Notice me 1

Useless Bread автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Лего. Фильм

Пэйринг и персонажи:
Президент Бизнес/Злой коп, Добрый коп, Королева Многолика, Эммет Блоковски
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 8 страниц, 3 части
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort ООС Постканон Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
-- О, Том, мальчик мой! -- Многолика звонко смеётся, смахивая яркие волосы с плеча и подталкивая Копа к зеркалу: -- Я знаю выход из этой ситуации! И поверь мне, дорогуша, если получилось с Бэтменом, то и с Бизнесом прокатит!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Прошло аж 6 лет с момента выхода первого фильма, а я посмотрела оба только сейчас. Что ж, наверстываем упущенное

1

21 марта 2020, 00:29
Примечания:
Том (Томас) - имя, которое мелькнуло во второй части, в самом начале, когда Эммет встретился с Копом по дороге к Люси и поздоровался с ним. Так что разрешаю себе называть Копа - Томом
      Всё выходило крайне забавно. Армагеддон завершился перемирием, воссоединением двух, казалось бы, совершенно различных миров. И главное то, что вернулась повседневность.       Злой Коп растрепал чёрные волосы, после снова пригладив их назад и надев полицейскую фуражку. Устало потирая переносицу, он рычит и поправляет солнечные очки, которые последнее время только для вида. Толстое, тёмное стекло не спасает от ярких огней и красок города, которыми он теперь был не просто богат, а буквально переполнен. Отвратительно. Хотя, вторая личность, — более известная для всех как Добрый Коп, — не могла нарадоваться этому. И от этого становилось только хуже. Не даром Лорд Бизнес говорил, что это раздвоение ярко отражается на Томасе. Превращает его в слишком эмоциональную тряпку.       Только вот ближайшие знакомые считали виноватым далеко не добрую сторону Копа. Родители утверждали, что это всё из-за вечного стресса на работе и хрупких нервов, что достались ему «по наследству», о чём не сказать с первого взгляда. А у единственного друга Эммета был совершенно другой вердикт, который при каждом вопросе в лоб заставлял Тома отворачиваться и лишь зло рычать в ответ «нет». Блоковски утверждал, что полицейский влюблён. И попадал в точку.       Злой Коп на удивление умело прячет румянец в высоком воротнике куртки и давится кофе, когда кто-то упоминает о шефе. Хуже бывает только тогда, когда Бизнес сам обращает внимание на работника. У полицейского буквально ломается что-то внутри, заставляя сердце стучать в бешеном ритме, а щёки гореть алым оттенком. И если покраснение он научился скрывать, то усиленный стук в полной тишине кабинета, был почти отчётливо слышен. Но Президент обычно, только тревожно уточнял, всё ли хорошо. Коп тут же заставлял себя отвечать, что более чем и поспешно уносил ноги из помещения.

***

— Том, ну ты меня вообще слушаешь? — возмущённо разводит руками Многолика, смахивая цветные, яркие волосы с плеча. Обиженно надув губы и подперев щёку ладонью, Королева смотрит на Эммета, который вылавливал чайной ложечкой зефирки из какао. Строитель только пожимает плечами, мол «я не при делах» и тоже поворачивает голову на Копа.       Томас тут же выходит из транса, замечая, что всё внимание теперь направлено на него. Под руками был блокнот и ручка. Только три пункта записей со слов Королевы — то, что нужно было передать Бизнесу уже послезавтра. Но у Тома волновало далеко не то, что он принесёт на стол боссу, а то, как. Ему снова придётся резким движением бросить бумаги на стол и быстрым шагом покинуть помещение, хлопая дверью от нервов. А потом шумно, но облегчённо выдыхать, пьяно улыбаясь и вспоминая приветливую улыбку начальника. — Что? — полицейский перебегает глазами по лицам товарищей, что с открытым интересом наблюдали за его замешательством. Кашлянув в кулак и снова взяв ручку, Коп, как ни в чём не бывало продолжил: — То есть, да, я слушаю. — Ты уверен, что всё в порядке? — Эммет наклонил голову чуть набок, запуская ещё одну зефирку в рот. Ложкой очертив какой-то рисунок в воздухе, он продолжил: — Обычно ты грустно-злой-печальный. А сейчас как-то скис и просто грустно-печально-задумчивый. — Колись, Томми, — Многолика забарабанила ладонями с потрясающим маникюром по столику, наклоняя голову набок и ожидая ответа: — О чём таком интересном ты думал? Я — Королева, я должна знать всё, что тревожит моих подданных! А может… Ты думал не о чем-то, а о ком-то, ммм? — Что? Нет. Нет-нет. Спасибо, что пригласили. Я понял, что должен донести органам выше, — Коп сделал большой глоток кофе, обжигая язык, но не подавая виду. Собрав принадлежности в кучу и надев очки на нос, полицейский в считанные минуты покинул кафе, в котором и велись переговоры. — Чего это он? — тревожно спросила Королева, поворачиваясь на Эммета. Блоковски тихо посмеялся, тут же показывая жестом, что просит секунду ожидания от собеседницы. Допив какао, строитель вытер салфеткой щеки и на одном дыхании начал: — Влюби-и-ился, — буквально пропел Эммет, тут же снова смеясь и разводя руками: — Ходит, ворчит, места не находит себе! Нет, он, конечно, всегда ворчливый, но последнее время прямо очень-очень недовольный. Злиться, кричит, стулья пинает, а потом грустит. Кажется, его совсем не замечают… — Не замечают? — переспросила Многолика, задумчиво прикладывая пальцы к губам и понимающе кивая. Взяв товарища за предплечье, предварительно ему подмигнув, девушка потащила его к выходу: — У меня есть идея, как поднять твоему дружку настроение.

***

— Ребят, я всё понимаю, но… Ночь на дворе. Что вам нужно?       На пороге стояли двое. Многолика деловито рассматривала свои же коготки, давая возможность Эммету самому всё объяснить. Блоковски же буквально взрывался от счастья, улыбаясь во все 32.       Томас, стоя в дверном проёме, устало потирал глаза. Круглые очки были подняты вверх, оставаясь на голове. Строгая рабочая форма, которую он, казалось бы, никогда в жизни не менял, сменилась на мешковатую, домашнюю одежду. От Копа веяло тёплым уютом, да и весь он до неузнаваемости казался таким ручным. Эммет молча улыбнулся ему ещё раз, всунув бумажные пакеты с вещами: — На! Это тебе. Мы оббегали все магазины. Лика, скажи же! — Вы-.. Что?! — громким шёпотом произнёс Коп, роняя пакеты и нервно размахивая руками, косясь через плечо: — Едрён батон, Эммет!-.. -- Том, с кем ты говоришь? -- раздалось где-то в глубине дома. -- Знакомые зашли. По работе, -- Томас приложил пальцы к вискам, устало их потирая. — Живёшь с родителями? Миленько, — Королева пожала плечами, лёгкой походкой заходя в помещение. За ней заскочил Эммет, прикрывая дверь. — Ещё раз… — Коп потёр переносицу, жмурясь и вскидывая брови: — Зачем вы припёрлись ко мне под покровом ночи, с пакетами? — Какой ты сложный, боже мой! — возмутилась Королева, разводя руками: — Я хочу помочь тебе с твоим не состоявшимся романом! — С чем?.. — оторопел Томас, делая шаг назад и переводя взгляд на Блоковски, что тут же закивал, мол «не беспокойся». И откровенно, из-за этого стало ещё неуютнее.  — О, Том, мальчик мой! — Многолика звонко смеётся, смахивая яркие волосы с плеча и подталкивая Копа к зеркалу: — Я знаю выход из этой ситуации! И поверь мне, дорогуша, если получилось с Бэтменом, то и с Бизнесом прокатит!       Злой Коп растерянно смотрит на отражение, лишь тихо вздыхая. Зная этих двоих, ему не отвертеться. А зная так же то, что Эммет давно раскрыл его секрет — можно считать, что Том обречён. Добрый Коп где-то внутри сознания смеётся. Он давно успел принять ход событий. А Томас в глубине души всё никак не может унять внутренние конфликты. — Только при одном условии, — Коп закатывает глаза, сжимая кулаки, ведь совершенно не желает соглашаться. В голове бушует желание выставить незванных гостей из дома и попросить не лезть в его личную жизнь. Но если они не вмешаются… Эта личная жизнь будет ли вообще? — Завтра днём, в таком случае, вы даёте мне выспаться.
Реклама: