Песнь Морря или Венок сонетов из пожухлых водорослей 9

Souris_rousse автор
Реклама:
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Fallen London, Sunless Sea (кроссовер)

Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Вымышленные существа Дарк Драма Моря / Океаны Подземный мир Смерть второстепенных персонажей Стихи Убийства Элементы гета Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Поэзия морря, слегка отдающая запахом мёртвой тины.

Посвящение:
Посвящается любви к сложной каноничной форме и всему Павшему Лондону, который навсегда в моём сердце.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Написано для ФБ 2016
13 января 2020, 06:32
Сонет 1. О вечной любви Затерянный алтарь среди прибрежных скал. Безумный, я читал молитвы, ветру вторя. Вернуть любимую просил я бездны морря Путями, что в запретных книгах отыскал. Богов всех: Бурю, Соль и Камень заклинал. Молил я в исступленьи темную пучину. Лишь капли крови алой окропили тину Во мгле, средь бурных волн, твой облик увидал. Венок из водорослей в мокрых волосах И след босой ноги на линии прибоя. Тень блеклая — не жизнь — в твоих была глазах... Лишился вмиг всех чувств: и радости и горя. Твой хладный поцелуй как высший дар приняв, Я тихо за тобой побрел в глубины морря. Сонет 2. О принесенной жертве Затерянный алтарь среди прибрежных скал. И я пред ним стою, на жертву обреченный, Простой морряк, в колодки грубо заключенный, Попавший с корабля на этот мрачный бал. Пока жрец темный заклинания завывал, Ужасным ритуалом крайне увлеченный, На голом камне я лежал, завороженный — Родных и близких лица молча вспоминал. О дальних странах я тогда мечтал, и что ж? Недолго бороздил, увы, просторы морря. Теперь же тело мелко сотрясает дрожь. С отцом и матерью уже увижусь вскоре. И видя занесенный над собою нож, Безумный, я читал молитвы, ветру вторя. Сонет 3. О том, что морре всегда берет свое Безумный, я читал молитвы, ветру вторя, Но рёв стихии голос хриплый заглушал. Кидал как щепку наше судно ярый шквал И к гибели вела нас чья-то злая воля. И ты, скривившись, будто бы от сильной боли, Устало опиралась на большой штурвал. Твой голос тихий неестественно дрожал: «Знать морре, наконец, явилося за мною» Огромная волна взяла тебя в глубины — Как будто щупальце неведомого зверя. Я помню ужас свой и мертвый запах тины. Я в пустоту смотрел, глазам своим не веря, Над волнами рыдал, удачею покинут. Вернуть любимую просил я бездны морря. Сонет 4. О счастливых временах Вернуть любимую просил я бездны морря. Обратно, в Лондон, невредимую домой. По трапу шла ты и смеялась надо мной, Рукой поглаживая дремлющего хоря. Ты отправлялась в Колледж, я, с тобой не споря, Но всей душой желая быть всегда с тобой, Отчаянно махал вослед тебе рукой, Беспечности твоей, глупец, невольно вторя. Корабль отчалил, но остался я стоять Пока в конец не опустел уже причал. Не зная, чем еще я мог себя занять... Ах, если б кто мне в этот грустный миг сказал, Как из глубин тебя я буду призывать Путями, что в запретных книгах отыскал! Сонет 5. О поисках запретных знаний Путями, что в запретных книгах отыскал, Копил крупицы темных, страшных знаний И жаждал помощи неведомых созданий, Что Аль-Хазред в трудах безумных описал. Напрасно воздух я словами сотрясал. Среди чреды пустых бессмысленных метаний, Обманутых надежд, напрасных ожиданий — Бессилие своё пред смертью сознавал. Но как-то в самом сердце древнего Базара, Где я, бывало, дни и ночи пропадал, Мне старый букинист с худым лицом кальмара Потрепанную моррем рукопись продал. И вскоре я стоял в безумии кошмара — Богов всех: Бурю, Соль и Камень заклинал. Сонет 6. О музах и поэтах Богов всех: Бурю, Соль и Камень заклинал В делах торговых принести тебе удачу, Пока я над бумагой только время трачу, Тщась описать, что в путешествиях познал. В своих стихах я щедро морре воспевал — Признаюсь, непростую взял себе задачу, Весьма неблагодарную к тому ж впридачу, Но участи иной себе уж не желал. О капитан, мой капитан, любовь моя! Знай, что вовек тебя уже я не покину! В портах неведомых бросаем якоря И вместе мы плывем отважно сквозь стремнину. О счастье вечно бороздить с тобой морря Молил я в исступленьи темную пучину. Сонет 7. О мольбах во тьме Молил я в исступленьи темную пучину. Умерить гнев, затихнуть, сжалиться над нами Скитальцами во тьме, простыми морряками Без топлива и без еды не дай нам, бедным, сгинуть! А ты на палубу, сомнения отринув, Взошла, сказала: «Грех потом отмолим в храме», И мрачно улыбнулась, с этими словами вонзив матросу в грудь кинжал старинный. «Вот плоть его, вот кровь, так ешьте же и пейте! Не стоит, право, корчить горестную мину. О жертве принесенной моррю не жалейте. Еще нам время не пришло во мраке сгинуть.» И морре тихо заиграло нам на флейте, Лишь капли крови алой окропили тину. Сонет 8. О дьявольском искушении Лишь капли крови алой окропили тину, Ты рассмеялась счастливо, наполнив кубки. Янтарные глаза, на шляпке незабудки. О, Дьяволица! Ты свела с ума мужчину! Пикник на темном пляже, легкий ветер в спину, Волна касается подола твоей юбки. Неспешный разговор, улыбки, взгляды, шутки. Шепчу: «Все к дьяволам — тебя я не покину». Закончилось, увы, все быстро и банально — Игристый хмель язык мне вскоре развязал. Желанье душу подарить ты поняла буквально... Чрез час корабль мой уж оставлял причал. Взгляд к берегу — и сердце совершило сальто: Во мгле, средь бурных волн, твой облик увидал. Сонет 9. О непостижимом Во мгле, средь бурных волн, твой облик увидал. В огромной статуе неведомой богини Что высится среди чужой моррской пустыни В сопровожденье свиты острозубых скал. Все было так, как старый свиток предсказал: Отпив глоток настойки горькой из полыни, Взяв верный курс прямой на древние святыни, Алтарь таинственный во мраке отыскал. Тяжелая плита зловещей тьмы темней, Богов забытых барельефы на столбах — И в жертву приносимых им простых людей. Наградой будет мне за пережитый страх, Как нимб на голове божественной твоей, Венок из водорослей в мокрых волосах. Сонет 10. О прелестях безлунных прогулок Венок из водорослей в мокрых волосах... Русалка ты или сирена? Мне не важно. В подводного дворца коралловые башни Меня не заманить камнями на перстах. Мне не избыть пред глубиною дикий страх, Пусть очарован я твоей красою влажной, Но чем водить с тобою под водою шашни Я лучше скоротаю век на островах. Ты опечалена, глаза твои грустны, Знай, предложить тебе хочу совсем иное — Прогулку у воды, пусть мы не влюблены, Но в памяти останутся для нас с тобою Свет дальних фонарей, спокойный плеск волны И след босой ноги на линии прибоя. Сонет 11. Об охоте и охотнице И след босой ноги на линии прибоя, И запах на камнях, и клок моей одежды Тебе позволят отыскать меня, но прежде Скажу, охотница, что жаждал быть с тобою. Желания своего я сам страшусь порою Спасаюсь и бегу в бессмысленной надежде Как поздно стало ясно мне, увы, невежде, Что для тебя я кубок, полный свежей кровью. Лица небесного изящные черты, Что видел и в ночных кошмарах, и в мечтах, За полумаскою летучей мыши скрыты. Улыбка вечная застыла на устах. Ты совершенство, несомненно, но увы, Тень блеклая — не жизнь — в твоих была глазах. Сонет 12. О снах, что видят мертвые Тень блеклая — не жизнь — в твоих была глазах. В колониях гробниц живым давно не рады Но разве может это стать для нас преградой Чтоб время проводить вдвоем в чудесных снах? Прекрасна ты и молода в своих мечтах, Вдали играют золотом дворцов фасады, Я отвечаю тебе долгим томным взглядом, Стряхнув в реальности с тебя могильный прах. Твои бинты давно уже истлели, знаю, Но ты мила и обходительна со мною, И в грезах узников я словно свечка таю. Кружатся мотыльки над нами блёклым роем Познав, что сны как жизнь, но только жизнь иная, Лишился вмиг всех чувств — и радости и горя. Сонет 13. О каменной гостье Лишился вмиг всех чувств — и радости и горя, Когда поймал твой взгляд — два ярких изумруда. Я помню наши письма, встречи возле пруда, И ночь поэзии в «Поющей мандрагоре». Пусть удивляются в салонах нашей паре, В твоих объятьях каменных я таять буду. Шагов тяжелых каждый вечер жду как чуда, За каждый миг с тобой судьбе я благодарен. Ты Галатея, безупречность, изваянье. И будто бы самим Пигмалионом став, Твоей ладони хладной глиняной касанье Щекою ощутив, усталость будней сняв, Я прошептал любви священное признанье, Твой хладный поцелуй как высший дар приняв. Сонет 14. Об обретении и принятии Твой хладный поцелуй как высший дар приняв, Вгляделся пристально в безжизненные очи. Сомненье сердце мрачным червем точит: В стремлении вернуть тебя я был не прав? Что ж, все законы мироздания поправ, О чем нисколько не жалею ныне, впрочем, Один я, в этой вековечной темной ночи, Уже давным-давно жить без тебя устав, Обрел тебя, — ту, что давно искал. С тобой в разлуке больше не найти покоя, Но ты торопишь, я противиться не стал, Вздохнул и, более с судьбой своей не споря, За руку скользкую тебя неловко взяв, Я тихо за тобой побрел в глубины морря. Сонет 15. О последней истории Я тихо за тобой побрел в глубины морря Готовый смерть свою найти средь темных вод, Над головой мышей летучих хоровод Пел песнь, с сиренами моррскими яро споря. Закончилась последняя из тех историй, Что слышал в плаваниях каждый морреход. Избавишь ты меня от жизни и забот. Стук сердца с шумом волн слились, друг другу вторя. И взор богини хладный, беспристрастный Мой путь ко дну, во мрак пучины провожал — И был, увы, печален лик ее высокий, Что древних жутких тайн немало повидал. И возвышался мрачный, скорбный, одинокий Затерянный алтарь среди прибрежных скал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: