IF 8

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Stray Kids

Пэйринг и персонажи:
Со Чанбин, Хан Джисон
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU UST Дружба Нецензурная лексика ООС

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Влюбиться в лучшего друга - что может быть неприятнее и бессмысленнее?
Чанбин называл Джисона неугомонным существом, болтливым придурком, но, в конце концов, самым глупым из них оказался он, Со Чанбин.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
15 января 2020, 00:21
Выбросить из головы лишние мысли, думать только о музыке, было легко еще каких-то три недели назад. Сейчас — абсолютно точно нет. — «Big Deal» — самый крутой клуб. Чан-хен, было бы здорово, нет, это было бы честью, если бы нас туда позвали выступать. Хотя бы с одной-двумя песнями, я большего не хочу даже, хен! Публика там охуеннейшая, я читал отзывы на сайте, сам чекни, если не веришь, представляешь, в каком они будут от нас в восторге?! Пока Чан тихо посмеивался, привычно по доброму слушая Джисона, Чанбин сидел на полу, скрестив ноги, и делал вид, что листает ленту в инста. «Да-да, Deal — фантастическое место, Джисони. Тебе там самое место». Он мог и не смотреть на Хана, он отлично представлял себе воодушевленное лицо младшего, знал, что тот даже запунцовел от восторга. — У нас не имеется таких связей, Джисон, — вздохнул Чан, улыбаясь. — «Big deal» пусть пока подождет. Не думаешь? Может, попытаем счастья с клубом поскромнее и попроще? «Hush», к примеру? Чанбин покосился на Хана. Мимолетно скользнул взглядом по его полным щекам, растрепанным волосам, которые хотелось бы сжать в кулаке. Отмечая чужую расслабленную позу и сверхоживленное выражение лица, Чанбин в очередной раз удивлялся. Что Хан Джисон существовал. Определенно. Жил на этой Земле. Был чьим-то счастьем и надеждой. И его, Чанбина, наказанием. Почему Вселенная так подшутила над Со? А что это, если не жестокая шутка — быть по уши влюбленным в это недоразумение в человеческом обличии по имени Хан Джисон и сходить с ума просто от его мимолетных жестов и голоса? Как же круто он попал. На колени прилетела пачка снэков, а следом зажужжали и над ухом. — Хен, хен, хен, хен, Чанбин-хен, я знаю, ты общаешься с Чонен-нуной! — Джисон уселся рядом и попытался подглядеть, что он там смотрит в своем сматфоне. Чанбин сдержал порыв отодвинуться и с усмешкой посмотрел на младшего. — И? — Ты притворяешься? Ты же слышал, что только что сказал Чан-хен? Что у нас нет связей! А у нас есть! Точнее, у тебя! — воскликнул Хан и ткнул в его грудь пальцем. — Чонен-нуна знает самого Пак Джинена! А тот знаком с директором «Big Deal»! Улавливаете? Он оглянулся со счастливой улыбкой на Чана, тот нахмурился и, в свою очередь, обменялся взглядами с Чанбином. Чонен-нуна проживала в квартире по соседству с родителями Чанбина. Ее общение с Со-младшим сводилось к приветствию в редкие моменты встреч в пространстве между квартирами, и ни о каком близком знакомстве речи не было. — Это неплохая идея? — выгнул бровь Чан, смотря на Со. — Ебал я эту неплохую идею, — отрезал Чанбин. Джисон закатил глаза, а потом прыгнул на диван, чтобы облепить Чана руками и ногами. — Хорошая идея, отличная идея! Чан-хен, я хочу, чтобы 3racha выступали перед большой публикой, у нас есть крохотный, но шанс, давайте постараемся! Чанбин продолжал смотреть в их сторону и встретился с Чаном глазами. Хен просто пожал плечами в ответ на его взгляд, после чего приобнял Джисона за худые плечи. Со наблюдал эти нежности между младшим и старшим каждый день и прекрасно знал, что Джисону все равно. Что к Чану прилипнуть, что к Чанбину. Да что там, он всех в универе переобнял, Хан обладает легким общительным характером, он дружелюбен и открыт — не было смысла ревновать, и однако Чанбин ревновал каждый гребаный раз. — Нет, — сказал Чанбин и отвернулся, чтобы не увидеть чужое разочарование. Он разблокировал телефон и вновь открыл ленту, но прекрасно понимал, что отвлечь себя не удастся. Так и вышло. Раздосадованный Джисон сидел теперь и перебирал струны гитары и напевал печальный мотивчик. Чанбин чувствовал на себе его укоризненный взгляд и то и дело ощущал острое желание дернуть плечом, чтобы избавиться от дискомфорта. Чан засобирался в студию и Джисон вскочил вслед за ним. — Не буду оставаться с Чанбин-хеном, — недовольно протянул он. — Блять, нет, — Чанбин протянул руку, смотря серьезно, — не уходи. Я не смогу без тебя жить! — Пиздабол, ты каждый раз говоришь одно и тоже, но как видим, ты по прежнему жив и в полном порядке! — Джисон фыркнул, покидая комнату Чан-хена под аккомпонемент тихого чанова смеха. Чанбин отбросил гаджет, с усилием потер лицо ладонью, убирая невеселую усмешку, и уставился долгим взглядом в потолок. Джисон может сказать, что скучал. Он может сказать, что любит тебя. Естественно как члена семьи. Он не парится с тем, чтобы открыто говорить о своих чувствах. Если он сказал тебе, что ты незаменим — значит он на самом деле ощущает это, значит ДЛЯ НЕГО именно все так и есть. Ты незаменим, Со Чанбин. Но дело в том, что незаменимым для Джисона является и личный репетитор, Ким Сынмин. И сосед по парте на социологии Хван Хенджин. И Бан Чан — его старший товарищь, друг, брат, тоже незаменимый в его жизни человек. Получается, что Со Чанбин все же не особенный для Хан Джисона? Таких особенных у него полгорода. Чанбин испытывал тихую ненависть по отношению к себе за эти мысли. Мучительно было по кругу рефлексировать и жонглировать одними и теми же обидой и ревностью — опять и опять — и молчать, когда Джисон прямо спрашивал: «А ты меня любишь?» Что он мог ответить? Только правду: «Да, я люблю тебя порой слишком сильно, Джисон». Но именно так отвечать было нельзя. К сожалению. «Молчать. Сколько я смогу молчать, а, Джисони?» Минут через двадцать, понимая, что все равно не заснет, он все же поднялся, натянул толстовку поверх майки и распахнул дверь с целью немедленно последовать за двумя своими лучшими друзьями. — Оу. Прости, — на пороге стояла незнакомая девчонка с румянцем на все лицо. — Привет. — Привет, — Чанбин закрыл за собой дверь. — Искала Бан Чана? Девушка кивнула, неуверенно улыбаясь. Ее глаза, не задерживаясь на его лице, устремились вниз, оценивающе пройдясь по его телу. Чанбин нахмурился, не на шутку озадаченный. Она на всех так смотрит, как хищник на свою добычу? — Его нет, — Чанбин решил ответить тем же и тоже довольно бесцеремонно уставился сначала на ее выпирающую грудь, потом плавно скользнул взглядом по ее стройным ножкам в обтягивающих штанах. Или как у них это называется? Девчонка покраснела еще больше. — Я Хару, Чан-оппа не рассказывал обо мне? Мы довольно… близки. — Меня это касается, — Чанбин прошел мимо нее и поспешил по коридору к лестнице. — Позвони ему. — Ты не сказал как тебя зовут! — крикнули ему вслед. — Оппа! Чанбин сделал вид, что не услышал ее. *** — Ты же обменивался парой фраз с Джексон-хеном? Я видел, на фестивале, ты поклонился ему, а он тебе что-то сказал! — Я сказал, что он круто выступил. Он сказал спасибо. Все! — Значит можно сказать, что вы знаете друг друга? — И что?! — Познакомь меня с ним, пожалуйста, Хенджин. Чанбин закатил глаза. Он сидел прямо за спинами Джисона и Хенджина, записывая лекцию, и невольно прислушивался в их тихий разговор. Хан опять взялся за свое. Неугомонный упрямый придурок намеревался найти нужные контакты, кого-то, кто мог замолвить словечко за 3racha, за их выступление в «Big Deal». — У меня нет его контактов, Джисон. — У тебя есть контакты Джинен-хена. — Джинен-сонбэ сейчас попивает коктейли на Канарах. Я не буду дергать его по пустякам. — Что тебе стоит набрать пять слов в чате «дай плис номер джекс хена» и все, блин! Чанбин угадывал выражение лица Хенджина, хоть и не видел воочию. Наверное, закатывал глаза или морщился. Хван пытался слушать лекцию, но младший не давал, продолжая заебывать неожиданными просьбами. В конце концов Хан своего добился. Вечером Чанбин вернулся в свою комнату в общежитии и застал Джисона, сидевшего на его кровати и хомячащего очередные пачки снэков. Чана не было. Как и его ноутбука. Видимо опять пропадал в студии. Чанбин скинул спортивную сумку в угол и принялся раздеваться, не обращая внимания на гостя. — У меня есть номер Джексон-хена, — наконец радостно сообщили со стороны кровати. — Поебать. То есть, поздравляю. Но это ничего тебе не даст, — равнодушно отозвался Чанбин, стягивая толстовку и джинсы. Оставшись в одних боксерах, он прошествовал к шкафу, чтобы достать шорты и футболку. За спиной затихли, не стало слышно даже характерного чавканья. — С кем ты в качалку ходишь? Внезапный вопрос и явная заинтересованность в чужом голосе заставили Чанбина прервать поиски и обернуться. Джисон странно смотрел на него. — С Минхо, — дернул плечом Со. Он думал, что младший знает. — Сегодня тоже ходил? — Джисон встал, чтобы выбросить в мусорную корзину пустые пачки, Чанбин, не зная зачем, следил за тем, как младший подходит к нему. Как застыл напротив и уставился в глаза. Его близость не была большим делом. Младший иногда вообще имел привычку приближать лицо на совсем уж близкое расстояние, так, что даже его светлые волсы начинали щекотать ему кожу, и невинно улыбаться, но Чанбин приучил себя реагировать на такое довольно спокойно. Не то чтобы навязчивое подсознание каждый раз не начинало требовать податься еще ближе и коснуться чужих губ, но ведь его не поймут, так что да, Чанбин привык. — Тебе не поебать, Джисон? — выдохнул старший. — Отойди и лучше скажи, как ты собрался налаживать близкое знакомство с Ван Джексоном? И как это поможет осуществить твою самую заветную мечту выступить в Deal? — спросил он, отворачиваясь и находя наконец нужную одежду и быстро натягивая ее. — Это не самая моя заветная мечта, — внезапно огорошил его младший. — То есть, это, конечно, круто, выступить там, зацепить внимание важных музыкальных шишек, но то, что я действительно хочу — это нечто другое. Моменты, когда Хан Джисон становится мрачным и невеселым, по пальцам можно пересчитать. Видимо это был тот самый редкий момент. Интересно, чего такого недостижимого его донсэн хочет, что при упоминании этого у него аж настроение падает? — Я скажу тебе, если пойдешь со мной на тусу, — заулыбался Джисон, мигом становясь самим собой. Напряжение, которое ощущал Чанбин буквально несколько секунд назад, растаяло, уступая место удивлению. — Туса в середине недели? — Помнишь Феликса из архитектурного? — Нет, — Чанбин не врал. Еще одной из многочисленных привычек Джисона было заводить новых друзей каждую неделю и непременно знакомить их с Чанбином на всякого рода сходках. Старший перестал сопротивляться этому уже давно, но запоминать бесчисленное количество новых приятелей Джисона было утомительно и Чанбин забил. Феликс так Феликс. Если для Джисона важно тащить его с собой каждый раз, то кто он такой, чтобы отказываться? Когда снова пришлось переодеваться, он опять поймал на себе задумчивый взгляд младшего. Чтобы не вспугнуть, Чанбин отвернулся, хоть инстинктивно и напрягся, и снял с крючка строгую черную куртку. Джисон может смотреть, сколько угодно пристально и долго — Чанбину никогда не придет в голову, что младший может в этот момент банально любоваться им. Эта мысль слишком невероятна. Но вот старший сам с удовольствием смотрел бы на Джисона. Никто не может запретить ему представлять у себя в голове самые смелые картинки. Никто не прочтет его мысли. Дружба с Джисоном совершенно в безопасности именно поэтому — потому что он держит язык за зубами и позволяет себе только фантазировать. О чем угодно. Например, как он скручивает его руки за спиной и прижимает своим телом вот к этому самому шкафу. Джисон в его фантазиях сопротивляется только для виду, он хочет этого не меньше него и хнычет он не потому, что ему страшно, а совсем наоборот — он желает поскорее быть выебанным им, Чанбином. Да, так и есть. Мечтать о таком и не сойти с ума. Глубоко вдыхать и держать лицо. И продолжать строить из себя охереть какого лучшего друга. На вечеринке у Феликса (Чанбин неожиданно для себя вспомнил этого рыжеволосого парня с широкой улыбкой), Со некстати задумался вот о чем: неугомонное сердце Джисона однажды полюбит кого-то. Что он тогда будет делать? Пойдет прыгать с моста или что? И младший никогда так и не поймет, почему Чанбин так поступил? Очередные безнадежные мысли и гребаные рефлексии заебали порядком. Вместо того, чтобы ловить кайф от халявного бухла, Чанбин опять предался любимому занятию ака пиздостраданию. Но недолго. Хозяин вечеринки, тот самый Феликс, подошел и с глазами полными восторга принялся ощупывать его руки. — Охуеееть, — у рыжика глаза округлились от восторга, он беззастенчиво мял и щупал бицепсы Чанбина. — Нахрена тебе такие банки? Я слышал, стероиды потенцию понижают. Рили? — без перехода и с любопытством. Но кажется ответ ему и не нужен был. — Такой твердый, — Феликс своим видом явно напрашивался на продолжение в виде пошлого «я твердый и в остальных местах». Но рядом возник Джисон и Чанбин отвлекся на него. Тот был в порядке, не сильно набравший и спокойно стоящий на своих двух. Закинув руку на плечо Чанбина, Хан улыбнулся Феликсу. — Думаю, нам с ним пора. Ликс, я тебе серьезно советую, как любящий друг. Беги и мирись с Суджон-нуной. Она охуенная, ей нравятся трэки 3racha, она обещала в будущем на наш концерт прийти… Чанбин посмотрел на Феликса и увидел искорки то ли безумия, то ли ревности в его глазах, не понять. Но безусловно его новый-старый знакомый был интересным и в какой-то степени даже чересчур привлекательным парнем. И слишком проницательным? — А вы круто смотритесь вместе, — с широкой улыбкой произнес Феликс, преимущественно смотря на Джисона. Чанбин закатил глаза и попытался отстраниться от Хана, но тот внезапно не захотел отодвигаться. — Гармонично, — продолжил хозяин вечеринки, кивая сам себе. — Спасибо, — заулыбался Джисон. — Ебал я, — фыркнул Чанбин. Младший, то ли случайно, то ли намеренно, сильно впился пальцами в его плечо. — Мы соулмэйты, по нам сразу видно, что мы охуенно ладим. Чанбин мысленно покивал. «Если бы, Джисон. Я б тебе показал, как охуенно…» — Я так и понял, — пожал плечами Феликс, развернулся, помахал им ручкой и пожелал: — Страстной вам ночки. Чанбин набрал номер такси, мечтая свалить отсюда немедленно, а Джисон замер на месте, смотря перед собой в одну точку. — Он имеет в виду нам вдвоем по отдельности страстной ночки или?.. Чанбин покачал головой, бросил Джисону его ветровку и направился к выходу. — Он решил, что мы… парочка, — уже на улице сказал он. На Джисона не смотрел. — В смысле? Со очень бы хотел верить, что Джисон покраснел от смущения, а не от злости. Но когда смущаются, так пристально не смотрят, пытаясь додавить взглядом. Такси приехало очень быстро и избавило Чанбина от необходимости объясняться дальше. Он не расчитал силу, запихивая Джисона на заднее сиденье, и тот стукнулся башкой сперва о дверцу, потом и о само сиденье. Он и не надеялся, что младший забьет. Сначала за спиной раздались исполненные муки вздохи, затем его сиденье пнули, а потом Чанбин и вовсе ощутил, как шею прихватили обеими ладонями. — Ты меня удушить решил? — поинтересовался он. Таксист покосился на них, но ничего не сказал. Похоже им попался редкий экземпляр — неболтливый водитель. — Пока я еще не отключился, я хотел бы кое-что… понять, — Джисон дышал ему прямо в ухо, но хоть хватку ослабил. Чанбин не отстранялся. — Говори, — Со знал, что продолжать не стоило. Джисон будет все помнить, так что он представить себе не мог, как завтра посмотрит в глаза младшему. Но его спросили не о том, о чем он со страхом думал и что ожидал услышать. — Мы же все еще друзья? Да, Чанбин? Без надоевшего «-хен», отметилось машинально. Чанбин выдохнул с облегчением и искренне ответил: — Да, Джисон-а, мы друзья. Мы навсегда останемся друзьями. — Навсегда останемся? — Чанбину послышалось явное недовольство в джисоновом голосе и он удивленно обернулся к нему. — Тебя это не устраивает? — Нет. Абсолютно нет, — Джисон качнул головой и откинулся назад, закрыв глаза. Он заснул. *** «418 а. я там» Весьма содержательно. Чанбин злился и ему очень хотелось сорвать на ком-то свое плохое настроение. Если Джисон динамит его с утра, не отвечая на звонки и игнорируя на парах, значит он очень напрашивается на это. Круто. 418 аудитория была местом сходки фриков, не иначе — небольшое помещение со столом в центре, книжной полкой у одной из стен и одним компьютерным столиком у другой. На подоконнике желтел кактус. Что здесь забыл Хан, Чанбин понятия не имел. Младший ни в каких студенческих клубах не состоял, его волновала только 3racha, а всякие университетские сборища и сходки по интересам он усердно избегал. — Знакомься, это Чонин, это Чанбин-хен, — Джисон не отрывался от своего смартфона, что-то по быстрому печатая и Чанбин нехотя перевел взгляд на второго присутствовавшего в помещении. Парень был явно младше, востроглазый и большеротый, в больших квадратных очках. Он только кивнул Чанбину в знак приветствия, после чего спокойно уселся за комп и включил какую-то новомоднюю игру. — Дай угадаю, — Чанбин подошел к Джисону и склонился над его плечом. Хан и не дернулся, продолжая что-то печатать в телефоне. — Этот малой обладает какими-то связями, очень тебе нужными, потому-то ты здесь и застрял последние пару часов. За спиной хмыкнули. «Малой» не отрывался от игры, но явно прислушивался. — Кого может знать такой задрот? — Много кого, — Джисон повернул к нему голову с недовольным выражением лица. — Увидишь. Чанбин выпрямился, подтянул к себе один из стульев и оседлал его. Джисон отложил телефон и открыто встретил его злой взгляд. — Что? Ну что? Что? — Ты бесишь меня с самого утра, — признался Чанбин. Голос пришлось понизить. Он ощущал практически бессилие. Он не мог не задуматься над словами Хана, но поверить им было трудно. Что младший имел в виду вчера, в такси? «Абсолютно нет». Абсолютно не устраивает как друг? Как его понимать, черт его дери? — Только с утра? Я думал, что всегда тебе нервы треплю, — младший изобразил задумчивость, даже нахмурился еще больше. — Мне вот кайфово с тобой, — серьезно выдал он. — Пойдем отсюда, мне надо кое о чем спросить, — Чанбин не желал свидетелей их разговора и он не понимал, почему Джисон позвал его сюда. Младший всегда заставлял его задумываться обо всяких несуразных вещах. Заставлял Чанбина раз за разом лихорадочно перебирать в памяти его слова в попытке найти в них какие-то намеки, нет, даже шансы на взаимность. Он знал, что вот конкретно об этой фразе «кайфово с тобой» он задумается надолго. — Подожди, сперва я должен кое-что сказать, — Джисон даже не смотрел в сторону Чонина. Чанбил в этом случае мог быть уверенным в одном — ему точно не собираются признаваться в любви. «Не то чтобы я надеялся». Он оказался прав частично. — Это не может быть просто так. Я знаю, что иногда заебываю конкретно, но ты до сих пор со мной. Я уверен в тебе на сто процентов, хен, Чанбин. Если бы я оказался на необитаемом острове, то ты — это все, что мне бы там было нужно. — Я об этом знаю. Но лично я точно не хочу тебя с собой на необитаемый остров, Джисон, — ответа честнее не было. Иногда да, он забывался, но в глубине души он прекрасно знал отношение младшего к себе и запрещал себе питать какие-либо иллюзии. Но вдруг решили еще раз обозначить конкретные границы. Разве это не было лишним? Или Джисон внезапно догадался о чанбиновых «недружеских» чувствах и таким образом решил пресечь все возможные попытки? Смешно. Распинался тут о невъебенной дружбе, но все равно настолько плохо его знает. Глупый Джисон. — Я не вынесу болтливого и неугомонного Хан Джисона 24/7 рядом с собой, и у меня не будет даже перерывов и отдыха. Слишком жестоко. — Именно. Поэтому я счастлив, что ни на каком необитаемом острове я не оказался, — Джисону много не требовалось, чтобы вновь стать оживленным и развеселым. Одно из тех качеств младшего, что вызывали зависть. — Так что ты хотел спросить у меня? Неторопливо зашагав к двери, Чанбин равнодушно дернул плечом. — Ничего важного.