Ждет критики!

Тёмный жнец 16

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Пэйринг и персонажи:
Драко Малфой, Блейз Забини, Гермиона Грейнджер
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Мини, написано 8 страниц, 2 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Курение Фэнтези

Награды от читателей:
 
Описание:
Провожая умерших в их последний путь, тёмный жнец, олицетворяющий саму Смерть, преклонит колени только перед Вещим Духом, самой Смертью и являющимся.

Посвящение:
Вдохновение – в дораме "Гоблин". Ах, как же она прекрасна...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Описание мрачноватое, но сама работа выдержана в более мягком стиле. Здесь не будет нежностей и флаффа, а автор на данном этапе больше склоняется к дженовой направленности работы. Хотя всё может быть.

Вещий Дух

7 февраля 2020, 08:45
      Погода в пригороде была солнечной, тёплый ветер нежно обдувал кроны высоких деревьев, лаская пожелтевшие листки, и случайным порывом срывал несколько за раз, позволяя в кружащем танце медленно опускаться в траву. Около массивного старого ствола дуба стояла фигура, облаченная в длинное тёмно-синее пальто мужского покроя. Лицо неизвестного было закрыто полями чёрной шляпы, из-под которой проглядывал кончик маски ворона, надёжно скрывающий личность человека, что стоял, опёршись о дерево и наблюдал, как неподалёку дети с весёлым смехом разбегались в разные стороны от одного ребёнка, закрывшего ладошками глаза и громко считавшего:       – Один, два, три...       Маленькая девчонка стремительно бежала к старому дубу, старательно перебирая ноги в высокой траве, и, достигнув цели, быстро спряталась за ствол. Повернувшись, она негромко вскрикнула, наткнувшись на незнакомого человека, но вовремя опомнившись, приложила палец к губам и попросила:       – Никому не говорите, что я здесь. Джейкоб всегда меня первой находит, так нечестно!       Человек медленно повернул голову, рассматривая девчушку в простом летнем платьице, и кивнул.       – Так ты меня видишь? – приглушенный голос из маски прозвучал несколько разочарованно.       – Конечно, что за вопрос? Вы странный, а ваша маска пугающая, – девочка указала пальцем на странный предмет гардероба и выглянула из-за дерева, где деревенский мальчишка уже закончил считать и быстро оглядывался вокруг.       – Никому не говори, что видела меня. И если судьба будет благосклонна, ты не почувствуешь, как стальная птица разрежет ночное небо и в огне погрузится в бушующий океан.       Девчонка удивлённо посмотрела на человека, щуря зелёные глаза от ослепляющего солнца. Она не могла понять, что говорит этот пугающий незнакомец, но спросить не решалась, тем более, что за спиной раздавался характерный шелест травы и громкое дыхание, доказывавшие, что деревенский мальчишка всё-таки её нашёл.       – Что вы имеете в виду? – осмелилась узнать малышка, но когда повернулась, незнакомца уже не было, а рядом стоял Джейкоб, победно улыбаясь.       – Нашёл! Сьюзи, с кем ты разговариваешь?       Новости о крушение самолёта, летевшего из Лондона в Нью-Йорк, ошарашили мир в один из поздних осенних дней, объединив множество людей в молитве за погибших. Поисково-спасательные операции длились долгие часы, но ни одного выжившего так и не смогли найти, и корабли, дежурившие на месте катастрофы, медленно плыли в порт, бережно неся с собой трагический груз. Никто не видел этого, но на каждом борту, помимо спасателей и врачей, было по несколько человек, отстраненно наблюдавших за происходящим и бросавших друг другу тихие фразы. Иногда кто-то из них пропадал с поля зрения, но некоторое время спустя возвращался, ещё более уставший и хмурый.       – Самое страшное – это дети, – произнёс Блейз, поджимая губы, и опёрся о перила, вглядываясь в воду далеко у горизонта. – С ними сложно разговаривать, они ещё ничего не понимают.       Малфой, сидевший рядом на металлических перегородках и опасно свисавший над океаном, пожал плечами и выбросил за борт сигарету, без интереса наблюдая за проходящими мимо спасателями.       – Показывай им то, что они хотят увидеть, и легко уведёшь с собой. Девочкам – единорогов, мальчикам – роботов. Детям легко угодить в плане иллюзий.       – Тебе будто всё равно.       – Смерть в любом возрасте остаётся лишь смертью. Кому как не тебе это понимать.       Забини нахмурился, но ничего не ответил, смотря перед собой и замечая последнюю душу, что осталась на корабле – маленькую девочку лет пяти.       – Иди и проводи её.       Блейз кивнул. Он не чувствовал ни малейшего желания связываться с ребёнком, ведь дети её возраста зачастую только кричат и зовут родителей, шарахаясь от жнецов в обоснованном страхе. Но также он понимал, что встреча с Малфоем сделает ей только хуже, если вообще существовало что-то хуже смерти.       Жнец сделал несколько шагов и, поправляя шляпу, открыл лицо, поравнявшись с девочкой и садясь перед ней на корточки.       – Здраствуй, Сьюзан.       Малышка удивлённо посмотрела на него, наклоняя голову, и кивнула, показывая на собственное тело неподалеку, завёрнутое в чёрный пакет.       – Почему я там и здесь одновременно? Я что, сплю?       Блейз на секунду закрыл глаза, подавляя горькие эмоции, и кивнул.       – Да, Сьюзан, ты спишь.       – А где мои мама с папой?       – Они уже ждут тебя, мне поручено тебя проводить, – Забини оглянулся, бросая взгляд на Малфоя, флегматично расматривавшего палубу, и вернулся взглядом к девочке, что, всё ещё склонив голову, смотрела на его шляпу заинтересованным взглядом.       – Я видела такую же шляпу у того странного человека у дерева. Он сказал мне, что железная птица упадёт в воду. У вас тоже есть странная маска?       – Какая маска, Сьюзан?       – Как голова вороны. С длинным клювом, – малышка показала в воздухе, что видела, и снова спросила, – у вас тоже такая есть?       – Нет, – сдавленно произнёс Забини и встал на ноги, протягивая руку девчушке. – Пойдём, нас заждались твои родители.       Вернувшись к Малфою, Блейз долго молчал, закрыв лицо руками и медленно вдыхая воздух. Ему казалось, что всё вокруг пропитано вытекаемой из него скорбью и тоской, и что он только один чувствует это – так чётко и остро ощутимо. Он многое хотел сказать, но знал, что это не только бесполезно, но и безрассудно, ведь Блейз Забини – жнец, и ненавидеть смерть для него даже кощунственно.       – К ней являлся Вещий Дух, – единственное, что он позволил себе сказать.       – Ни одна катастрофа не обходится без него, – Малфой даже не удивился, услышав это, и спрыгнул с перил, снимая с ограждения свой зонт.       – Но зачем же являться маленькой девочке и пророчить ей смерть?       – Вещий Дух является лишь тем, кого смерть коснётся напрямую. Это не пророчество, это благословение самой Смерти.       – В чём смысл от такого благословения, если всё уже решено?!       Сильный ветер, внезапно поднявшийся на палубе, резким порывом сорвал шляпу со жнеца, унося её далеко за борт, где океан сливался с ночным небом. Малфой нахмурился, крепче охватив пальцами ручку зонта и повернул голову, наблюдая как по правую руку от него в воздухе материализуется невысокая фигура, скрывающаяся под бесформенным пальто. Заметив движение в паре шагов от себя, Драко увидел, как Блейз, ещё секунду назад готовый разразиться праведным гневом, в страхе упал на колени, склоняя голову, и медленно повторил позу друга, свободной рукой снимая собственную шляпу и пряча её за спину.       – Ты мятежен, Блейз Забини, и рассуждаешь о вещах, в которых ничего не смыслишь, – несмотря на кажущуюся миниатюрность, голос появившегося звучал жёстко и непреклонно.       Драко не поднимал головы, но в этом не было и необходимости – он знал, что под широкими полями шляпы скрывается остроклювая маска, а под ней...       – Вещий Дух, я... прошу простить меня, – Блейз запнулся на полуслове, чувствуя, как страх сковывает всё тело, но продолжить ему не позволили.       – Встань.       Забини повиновался, не смея оторвать глаз от палубы и встретиться взглядом с чёрной ужасающей маской. Драко тоже поднялся, зная, что его персона сейчас никому не интересна, и сделал шаг назад. В нём не было этого животного страха, что сдавливал сердце Блейза, скорее – смирение перед силой, во много раз превосходящую его собственную. Но даже при таком раскладе оставаться на коленях дольше положенного он не намеревался.       – Появление Вещего Духа – это не пророчество и не благословение, – кончик маски на секунду повернулся в сторону Малфоя, и он был готов поклясться, что губы под маской дёрнулись в насмешке. – Таким образом высшие силы дают определённому человеку шанс избежать отведённой ему погибели и продлить своё существование. Ты считаешь это жестоким, Блейз Забини?       – Шанс нужно давать тем, кто сможет им воспользоваться, – тихо ответил жнец и, несмотря на трясущиеся пальцы рук, расправил плечи, готовясь принять удар за неповиновение.       Но негодования не последовало. Малфой услышал, как под маской раздался тихий смешок, и Вещий Дух утвердительно кивнул, оставаясь довольным ответом.       – Я уважаю твою смелость, Блейз Забини. Мы ещё продолжим этот диалог, но сейчас возвращайся домой. Спасибо за службу.       Голос не предусматривал возражений, и, поклонившись, жнец растворился в воздухе, бросая на Драко извиняющийся взгляд. Впрочем Малфой едва заметил его – всё внимание было приковано к фигуре напротив, медленно стягивавшей с себя остроклювую маску и освобождавшей длинные кудрявые волосы из-под шляпы.       – Гермиона, – он пытался быть безразличным, но голос дрогнул, выдавая хозяина.       – Давно не виделись, Драко.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: