеша. — С этой стороны я не смотрел…        — Учитывая, что корунд здесь является металлом, то они могли особо не париться, и использовать его за основу, вместо алюминия. — Соглашаюсь с Кешей. — При определенных процентах этих металлов в сплаве, после термической обработки получается очень легки и крайне прочный металл. В нашем мире, алюминий — светло серый металл, но его аналогов в Нирне я не видел, ибо корунд здесь довольно тяжелый, скорее всего из-за примесей. Не берусь говорить точно, ибо я сам не до конца понимаю — действительно ли все так, и названия местных металлов схожи с названиями из нашего мира, или это попросту совпадение, и я тут зря источаю поток сознания.        — В любом случае, двемерит нам подходит лучше всего по всем параметрам. — Заключил Иннокентий. — Вот только, у нас его не так много.        — Тут недалеко есть Ральдбтхар… — Как-то оживился Влад.        — Погоди, ты хочешь разнести двемерский город на запчасти? — С прищуром смотрю на Влада.        — А чего нет?        — Туда переть — две недели… — Со вздохом закатываю глаза.        — Это если всем караваном. Но ведь можно собрать ударный отряд…        — Разделится? Нам с Дар’Палом и так предстоит отчалить в скором времени на пару дней, предварительно накачав «Протего» маной на это время, а потом еще переть в двемерский город, в котором мы потеряемся еще на неделю, отковыривая двемерит из каждой щели. За это время наш лагерь может снести кто угодно! И даже не думай вспоминать про мои телепорты — не прокатит такой способ.        — Запара… — Согласился Влад.        — Ну, чего нос повесили? — Не понял Кеша. — Ну, поспешили мы с лагерем немного, зато подготовились, починили броню и оружие, и такой лагерь можем возвести где угодно.        — Предлагаешь сворачиваться?        — Нет. — Кеша глянул в сторону Виндхельма. — В городе есть еще пара дел, которые нужно решить. Чисто из принципа.        — Например? — Не понял я.        — Мясник.        — А, базара нет. — Развел руками.        — Ну а вы за это время разберетесь со Скелетным ключом, а как вернетесь, тебе нужно избавиться от дебафа. — Строго посмотрел на нас с каджитом Влад. — Не знаю, чем вы там в тот раз это лечили — секс, выпивка, массаж, короче — развлекайтесь как хотите, но тебя в норму вернуть необходимо.        — Принято к сведению. — Немного смутившись, кивнул. Дар’Пал приобнял мою тушку, смущенно шевеля усами. — Тогда, завтра мы выдвигаемся. Заберем Лапку и Яблочко. Я бы хотел взять Солнышко, но тогда Кеша мне по возвращению ноги отгрызет без своей мохнатой докимакуры.        Фалмер молча покивал, не желая расставаться с мохнатыми мягкими сисечками моей тварюшки.        — Извращенец — Хмыкнул Влад.        — Зато мягенько и тепло. — Важно поднял палец эльф.        — Аргумент. — Поежился от холодного ветерка довакин. — Может отдашь мне Тсию?        — Пожалейте девку. — Вздыхаю. — Кеша оборотницу хоть не чпокает. После встречи с одним из наших голодных самцов человеческого, и не очень, происхождения, у кошки ноги колесом. Давайте уж подкатывайте к ней по очереди не чаще раза в два дня, а то девчушка молодая, еще поломается.        — Аргумент. — Повторил Влад, крепко задумавшись. — Надо больше помощниц в караван. Шишка-то имеет привычку дымиться, и пастью Солнышка тут дело не особо поправишь. Да и чпокать волчью морду немного противно.        — Я уже думал над этим. Но рабы на дороге не валяются. Да и я трачу на них очки «Системы».        — Ради такого, я бы тебе своих отсыпал, но это невозможно. — Разочарованно вздохнул Влад.        — Да чего уж там. Было бы проще, если бы я был просто приручателем, у меня же есть перки рабофикации разумных. И ведь не только за поинты. Но та ветка не вкачана, да и не хочу я париться с контрактами, как даэдра какой-то.        — И то верно. — Хмыкнул Кеша.        — Но на такое дело мне поинтов не жалко. На общее, так сказать, дело надо. К тому же, я бы не сказал, что моим «Системным» рабам плохо живется. — Я глянул на Тсию, что выползла из своей палатки в сторону деревянного сооружения облегченной деревенской версии туалета, класса «Сортир».        — Пожалуй… — Дар’Пал проследил за моим взглядом и хмыкнул.        — С этим разберемся. — Махнул рукой на проблему довакин.        На следующее утро мы с Дар’Палом отчалили из лагеря. Лапка и Яблочко уверенно унесли нас в сторону «Соловьиного зала», покрыв бегом по колдо*бинам четыре дня караванного пути. Все же, без телег двигаться куда приятнее, но на всю нашу ораву у меня банально не хватит ебак. Конечно, можно наловить по лесам всякую разную хищную хрень, но вот тянуть ее хотя бы до второй эволюции мне совсем не хочется. На и нервов не хватит. Это только на первый взгляд ничего сложного, но вот похотливые твари без перка «Неутомимый» могут быть банально затраханы насмерть теми, у кого этот перк есть. Потому это дело нужно строго контролировать, а вид шевелящейся мохнатой кучи меня коробит еще с момента посещения царства Сангвина. Еще и противозачаточных зелий готовить надо много, а это не самое приятно дело. С другой стороны, можно накупить лошадей, и заделаться вольными кавалеристами, но уж больно дорого получится закупить и содержать травоядную половину тварюшек. Да и проблем больше чем с ебаками — обычные лошади в городах не являются похотливыми тварями, а я уже привык управлять ими мысленно, так куда удобнее.        Что до самого путешествия на пару с каджитом… Я скучал по этому. Нет, серьезно! Вокруг нас постоянно куча народа, пускай и довольно близкого, но все равно, это немного напрягает и со временем рискует вылиться во что-то неприятное. Стоило нам покинуть лагерь, так у меня будто второе дыхание открылось!        Остановившись на ночь, я уже привычным движением волшебной палочки установил палатку прямо перед ванной горячего источника, а вторым движением воздвиг «Протего», после чего отправился с каджитом за дровами для костра. А добыть топливо для костра в этих краях достаточно сложно — последний жидкий лесок мы прошли три часа назад, а сейчас вокруг одни лозы, трава да те же колдо*бины. Но, к нашему счастью, мы наткнулись на старое поваленное деревце, которое даже коры лишилось от времени, и порубили на поленья. Наши хищные животинки уже хрустели кем-то в километре от лагеря, семафоря своим довольством в моей голове. Ну а мы только собрались готовить ужин.        Все же, Влад не зря настоял на покупке куриц — В сундуке, в продуктовом отделе уже лежал пяток яиц, еще теплых, так что мы на пару с котом сточили омлет с мясом и грибами, после чего скинули одежду, и приводнились в горячий источник, который на самом деле был горячим, градусов под сорок. Но это было самым лучшим вариантом отдыха после тряски в седле — Промежности побаливали у обоих, а лечить проблему наложением рук сейчас не хотелось — зачем обламывать кайф, когда водичка сама по себе тут едва ли не целебная, даже царапины зарастают за час, а какие-то легкие натертости, в силу наших мохнатых промежностей, были совсем уж легкими, по сравнению с тем, что было у Влада с Гормом и Аскелем, когда они только начали влезать на спины своих волков. Вот тогда они хлестали зелья как родненькие, едва не обмазываясь ими и не выливая в штаны после дневного перехода. Это сейчас они сообразили подстилать толстые покрывала, и задумываться о нормальном седле, а тогда был вообще швах — меня как-то попросили подлечить, показав всю глубину проблемы… Ничего приятного в общем.        Лежим по грудь в воде, кайфуем. Хотелось бы сказать, что меня пробило на потрахаться спонтанно, но увы, то, чего мне хотелось сегодня, требует определенной подготовки в виде отложенной кучи в дальних кустах и тщательной промывки кишечника, так что забрался я на каджита вполне осознанно и с предвкушением, скрыв член перком. Кот, поняв, что что-то будет сейчас, а не перед сном, довольно оскалился и полез целоваться.        Все же, сколько раз он меня засасывал, а я до сих пор не могу принять то, как легко можно целоваться с кошачьими мордами, а наши клыки лишь придают остроты процессу, от которого я лишь сильнее завожусь. И ведь ни разу друг другу ничего не прикусили! Вот и сейчас я ощущаю щелью наливающийся возбуждением член кота и его наглые руки, жадно лапающие мои упругие сисечки. Приятно.        Кот сперва не понял, чего это я уворачиваюсь от его палки, но в итоге я немного подался вперед, и направив его дрын пальцами, я мягко осел на половину длинны, вызывая шипение у кота и глухой стон у себя. Все же, вода в качестве смазки не так хорошо работает, впрочем, через пять минут мы уже об этом не задумывались — моей физиологии, измененной перком вполне хватало для гладкого скольжения шипастого тарана в моей заднице. Я не обманывал Кешу, когда говорил, что иногда до жути хочется принять кота в задницу, ибо это тело очень даже неплохо получает с этого удовольствие, и после самого первого раза, когда каджит засадил мне в очко, у меня то и дело сладко простреливало под хвостом так, что я едва скулить не начинал. К моему облегчению, это происходило не так часто. Но происходило.        Раз — мою кишку обжигает поток каджитского семени, вызывая волну жара по всему телу. Два — через десять минут все повторяется, но на сей раз я размашисто обкатываю шипастое бревно от кончика до основания, а новой порции смазки лишь рад. С третьим разом кот тоже не заставил себя ждать, но он решил помочь и мне. Не найдя взглядом мой член, кот не растерялся, и облизав два своих пальца, протолкнул их между моими налившимися кровью от возбуждения половыми губками, и стал старательно там хозяйничать, что, собственно, и стало моей последней каплей — мощный оргазм заставил меня сильно сдавить пульсирующую, от извержения очередного потока семени, палку каджита, вынудив того громко щелкнуть зубами и зарычать.        С громким «Чпок» снимаюсь в каджитского дрына, выплескивая следом все, что каджит так объёмно в меня спустил.        — Е*етесь? Это хорошо. — Раздался подозрительно знакомый голос, от которого каджит дернулся в попытке встать, но лишь засадил свой дрын обратно в хорошо растянутую и смазанную дырку, заставив меня охнуть, и осесть на кота.        Подняв взгляд, обнаруживаю на границе барьера довольно знакомую простодушную рожу парня в одеянии мага уровня новичка.        — Сэм? — Задумчиво вопрошаю, чувствуя жопой не только достоинство моего кота, но и неприятности.        — Во плоти. — Усмехнулся он, и щелкнув пальцами, открыл фиолетовый портал в Обливион. — Идем, поговорить надо.        — Джек? — Кот выглядел немного напуганным, наблюдая как парень смело шагает в портал. — Какого…        — Идем. Раз надо, значит надо. — Все же я снялся с кошачьего дрына, и подмывшись, плеснул чистой воды на кота, смывая следы его спермы.        — А кто он? — Кот поднялся следом, и посмотрел на гору вещей, в которые в мокром виде лучше не влезать.        — Сангвин. — Взмахнул палочкой, высушивая мех кота и быстро одеваясь.        — У нас проблемы? — Нахмурился кот. Он собрал мысли в кучу и успокоился.        — Сейчас и узнаем. — Взяв Дар’Пала за руку, мы вышли из-под щита и шагнули в портал.        На сей раз переход в «Царства наслаждений» прошел более удачно, и мы с каджитом вывалились на ковер.        — Выпьем? — Жирный пепельнокожий дремора поставил перед нашими носами два золотых кубка с заманчиво пахнущим бренди.        — Самое то после хорошего анала… — Блаженно бурчу, вставая с притихшего Дар’Пала.        — А то! — Улыбнулся во всю ряху Сангвин.        — Ух-тыж-мля! — Каджит скопировал одно из моих выражений, как только разглядел принца даэдра, и вскочив на ноги, спрятался у меня за спиной.        — Не бойся, котеечка, я тебя не обижу, если не попросишь! — С серьезным видом заявил Сангвин, хотя по глазам видно, что он во всю веселится.        — А… Ага… — Кот ошарашенно смотрел на принца даэдра, машинально приняв кубок с выпивкой из моих рук.        — Чего звал-то? — Отхлебнул бренди и едва не застонал — очень вкусное пойло, а как по горлу прошло, так я и вовсе стал добрее на сегодня.        — Ай, только пришли, и сразу к делу? Давай хоть до кресла дойдем, — фыркнул Сангвин, и босыми ногами пошлепал через зал, машинально поправив набедренную повязку на серой заднице.        — Ладно. — Пожал плечами, и пошел следом, таща на буксире пришибленного кота.        — А его не раскорячит твоими миазмами? — Спросил в спину у принца, имея в виду воздействие на моего супруга.        — Нет, вы оба устойчивы. — Махнул рукой Сангвин.        Дар’Пал совсем уж некультурно таращился по сторонам, шерсть дыбом, челюсть отвисла, и мертвая хватка на моей руке. Все же, это он, как местный, весьма и весьма впечатлен творившимся вокруг нас развратом и чревоугодием. Я же, как человек, проживший половину жизни в интернете, видал и не такое, хотя сам до сих пор под впечатлением. Ну а каджит… Хмм, видя, как он чуть согнулся в поясе, но все равно не смог скрыть свой стояк, могу сказать, что впечатлился он весьма надежно… Главное, чтобы пуговицы на штанах выдержали, а то я помню, как этот таран умеет высвобождаться сквозь одежду. А ведь только сливал… Похотливое создание.        Прошествовав через зал, мы наконец добрались до того самого стола, за которым говорили в прошлый раз. Как и тогда, Сангвин согнал двух дремор со стульев, но те опять не растерялись, и подхватив проходящую мимо разносчицу в наряде из серии «В Чем Мать Родила», тут же разложили ее на этом самом столе, прямиком перед нами. Сангвин оценил, и подвижную скульптуру из трех пепельнокожих тел убирать не велел. Каджит же впился в действие взглядом, а мне показалось, что ниточки на пуговицах уже затрещали…        — Вы зачем в храм Ноктюрнал идете? — Спросил в лоб владыка похоти и чревоугодия.        — Вернуть права на его душу. — Кивнул в сторону каджита, который старательно не смотрел на сцену сношения. Проблема в том, что сношалась сейчас половина зала.        — Хмм… — Сангвин плюхнулся на свой трон, ну а мы следом уселись на стулья. Принц долго о чем-то раздумывал, чесал сальную бородку и в упор смотрел на нас, от чего Дар’Пал пытался вжаться в стул. — Мда.        — Чего? — Не понял я реакции Сангвина.        — Да вот, вспомнил, как ты отшила Клавикуса Вайла с Хирсином, так сразу перед глазами предстает картина, как ты набиваешь е*ало аватаре Ноктюрнал в ее храме.        Некоторые соседи за нашим столом, не поглощенные процессом бесконтрольного соития, подавились закусками. Дар’Пал нервно дернул ухом.        — Не исключено. — Задумчиво протянул, отпивая превосходный напиток.        — Вот только проблема в том, что твой котик, фактически, у нее в заложниках. — Поерзал принц, удобнее втискивая свой зад между подушками на троне.        — Потому мне бы не хотелось доводить до крайностей. — Соглашаюсь, понимая корень проблемы. — А все потому, ей насрать на то, что меня прикрывает Ситис, и через Дар’Пала может мной манипулировать.        Кот, услышав это, резко напрягся со страхом взглянув на меня. Положил поверх его руки свою, с немного сжал.        — Об этом я и хотел предупредить. — Довольно кивнул Сангвин. — И раз уж вы согласились погостить у меня, могу заверить, что сейчас она нас слышать не может, и можно обсудить варианты открыто.        — А они есть? — Приподнял бровь, глянув на Сангвина.        — Есть, от чего же им не быть.        — Можешь снять привязку?        — Могу. — Кивнул принц, и щелкнул пальцами, подзывая свободную наливашку, обновляя напиток в кубке. — Но не буду. Понимаешь, мы не лезем в дела друг друга. А если и лезем, то по очень веской причине. Боюсь, создать такую причину тебе будет не по карману даже с моими расценками.        — Понимаю. — Со вздохом слямзил огурец из соседней тарелки, захрустев им на половину зала. — Вариант с разбитием лица звучит все заманчивее…        — Я бы посмотрел с удовольствием. — Заржал рогатый дремора.        — Может, ты можешь посоветовать того, кто сможет освободить душу от влияния даэдра? — Задумчиво отпиваю из кубка.       — А может и могу. — Согласился Сангвин.        — Цена?        — Ай! — Махнул он рукой. — Это лишь догадка, я не знаю, сможет ли он помочь вам, или же нет.        — Он?        Дреморы на столе с громкими стонами кончили, и покинув гостеприимно растянутые отверстия своей «жертвы», покинули место преступления, оставив подавашку истекать светящимися выделениями на столе.        — Да есть у меня тут один умник. — Сангвин глянул куда-то вверх, на один из залов, что плавает в пустоте над нами. — Всем уже мозги вынес своими великомудрыми изречениями.        — Познакомишь? — Навострил уши.        — Сами дойдете. — Принц махнул рукой, и с края зала, там, где отсутствует стена, появилась длинная лестница без перил.        — Понял. — Поднялся со стула. Каджит тут же переместился рядом ко мне, ну а я, глянув на балдеющую дреморку, взял с подноса мимо пробегающей подавашки стеклянную бутыль, и примерившись, вставил в оттопыренный зад донышком вперед, подмечая, что залетело почти со свистом. Сангвин удивленно на меня посмотрел, как и Дар’Пал. — Не, ну я что ли виноват, что здесь открыто?        Сангвин громко заржал, откинувшись на своем троне, а я потащил охреневающего каджита за собой. Видя, что ему сложно ходить, расстегнул ширинку его соловьиной брони, выпуская шипастую колбасу на волю, после чего был вознагражден стоном искреннего облегчения.        — С-с-спасибо… — Шумно выдохнул каджит.        — Не парься, по себе знаю, как это порой неудобно. — И сцепив пальцы в замок, потащил кота за собой вверх по лестнице.        Шли мы добрых десять минут. Главное — не смотреть по сторонам, а то этот сюрреалистичный пейзаж переливов всех оттенков фиолетового быстро выносит мозги и повышается шанс улететь в воды обливиона, так как кроме самих комнат и лесенок в этом плане больше ничего и нет. К счастью, эта лестница все же кончилась, и зал, встретивший нас, был битком набит данмерами, каджитами и аргонианами, от чего меня заметно покоробило. Типичный пример цивилизации серожопых, даже сам зал был оформлен в национальном кимерском стиле, ну а его наполнение во всю распивало пахучий матц, и сношало зверолюдей в рабских ошейниках с поводками. Нет, борцом за справедливость и равноправие рас я не являюсь, так что данный пейзаж я вытерпел, но на нервы это сработало — отозвалась моя половинка-предшественница.        Ну, а в самом конце зала, обнаружился леветирующий двухцветный недобожок…
Примечания:
Хмм, в ворде выглядело на девятнадцать страниц, но что вылезло, то вылезло.
Огромное спасибо aury за плюшку!


Сказать ваше "Спасибо!" или кинуть тапком можно теперь с помощью Яндекс.Деньги!
С миру по нитке - Автору на шоколадку!
https://yoomoney.ru/to/4100116057834208
Или сразу на карту 5469 3004 8636 1857
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты