Kill Them All

Джен
Перевод
NC-21
В процессе
1234
переводчик
Bonfaranto бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://forums.spacebattles.com/threads/kill-them-all-worm-gamer.830187/
Пэйринг и персонажи:
Размер:
695 страниц, 72 части
Описание:
Тейлор получила способности Геймера... но последствия трагедии толкают её на путь мести.
Примечания переводчика:
разрешение на перевод получено, всё законно ***
главы выходят 3 раза в неделю - понедельник-среда-пятница, в 6-30 утра по московскому времени, до тех пор пока есть запас текста. ***
обложка https://i.imgur.com/gzNVfl7l.jpg
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1234 Нравится 3653 Отзывы 450 В сборник Скачать

Глава 42. Каннибал.

Настройки текста
Эмма была не настолько важной по сравнению с отцом, но она была моей. Если бы я захотела отомстить ей за ад, через который мне пришлось пройти, это было бы моё решение, а не чьё-то ещё. Дело было даже не в том, что нас связывали сильные чувства — достаточно было того, что у меня было что-то, оставшееся после многолетней дружбы, которая была у нас до того, как всё покатилось к чёрту. Я была покрыта слоем расплавленного стекла, который постоянно увеличивала Птица-хрусталь. Слой был непрозрачным. Видимо, они всё ещё думали, что я ограничена прямой видимостью для телепортации и надеялись заставить меня задохнуться в стеклянной оболочке, посреди бушующего огня. Сопротивление вакууму +1 уровень! Жжение и давление были не настолько сильными, чтобы перебить мои сопротивление огню и физическому урону, поэтому я замерцала, оказавшись позади Ожог. Прежде, чем она успела отреагировать, я впечатала её лицом в бетон. 30 хп урона! Снова и снова я била её лицом об пол, который начинал трескаться, видимо, из-за улучшений Ампутации, которые та сделала всем членам Девятки. Судя по всему, это придавало организму устойчивости, но меня это не волновало. Огонь вокруг меня вспыхнул, и я ощутила, как осколки стекла врезались в меня сзади. Мне всё ещё было плевать. Я продолжала колотить её о землю. Укреплённые кости её черепа начали трескаться, а затем я ощутила, как внутри что-то хрустнуло, и мозговое вещество начало вытекать наружу. Я проигнорировала всплывающее окно, даже когда огонь вокруг меня потух. На папином лице был явный шок. Эмма попятилась, но сделала это, скорее, из-за сильного жара вокруг. Я ждала, что Птица-хрусталь попытается взять её в заложники, но вместо этого она улетела так быстро, как только могла. Я использовала мерцание и оказалась прямо перед ней. Её силы определённо не пытались ею манипулировать, но вот мои силы манипулировать ей могли. Я потянулась к ней, чтобы схватить, хоть она и пыталась увернуться. Ухватив её за руку, я не обращала внимания на стекло, пытавшееся отрезать мою руку, и заставила её рухнуть на землю. Я чувствовала её страх, она боялась, что я точно также размозжу ей голову, как сделала это с Ожог, но вспышка ярости успокоилась и преобразовалась в другое, холодное чувство. Я создала иллюзию. Я бы предпочла использовать образ её собственного отца, но интуитивная эмпатия не давала мне точной информации для того, чтобы я могла скопировать его лицо или тон голоса. Однако я знала, как звучит голос Джека. Я также создала иллюзию Сибири, того, как она накидывается на меня и отгоняет прочь от Птицы-хрусталь. — Ты даже не смогла следовать плану, — мир вокруг неё померк, зато образ Джека приобрёл яркости. — Она даже на минуту не остановилась. — Джек? — позвала женщина. — Я думала, ты умер! Ей нравился Джек, но она так и не набралась смелости пофлиртовать с ним. Это было довольно мудрым решением. — Ты решила, что какой-то новый кейп может с лёгкостью меня победить? — сказала я через него. — Я попросил Ампутацию сделать мою копию из… из кого-то. Не важно, кто это был. Видишь ли, в чём дело, все остальные тоже живы, кроме Ожог. — Я думала, она растеряется, — сказала она. — Я не понимаю, почему она так на него среагировала… — Оставь размышления тем людям, у кого есть голова на плечах, — сказала иллюзия Джека. — Я разочарован. Всё это должно было быть частью прекрасного, гениального плана, а ты… всё… испортила! — Я… Я просто… — Не та, за кого себя выдавала, — продолжил вместо неё Джек. — Было ошибкой принимать тебя в Девятку. — Нет, это неправда! — крикнула она. — Дай мне ещё один шанс! — Мы Девятка, — сказал он. — Мы не даём вторых шансов. Прежде, чем она успела что-то сказать, я заставила образ Сибири возникнуть у неё перед глазами. Я тихо активировала Шторм лезвий. Иллюзия Сибири двигалась так, чтобы наносить удары туда, куда били мои клинки. Я не стала утруждать себя применением навыка фантомного оружия, её защита была практически никакой в отличие от той, с которой я привыкла иметь дело. Сибирь любила играть со своей едой, прежде чем её съесть. Птица-Хрусталь боялась Сибири, её худшим кошмаром было столкнуться с ней в бою. Я смотрела за тем, как падало её здоровье, даже несмотря на её отчаянные попытки использовать своё стекло, чтобы атаковать иллюзорную Сибирь. Она знала, что Сибирь была неуязвима, а ещё она знала, что Сибирь могла двигаться быстрее, чем Птица могла летать. Когда её очки здоровья опустились достаточно низко, я создала ещё одну иллюзию того, как снова появляюсь и пробиваю кулаком грудь Сибири, чтобы вытащить и съесть её сердце. Затем «я» повернулась к Птице-хрусталь. — Девятка? — заговорила «я». — Ты действительно думала, что я приму ваше предложение? По сравнению со мной вы все просто любители. Я рассеяла иллюзию, схватила её и швырнула лицом в землю. 30 хп урона! Я применила к ней исцеление, после чего снова начала бить лицом об землю. Я должна была правильно рассчитать время, ведь применять исцеление можно только раз за минуту, но честно говоря, это было неважным. Исцеление не работало на её кибернетических имплантах. По мере того, как её череп всё больше и больше деформировался, ей становилось всё труднее и труднее концентрироваться на стеклянном шторме, окружавшем меня. Она пыталась напичкать стеклом мои рот и глаза. Но я просто сжала губы, закрыла глаза и использовала для зрения свои магические конструкты. Я создала иллюзию своего голоса. Хоть я и не знала, принесёт ли мне больше урона атака внутри рта, я не могла утверждать и обратного. Мой голос зашептал ей прямо в уши. — Держу пари, ты пожалела, что оказалась здесь. Все ваши жертвы чувствовали то же самое. Твой отец любил тебя, но что бы он подумал, увидь тебя сейчас? Я приподняла её голову. Импланты черепа были деформированы и давили на мозг так сильно, что теперь, даже когда ничего не происходило, она всё равно получала урон. — Ты массовая убийца и даже не сожалеешь об этом. Ты убила его, а если бы он оказался жив, он умер бы сам, увидев, в кого ты превратилась. Он был бы очень разочарован в тебе. Она попыталась что-то сказать, но вместо этого только бессвязно что-то простонала. — Ты попадёшь в ад, — продолжал говорить мой голос. — И у меня есть кое-какие доказательства того, что он действительно существует. Это справедливо, после того, что ты делала со всеми своими жертвами. Кажется, она меня почти не слышала, скорее всего из-за того, что её мозг был слишком сильно повреждён, так что пора было заканчивать со всем этим. Я вбивала её голову в землю снова и снова, пока она, наконец, не умерла. Я посмотрела свои оповещения. Огненное дыхание было улучшено до Повелителя огня! Вы можете создавать, контролировать и рассеивать огонь в радиусе 10 футов на первом уровне. Радиус контроля будет увеличиваться вдвое на каждом уровне. 50 хп урона за уровень. Уровень 8! Радиус 1280 футов! (10 футов = 3,05 метра, 1280 футов = 390,14 метров) Это было… немного восхитительно. Я была взволнована и хотела опробовать этот навык в действии. Следующее сообщение было не менее волнующим. Создан новый навык! Властелин стекла! Вы можете контролировать стекло и преобразовывать его в другие формы в радиусе 10 футов за первый уровень, радиус действия сил удваивается на каждом уровне. Вы можете использовать стекло для нанесения урона. Наносит 20 хп урона за каждый уровень. Уровень 1. Я посмотрела на стекло, валявшееся на земле, и взмахнула рукой, наблюдая за тем, как оно плавится и превращается в статуэтку моего отца. Если бы мне когда-нибудь понадобились деньги, я бы, наверное, могла их заработать в качестве скульптора. Наверняка существовал рынок искусства для созданных кейпами вещей, а я не особо волновалась по поводу законов, которые запрещали кейпам использовать свои силы в работе. Оглядевшись назад, я заметила, что теперь горела не только Уинслоу, но и некоторые соседние с ней здания. Я использовала мерцание и переместилась к Эмме, помахав её рукой. Весь огонь мгновенно затух. — Тейлор? — позвала Эмма. Со стороны всё смотрелось так, будто мой папа обмочил штаны, потому что Эмма наблюдала за тем, как я убиваю Ожог и Птицу-хрусталь. — Что? — спросила я. Теперь, когда ярость ушла, у меня не было времени, чтобы заниматься ещё и проблемами Эммы. — Что со мной будет? Она была в шоке и едва держалась на ногах. Я не могла использовать на ней Интуитивную эмпатию, но и обычной эмпатии было достаточно, чтобы понять это. Её выражение лица приняло некую отстранённость. Я посмотрела ей в глаза. Было больно смотреть из-за того, как теперь она походила на моего отца, и я отвернулась. — Они убили Алана, Зои, твою маму? — спросила я. Учитывая, какими садистами они были, мне было трудно поверить в то, что они бы этого не сделали. Она отвела взгляд и не ответила, но и этого было достаточно, чтобы всё понять. — Добро пожаловать в клуб, — жёстко сказала я. — У меня никого не осталось, но как видишь, я не плачу из-за этого. Я коснулась её руки, такой знакомой, и почувствовала пустоты там, где в её организм были добавлены механические устройства. У меня не было сил, которые помогли бы мне увидеть или заглянуть внутрь этих имплантов — вот если бы они были на органической основе, мне бы никаких других способностей для этого не понадобилось бы. Но в этой ситуации я могла видеть только тёмные пятна внутри её тела. Мне действительно нужно было получить какое-нибудь рентгеновское, ночное зрение, или способность типа этих. — Она что-то в тебе оставила, — сказала я. — Тебя должен осмотреть Протекторат. Прежде, чем она успела ответить, я отправила её в инвентарь. Появившись перед дверьми здания, я увидела двух охранников. — Теперь другой случай, — сказала я. — Жертва Ампутации. Хирургические изменения пятнадцатилетней девушки, и у неё есть механические импланты, которые я не могу видеть. Вам нужно как можно скорее поместить её в карантин. Они напряглись, а потом передали моё сообщение дальше по связи через шлемы. — У вас есть ограничение по тому, как долго вы можете удерживать человека? — Ещё две минуты сорок секунд, — ответила я. — Я могу вернуть её обратно после этого, но повторно удерживать я смогу её только три минуты. Если она заражена какой-нибудь чумой, и вирус прячется в одном из механических устройств, то он может высвободиться, как только я освобожу её. Насколько я знаю, устройства могут реагировать на пребывание в стазисе. Это вполне вписывалось в образ действия Девятки. Сделать сочувствующих несчастным пострадавшим следующими жертвами, и запустить цепь событий в тот момент, когда им начнут оказывать помощь. Я слышала о жертвах Ампутации, которых заражали вирусами и освобождали, ожидая, пока болезнь пройдёт инкубационный период. — У нас есть целая команда, — сказал первый из агентов. — Защитная пена не поможет, потому что она пористая и пропускает воздух. Вы не знаете, встроена ли в жертву взрывчатка? — Устройства спрятаны там, где я не могу их увидеть. Если бы я могла посмотреть рентгеновские снимки, то, вероятно, смогла бы ответить, взрывчатка в неё имплантирована или что-то другое, даже если бы эти устройства были тем, что я сама сделать не могу. Я только что практически призналась в том, что убила Бакуду, но разве скажется ещё сильнее это признание на моей репутации? — Оружейник и Кид Вин уже в пути вместе со сдерживающим отрядом, — сообщил агент СКП, и прежде, чем продолжить говорить, немного поколебался. — Вы не могли бы освободить её… где-нибудь в другом месте? Я нахмурилась. На земле каннибалов осталось, вероятно, не менее десятка тысяч человек, учитывая то количество людей, которых я видела вскоре после того, как прибыла в то место, да и в том районе, где я очутилась, ничего не указывало на то, что он был каким-то особенным. На всей планете, должно быть, осталось около сотни тысяч человек. Тем не менее, они обитали достаточно далеко друг от друга, а если судить по вирусам и бактериям, которые обычно использовала Ампутация, они не могли распространиться слишком далеко, если те требовали для передачи контакта человека с человеком. Вирус может уничтожить население каннибальской Америки, но не сможет повлиять на остальной мир. Если бы он передавался ещё и через растения и животных, тогда были бы и другие варианты, но, опять же, такого за вирусами Ампутации замечено не было. Чтобы распространяться, этому вирусу нужен был живой носитель. Появился Оружейник, и вместе с ним Кид Вин. — Мы можем сделать это в другом мире? — спросил мужчина. Я согласно кивнула. — Отнесу нас обратно на ваше место для отдыха. Оружейник был одет в модифицированную форму своей брони, с кислородными баллонами и маской, полностью закрывавшей его лицо. Сила Манекена подсказывала, что его внутренние системы были полностью изолированы и запечатаны. — У вас есть врачи? — спросила я. Агенты СКП прибыли одновременно с рабочим фургоном. Фургон был полон оборудованием, которое Кид Вин помогал в него загружать. Трое мужчин в специальной скпшной броне, которая также была полностью герметична, появились позади Оружейника. Я была впечатлена. Я убрала фургон в инвентарь, а после одного из учёных. Следующего учёного я взяла за руку, и протянула вторую свободную руку Оружейнику. Хоть я не могла телепортировать других людей, я могла легко Ходить с ними по Мирам, совместив с этим навыком телепортации. Я могла бы просто переместиться на планету, телепортироваться и вернуться обратно за оставшимися людьми, если бы не шанс случайно оказаться в каком-нибудь недружелюбном мире, типа радиационного и способного мгновенно кого-нибудь убить. — Мисс Эберт! Видимо, Блэквелл и её помощница сумели отыскать дом. Она была разгневана. — Немедленно верните нас назад! Я выпустила Эмму из инвентаря, потому что счётчик уже почти добрался до нуля, и она тут же застонала, схватившись за живот. Как Джек мог решить, что это побудит меня к ним присоединиться? Он что, был идиотом? Или он действовал как в американской армейской системе, где военные ломали людей и потом пытались собрать из них то, что было необходимо? Блэквелл замерла на месте. — Мистер Эберт? — позвала она. Тело Эммы начало раздуваться, и она закричала. Я отправила в инвентарь обоих учёных и подхватила Оружейника. Я летела прочь со скоростью 60 миль в час. (60 миль = 96,56 км) — Ты не можешь телепортироваться вместе с пассажирами? — спросил он, видимо, больше заинтересованный моими способностями, чем потенциальной бомбой внизу. — Я могу, когда хожу по мирам, — сказала я. — Но некоторые миры смертельно опасны, и всегда существует вероятность, что я собьюсь с курса и попаду куда-то ещё. Если бы я не заботилась о своих пассажирах… Она взорвалась подо мной. Блэквелл с помощницей закричали, и через несколько секунд начали на глазах изменяться. — Вы экспериментировали с вирусом, который принесла Призрачный Сталкер, — сказала я. Оружейник поморщился. — Мы должны были знать, с чем столкнулись. — И не уничтожили его после экспериментов? — недоверчиво уточнила я. — Моё предложение об утилизации было отвергнуто сверху, — ответил он. — Они думают, что существует вероятность того, что вирус сможет изменить биотехнарь во что-то, что поможет обычным людям улучшить свою регенерацию. — Наверное, изначально он для этого и предназначался, — заметила я. Превращение не занимало много времени. — Датчики скафандра показывают, что она распылила вирус, — сказал мужчина. — Как далеко нам нужно убраться от них? — уточнила я. — В нашем фургоне оборудована дезинфекционная камера, — сказал он. — Мы использовали лучший тинкертех, который могли достать. Но если они повредят фургон, у нас будут неприятности. Свалившись словно камень вниз после этих слов, я смотрела за тем, как Блэквелл и её помощница корчатся на земле. Похоже, превращение было действительно болезненным процессом, потому что как только я подошла ближе, ощутила их боль, страх и всё возрастающую нечеловеческую ярость. — Это ты сделала со мной! — крикнула Блэквелл. Её голос уже изменился, став звучать глубже, и складывалось такое ощущение, что он дробился, словно осколки стекла. — Жаль, что я не выгнала тебя, когда ты в первый раз пришла, жалуясь и скуля. — Вообще-то это и правда решило бы все проблемы, — ответила я. — Ты сможешь их исцелить, как думаешь? — спросил Оружейник. Я нахмурилась. — Я могла бы убрать вирус из их организма, но они просто снова заразятся от того облака, что здесь распылено. И даже если я их вылечу, то не смогу отменить уже произошедшие изменения. Панацея могла бы это сделать — она может лепить людей как глину. Вопли женщин становились всё бессвязнее. — Но мозгами она не занимается, — продолжила я. — А от них уже почти ничего не осталось. Это была не совсем правда. Разума в них оставалось достаточно, чтобы понимать, что с ними происходило, но недостаточно, чтобы их спасти. Оружейник кивнул, и я кинула в женщин Дальними порезами. Их головы оторвались, а я поспешила проверить, не появилось ли у меня новых сил. Оружейник указал на мешки для трупов, которые учёные вытаскивали из кузова грузовика. — Нет, — возразила я. — Один раз вы уже позволили получить вирус посторонним. Почему я должна верить вам сейчас? — Потому что Т-вирус теперь у Ампутации, — ответил Оружейник. — И она бы не использовала его для того, чтобы убить одного единственного человека. — Что? — Джек мёртв, — пояснил мужчина. — Он оставил бы план на случай непредвиденных обстоятельств, чтобы убить как можно больше людей. Он мог убедить Ампутацию следовать плану прежде, чем повстречался с тобой, просто на всякий случай. — Он хотел уничтожить город, в котором я родилась, только потому, что я могла его убить? — уточнила я. Оружейник кивнул. — Прекрасно, — раздражённо сказала я. Мешки для трупов тоже были высокотехнологичными. Молнию закрывал специальный полимер, и я могла точно утверждать, что пластик, из которого были сделаны пакеты, был гораздо более устойчивым к повреждениям, чем обычный пластик или ткань. — Забирайся в фургон, — попросил Оружейник. — Последние парни, которые заталкивали меня в фургон, не особо беспокоились о моих интересах, — заметила я. — Этот фургон ведь не что-то вроде будки самоубийств? Он лишь отрицательно покачал головой. — Ты достигла той стадии развития, когда убить тебя становится сложной задачей. — Инвентарь, — сказала я. Я отправила в инвентарь как можно больше заражённого воздуха. — Что ты делаешь? — спросил мужчина. — Помещаю в свой пространственный карман местный воздух. Если я умру, то всё, что есть в моём инвентаре, вывалится оттуда. Как только приказ на убийство будет отменён, я слетаю в космос и выпущу вирус там, где он никому не причинит вреда. — Ты готова совершить геноцид просто из мести? — уставился он на меня. — А вы готовы убить пятнадцатилетнюю девочку только потому, что её трудно контролировать? — спросила я в ответ. — Потому что твоя начальница — завистливая старая стерва, которая ненавидит паралюдей? Я не знала этого про неё лично, но того, что так о ней думал Оружейник, было достаточно. Если я получу силу Ампутации, мне понадобится образец вируса, чтобы создать лекарство. У меня будет доступ к её лаборатории, и, возможно, к технике внутри этого фургона. — Тебе… придётся снять свою одежду, — сказал он. — Мне дадут чистую одежду взамен заражённой? — спросила я. Он согласно кивнул. — Тогда я сниму всё, как только мы войдём в фургон. Вы ведь покинете его на это время? Оружейник снова подтвердил мои слова кивком. — Ну, надеюсь, вы все будете смотреть в другую сторону, тем более я знаю, что у вас в костюмы встроены камеры. — Это было бы незаконно, — сказал герой. Я почувствовала его лёгкое смущение. Учёные были смущены гораздо сильнее. — Просто помните, что я могу отправить вас в место похуже, чем это, — напомнила я. Следующие полчаса мы провели в фургоне. Оружейник сидел молча, не обращая на меня внимание, поскольку его больше интересовали данные по типам радиации и химических веществ, которыми нас пытались заразить. — Это была директор твоей школы? — наконец, спросил он. — Возможно, — ответила я. — А ещё она могла быть сумасшедшей людоедкой. — Она говорила с тобой так, будто знала тебя. — Здешние каннибалы, возможно, слышали моё имя раз или два, — ответила я. — Она была одета в хорошую одежду и была слишком откормленной для каннибала, как и её спутница. — Полагаю, они были хороши в каннибализме, — отбила я. Он пробормотал что-то насчёт задержки с созданием детектора лжи. А я уже планировала свои следующие шаги. Если у Ампутации действительно был в руках Т-вирус, то всё было довольно плохо. Когда мы, наконец, прошли все процедуры очистки, я поднялась на ноги, убрала в инвентарь двух учёных и схватилась за Оружейника. — Хождение по мирам, — сказала я. Смерть Эммы беспокоила меня не так сильно, как я этого ожидала, видимо потому, что у меня было гораздо больше других поводов для беспокойства. Настало время спасти мир. - zadcap (Механический Критик) — Мы выпустили Приказ на убийство этой девушки, потому что потенциально она может распространять в мире неудержимую чуму зомби-вируса! — Кроме того, мы сохранили копии образцов упомянутой чумы, чтобы поиграть с ней. — Как несвязанная ни с чем заметка — наш научный центр был атакован Бойней №9. Мы подозреваем, что теперь у Ампутации есть доступ к неизлечимому зомби-вирусу. — Мы решили, что во всём этом виновата Жатва. * Кадмус фон Эйзенберн (подтверждённый выживший Зелретч) Сомнения Грега Ведера Город Броктон-Бей быстро скатывался к чертям. Всё началось с мобилизации Империи, которая жестоко истреблялась новым кейпом. И это определённо была мобилизация. Грег был готов поставить на это свою приставку! Затем на И88 накинулись АПП, и город буквально взорвался насилием. Непрерывные взрывы, перестрелки, парачеловеческие сражения на каждом углу. В обычных обстоятельствах Грег, скорее всего, попытался бы найти светлую сторону во всей сложившейся ситуации, установить у окна телескоп (напоминание о кратком увлечении астрономией) и пытаться наблюдать за происходящим, но несмотря на то, что Грег был очарован кейпами, он не был одним из тех безумных любителей снимать всё на камеру. Даже наблюдение за происходящим с крыш было слишком рискованным делом. «Хвала всем вам, отважные братья и сёстры, отдавшие жизни за славные кадры с разрешением 360p!» — думал Грег о тех смельчаках, которые не боялись снимать крупным планом сражения кейпов. Но где же был Грег в то время, когда всё это происходило? Ну, когда всё завертелось, Грег кивнул сам себе, схватил бейсбольную биту и прикончил свою мисс Свинку. За все эти годы он скопил довольно удачную сумму для подростка без работы, и теперь вскрыл копилку. Грег взял свои деньги, оделся, проверил канал Убера и Элита на наличие новостей, и побежал к ближайшему супермаркету. Подготовка к апокалипсису всегда было своего рода их семейным хобби — ещё отец Грега занимался этим, пока был рядом, мама делала это до сих пор, потому что её успокаивала забота о дополнительном уровне их безопасности, а Грег делал это потому, что такое занятие казалось ему крутым. Грегу пришлось сделать пять ходок с тележкой, чтобы закончить покупки, но теперь у него была куча мясных и рыбных консервов, запасы макарон и бутилированной воды. Он также закупился пищевыми добавками, специями и всем таким, и взял небольшой электрогенератор. Он не был уверен, что стационарный компьютер в подвале-хранилище всё ещё работает, но не собирался бросать игры только потому, что планировал самоизолироваться. Когда мать вернулась, она добавила к его закупкам свои и потащила Грега вниз, чтобы тот помогал расчистить хранилище. В то время, как ситуация с Империей обострялась, они продолжали жить своей жизнью. Он ходил в школу, она на работу… Но оба были готовы бросить всё и спрятаться в убежище, как только дело дойдёт до опасных разборок. Когда это произошло и ситуация обострилась до открытых разборок на улицах города, миссис Ведер всем сообщила, что они с сыном приболели. Они спустились в самое безопасное место во всём Броктон-Бей, кроме, разве что, убежищ против нападения Губителей. Они пропустили происшествие с Ехидной. Пропустили дождь из азиатов. Пропустили приход Бойни №9 и день, когда Мир Окрасился Золотым Светом. Они пропустили Апокалипсис, так как Зион первым делом уничтожил средства коммуникации, а заменяющие их системы оказались несовместимы со старыми системами. Грег был очень сконфужен, когда впервые выбрался из убежища — Залив сиял в лучах солнечного света, и солнце отражалось от хромированных и стеклянных поверхностей зданий. Восстановление города произошло на удивление отлично, даже принимая во внимание возможности реверсивного инжиниринга технарских технологий. Грег огляделся по сторонам и с его губ сорвалось только одна фраза. — Это что, Метрополис?!
Примечания:
мм, в тексте есть смысловой косяк, который я неправильно в своё время перевела. Тейлор и раньше совмещала телепорт с прохождением миров, но я в своё время перевела это как «сначала перенос, потом телепорт». Потом как-нибудь этот момент поправлю, или может, если кто будет перечитывать, кинет мне в публичную бету этот кусок текста, чтоб я его не искала.

Bonfaranto: бечено и гамчено.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты