Рафаэлло версия 2.0 15

Astery автор
Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Nanatsu no Taizai, Отель Хазбин (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Самаэль Магне, ОЖП, Шарлотта Магне, ОМП, Бан, Галан, Диана, Мелиодас, Зелдрис, Кинг, Элизабет Лионесс , Мерлин, Хорк
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 84 страницы, 23 части
Статус:
закончен
Метки: Алкоголь Ангелы Демоны Запретные отношения Кровь / Травмы Магия ОЖП ОМП Повествование от первого лица Потеря памяти Стёб Убийства Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Жили-были в аду грешники, демоны и падшие ангелы. И каждый год сюда приходят дети света, и убивают демонов. И вот очередная чистка, в которую бастарду Люцифера приспичило погулять. Кто бы мог подумать, чем обернется обычная вылазка во время истребления демонов? В общем, читайте фанфик, господа)

Посвящение:
Людям, которые просили это, и тем, кто любит Рафаэллочку)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Короче, я хочу сделать Рафаэлку в отеле Хазбин, потому что мне так захотелось. Всо)
Кто не знает, это нечто вроде другого варианта работы ,,Быть придурком не грех или здрасьте айм факинг принцесс"

Сказка про ангела и демона

31 марта 2020, 14:09
Ах, эта атмосфера! Трупы, злость, оскал, ненависть, как я по всему этому соскучилась! - Рафаил, дети не слышат? – спросила я. - Нет. – ответил он, посмотрев на детей. Я дала ему в руки Кимериса, с удивлением смотрящего вокруг, сделала шаг вперед и дала знать о своем приходе. - Кхм-кхм. Я ВЕРНУЛАСЬ К ТЕБЕ, ГИЕНА СТРАДАНИЙ И ОБИТЕЛЬ ГРЕХОВ И НЕНАВИСТИ! ГОТОВЬТЕСЬ, СУЧЕНЬКИ, ИБО Я БЛЯТЬ ПРИШЛА ПОСЛЕ ДОЛГОЙ РАЗЛУКИ! ДЕМОНЫ, КОТОРЫЕ МЕНЯ ЕЩЕ НЕ ЗНАЮТ, ГОТОВЬТЕСЬ К ДВОЙНОЙ СМЕРТИ! МАМОЧКА ПРИШЛА, ОТПРЫСКИ ШЛЮХ И НАРКОМАНОВ! – радостно прогремела я. За спиной послышался свист от быстрого движения. Я обернулась. Неужели… - МЭХИГЕН!!! СОНЯ!!! НАКОНЕЦ-ТО!!! – проорал тот, кто летел к нам. Папа. Он сбил меня с ног, прижимая к себе и летя в небо. - ПАПА!!! - СОНЯ!!! Отец сильно поцеловал меня, поднимаясь все выше, а затем начал падать, и снова взлетать. - Доченька… я так скучал… прости, прости меня, что отказался помогать тогда… знал ведь, что ты все равно по-своему сделаешь… наконец-то ты вернулась… - говорил отец, и по его щекам текли слезы. Мои глаза защипало. - Пап, не плачь, а то я щас сама заплачу. – попросила я, неловко улыбаясь. Он лишь рассмеялся, обнимая меня. Я уткнулась в его сюртук и тихо уронила слезу на землю от счастья. Через пять минут отец спустился на землю перед Рафаилом с детьми. Он удивленно смотрел на мальчиков. - Это… Сонь, это… это то, о чем я думаю? – спросил он. - Папа, кто это? – спросил Азазель у Рафаила. - П… папа? – переспросил папа. Я немного улыбнулась. - Отец, это Азазель и Кимерис. Твои внуки. – сказала я. Папа опустился перед детьми и посмотрел в их лица. А потом он счастливо усмехнулся и сказал: - Привет. Вы наверное обо мне не знаете, но я ваш… - Дедушка! – вскрикнул Кимерис и обнял его. Папа закрыл глаза, сдвинув брови, и обнял ребенка, прижимая к себе. Затем он также обнял Азазеля. - А вас зовут Люц… Люци-фер, да? – сказало рыжее дите. Он закивал. - Да. Ты Кимерис, правильно? - Ага. Папа обнял детей и меня. Рафаил немного улыбнулся, смотря на нас. Тут отец посмотрел на него, усмехнулся, и сказал: - Чего стоишь, Рафаэлло? Иди сюда. Мой муженек потерялся немного. - Люцифер? - Ну иди, не укушу! Кто ж виноват, что моя дочь придурка полюбила. Рафаил как-то по-доброму усмехнулся и обнял нас. Папа щелкнул его по рогам, говоря: - Еще раз свалите непонятно куда на три года, я ж тебя из-под земли достану и на бутылку посажу, Ромео хренов. Ясно? - Стой, ты о чем? – потерялся Рафаил. - О том. Я понимаю, вас могли убить, но щас-то все нормально. Я имею в виду… как бы… - замялся папа – Мэхиген, знаешь, вы могли бы… ну, если хотите… в замке остаться. - Так ты… ты нас примешь? – опешила я. - А почему я должен не принять родную дочь и внуков? Ну и дебила этого? – он показал на Рафаила. - Эй! – возмутился архангел. - Не называй моего мужа дебилом. И ты серьезно насчет замка? - Я же сказал, что да. Я взвизгнула и поцеловала его в щеку, а затем запрыгнула на Рафаила и спросила: - Милый, что думаешь? Ты хочешь остаться? Архангел подумал и сказал: - Сонь, помнишь я сказал, что всегда буду рядом? - Да. Рафаил сильно меня поцеловал и сказал: - Я пойду туда, куда пойдешь ты, любовь моя. Поэтому зачем ты спрашиваешь меня, можно ли тебе остаться в отчем доме? - Так ты согласен? Он кивнул, ласково улыбаясь. Я взвизгнула и рванула в небо, счастливо смеясь. После долгих трех лет разлуки нас наконец-то приняли. Мы больше не изгнанники. Ах, Рафаил, любовь моя, как я счастлива! Ты мой принц теперь! Мой милый сладкий пирожок с яблоками и сахарной пудрой! Я встала на землю, сильно обнимая Рафаила. Папа в это время с лаской смотрел на Азазеля. - Ты меня боишься? – спросил он. - Нет. – ответил ребенок смущаясь. Отец снова обнял его. - Скажите еще раз, как вас зовут? – попросил Азазель стесняясь. Папа ласково усмехнулся. - Люцифер. Лю-ци-фер. - Л… Люц… Люци… Люци… - Лю-ци-фер. – повторил папа по слогам. - Люци…фер. – красный от смущения повторил Азазель. Он чуть не взвизгнул от счастья. - Да, правильно, умница. – сказал папа ласково и радостно. – Азазель, вы с Кимерисом близнецы, да? - Мгм. – кивнул он. Папа поцеловал его в лоб, затем также поцеловал Кимериса, посмотрел на нас с Рафаилом, и сказал: - Мэхиген, зачем вы их так долго скрывали? - Это не Мэхиген, это мама. – поправил Азазель. Папа умиляясь улыбнулся. - Точно, я и забыл. Так зачем вы их так долго прятали, мама? – повторил он вопрос. Я погладила детей по головам и ответила: - Потому что мы не знали, как все к ним отнесутся. Он поднялся и поцеловал меня в лоб. - Дурочка. Я так скучал. Идемте в замок, Лилит тоже по тебе скучала. Папа перенес нас в замок. Там меня расцеловала Лилит, затем состоялось ее знакомство с внуками. - Рафаил, Азазель похож немного на тебя. – отметила она, с лаской гладя златовласое дите по голове. - Спасибо. – немного смутился архангел. - Это не Рафаил, это папа. – сказал Кимерис, показывая на отца. Я чуть не взвизгнула от милоты. Через секунду во дворец ворвалась Чарли с криком и слезами вопя: - СОНЯЯЯЯЯ!!! Я ТАК СКУЧАЛА!!! Она сшибла меня с ног, сильно обнимая. Чарли расцеловала меня, я ее, а потом я познакомила сестру с родственничком и племянниками. Она аж прослезилась от счастья. Азазель потрогал ее щеку и сказал: - У мамы такие же щечки. Блятб, я сейчас обоссусь от милости. - Слушай, папа, мне ж твою коронацию устраивать придется. – сказал отец Рафаилу. - Что? – не понял тот. - То. Короче, вечером буит бал в честь вашего возвращения. Там тебя и короную. - Пап, какая коронация? – спросила я, лохматя волосы Азазеля. – ты о чем? - Ну как о чем, ты принцесса, этот – муж твой, значит теперь тоже че-то вроде принца. Вечером эпично объявим его принцем. – пояснил отец, держа на руках Кимериса, которого тискала Лилит. - Люцифер, это не обязательно, не надо меня никем объявлять. – отпирался Рафаил. - Папа, я хочу к тебе. – сказал Азазель, дергая штанину архангела. Он взял его на руки. - Обязательно. – сказал отец – раз вы остаетесь, статус-то тебе нужен. Да и я не спрашивал тебя, папа. - Но… я ведь чужой. – сказал Рафаил. - Кто сказал? – сказала я – ты мой муж, значит принц. - Нет, я же… - Папа принц! – воскликнул Кимерис на руках дедушки. - Вот! – поддакнул отец – сын сказал, что ты принц, так что заткнись. - Люцифер, не при детях! – шикнула Лилит строго. - Ой, точно. Извиняюсь! – сказал он и торжественно снял цилиндр, в знак сожаления. Тут змея на цилиндре поползла к Кимерису. Ребенок с интересом на нее посмотрел. - Дедушка, что это? – спросил он, гладя змею. - Это? это змейка. Змейка заползла на шею Кимериса и повисла на ней, смотря на Азазеля. Детей отпустили на пол изучать змею с цилиндром, а мы, взрослые, стали говорить о том, что было с нами и с ними. Мне было даже жаль, то мы на целых три года сбежали ото всех. Рафаил и я оставили детей в замке, а сами пошли на землю. Архангел вздохнул. - В чем дело, сладкий? – спросила я с заботой. - Я не знаю, что он скажет, когда увидит меня. - Сейчас узнаешь. - А? - Посмотри вперед. К нам с неба летела искра света, становясь все ближе. Через две секунды Рафаила сбил с ног прилетевший Гавриил. - Рафаиииил!!! Я так соскучилсяяяя!!! – проорал он, прижимая к себе Рафаила. Оба валялись на земле. Мой муженек немало опешил от такой реакции. - Г… Гавриил… т-ты мне рад? – спросил он. - Конечно рад! Я так скучал! Я видел вас, когда вы только пришли. У вас близнецы, да? - А-ага. – заикнулся Рафаил от неожиданности – Гавриил, слушай, ты извини, что я так взял и сбежал. Я тоже соскучился. - Блин, я уже подумал, что больше тебя не увижу. – тут он уперся рукой в его живот и сказал – а ты поправился. Я прыснула. Рафаэлло покраснел и смутился. - Ну спасибо. – буркнул он. Гавриил стал рассматривать его синие рога. Он вздохнул. - Даже жаль, что ты падший теперь. Зато сбылась твоя мечта. Ты со своей шоколадной пироженкой, вишенкой, как ты там ее еще называл? Кружка какао, торт… Я рассмеялась, услышав такое сравнения. - Тихо! Не пали меня! – шикнул Рафаил смущенно. Я обняла мужа и чмокнула в румяную щеку. - Ути мой сладенький милый пирожочек. Ты правда так меня называл? - Мгм. – сказал он смущенно. Они с Гавриилом стали говорить о своих дружеских вещах, которые Рафаил торжественно просрал, убежав со мной. Солнце уже садилось. Алый закат окрасил облака, ветер развевал мои волосы. Я расправила свои крылья и полетела к горизонту. За мной полетел Рафаил, взяв меня за руку. Я посмотрела в его голубые глаза. После стольких страданий мы вместе. Нас приняли. Мне больше ничего для счастья не нужно. - Соня. – позвал Рафаил. - Да? Он прижал меня к себе и поцеловал. Затем Рафаил сказал: - Я люблю тебя, дочь тьмы. - А я люблю тебя, сын света. Мы летели взявшись за руки к закату, и ветер играл с нашими волосами, напевая свою неслышную песню. Впереди был лишь бескрайний горизонт. Пройдут века, тысячелетия, будут войны, геноциды, ненависть, и вместе с ней любовь. Старое разрушится, придет новое, но одно останется неизменным. Рафаил и я всегда будем вместе. И даже если весь мир содрогнется от того, что близится конец, даже если что-то на свете сможет нас убить, память о нас останется. В воздухе, в воде, в каждой снежинке, в каждом огненном язычке пламени, в каждой новой душе. Историю об ангеле и демоне будут рассказывать новым поколениям, превратив в сказку. И покуда будет жива эта сказка, будет жива и память о нас. И однажды мы снова придем в этот мир, снова встретимся и полюбим друг друга. И тогда начнется новая сказка. А эта сказка теперь закончена.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Реклама: