Совершенно (не)ведьмачья история 8

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сапковский Анджей «Ведьмак», The Witcher, Stories: Your Choice (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Геральт из Ривии, Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой, Лютик, Цирилла Фиона Элен Рианнон
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Миди, написано 19 страниц, 2 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Дорожное приключение Кроссовер Повседневность Элементы слэша

Награды от читателей:
 
Описание:
Геральт - легендарный ведьмак, которому выпало совершенно не ведьмачье задание, от которого невозможно отказаться.
И оно вылилось в по-истине невероятное приключение...

[Фанфик спокойно может читаться без знакомства с сюжетом из Stories: Your Choise!]

Посвящение:
Моему обожаему Alan Rohellec (@Alan_McThor в Твиттере) за эту потрясающую идею.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Кросовер с сюжетом "За калииновым мостом" из игры Stories: Your Choise. Геральт, что наверное понятно, занимает роль посленего богатыря (ГГ), Регис - его спутника Некраса. Цири, как дочь Геральта, берёт на себя роль Алёнки.

Канон Ведьмака был весьма изменён в угоду сюжету Калинового моста. Сюжет Калинового моста, однако, тоже будет несколько изменён.

Не уверена, но возможен частичный ООС.

Глава 2.

23 января 2020, 20:12
Сумерки уже опустились на тракт и всю окружающую его землю, когда Геральт и Регис выходят к деревне. Они идут от покосившегося указателя со стёртым названием дальше и чем глубже в деревню они ужодят, тем более знакомой она кажется Геральту. Всё складывается так, будто он уже бывал здесь. Возможно, не раз. А возможно, один раз, но достаточно долго. Редкие проходящие мимо крестьяне смотрят на них с Регисом настороженно. Будто они оба могут нести опасность. И если к подобному отношению к себе Геральт привык, то вот такое отношение к его спутнику настораживало. Но, всегда может быть верным вариант о том, что спутник ведьмака должен быть под стать ведьмаку, в глазах сельчан. Регис озирается по сторонам и иногда корректирует их путь. Он явно уже бывал в этой деревне, потому что вскоре они выходят к корчме. Но останавливаются около доски с объявлениями, когда это делает Геральт. Задание князя никуда не убежит, а вот деньги лишними не будут, думается Геральту.  — Ты, наверное, голоден? — спрашивает Регис. Ведьмак, ранее читавший объявления, поворачивается к нему.  — Да, нам было бы не лишним поужинать, а там и комнату снять, — пожимает плечами Геральт, разворачиваясь ко входу в корчму. Всё равно никаких объявлений, что смогли бы привлечь его профессиональное внимание не оказалось. — Только одна проблема, у меня вообще нет денег, — нисколько не смутившись, оповещает Регис, — Однако, спешу тебя успокоить, ем я мало, поэтому твои кровные проем не сильно. Регис хлопает его по плечу и хитро улыбается, прежде чем пройти вперёд, заходя в здание. Геральт хмыкает ему вслед, думая о том, что перед ним определённо разбойник — вон уже и на его кошелёк руку наложил. В корчме удивительно людно. Геральт не ожидал такого, после почти полностью безлюдной улицы. Однако не ему судить о подобном. Радует то, что никому не интересно, кто они и откуда. Никто просто не обращает на вошедших внимания. Геральта это удивляет, обычно на его появление всегда реагируют. Почти никогда положительно, но всегда хоть как-то. Регис будто принюхивается, после чего довольно улыбается. Геральт вопросительно поднимает бровь. — Чего стоишь, Геоальт? День кончился, а мы с тобой оба живы! Такое праздновать надо! — дружески ударив его по плечу, говорит Регис, ещё раз осматривая помещение. Мужчина быстро вливается в шумную компанию молодых людей и девушек, видимо решив махнуть рукой на своего хмурого спутника, заказывает себе еду и смеётся. Местные принимают его, перешучиваясь и весело общаясь. Геральт готов удивляться лёгкости в общении своего сопровожатого. Однако Геральт несколько ошибся и вскоре Регис машет ему рукой, призывая присоединиться. Геральт чуть хмурится в задумчивости, но решает всё же пойти на зов. Однако именно в этот момент к нему кидается один из местных. — Геральт из Ривии! Ведьмак! — почти восторженно приветствует его немолодой, но ещё рыжий мужчина. Геральт чуть щурится на него, но узнаёт. Однако сказать и слова в ответ ему не дают, — Ох рад тебя видеть живым и здоровым! Мы вот, как ты у нас вурдалака извёл, тоже бед не знаем! — И тебе, староста Позвизд, не хворать, — кивает в ответ на эти слова Геральт. Теперь ведьмаку стало ясно, почему деревня казалась ему знакомой. Пару лет назад он и правда помог её жителям. Правда не с «вурдалаком» — сташным огромным монстром — как все здесь называли это чудище, а с обычным волколаком, который нашёл себе логово в часовинке местного кладбища. Но ни тогда, ни сейчас Геральт не собирался их разубеждать. Кроме того, что морда у «вурдалака» всё же была волчьей, а не птичьей, о чём хорошо говорил принесённый им тогда трофей. Заплатили ему тогда, конечно, не густо. Многим меньше, чем он обычно брал за волколака. Но Геральт и не думал обвинять в этом местных, так как кормили его от души как и днем до того, как он принёс голову чудища, так и почти неделей после, пока он залечивал свои раны. — Ты не стой столбом, присаживайся! Ты у нас гость дорогой, Геральт, — указывая на один пустой стол, рядом с которым они стояли, говорит Позвизд. Геральт пожимает плечами и садится на лавку. Староста садится следом, прежде чем крикнуть, — А ну, лучшего мёду для нашего ведьмака! Властный окрик старосты раздаётся на всю корчму. Геральт чуть усмехается, когда уже совсем скоро к ним направляется сам хозяин с большой, пахнущей правами, кружкой мёда на небольшом подносе. Геральт думает о том, что это невероятно приятно, когда к тебе относятся как к желанному гостю. Хоть иногда. — Какими судьбами к нам? — спрашивает староста, когда кружка опускается на стол перед ними. — Проходили с другом мимо, решили остановиться у вас на ночлег, — пожимает плечами Геральт, отпивая из своей кружки. Мёд оказывается и правда отменным. О настоящем их направлении Геральт решает не распростроняться. Всё же, дело это было, хоть и звучное, но паршивое. А выслушивать ненужного сочувствия и поддержки Геральт не хотел. — А я уж думал, по старой памяти навестить решил, — весело хлопает его по плечу староста. Геральт понимает, что тот на самом деле так не думал. Потому что это глупо. Геральт выдавливает подобие улыбки в ответ на эти слова. Никаких слов в ответ у ведьмака не находится. — Ну, отдыхай тогда. А если нужно будет чего, ты скажи, — ещё раз хлопнув его по плечу, говорит староста и удаляется куда-то по своим делам. Геральт провожает его взглядом до самых дверей. Дружеские удары старосты были в достаточной мере слабее, чем у его спутника. Только Геральт всё никак не может взять в толк, кем же является его новый знакомый. Слишком уж он похож на человека… — Эй, Геральт! Что ты там один сидишь, пошли к нам, — повторяет свою попытку Регис, вырывая Геральта из плена его мыслей. На коленях мужчины уже устроилась какая-то темноволосая девушка, почти что заглядывающая ему в рот, ловя каждое его слово. Геральт не видит препятствия для того, чтобы пересесть к Регису и его новым знакомым. Ему не было особой разницы, где пить. К тому же, вечер и правда выходил хорошим. Ведьмак подсаживается за чужой стол, рядом с Регисом. Мужчина улыбается ему. Девушка, что сидела на его коленях, улыбается ведьмаку тоже, подливая мёда в его почти полностью опустевшую кружку. От Геральта не укрывается, как чётко выражает свои намерения в её сторону его спутник. — А ты с ним, что ли будешь? Если так, то жалко. Красивый он, к нам такие редко захаживают, — вздыхает девушка, оглаживая Региса по плечу. Геральта так и подмывает сказать что-то едкое в ответ, но он сдерживается. Гостеприимство гостеприимством, а особо доброжелателен к нему только староста, а тот уже минут десять как за дверью скрылся. — Не с ним я. Нравится, так пользуйся, я и слова не скажу, — чуть закатывая глаза, отвечает Геральт. Девушка чуть смущённо улыбается, поворачиваясь к Регису, на что тот жарко целует её шею, заставив краснеть ещё больше. — Погулять значит меня отпускаешь? — хитро щурится на него Регис, после чего громко смеётся, — Это славно. Спасибо тебе, друг. Геральт пожимает плечами, хоть ответ от него и не требуется. Регис громко шутит, вызывая дружные раскаты хохота в их компании. Геральт тоже улыбается некоторым его удачным шуткам, вместе с тем прислушивается к тому, о чём болтают вокруг. Однако, ничего хотя бы относительно важного не говорят. Геральт почти не учавствует в разговорах и потому слабо понимает, зачем он понадобился Регису за его столом. Но ведьмаку нет особой разницы. Он просто молча наблюдает за другими и ест. А Регис и правда ел мало, как и сказал раньше. Удивительно мало для мужчины, как отмечает Геральт. Конечно, он и сам часто недоедал, но не в ситуациях, когда мог себе позволить нормальную еду и в достаточных количествах. Даже женщины обычно едят больше, кажется ведьмаку. В какой-то момент к Геральту через стол перегибается человек. Самый обычный крестьянин, только что каштановые волосы всклокочены. — Приятель твой болтает, что вы в Тёмный Лес собираетесь. Я кое-чего знаю о том, что в лесу творится. Могу рассказать, — мужчина недвусмысленно прищёлкивает пальцами, явно давая понять, что за рассказ нужно выложить монету. Геральт хмурится, меряя крестьянина взглядом. — Валяй. Только голову мне дурить не вздумай, — отвечает ведьмак, придвигая монету к собеседнику. Монета чуть скрипит по неровной древесине стола, но никто кроме самого Геральта этого не слышит в общем шуме. — И в мыслях не было! Вижу, с кем болтаю, — поднимая руки в примирительном жесте, говорит мужчина, прежде чем забрать монету. — Вот скажи мне, седой, слыхал ты о Соловье-Разбойнике? — спрашивает крестьянин. Геральт хмурится, такого он никогда не слышал, однако понимал, что крестьяне всякими разными именами называют самых обычных монстров. Особенно, если эти монстры как-то докучали им самим. — Не слыхал. А если и слыхал, то не помню такого, — пожимает плечами ведьмак. — Вот и напрасно! Среди всех разбойников Соловей что-то вроде князя будет — выше всех стоит. А надёжные люди говорят, он сейчас в Тёмном Лесу обосновался, — важно оповещает крестьянин. — Мне то что? Мне за его голову награды не обещали. Да и, как я понял, простой человек он, — отвечает Геральт, думая о том, что не стоила информация его денег. Краем глаза он замечает, что поведение его спутника с сидящей на его коленях девушкой становится всё откровенней. — Да то, что Соловей никого не щадит! Да и не человек он вовсе! Хоть и росту он всего немногим больше человеческого, да во лбу у него только один глаз горит. А убивает одним свистом! Как свистнет, так трава жухнет, а птицы на лету падают! Да что там птицы, люди тоже! Никто не выживает! — горячо оповещает Геральта собеседник. Ведьмак чуть кивает, показывая, что слушает. Таких чудищ он ещё не видел. Может и врёт его собеседник, но что-то подобное и правда могло выйти из-под руки какого безумного чародея или оказаться злой шуткой природы. Может свистом и не убивает, да каким странным гибридом циклопа оказаться и правда может. — И что же против него применяют? — спрашивает Геральт. Вряд ли применяют что-то путное, но любопытство взяло над ведьмаком верх. — А прав ты! Хитрость одна имеется! Чтобы свиста не слышать, нужно уши воском залить. Так и спасёшся, — кивает ведьмаку крестьянин. Геральт отстранённо думает о том, сколько человек таким образом реально спаслись. Наверное, только те, кто Соловья в жизни не видел. — Хитрость, — хмыкает Геральт, стараясь звучать как можно серьёзней, — Ну, спасибо за совет. Может и правда пригодится, коли Соловья встречу. На этом их разговор и оканчивается. Геральт, конечно, не верит, что против гибрида циклопа может быть полезным заливание ушей воском, но крестьянину, что свято в этом уверен, об этом знать совсем не обязательно. Погружённый в свои мысли Геральт, однако, замечает, как Регис удаляется в компании темноволосой девушки. Ведьмак только думает тогда, что главное, чтобы от этого у них не было проблем. Был у него один друг, который почти в каждом месте их стоянки находил неприятностей именно таким образом… Идея подремать прямо здесь отметается Геральтом сразу. Слишком бесполезное занятие. Ведьмак как раз встаёт с лавки, направляясь к корчмарю, чтобы спросить о наличии у него свободных комнат, когда в корчму залетает перепуганный паренёк лет десяти. — Чудище! Люди, чудище! — голосит парень, заставляя всех людей тут же повскакивать со своих мест. Геральт хмурится, но меняет траекторию своего движения. Комната может подождать. Мальчишка кричит о том, что видел как чудище тащило какую-то Альку к сеновалу. Предчувствие говорит Геральту, что итог у этой всей ситуации будет прискверный. Геральт движется в сторону сеновала первым. За ним, он знает, многие остальные, кто не достаточно перепугался, чтобы остаться в корчме, попутно вооружаясь тем, что для этого больше подойдёт. Выйдя за порог, Геральт видит, что вся деревня переполошена. Староста кричит ему что-то о том, как неоценима будет его помощь, но Геральт не слушает. Ведьмак уверенно двигается в сторону сеновала. Тянущий клубок тревожного предчувствия становится тем больше, чем ближе чуть покосившееся строение. Чудище действует тихо, отмечает Геральт, оказываясь около сеновала. Он чуть морщится, жалея, что не расспросил паренька, что именно за чудище он видел. Но прошлого уже не воротить, думает Геральт, толкая дверь левой рукой, тут же вставая в боевую стойку и медленно двигаясь внутрь. В просторном сарае достаточно темно. Только редкие полосы лунного света освещают его изнутри там, где в крыше не хватает досок. Геральт слышит звуки будто кто-то неаккуратно пьёт. Звуки неприятные. Животные. И при этом отчётливо чувствует запах человеческой крови. Ведьмак хмурится. Радует только, что он слышит так же и слабое дыхание девушки. Поворачивая за очередной стог Геральт замирает. Перед ним на сене лежит та самая девушка, что сидела на коленях у Региса. А сам Регис отрывает своё окровавленное, деформированнае первым шагом вампирского обращения, лицо от её шеи и смотрит на Геральта. Внимательно и как-то доверчиво. «Смотри, я не убил её», — говорит это лицо. «Отпусти меня», — молит его взгляд. Геральт недовольно сжимает губы. Обычно бледные, они становятся белыми. Это неправильно. Но Геральт понимает, что вампир не убил её. Да и само сражение с высшим вампиром — верная смерть. Как для него, так и для всех крестьян. Геральт резко машет свободной рукой в строну, вместе с тем опуская меч. Регис кивает ему, испаряясь в облаке синего, почти чёрного, тумана, что за секунды утекает в одну из щелей в досках. — Зараза, — сквозь зубы цедит ведьмак, подходя ближе к девушке. Ещё дышит. И будто находится в каком-то трансе, судя по её приоткрытым глазам. — Лекаря сюда, срочно, — кричит Геральт, зная, что крестьяне собрались рядом. Вскоре он слышит торопливые женские шаги. — Что с ней? — охает немолодая женщина с пахнущей травами торбой, видя так названную Альку. — Жива, но потеряла некоторое количество крови. Не знаю сколько, но мы спугнули чудище, оно не успело убить её, — говорит Геральт, отходя от девушки и пропуская к ней травницу, — К нашему счастью. На последние слова женщина кивает ему, не отрываясь от поисков чего-то внутри торбы. Геральт решает, что помочь он ничем ей не может. Его эликсиры тут скорее навредят. Он выходит из сарая. Первым его встречает староста. Конечно же, спрашивает о том, что это было за чудище. Геральт не позволяет себе скривиться. Только врёт серьёзным и уверенным тоном, что не успел рассмотреть, больно быстрая тварь с длинным телом и четырьмя конечностями. И о том, что им очень повезло, что тварь не успела убить девушку, выпив всю её кровь. Наверное, это был низший вампир, врёт Геральт. Скорее всего альп, вновь врёт Геральт. Они ищут ещё несколько часов. Ожидаемо безрезультатно. Но ведьмак не озвучивает этого, пусть и уверен, что Регис и правда хорошо скрылся. И Геральт не знает, вернётся ли его спутник теперь. Они даже допрашивают того паренька. И выясняют, что чудище было похоже на крепко сложенного человека. Геральт подтверждает, что альп похож на человека. Но не уточняет, что обычно на женщину. Как и не уточняет, что Регис не показался ему сильно уж «крепко сложенным». В итоге все приходят к выводу, что спугнули альпа и его уже не найти. Геральт поддерживает эту мысль, паралельно с этим думая о том, что почти удивительно то, что исчезновение его спутника никто не заметил. А потом его спутник, как ни в чём не бывало, подходит к нему, когда люди начинают расходится по домам. Выходит из другой группы местных.  — Вы тоже ничего не нашли? — так искренне спрашивает Регис, что не знай Геральт правды, непременно бы поверил в то, что вампиру интересно узнать результат.  — Не нашли, — смерив вампира недовольным взглядом, отвечает Геральт и продолжает свой путь к корчме, желая наконец получить свой заслуженный сон. То, что собирается делать Регис его совсем не волнует. Геральт скрипит зубами, но ничего не говорит, когда им с Регисом дают одну комнату на двоих. Кажется, Регис чувствует чужую злость и усталость, потому что не лезет с разговором, даже на глаза почти не попадается. Хоть по лицу вампира и видно, что ему есть что сказать. Зайдя в комнату и пропустив Региса внутрь, Геральт останавливается, закрывая собой выход. Он понимает, что если вампир реально захочет уйти, то он уйдёт. Но эта позиция всё равно придавала уверенности. — Кажется, ты хочешь услышать мою версию событий, — нервно поправляя свою причёску, говорит Регис. Геральт в ответ молчит. Регис проходится кругом по небольшой комнатке. Геральт не торопит. Слишком вся эта история его вымотала. — Если честно, я хотел замять эту часть своей жизни, — нехотя начинает Регис, — Но, чувствую, ты так просто это не оставишь. Геральт, кажется, хмурится ещё больше в ответ на эти слова. Вампир вздыхает, наконец останавливаясь. Оставлять подобное в секрете от ведьмака — было верхом его глупых поступков. — Как ты понял, я высший вампир. Моё имя Эмиель Регис Рогеллек Терзиефф-Годфрой. Мне триста семьдесят лет по летоисчислению людей, — немного кланяясь, говорит вампир. — Немногому ты научился за свои триста семьдесят лет, если так глупо сорвался в первом же поселении, — хмыкает Геральт. Регис улыбается ему широко, уже явно не боясь показать острые клыки. — О, тебе не понять жажды, мой друг. Да, нам нет жизненной необходимости в крови, но жажда, — Регис тянет последнее слово, — Жажда, Геральт, от этого не исчезает. Я стараюсь контролировать себя, но, — Регис вдруг взмахивает руками, будто хочет описать этим свои ощущения. Даже если ему это удаётся, то Геральт этого не понимает. — Тебе не понять, как пьянит запах чужой крови. Как клыки впиваются в чужую податливую плоть… Что такое настоящая страсть, — почти шепчет Регис, всем телом подаваясь вперёд и, буквально в последний момент одергивая себя от того, чтобы взять ведьмака за руку. От жаркого, чересчур открытого взгляда Региса у Геральта будто начинает кружиться голова, а дыхание сбивается. Ведьмак медленно моргает, ранее неотрывно глядя на своего спутника. Ощущение не пропадает. Но и не усиливается, не смотря на то, что Регис продолжает смотреть ему в глаза. Регис резко отстраняется, будто очнувшись. Последний раз смотрит со странным выражением глаз, прежде чем отойти ещё на шаг. — А чем таким князь мог пригрозить высшему вампиру? — спрашивает Геральт, когда через пару минут разговор не продолжается, а неловкая тишина между ними, кажется, начинает набирать силу. — Не волнуйся за это, друг мой, ничего непоправимого, — уходя от прямого ответа, отвечает Регис. Геральт не настаивает, понимая, что ничего не добьётся. Использованное Регисом словосочетание «друг мой» кажется Геральту успокаивающим, хоть раньше раздражало. Скорее всего, из-за недосказанности между ними, думает Геральт. И они молчат. Но тишина уже менее неловкая, будто более задумчивая. — А ты ведь думал, что я разбойник. Но готов был разделить со мною свой Путь, — задумчиво проговаривает Регис, когда они уже почти устраиваются на своих кроватях, — А с вампиром? Готов? Геральт не думал об этом. Потому что это было само собой разумеющееся. Ведьмака оглушает осознание этого. Он даже не сомневался, что готов разделить с ним дальнейший Путь. Это почти пугало. Так не должно было быть. Но так было. Геральт смаргивает ненужные мысли, не решаясь мотнуть головой под этим внимательным взглядом чёрных глаз.  — Готов, — пожимает плечами Геральт, направляясь к одной изкроватей, тем самым ставя точку в их разговоре. Внимательный немигающий взгляд вампира сверлит его спину. Ведьмак показательно снимает мечи и откладывает их, опирая у изножия кровати. Неудобное расположение оружия. Показательное доверие. Геральт понимал, что даже спи он в обнимку с серебряным мечом, это не спасёт его от высшего вампира, если тот и правда решит его убить. Геральт снимает куртку и вешает её на стул. Стул был один, но Регису он вряд ли понадобится. Регису вряд ли нужен сон. Геральт не знал об этом ровным счётом ничего. Только знал, что бой с высшим (или истино высшим) вампиром — это верная смерть.  — Спокойной ночи, Геральт, — усмехается Регис, когда ведьмак ложится на свою кровать прямо поверх одеяла. И наконец сдвигается с места, направляясь к пустой кровати. Но Геральт уже закрывает глаза.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.