Болван

Джен
R
Завершён
37
«Горячие работы» 68
автор
-Ms.Todd- бета
Размер:
293 страницы, 35 частей
Описание:
ТАРДИС совершает опасный переход и цепляется к кораблю колонистов, который следует с Вашты на Мондас с гуманитарной помощью. Таймледи предсказала, что именно в этой точке Измерений произойдёт что-то важное, и действительно: вскоре ТАРДИС ловит поступающие коды идентификации другой ТТ-капсулы, чьей отправной точкой является Галлифрей.
Меж тем в тысяче световых лет от пространственной тропы на планете Сол-III в Хранилище продолжается другая манипуляция.
<...>
Второй цикл Изобретатель.
Примечания автора:
Первый цикл: «Изобретатель» (Рабочее название «Заключённая») https://ficbook.net/readfic/8535158

Работа писалась с 8 августа по 8 декабря и включает в себя данные канона, показанные в 11 сезонах ньюскула. 12 сезон и далее история будет использовать по своему усмотрению и уходить в большее АУ.
Пояснения, обсуждения, анонсы: https://vk.com/lt_zapiski

Обложка: https://sun1-29.userapi.com/j-9msNk2_yhHyPVRn0g5vQbJU1tXsgIl6bNGyQ/_gOLsIZfZe0.jpg
Статья с пояснениями:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 68 Отзывы 4 В сборник Скачать

Перемены

Настройки текста

Университет Святого Луки, Бристоль

      Заключённый в деревянный корпус пузатый телевизор на хилых ножках стоял в дальнем углу помещения. От его верхушки отходили искривлённые антенны, а на экране плясала нестабильная картинка, которая, если судить по виду аппарата, должна была быть чёрно-белой, но была цветной. Из динамиков телевизора раздавалась восторженная речь диктора, прерываемая помехами, как и само изображение. Мужчина с зачёсанными назад волосами в выглаженном костюме и галстучке говорил:       — Монахи принесли мир, равноправие и будущее на нашу планету. В честь их появления власти британской колонии установили новый памятник лидерам, на открытии которого нам выпала честь побывать! Давайте посмотрим…       Мисси хмыкнула. Она поставила ступню на край стоявшего чуть дальше пуфика и слегка наклонила согнутое колено, чтобы не загораживать экран. На ноге Повелительницы времени сидел А10 — он обнимал её холодными манипуляторами, время от времени вибрируя, когда в новостях появлялось что-то вправду «новое», и заинтересованно следил за репортажем.       Его интереса Мисси не разделяла, а смотрела больше за компанию и от скуки. Телевизор меж тем показал изображение только-только установленной статуи.       — Гляди, ещё одна, — язвительно протянула Повелительница времени и зашуршала бумажным пакетом, пытаясь достать из него лакомство. — Хоть бы дизайн меняли — что за поразительная стабильность? — фыркнула она, скривив губы, а затем отправила в рот сырную палочку.       С экрана на двух зрителей уставился, взятый крупным планом, золотой лик, покрытый золотым капюшоном, и поднятая в примирительно-просветительском жесте золотая рука. Мисси изучила картинку и, дожевав палочку, проговорила:       — Они даже гниющие струпья сгладили, какая уж тут достоверность?       — Гу, — согласился А10 и тут же добавил трель подлиннее.       Мисси хмыкнула.       — И вправду — комплексы. — Повелительница времени улыбнулась шире. — Серая гниющая кожа, впалые глаза, вонь… — она скривилась, — такая, что через стены Хранилища пробивалась. А ведь я помню, как они чистили университет!       На мгновение в груди что-то сдавило, так что Мисси зашуршала пакетом тише. Она посмотрела на продолжавшийся репортаж о статуе, со смесью тревоги и иронии окинула взглядом согнанную толпу и обернулась на запертые двери Хранилища.       У них ей привиделся изменчивый силуэт другого Повелителя времени, и сердца в груди пропустили пару ударов. На мгновение в помещении словно бы послышался щелчок открывающегося механизма, от звука которого по рукам и ногам пробежала зябкая дрожь. Дыхание спёрло. Мисси прикрыла глаза, вспоминая больше, — манеру речи, голос с хрипотцой, и её собственные полные язвительности и злобы слова. «Но такой ли она была настоящей?» — Мисси тяжело выдохнула, широко распахнула глаза и замотала головой.       — О нет-нет-нет, — пробормотала она.       Оставив пакет, Мисси подалась вперёд, взяла А10, на что дроид издал предельно удивлённое «уу-у-ук», и прижала его к себе. Маленький помощник завозился в объятиях и обхватил её руки своими манипуляторами, вибрируя и слегка нагреваясь. Мистрис не смотрела на двери, вместо этого она гладила ставший тёплым корпус дроида. Этот корпус был белого цвета, и Повелительница времени постепенно успокаивалась, глядя на него.       — Хороший мой.       — Гу-у-у, — согласно протянул А10, мигнув алыми индикаторами на фильтрах.       — Маленький мой.       — У-у-у-у.       — Спасение ты моё в этом заключении.       Мисси крепко прижала его к себе, подтянула ноги, поставив их на кресло, и замолчала. «И как ты могла такое подумать?» — сурово отозвался внутренний голос, на что Повелительница времени лишь скривилась. Она бездумно смотрела телевизор, почти не слушая то, что говорил репортёр. Однако кое-что всё же привлекло её внимание.       — А мальчик ничего такой, — протянула Мисси, осматривая ведущего.       И тут картинка сменилась на изображение Доктора, запертого Монахами где-то далеко-далеко. Мисси напряглась — настолько сильно, что перестала дышать. Ногти сдавили металлический корпус и стекло купола дроида, пальчики на ногах сжались. Повелительница времени прищурилась.       Доктор находился по ту сторону экрана, но отчего-то сейчас Мисси показалось, будто он был здесь, в Хранилище, и смотрел на неё. Контакт глаза в глаза, где Повелительница времени едва смогла отвести взгляд. Она продолжала смотреть на серые растрёпанные волосы, сухое морщинистое лицо и лёгкую улыбку.       А10 тревожно загудел.       — Не этот, — попыталась отшутиться Мистрис, делая выдох.       Дроид поддержал её коротким звуковым сигналом и скованно похлопал передними манипуляторами по рукам Повелительницы времени. Индикаторы на концах фильтров мигнули ярче. А10 завозился, поворачиваясь визором к экрану, а затем стал дистанционно переключать каналы — однако куда бы он ни попадал, везде шли «просветительские» речи Президента Сол-три. Ощущая поддержку дроида, Мисси напомнила себе о Хранилище и улыбнулась шире.       — Ирония, не правда ли? — не то с тревогой, не то с весёлостью пробормотала она.       А10 любезно уточнил, что именно Повелительница времени посчитала иронией, и она пояснила:       — Он запер меня в ящике, пускай и с моего согласия, а теперь сам заперт в ящике.       Мигание каналов сбросило с сознания оковы наваждения. Мисси отпустила А10, и дроид устроился на её коленях, продолжая сражение с кабельным телевидением. Потянувшись вниз, Повелительница времени вновь взяла пакет, зашуршала им и вытащила вредную палочку. «Может, это и к лучшему, хм? — размышляла она, медленно жуя лакомство. — Четыре месяца без него и его посягательств. Время разобраться и понять. И пока всё тошно».       Мисси сконцентрировалась на этих мыслях, поочерёдно облизала тонкие пальцы, затем нырнула за следующей палочкой и продолжила угрюмо размышлять. Когда и со вторым лакомством было покончено, Повелительница времени вдруг откинула голову назад и низко засмеялась. А10 завозился на её коленях, отвлёкся от телевизора и уставился на хозяйку.       Её худые плечи дрожали, губы скривились в оскал, а смех постепенно становился всё тише. И тут Мисси опустила голову, перекатила её набок и взглянула на Доктора так, что А10 испустил короткое «йой». В привычно ледяных глазах задрожал янтарь.       — Ну и как коробочка? — рыкнула она не своим голосом.       А10 вскинул передний манипулятор в сторону телевизора, индикаторы мигнули пару раз, и лицо Доктора погасло. Вместо него стал появляться список ещё непросмотренных сериалов и мультфильмов, которые Мистрис выбирала в самом начале своего заключения.       Повелительница времени заморгала, покачала головой и вздохнула. А10 любезно уточнил:       — Гугугугубррр?       — А? — Мисси скучающе посмотрела на список названий на экране и прикрыла глаза. — Выбери что-нибудь на свой вкус.       А10 задачу принял. Мисси меж тем оставила на животе пакет из-под сырных палочек, положила руки на подлокотники и сконцентрировалась. «Почему бы не отправить эту фразу сквозь Измерения, хм?» — задумалась Повелительница времени, расширяя собственный ментальный фон.       Он коснулся подступающих ближе Измерений, с лёгкостью открыл сознание и чувства, отрезая Мистрис от настоящего. Повелительница времени копнула глубже и попыталась нащупать среди множества голосов один — тот, что изменялся, но в то же время оставался постоянным. Однако тщательные поиски привели к иному. Из далёкого уголка пересечения Пространства и Времени на зов отозвался чей-то юный голос. Он произнёс лишь одно слово — обращение, сложившееся в длинное имя, которое, казалось, всё состояло из шипящих согласных и непроизносимых сочетаний звуков.       Мистрис замерла. «Что?» — сипло повторила она, поднимаясь и не слыша, как А10 удивлённо загудел. Дроид едва успел включить двигатели, чтобы не шлёпнуться на пол. Повелительница времени пошла вслед за голосом, когда тот снова повторил её настоящее имя.       «Этого не может быть», — тревожно повторила Мистрис, ступая в тёмное пространство Хранилища — туда, где сгустились воспоминания. Принимая формы диковинных размеров, они высились, подобно окнам, в разные участки Измерений и напоминали Повелительнице времени о самом первом видении, принесённом параллельным потоком хода истории.       — Но здесь нет параллельного потока, — возразила она себе. — Это уже было. Это прошло, — не веря, шептала Мисси, продолжая идти.       Чёрные тени начали шипеть, затягивая пространство, и вдруг ледяной пол под стопами потеплел. Стало щекотно. Мисси опустила взгляд и увидела рыжую траву, а стоило раскинуть руки, как пальцев коснулись длинные стебли. Повелительница времени осторожно провела по ним и улыбнулась в ответ на ласковые прикосновения рыжей травы.       Пространство наполнил звук колокольчиков и шум ветра. С новым порывом перезвон усилился и зазвучал иначе. Мисси шла сквозь траву, касалась её и ловила себя на внутреннем спокойствии, незнакомом ей. Вдохнув глубже, она не стала сопротивляться и позволила воспоминаниям и эху Измерений унести её. Образы родного дома приобрели яркие краски и предстали такими, какими Повелительница времени запомнила их с детства.       Мелодия далёких колокольчиков из поселения галлифрейцев дополнилась мелодией планеты, балансировавшей на сенсорном и ментальном восприятии Измерений. Когда-то её слышали Пифии, а последовательницы Праматери перекладывали её текст на предсказания и сказки. Когда-то от неё отвернулся Рассилон, и новые Повелители времени построили мир на логике, контроле и глухоте. Теперь Галлифрей пел песни самому себе, тоскуя по раздробленному гражданской войной народу.       Мисси остановилась, когда небесная трель достигла пика. Она открыла глаза и взглянула на рыжее из-за трансдукции небо. За ним светился бордово-чёрный нестабильный мир Карна, ставший убежищем для матерей и детей Пифий — местом давно ушедшего прошлого, построенного на сенсорике и ментальной составляющей. А если повернуться на север, то можно было увидеть, как над горизонтом возвышался величественный шар Капитолия, пестревший в сумерках золотым и рыжим — с его строительством был заложен фундамент оплота науки и технологий, отразивший другую крайность.       «Мы вечно бегали — от одной крайности к другой, и где мы сейчас?» — с тоской подумала Повелительница времени, ловя песнь Галлифрея и отворачиваясь от Карна и от Капитолия. Она провела руками по шершавым стеблям травы, сжала несколько и с почти ребяческой счастливой улыбкой огладила их пальцами. Всё в груди сжалось.       И тут Измерения повторили её имя, оставленное на заре первой инкарнации. Спину обдало холодом. Мисси отпустила стебли и обернулась на голос.       — Ты, — потрясённо пробормотала она на выдохе.       В нескольких шагах от Повелительницы времени оформился призрак давно ушедшего прошлого. Собранный по отголоскам Измерений и эха, оставленного в памяти самого Галлифрея, образ явил лик юной Повелительницы времени в одежде Прайдонской фракции. Обмотки спускались почти до земли и терялись золотыми всполохами в рыже-алой траве, а чёрные косы были украшены пёстрыми цветами алой грайдории и золотых звёзд-сарлэйн. Небесного цвета глаза устремились в бледно-голубые.       — Привет, Кощей, — холодно, подобно эху, произнёс призрак.       — Привет… — словно бы не своим голосом, пробормотала в ответ Мисси. Привычной спеси, язвительности или сарказма не осталось.       Повелительница времени недоверчиво осмотрела образ напротив, оглянулась на виды Галлифрея и прижала к груди кулак. Пространство вокруг продолжало удерживать картины прошлого, но где-то далеко-далеко сохранились осколки, напомнившие Мисси о Хранилище. Повелительница времени задержала на них долгий взгляд.       — Это эхо, созданное Измерениями, — попыталась пояснить призрак.       — Скорее магия прошлого, — нервно хохотнула Мисси, покачав головой. — Пифия, её магия, их сказания, — она развела руками, — они говорили о таком, но чтобы оно существовало и вправду…       Мисси покрутилась на месте, продолжая качать головой, а затем повернулась к образу.       — Зачем?       — Галлифрей всегда с его детьми, — назидательно отозвалась призрак.       — Да, я знаю. Всегда. — Мисси пожала плечами. — Но почему именно ты?       — Потому что это тебя гложет.       Повелительница времени нахмурилась, и другая Повелительница времени продолжила:       — Ты пребываешь в сомнениях, тебя тревожит будущее, когда придётся принимать решение. Оно пугает тебя, и я понимаю.       — Почему это не может быть очередной ложью? — недоверчиво фыркнула Мистрис, делая шаг. — Что если ты очередная приманка? Доктора, Богов, Стражей — ещё какой-нибудь абракадабры, сотрясающей Измерения?! — разозлённо вспыхнула она.       Призрак выдержала её взгляд, только подняла голову выше и уверенно смотрела в ответ, а вот у Мистрис по рукам пробежала зябкая дрожь, сдавившая горло. Она сжала ладони в кулаки, осматривая образ напротив: светящиеся ярко-синие глаза, лучившиеся добротой и искренностью, чистую смуглую кожу, не знавшую ни бурей материков, ни проливных дождей джунглей, пухлые губы, которые так часто улыбались. Мисси выдохнула, прикрывая глаза, но образ всё равно настиг её.       — Прислушайся к себе, Кощей, — ответила призрак, привлекая к себе внимание Повелительницы времени. — Если я призрак тех, кто был тобою назван, ты почувствуешь.       — Почувствую… — повторила Мисси с иронией, но к ментальному фону всё же прислушалась.       Она сильней открыла себя Измерениям, сконцентрировала чувства на образе эха прошлого и стала искать что-нибудь нездоровое, злое — такое, что не заслуживало бы доверия, либо вызывало панику или агонию. Но секунда проходила за секундой, а всё вокруг лишь продолжало наполняться балансом и звуками небесной мелодией, тогда Мисси открыла глаза и с позабытой, несвойственной ей теплотой осмотрела призрачный образ.       — Элейтенатоакдаон, — прошептала она.       Эхо ответило полным именем Повелительницы времени. Мисси улыбнулась, ловя то, как каждый слог нашёл созвучие в музыке самой планеты, и коснулась руками смуглого лица напротив. Белые пальцы огладили холодную кожу, провели по чёрной косе и цветам, ответившим на прикосновения яркими переливами. А затем ядовитые воспоминания задушили Мистрис, и она заговорила тревожно и тихо:       — Я отомстила. — Мисси вскинула брови, делая шаг ближе, и обхватила пальцами округлое лицо. — Каждому Дому, Элейтена. Каждому Повелителю времени. Я сделал это, потому что не мог рассчитывать на правосудие Советов.       Помедлив, Мисси неохотно призналась:       — Я сделала это, потому что я чувствовал боль. Она выжигала меня.       Пальцы огладили жёсткие чёрные волосы, спустившись вниз по косе, и Мистрис вспомнила то, как сама заплетала их, цепляя под каждым витком собранные младшей кузиной Дома цветы. Многие из них ещё хранили в себе утреннюю росу и даже не раскрылись.       Молчание затягивалось. Внутренние терзания съедали Мистрис, и она опустила руки, собираясь уйти.       Но.       — Я знаю, Кощей, — без тени страха проговорила Элейтена.       Повелительница времени посмотрела на другую Повелительницу времени и почувствовала, как стыд и паника понемногу отпускают её. В юном родном лице не было осуждения или страха, Элейтена по-прежнему одаривала её спокойствием, как и мелодия Галлифрея, приносившая внутренний покой. А затем младшая кузина сказала то, что боялась услышать Мистрис и от чего, возможно, убегала тысячелетиями:       — Но пришло время отпустить и идти дальше.       Мисси опустила взгляд. Кузина протягивала ей спиралевидный музыкальный инструмент, на котором светились галлифрейские круги мелодии. Дыхание снова перехватило. В сознании ярко вспыхнуло слово «нет», отразившееся во внутреннем и бессознательном.       Краска хлынула к лицу, паника читалась во всех чертах. Мисси сипло вдохнула и среди поднимающейся бури уловила другую мысль: «И сколько можно бегать?» Вторя за мужским голосом неопознанной инкарнации прошлого, Повелительница времени увереннее задала себе этот вопрос, а затем вгляделась в Элейтенатоакдаон.       Выдохнув, Мисси всё же потянулась к инструменту. Вот только взялась за него не своей рукой — ладонь убитой младшей кузины Дома Оакдаон накрыла смуглая рука первой инкарнации.       — Пришло время, — неохотно, ещё не соглашаясь и не принимая до конца, прошептала Кощей. Её голос тоже принадлежал первой инкарнации.       Элейтена улыбнулась шире, кладя поверх руки Кощея левую ладонь. Мягкие пальцы огладили жёсткую сухую кожу, поддерживая и желая помочь, так что старший кузен не сдержался и улыбнулся в ответ, ловя себя на непривычном ощущении тепла. Младшая продолжала:       — Всегда помни тех, кто стоит за тобой, кто принимает тебя…       Кощей вспомнила тени, которые возвышались позади первой инкарнации во время ментальной медитации, в особенности широкий солнечный полукруг, затем припомнила пожилое лицо, которое увидела на Галлифрее во время его спасения. После перед ней предстали и другие лица, похороненные, как ей казалось, навечно в глубине сознания.       — …И то, что сделало тебя такой, какая ты есть.       На этот раз память явила образы всех предыдущих воплощений. Повелительница времени вдохнула глубже и ощутила лёгкое, но уверенное прикосновение ладошки к собственной груди. Она посмотрела на Элейтену, и та ответила мягким постукиванием пальцев.       — …И только тебе решать, какой ты станешь.       Призрак стал исчезать. Мисси прикрыла глаза, чувствуя дрожь, пробегавшую по конечностям и оседавшую под кожей. Ей было и жутко, и вместе с тем необычайно спокойно. Подобное напомнило Повелительнице времени аномалию, когда именно в центре бури оказывалось безопаснее всего.       На вдохе она открыла глаза. Образы Галлифрея померкли и заменились серым убранством изменённого Хранилища, но песнь планеты ещё раздавалась в Измерениях. Напротив замаячили белые переливы, и Мисси устало улыбнулась заботливому А10, интересовавшемуся её состоянием.       — Мне нужно время, — пробормотала она устало. — Всё в порядке.       Опустив взгляд на ладони, Повелительница времени сжала пальцы и потёрла их друг о друга, всё ещё ощущая вес музыкального инструмента погибшей кузины.       Немного позже Мисси стояла на возвышении в центре Хранилища — там, где располагалось фортепиано, крышка которого сейчас была опущена. Она сменила шорты и майку на привычный фиолетовый костюм, подготовленный и выглаженный А10 до идеального состояния. Сам дроид сейчас убирал собравшийся за годы заключения хлам, прибирался и вёл себя предельно тихо, чтобы не мешать хозяйке.       Сжимая пальцами одной руки запястье другой, Мистрис концентрировалась на ощущениях и, раскрываясь Измерениям, ловила приходящее эхо из параллельно идущего сильного потока. Оно принесло голоса говоривших — мужской, Повелителя времени, и женский, другой Повелителя времени. Не плече как будто почувствовалось давление, и Мисси с тёплой улыбкой коснулась его руками, а затем потёрла ладони друг о друга. В груди разлилось тепло — оно накатывало мягкими волнами, почти заглушая пережитый ужас, недоверие и панику перед будущим.       А в самом уголке глаза Мисси приметила и две призрачные фигуры — Мастера и Изз. Нестабильные образы просвечивали. Вокруг них формировался ореол распространяемого ими потока на едином языке Измерений. Чёрно-красные клубы концентрировались вокруг Мастера и агрессивно расползались в стороны, а поток Изз был белым, более спокойным и почти полупрозрачным.       Девчонка подобрала с пола клетчатый плед. После оба разговорились о еде.       «Хотя я бы съела чего-нибудь сытного и сладкого, знаешь ли», — протянула Изз.       «Ну надо же, — в тон ей отвечал Мастер. — А как же твоя диета?»       Повелительница времени улыбнулась шире, щёки тронул румянец. Она надавила на губы, прикрыв глаза, и с удивлением отметила, что всегда холодные пальцы, сейчас немного потеплели.       Мисси постепенно закрывалась от Измерений, и наваждение также постепенно отступало. Повелительница времени посмотрела на неоконченную шахматную партию и, собравшись с мыслями, обратилась к А10:       — Доктору нужны изменения, ради них он и согласился на Хранилище. Он говорил об этом ещё с тех пор, когда был тощим юнцом в полосатом костюме.       А10 отложил щётку, которую до этого сжимал манипуляторами, к другому уборочному инвентарю и с опаской подлетел к хозяйке. Мисси с улыбкой осмотрела на него.       — Тогда я вдоволь поиздевалась над ним, потому не удивительно, что история сыграла в переворот. Он был в клетке, я — президентом Сол-три. Теперь я в коробке, а он — президент Сол-три. — Мисси хмуро осмотрела Хранилище. — Даже типаж спутницы не изменился. Ирония и наказание от Вселенной, каково это, да?       А10 издал неопределённую трель из алгоритмов поддержания разговора. Мисси не стала винить его за протокольность.       — Будучи Мастером я выбрала смерть. Потому что не хотела быть запертой. Сейчас… Я не пожелала повторять ошибки, и… — она надула губы, — думала, что справлюсь. К тому же это было идеальным укрытием от Агентства, но.       Вздох.       — Всё оказалось сложней.       Мисси протянула руки к А10, и дроид упал в них. Повелительница времени, прижав маленького помощника своей спутницы к себе, провела пальцами по потеплевшему стеклу купола.       — Доктору нужны изменения, — повторила она. — И я ему их дам.       А10 не согласился, издав удивлённую трель.       — Пора меняться, — настаивала Повелительница времени.       А10 всё ещё не соглашался, тогда Мисси постучала по его стеклу ноготком и заговорила тише:       — Всё будет хорошо. Ведь у меня есть ты, хм? — Она подняла его выше — так, чтобы визор смотрел ей в лицо. — Без тебя я бы многого не смогла, А10. Как и не смогла бы без своего прошлого и твоей второй хозяйки.       Дроид словно бы смущённо поджал все четыре манипулятора, и белый-белый цвет его купола на мгновение пошёл светло-розовыми переливами, которые почти сразу же исчезли. Мисси это позабавило. Она опустила помощника себе на плечо, и А10 устроился на нём. Дроид немного нервничал — сидеть так было непривычно для систем.       — Рассчитай примерное время до окончания власти монахов на Сол-три, — приказала Мисси. — И добавь монахов в будущие списки.       А10 оставили сомнения. Дроид довольно гукнул.       — Мы же хотим быть предельно гостеприимными? — добавила она.       Помощник протянул трель, отдающую некоторой иронией и сарказмом, а потом загудел громче, принимая протоколы к исполнению. Мисси улыбнулась. Она уверенно осмотрела пространство Хранилища, гордо вскинув подбородок, а затем надолго задержала взгляд на шахматной доске. Улыбнувшись, Повелительница времени оглянулась на двери и ментально послала в Измерения одно короткое сообщение: «Время перемен наступило»…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты