автор
Yumy-chan бета
Размер:
планируется Макси, написана 61 страница, 8 частей
Описание:
Опытный попаданец-архимаг, побывавший не в одном десятке миров совершенно неведомым и случайным образом оказывается в теле отбывающей в Азкабане Беллатрикс Лестрейндж. Осознав свое положение он не отказывается от намеченной им цели и продолжает к ней двигаться, попутно решив немного отдохнуть и поразвлечься в знакомом еще из первой жизни мире.
Примечания автора:
Родилось сие творение под впечатлением от прочитанных аналогичных работ, дополненных неиспользованными задумками для моих фиков. Ахтунг! Частых обновлений не планируется, ибо пишется данная работа по остаточному принципу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3626 Нравится 796 Отзывы 1123 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста

Глава 8

      Знаете, в чем заключается главный недостаток любого плана? В том, что частенько он не выдерживает столкновения с реальностью. Именно такое и произошло с моим, стоило только взглянуть на Дамблдора истинным зрением и увидеть наличие у него как минимум двух якорей души, в данном мире именуемыми хоркруксами, что своим существованием делали всю мою затею с дуэлью абсолютно бессмысленной. Ну, пришибу я Светлейшего, и дальше что? Душа-то ускользнет к одному из якорей, а через некоторое время Дамби вполне может возродиться, не обязательно в своем теле, после чего начать гадить по-тихому. А оно мне надо? Так что пришлось импровизировать, вступив в словесную баталию, затянувшую заседание до позднего вечера.       Дамблдор, надо сказать, словоблудием владел мастерски, благодаря чему смог отбрехаться от всех предъявленных ему обвинений, но вот пост Верховного Чародея Визенгамота у него сохранить за собой не вышло. Слишком много косяков с его и не только стороны вскрылось после допроса Поттера, Грейнджер и Уизли, чтобы удержать все места под своим контролем, особенно на фоне моего предложения освободить пост директора Хогвартса. Старикан, понятное дело, отдавать самое важное для него место не захотел, а потому закономерно пожертвовал малым, дабы сохранить основное — возможность влиять на умы поколений волшебников. Разум детей и подростков пластичен, подобно глине, — что хочешь, то и лепи. Старый манипулятор и интриган это прекрасно понимал, потому и с легкостью отказался от поста, больше накладывающего обязанностей, чем предоставляющего привилегий.       Однако этого не понимало большинство членов Визенгамота, начавших чуть ли не в открытую делить освободившееся кресло Верховного Чародея и на радостях спустивших Дамби все прегрешения. Идиоты! Дамблдор фактически ничего не потерял, ведь его сторонники в этом аналоге суда и парламента никуда не делись, а наоборот — приобрел больше времени для обработки подрастающего поколения. Раньше-то ему приходилось уделять львиную долю внимания обязанностям Верховного Чародея и президента МКМ, а теперь он со спокойной душой может сосредоточиться на учениках Хогвартса. Прямо как во времена активности Воландеморта, когда Светлейший был всего лишь простым директором школы, завербовавшим огромное количество волшебников.       Впрочем, мне на это было, мягко говоря, насрать, так как с учетом новых данных Поттера возвращать в Хогвартс я и не собираюсь — пацана надо учить буквально всему и лично, чтобы он стал нормальным магом, а не типичным местным волшебником, без палочки ничем от обычного человека не отличающимся. Такой финт вполне был возможен — домашнее обучение никто не отменял, а экзамены вполне можно и так сдать. Конечно, в том случае, если в дальнейшем волшебник планирует строить карьеру в министерстве, поскольку в любом другом случае, допустим, осуществлении предпринимательской деятельности, СОВ и ТРИТОН не требуются. Те же близнецы Уизли, по словам Поттера, сдали всего три экзамена и теперь два оставшихся года будут балду пинать, а в неслучившемся будущем они магазин шуток и приколов открыли, не имея законченного школьного образования.       Понятное дело, рыжие сделали это благодаря покровительству Дамблдора, но факт остается фактом. Ну и, кроме того, обучить Гаррика я смогу куда качественней, чем в Хоге, где дают только основы, дабы волшебники не самоубились при попытке использования магии.       В этом мне помогут доставшиеся в наследство от оригинальной Беллы звания мастера чар и боевой магии, а также подмастерья почти во всех разрешенных на территории Магической Британии направлений магических искусств. Касательно же современной примитивной школьной программы… Нанять кого-нибудь из выпускников этого года, кто не смог по тем или иным причинам найти в МагМире нормальную работу, составить правильно контракт — и проблема, в принципе, решена, а главное, Гаррику будет с кем общаться, помимо меня и Сириуса.        Вот только Дамбику сие придется не по нутру, и он всячески будет пытаться вернуть Поттера в Хогвартс, но и на это у меня кое-что припасено. Сделанное в присутствии полного состава Визенгамота заявление о введении Гарри Поттера в род Блэк и назначении наследником оного стало сильнейшим за все время ударом по Пожирателю лимонных долек. Он даже на пару секунд потерял над собой контроль, взглянув на меня с выражением жгучей ненависти, для большинства из присутствующих оставшемся незамеченным. Потом же, когда смог обуздать эмоции, принялся яро протестовать.       — Вы делаете очень большую ошибку! — заявил он, вскочив с отведенного ему места. — Одумайтесь! Позволив Гарри стать Блэком, вы толкнете его во Тьму! Своим бездействием сейчас вы способствуете скорому появлению очередного Темного Лорда, еще более ужасного, чем предыдущий! Вы…       Договорить Дамблдору не дал громкий стук молотка в руке Амелии Боунс.       — Вопрос принятия волшебника в магический род или изгнания из него находится исключительно в компетенции главы означенного рода. Мистер Дамблдор, вы не хуже здесь присутствующих знаете: все, что может сделать в данной ситуации Визенгамот, — это поздравить мистера Поттера со вступлением в род Блэк, и только. Разрешать или запрещать кому-либо принимать в свой род новых членов или исключать их Визенгамот не имеет права.       Жестко отбрила! Видимо, Дамблдор своими выкрутасами уже успел достать если не всех, то большинство. Или, что тоже вполне вероятно, Боунс мстит за опасность, которой, как оказалось, вместе с остальными детьми подвергалась ее племянница. Вот только где они раньше были? А нигде — сидели, языки в жопу засунув, изредка пытаясь подгадить Бороде по-тихому, так как в открытую пойти против него страшно было. Зато как только появился кто-то не побоявшийся выступить против Шмеля в открытую — сразу готовы наброситься, аки стая шакалов на подранка. Надо лишь чуть подтолкнуть в нужном направлении.       — Мистер Дамблдор, — вежливо произнес я, предварительно попросив слова, — вот скажите мне, что это у вас за маниакальное стремление контролировать каждый момент жизни моего подопечного? Почему вы так настойчиво лишаете его свободы выбора? Зачем вы каждый год устраиваете ему смертельные аттракционы? И, наконец, для чего вам понадобилось создавать Гарри дутую славу победителя Темного лорда? Может быть, объясните?       Стоило только прозвучать последнему слову, как на Дамблдоре скрестились любопытствующие взгляды всех присутствующих. Секунда, другая — и они уже обращены на меня. Потом снова на Светлейшего, затем вернули ко мне. И так несколько раз, пока в тишине не раздался голос Фаджа:       — Леди Блэк, не соблаговолите ли пояснить, что вы имеете ввиду под «дутой славой победителя Темного лорда»?       — Министр, а вам никогда не казалось странным, что пятнадцатимесячный ребенок смог совершить что-то непосильное всем остальным волшебникам, деяние, доныне немыслимое? Отразить Третье Непростительное, вернув его отправителю, и обратить того в прах, попутно разрушив половину дома и, главное, отделавшись лишь шрамом на лбу?       — Магия полна тайн, леди Блэк.       — Да, это так, но только не в данном случае.       — Так расскажите нам.       — Протестую! — вклинился Дамблдор, сообразивший, к чему я веду. — Обстоятельства падения Воландеморта не относятся к теме этого заседания.       — Напротив, очень даже относятся, поскольку доказывают, что вы, мистер Дамблдор, — лгун и обманщик!       Зал охнул, ведь доселе никто не решался во всеуслышание обвинить Шмеля во лжи, а потом с мест послышались обвиняющие выкрики сторонников Дамблдора в мой адрес.       — К порядку! — снова раздался стук молотка. — Это очень серьезное обвинение, мисс Блэк, — заявила Боунс, когда возмущенные оскорблением своего кумира крикуны угомонились, — и пока что не подкрепленное доказательствами.       Намек? Типа, ты скажи, а мы послушаем и решим? Ну, ладно.       — Доказательство первое: общеизвестно, что заклинание «Авада Кедавра» неотразимо. Второе: на теле жертв после этого заклинания не остается никаких следов. Третье: вместо тела Воландеморта, — присутствующие второй раз вздрогнули при упоминании клички Реддла, — была обнаружена лишь горсть неидентифицируемого пепла, что невозможно при применении Авады, действие которой заключается в разрыве связей между душой и телом. Четвертое: заклятие Смерти при попадании в материальный предмет никогда не уподобляется «Бомбарде», а как мы все знаем, дом Поттеров в ту роковую ночь был частично разрушен.       Небольшая пауза, чтобы все присутствующие успели обдумать сказанное, после чего я продолжил:       — Из всего этого напрашивается вполне логичный вывод: Воландеморт был убит кем-то другим, причем этот неизвестный очень хорошо владеет некромагией. Лишь заклинания этой запретной области магии способны превратить тело Темного лорда в кучку пепла и создать именно такую картину разрушений. Заклятия же иных разделов, дающие сходную картину последствий, обязательно задели бы и Гарри, и скастовавшего его мага, в тот момент находившегося рядом с ребенком.       — Чушь! — выкрикнул Амос Диггори, присутствующий на данном заседании благодаря занимаемой им должности главы Комиссии по контролю и регулированию магических существ. — Министерством было проведено тщательное расследование произошедшего той ночью в доме Поттеров, по результатам которого присутствие там иных лиц, кроме указанных, установлено не было.       — Мистер Диггори, — обратился я непосредственно к нему. — Как ранее сказал министр, магия полна тайн. Существует множество способов уничтожить следы своего присутствия.       — О да! Вам ли, Пожирателям, об этом не знать!       — Попрошу без оскорблений и намеков. Мое нахождение в рядах данной террористической группировки, как было доказано, добровольным не являлось. Так что воздержитесь от причисления меня к рядам сих недалеких фанатиков, ведущих наш мир к краху. Да-да, вы не ослышались! Теория «чистоты крови» хоть и притягательна для некоторых, но в корне ошибочна, так как сформировалась она вследствие неграмотности и неверного толкования высказываний Салазара Слизерина. Впрочем, — выдержал я небольшую паузу, — мы уклонились от темы сегодняшнего собрания, заключающейся в рассмотрении правомерности деятельности мистера Дамблдора на посту Верховного Чародея Визенгамота — деятельности очень странной, откровенно противоречивой и местами противозаконной. Но это находится в компетенции уважаемого Визенгамота, уже огласившего свое решение.       — Да, но вы не ответили на вопрос мистера Диггори, — подал голос Тиберий Огден, старейшина Визенгамота, давний друг Дамблдора, а также единственный поставщик крепкого алкоголя на рынке магической части Соединенного королевства.       — А он его задавал? — поинтересовался я. — По-моему, все, что я от него услышала, — это необоснованные обвинения и ярое неприятие фактов, как-либо противоречащих высказанной мистером Дамблдором версии происходившего в доме Поттеров. Я совершенно не удивлюсь, если упоминавшееся им расследование было точно таким же, как и по делу Сириуса Блэка, брошенного в Азкабан по личному распоряжению Бартемиуса Крауча без всякого суда, или делу Северуса Снейпа, освобожденного из тюрьмы под поручительство Альбуса Дамблдора в нарушение всех действовавших на тот момент законов уже на следующий день после заключения в нее. Грязные секретики бережете, мистер Дамблдор? Например, о личности настоящего хранителя «Фиделиуса» на доме Поттеров? Или причину, по которой Воландеморт решил убить их сына? А может, вы боитесь признать, что наблюдали за гибелью четы Поттеров и нихера не сделали для их спасения?       — Это все необоснованные обвинения, — заявил Дамблдора, для которого события стали развиваться крайне нежелательным образом, ибо даже ярые его сторонники, люто меня ненавидящие, обратились в слух, желая узнать хоть что-то из многочисленных тайн своего патрона.       — Я готова дать Непреложный Обет говорить только правду и ничего кроме правды, — получил он в ответ. — А готовы ли вы дать аналогичный и ответить на задаваемые вопросы?       Ответа на данный вопрос я от Бороды так и не дождался, да и вообще уже через минуту сие цирковое представление, по какой-то ошибке именуемое заседанием Визенгамота, наконец-то было завершено. Испугались, видимо, что может всплыть множество грязных тайн, за которые, стоит им только стать достоянием общественности, рядовые обыватели линчуют абсолютное большинство из находящихся в этом зале, вот и прекратили балаган. Но злобу на меня представители всех фракций затаили, ведь все их замыслы потерпели крах, и профита никто не получил. Интриганы хреновы! Рассчитывали выловить рыбку в мутной воде, а достали крокодила. Вот теперь и злятся, что всем планы обломал, поступив совершенно не так, как ожидалось. Хотя нельзя не признать, что просчитали все неплохо: я ведь изначально и собирался вызвать Дамби на дуэль, причем с такой формулировкой, чтобы отвертеться от поединка стало для него попросту невозможно, однако наличие у него хоркруксов заставило перейти к плану «Б» — выдать чуточку информации, долженствующей заставить их проявить любопытство и начать друг под друга копать, тем самым порождая хаос и отводя от меня внимание. Невыполненным и по совместительству последним этапом осталась демонстрация силы, но на этот счет есть у меня интересная задумка…       Находившиеся в зале заседаний Визенгамота волшебники начали его покидать, но далеко не все — лидеры всех фракций со своими ближайшими сподвижниками остались на своих местах, словно чего-то выжидая. Вскоре стало понятно чего — общения бывшего Поттера со своими, как стало кристально ясно из сказанного, бывшими друзьями.       Воплей и упреков прозвучало великое множество, но все со стороны Уизли и Грейнджер, которые сильно осмелели в присутствии своего патрона — Дамблдора, что в выражениях особо не стеснялись, частенько переходя на личности. Точнее, одну личность — мою. И, самое поганое, ответить я им просто не мог, ибо это было равноценно встать на четвереньки перед облаивающей тебя мелкой шавкой и погавкать в ответ. Слишком разный у нас статус: я глава древнего магического рода, пусть и находящегося на грани исчезновения, а они, по сути, никто и звать никак. Грейнджер — магглокровка, в волшебном мире имеющая лишь чуточку больше прав, чем кентавры, оборотни, вампиры, русалки и так далее; шестой Уизли — член семейства, что хоть и числится в списки «Священных Двадцати Восьми», но по факту является чуть ли не изгоем волшебного мира, державшимся на плаву только лишь благодаря умению вовремя вылизать чью-то задницу.       Впрочем, мне и не нужно было особо вмешиваться — Гарри прекрасно справлялся и сам, парируя словесные выпады своих бывших друзей и контратакуя язвительными комментариями. Однако долго сие продолжаться не могло, ибо бывший Поттер был всего лишь подростком, чересчур подверженным влиянию гормонов, поэтому в какой-то момент мне пришлось вмешаться в их разговор, дабы тот не привел к совершенно ненужным последствиям. Например, потасовке, к которой все шло.       — Успокойся, — сказал я, положив руку на плечо распалившегося Гаррика. — Ты все равно ничего им не докажешь.       — Но они тебя оскорбляют! — возразил он. — И меня тоже.       — И что? Собака лает — караван идет. Давай лучше немного развлечемся.       — Э-э, как? — немного ошарашенно спросил застигнутый врасплох переменой темы подросток.       — Сейчас увидишь, — ответил ему, после чего сжал немного сильней так и не убранную с его плеча руку и эффектно, в клубах черно-голубого дыма телепортировался к известному в определенных кругах волшебниках бару.

***

      Вставать мне было откровенно влом, даже глаза и то открывать совершенно не хотелось. А что? Мягенько так, тепло, и если б еще что-то не давило на ноги и руки, так вообще была бы красота. За последнее ощущение мое полупробужденное сознание и зацепилось, мгновенно сбросив остатки сна и заставив резко открыть глаза.       Первым, что я увидел, естественно, был знакомый потолок моей спальни в доме на Гриммо, затем, когда приподнял голову, в поле зрения оказались две макушки, к моему огромному облегчению, принадлежавшие женщинам, — одна русая, вторая черная. Вот только какого хрена они забыли в моей постели? Хотя понятно какого — витавший в воздухе специфический запах бурной ночи отвечал сам за себя. Другое дело, что я совершенно ничего не помнил! Все-таки не надо было заменять огневиски асгардским пойлом, от которого и бог может довольно быстро дойти до состояния нестояния. Впрочем, Гаррику я его вроде бы не давал, поэтому он точно может рассказать о моих пьяных похождениях.       Мысль предопределила действие: стоило мне вспомнить о Поттере, как я телепортировался из переплетения рук и ног, материализовал халат, в который тут же закутался, после чего внимательно рассмотрел обеих женщин, показавшихся смутно знакомыми. Где-то я их уже видел, точнее, оригинальная Белла, вот только из-за похмелья вспомнить никак не получалось, так что вопрос идентификации их личностей пришлось отложить. Да и не так он важен, по сравнению с остальными возможными пьяными похождениями, которые наверняка имели место быть, поэтому, с некоторым трудом попав ногами в тапочки, я отправился в комнату Гарри.       — Да елки-моталки! — вымученно протянул я, открыв дверь его спальни. — Вы что, издеваетесь?!       Картина в комнате Гаррика очень напоминала ту, что была при моем пробуждении: свежеиспеченный наследник рода Блэк лежал в обнимку с симпатичной полуобнаженной блондинкой лет восемнадцати и такой же полураздетой брюнеткой, старше самого Поттера от силы на год. Мысленно чертыхнувшись, я просканировал каждую диагностическими заклинаниями и облегченно выдохнул — обе девушки оставались девушками. Не хотелось бы, чтобы Гарри повторил судьбу отца оригинальной Беллатрикс, обзаведясь потомством в таком юном возрасте*.       — Фух! Пронесло! — тихо сказал я вслух, после чего закрыл дверь в комнату Поттера и отправился на кухню лечиться от похмелья самым старым, но от этого не менее действенным средством — огуречным рассолом, так как магия в данном случае совершенно бессильна.       Лучше бы я этого не делал, ибо после опустошения нескольких трехлитровых банок соленых огурцов вернулось не только здоровье, но и память. И, надо признаться, делов по пьяной лавочке я наворотил изрядных: тотальное уничтожение нескольких чистокровных магических родов; избиение, аки младенцев, Аврората почти в полном составе; разбомбленный квартал почти в центре Лондона и, наконец, парочка без памяти втрескавшихся в меня девиц. Охуенная пьянка, надо сказать, с последствиями коей придется еще разбираться и разбираться. Ну да ладно, хоть не скучно будет. _______________       Прим. автора:       * По канону Сигнус Блэк заделал Беллатрикс в возрасте 13-ти лет! Кто не верит, внимательно посмотрите на родовой гобелен Блэков, показанный в фильме «Гарри Поттер и Орден Феникса».
Примечания:
Я вернулся. Обоснуй и Пояснуй - в следующей главе. Вселенское спасибо тем, кто помог автору в очень трудное для него время!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец»"

Ещё по фэндому "Толкин Джон Р. Р. «Хоббит, или Туда и обратно»"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты