Recovery

Гет
NC-17
В процессе
24
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 181 страница, 25 частей
Описание:
После пяти лет отношений от Кэти Белл уходит Ли Джордан. Верный друг Оливер Вуд подкидывает отличную идею: чтобы отвлечься, он предлагает девушке постажироваться в драконоведческом заповеднике у Чарли Уизли. Белл соглашается, даже не подозревая о том, как эта поездка изменит ее жизнь.
Примечания автора:
Я сама люблю нестандартные пейринги, поэтому и воплотила в жизнь идею о паре Чарли и Кэти. Изначально думала, что получится миди, но персонажи оказались мне так дороги, что расписалась на приличный макси. Надеюсь, вам мое творение придется по вкусу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 26 Отзывы 11 В сборник Скачать

Часть 25

Настройки текста
Приступая к работе, Кэти не просто была полна энтузиазма – интерес и энергия били из неё, словно гейзеры в Исландии. Перед первым рабочим днём она была так вдохновлена, что даже решила подготовиться и повторить защитные заклинания. Произнося знакомые слова Кэти вспоминала, как каждый день, скитаясь по лесам Англии, проговаривала их. И если теперь это была всего лишь тренировка, если теперь можно было не торопиться и даже ошибаться, то тогда этого права у девушки не было. Далее последовала оценка внешнего вида. Что бы ни ждало Кэти в Мракоборческом центре, она пообещала себе выглядеть прекрасно. Рассудив, что вряд ли в первый же день ей поручат какую-нибудь облаву, девушка решила одеться элегантно. Естественно, несмотря на то, что гардеробной едва хватило для нарядов мисс Белл, того, что нужен, там не оказалось. Кэти несколько раз выходила на перекур, дважды прерывалась на чай, но решение в итоге приняла. Стоя перед зеркалом с утра, она в принципе была довольна увиденным. Строгая тёмно-синяя юбка-карандаш длиной до колена туго обтягивала бёдра, лёгкая-лёгкая бежевая блуза с пышными рюшами на груди была одновременно и строгой, и женственной. Образ дополняли туфли телесного цвета на высоком каблуке и лаконичная чёрная сумка. Волосы она распустила, накрасилась ровно так, чтобы выглядеть хорошо, но не сойти за проститутку. Конечно, смываться в унитаз во всей этой красоте было странно, пусть Кэти и понимала, что не испачкается и не провоняет. Девушка гордо прошагала через Атриум, поймав на себе несколько заинтересованных взглядов, что придало ей уверенности. В лифте на протяжении всего пути ей улыбался высокий симпатичный парень в тёмно-фиолетовой мантии. Перед дверью с табличкой «Штаб-квартира мракоборцев» Кэти остановилась на минуту. В письме было указано, что её пригласили не на собеседование, а уже на работу, однако это мало успокаивало. Белл хотела произвести максимально приятное впечатление на будущих коллег, так что решила держаться уверенно, строго, но доброжелательно. Пару раз улыбнувшись для тренировки, девушка приложила присланный ей пропуск к специальному окошку и толкнула дверь. Кэти понимала: мракоборцы – не невыразимцы, однако думала, что и в этом отделе царит идеальный порядок. Столы расставлены по линеечке, документы разложены по папкам, защищённым заклинаниями, на мебели – ни пылинки, никаких лишних разговоров и шума. Каково же было её удивление, когда она оказалась в кабинете начальной школы на перемене! Помещёние было огромным. Из-за того что свет в конце его был приглушён, сначала оно вообще показалось Кэти бесконечным. Ну а что, в Министерстве Магии и не такое возможно! Судя по количеству столов, работников было около десяти, и почти все они одновременно что-то говорили. В кабинете стоял такой гомон, что Кэти поморщилась, забыв о своём обещании быть строгой и сдержанной. Кто-то наговаривал сообщение патронусу, кто-то диктовал перу, кто-то спорил с коллегой, кто-то просто бормотал себе под нос. Когда мать Кэти попрекала отца за оставленные в комнате грязные тарелки и носки на полу, он с улыбкой оправдывался цитатой какого-то известного магла-физика: «Только дурак нуждается в порядке – гений господствует над хаосом». Так вот, судя по всему, в мракоборцы брали только гениев. Часть столов была развёрнута в одну сторону, часть – в другую, один волшебник вообще сидел за дверью. На полки шкафов были навалены папки, из которых свешивались бороды неподшитых бумаг. Там же стояли чашки, разводы на которых Кэти приметила и с почтительного расстояния. На столах всех без исключения мракоборцев царил творческий беспорядок. Один из них Кэти сначала приняла просто за кучу мусора. Одеты мракоборцы были тоже вовсе не так, как предполагала девушка. Естественно, она видела их только на торжественных мероприятиях, а туда все являлись в строгих чёрных мантиях. Здесь же понятия дресс-кода, очевидно, отсутствовало. Футболки, джинсы, шорты, кеды всех цветов пестрели за каждым столом – Кэти в строгом наряде мгновенно почувствовала себя не в своей тарелке. – Отлично выглядишь, – голос справа опроверг сомнения девушки. Кэти повернулась и наткнулась взглядом на Гарри. Он выглядел под стать своим коллегам – футболка с эмблемой «Холихэдских гарпий» во всю грудь и обычные джинсы. Волосы по традиции были растрёпаны. – Благодарю, – смущённо ответила Кэти. – Здравствуй, Гарри. – Привет, – он тепло обнял девушку за плечи. – Пойдём. Для начала познакомишься с Гестией. Кэти уже не удивилась тому, что самый жуткий беспорядок царил на рабочем месте главы мракоборцев. Когда Кэти и Гарри подошли к её столу, Джонс сидела к ним боком и разговаривала с мужчиной на портрете, прибитом прямо к полке захламлённого шкафа. – О Мерлин, Аластор, вы нужны мне оба! – возмущённо говорила она. – Я составлю для вас расписание, если всё так уж плохо. – Я не могу допустить даже гипотетической возможности встречи с ним! Моё терпение не бесконечно, несмотря на моё безграничное к тебе уважение! Гестия закатила глаза и стала перекладывать бумаги на столе дрожащими руками, вовсе не приводя их в порядок: очевидно, просто так её меньше раздражал Грюм. Наткнувшись на какой-то леденец среди документов, Гестия бездумно закинула его в рот и вновь уставилась на разошедшегося Грозного Глаза. – Аластор, умоляю, – тоном руководителя заговорила Джонс. – Будь благоразумен. – Тогда перевесь его! – с этими словами Грюм удалился с портрета. – О Мерлин, – прошептала Гестия, уперлась локтями в стол, отчего несколько бумаг соскользнули на пол, и опустила голову на ладони. – Устраивалась в Мракоборческий центр, а попала на пятый этаж Мунго. Она подняла голову, и Кэти на мгновение стало страшно, что Гестия разозлится на случайных свидетелей её ссоры с Грюмом, но та, кажется, наоборот, была лишь рада найти поддержку. – Несправедливо, не так ли? – проговорила она, глядя на Кэти и Гарри. Вопрос, очевидно, был риторическим. – Вместо погонь за Пожирателями, допросов и расследований, я разнимаю двоих взрослых уважаемых в обществе людей. Ещё и мёртвых, – она помотала головой и тяжело вздохнула. – Может, тебе действительно его перевесить? – Гарри кивнул на другой портрет. Кэти увидела картину, висевшую напротив изображения Грюма. Пока там никого не было, но несколько стеллажей с колбами и баночками на фоне указывали на то, что на холсте обитал Северус Снегг. – Ты же знаешь, – Гестия сморщила носик. – Если я передвину его портрет, он обидится и вообще перестанет приходить. Типа, какого хрена я должен уступать Грюму? – она очень точно передала холодный и в то же время раздражённый тон Снегга. – А мне эти их разборки осточертели! – Джонс на несколько секунд зависла, глядя на упавшие бумаги, но поднимать их не стала. Когда она вновь посмотрела на ребят, лицо её разгладилось. – Ну что ж, приступим к главному на сегодня, – её улыбка определённо была предназначена для Кэти. – Я вам нужен? – поинтересовался Гарри. Гестия бросила взгляд на спортивные наручные часы и улыбнулась Поттеру. – Пока, думаю, нет. Вместо того чтобы занять место за каким-нибудь столом, Гарри вышел из офиса. – Десять часов. Круассаны в столовой готовы, – пожала плечами Джонс и улыбнулась ещё более очаровательно. – Кстати, настоятельно рекомендую. Они действительно чудесные. Во всех смыслах этого слова. Гестия поднялась с места и протянула руку Кэти, так что девушка смогла оценить внешний вид начальницы. Нет, само собой, она не раз натыкалась на её колдографии: после Войны «Ежедневный пророк» ни о чём, кроме мракоборцев, не писал. Несколько раз Кэти даже довелось присутствовать на мероприятиях, куда была приглашена Гестия Джонс, но, как уже было сказано, одно дело – официальные встречи и награждения и совсем другое – Штаб-квартира мракоборцев. Разница между мисс Джонс и Гестией была очевидна. Сдержанная, элегантная дама в отглаженной мантии густого синего цвета – когтевранского, с убранными волосами, лаконичным макияжем, ловко лавирующая на высоких каблуках, казалось, не имела ничего общего с девушкой, представшей перед Кэти. На деле Гестии было слегка за сорок, но Белл дала бы не больше двадцати пяти. Для понедельника глава мракоборцев выбрала короткие джинсовые шорты и огромную жёлто-зелёную футболку, заправленную за пояс. Чёрные локоны были собраны в пучок и закреплены карандашом, косметики на лице не наблюдалось. – Приятно познакомиться, мисс Джонс, – Кэти пожала руку Гестии и села напротив. – Чаю? – Кэти помотала головой. – Ты можешь так не одеваться, – она неопределённо поводила рукой в воздухе, – девушка смущённо улыбнулась в ответ: да, она уже поняла. – Хотя тебе идёт, ничего не скажешь. На несколько секунд Гестия упустила улыбку с лица и сразу добавила себе десяток лет, потом тяжело выдохнула, снова посмотрела на Кэти. – Прости, эти двое, – она кивнула в сторону портрета Грюма, – довели меня с утра. Ты не куришь случайно? – Да, – ответила Кэти и сразу поняла, что ничего не пояснила. – Курю в смысле. – Прекрасно, – она действительно обрадовалась. – Слышал, Карл? – крикнула Гестия пожилому мужчине за столом справа. – Теперь у меня есть компаньон! Карл недовольно покачал головой, когда Гестия вытащила из-под стола стеклянную пепельницу со сколотым углом и пачку сигарет. – Угощайся, – предложила Джонс, прикуривая от палочки. – Забрала у Артура с утра. Кто-то заколдовал их так, что вместо дыма выдыхаешь мыльные пузыри. Представляешь? Кэти усмехнулась. Да уж, магл наверняка удивился после первой затяжки. – Они постоянно жалуются друг на друга, – продолжила Гестия. – Пока были живы, и то ладили лучше. Как-то же находили общий язык в Ордене Феникса. Кэти не знала, что сказать, и лишь сочувственно смотрела на начальницу. Всё равно не в её силах было помирить Снегга и Грюма. Она бы даже не смогла ответить на вопрос, кто из них более принципиален и непреклонен. Нет, если приобретённая с годами мудрость не возьмёт своё, у мисс Джонс не было никаких шансов на дальнейшие совещания с двумя сразу прославленными героями Войны. – Перейдём к твоим обязанностям, Кэти, – отвлеклась от Грюма и Снегга Гестия. – Я не сомневаюсь в твоих талантах, – Кэти сдержанно улыбнулась. – Я помню, как ты проявила себя в Битве за Хогвартс, и понимаю, что ни в мастерстве, ни в отваге тебе не откажешь, но, к сожалению, многое со временем стирается из нашей памяти. Ты же в последнее время работала с волшебными существами? – Да, в приюте. А потом проходила стажировку во Всемирном драконоведческом заповеднике. Кэти удалось упомянуть этот период без всякой заминки, без боли, без воспоминаний. – Точно! Гестия взяла ещё одну сигарету. Дымящие как паровозы начальники – судьба Кэти? – Кстати, как там Чарли? Сто лет не видела этого чёрта! Последнее, чего ожидала Кэти от Гестии, – удара под дых. Конечно, Джонс не ставила себе цель причинить боль новой сотруднице. На лице её была кроткая улыбка. Очевидно, она ждала, что девушка просто скажет: «У Чарли всё в порядке», даже не подозревая, с каким трудом будет даваться собеседнице каждое слово. А Кэти даже побледнела, но слой тонального крема не дал Гестии заметить это. – У Чарли всё в порядке, – ровно проговорила девушка и сделала настолько внушительную затяжку, что горло на мгновение свело судорогой, а на глазах выступили слёзы. – Это прекрасно. А теперь – по делу. Пока ты в основном будешь заниматься бумажной работой. У нас довольно много документов и совершенно нет дисциплины, так что нужно чуть-чуть попотеть. Параллельно ты будешь тренироваться с Гарри. Уверена: времени на восстановление навыков понадобится немного. Кэти было приятно, что сама Гестия Джонс, глава мракоборцев, так лестно отзывается о её способностях. Мгновенно забылось упоминание о заповеднике и Чарли. Значит, даже сама Гестия считает, что Кэти в скором времени можно будет выполнять задания. Работать с бумагами снова девушке совершенно не хотелось, пусть руки и чесались привести тут всё в порядок с того самого момента, как Кэти перешагнула порог штаб-квартиры. – Я рада приветствовать тебя в Мракоборческом центре. Реальность оказалась менее привлекательной, чем рассказы Гарри, которые Кэти слышала раньше, и перспектив, описанных Гестией. Работа была донельзя скучной: кипы бумаг, документов, заметок, справок. Кэти и не думала, что у мракоборцев так много нудятины. В её представлении они постоянно устраивали облавы, слежки и предотвращали нападения на невинных маглов и волшебников. На самом же деле практически за каждое своё перемещёние, за каждое применённое заклинание сотрудники центра отчитывались в письменном виде. Конечно, всё это было пустой формальностью. Конечно, существовали стандартные объяснительные и заявления. Однако количество макулатуры неприятно удивляло. День за днём Кэти разбирала документы, сортируя их по цветным папкам и накладывая на них необходимые защитные заклинания: доступ к материалам Мракоборческого центра имели лишь его сотрудники и Министр магии. По сути, даже проникнуть в штаб-квартиру без именного пропуска было невозможно, поэтому тут и царил такой бардак, но по правилам стоило защитить все папки. Мракоборцы будто бы активно сопротивлялись дисциплине и продолжали заваливать столы всем, что попадалось им под руку, но мало-помалу Кэти всё же справлялась с поставленной задачей. С дресс-кодом, конечно, совладать девушка не могла, поэтому смирилась с тем, что ей не было дано изменить. Впрочем, Кэти и не особенно сопротивлялась. Может, время от времени ей и нравилось быть женственной, хрупкой, элегантной, но нужно признать: узкие юбки, высокие каблуки, белые рубашки сковывали движения и мешали работе. Она всегда предпочитала комфорт, поэтому уже со второго дня носила удобные джинсы или шорты, футболки и топы, любимый джинсовый комбинезон. Справедливости ради стоит сказать, что и в таком виде на неё обращали внимание коллеги-мужчины. Гарри шутил, что теперь Кэти сможет устроить личную жизнь. Девушка просила друга прекратить, но и сама нередко думала об этом, правда, к сожалению, в Мракоборческом центре не было подходящих, по её мнению, кандидатур. Карл Балтинг, ярый противник курения, кроме того, счастливый дедушка трёх малышей, совершенно не вписывался в планы Кэти. На Гарри она, ясное дело, не смотрела. Роджер Дэвис, побывавший в эротических фантазиях каждой уважающей себя ученицы Хогвартса, успел жениться и без устали болтал о беременной супруге. Томас Акройд сначала казался Кэти неплохим вариантом. То, что он регулярно делал ей комплименты по поводу внешнего вида и добро улыбался, быстро расположило девушку, но однажды она увидела его в столовой, нежно держащим за руку другого мракоборца – Энтони Голдстейна, и интерес мгновенно улетучился. Единственным, кто хоть как-то подходил по всем критериям, был Дин Томас, но бывший гриффиндорец не обращал внимания на Кэти, совершенно, вот совсем, будто её и не существовало на свете. Их общение сводилось к коротким деловым беседам. Да и Кэти он не особенно нравился, так что девушка не особенно огорчалась. Редкие тренировки с Гарри были глотком свежего воздуха среди бумажной пыли, табачного дыма и индийских благовоний, которые постоянно жгла Парвати Патил. По его словам, Кэти не растеряла форму после Войны: прекрасная память, отличная реакция и опыт превращали девушку в достойного мракоборца. Вот только без оконченных курсов она не имела права отправляться на операции в одиночку и возглавлять их, но участие в вылазках в качестве подчинённой Гарри ей обещал. Правда, время шло, а обязанности Кэти по-прежнему состояли в наведении порядка. Прошло недели три прежде чем девушка совершенно заскучала. Если в первые дни она практически летала от счастья, то со временем энтузиазм её вполне объяснимо угасал. Кэти вновь вспоминала заповедник. Иногда она думала, что перекладывать бумажки с полки на полку в Румынии было и то интереснее, чем в Министерстве, но возникавшее перед глазами веснушчатое лицо мгновенно перечёркивало все плюсы. Нет, работать рядом с Чарли она уж точно не сможет. Лучше туалеты драить, а Кэти так и вообще не на что было жаловаться: платили неплохо, обязанности несложные, никакого дресс-кода, ещё и курить можно прямо за столом – разве не работа мечты? К середине сентября в городе заметно похолодало. Столица Великобритании постепенно оказывалась во власти осени, сушившей дыханием листья, перекрашивавшей небо в серый цвет уверенными мазками, пригнавшей в Лондон холодный ветер. Теперь лишь самые отчаянные рисковали надевать лёгкие сарафаны, короткие шорты и футболки. На улицах показались пиджаки и ветровки, босоножки сменились кроссовками и туфлями, а также самые модные аксессуары в осеннем Лондоне – зонты. Прогулкам по набережной Темзы многие предпочитали встречи в кафе, а то и вовсе отсиживались по домам. Жизнь не то чтобы умирала, но готовилась к переходу в спящий режим. Кэти пришла на работу в джинсах и мужской рубашке. – Да сама я её купила! – ответила девушка Гарри. Он был четвёртым за день, кто интересовался, с чьего плеча девушка сняла рубашку. – Ладно-ладно, – улыбнулся Поттер. – Слушай, мне тут писала Калита из архива, – он потряс перед Кэти, будто без доказательств девушка ему не поверила бы. – Мы года два назад попросили её придержать наши документы, а то тут они перестали помещаться. Так вот, она настаивает на том, чтобы мы их всё-таки забрали. Сходишь? – Нет проблем. На самом деле проблемы были. Кэти, конечно, понимала, что речь вряд ли шла о паре папок, но в архиве её ждало шесть огромных коробок, под завязку забитых бумагами. Даже левитировать их было непросто. «Вот, ещё вагон скучной-скучной работы», – разочарованно думала Кэти, осматривая фронт работы. Она дала себе обещание разбирать минимум по коробке в день и честно следовала этому плану. Ровно коробка – ни больше, ни меньше. Прерываясь на перекуры, болтовню с коллегами, походы в буфет и созерцание перепалок Снегга и Грюма, которых Гестия так и не рискнула перевесить, Кэти двигалась с установленной изначально скоростью. Она настолько отточила все свои действия, что работала на автомате: короткий взгляд на название, защитное заклинание, переправка в нужную папку – следующее. Руки Кэти походили на конвейер. Было настолько скучно, что девушка уже не знала, чем себя занять. Чем больше времени она проводила за сортировкой бумаг, тем чаще отвлекалась, придумывая разные поводы. Но на четвёртый день её страдания были отомщены: на дне одной из коробок Кэти нашла личные дела некоторых Пожирателей. По сравнению со стандартными отчётами и списками погибших в той или иной операции, эта информация действительно представляла интерес. Папки были совершенно разной толщины. Например, на Уолдена Макнейра накопали пару томов данных, а на Франка Стэмптона – всего три станицы. Увидев на обложке очередной бумажной папочки колдографию немолодого мужчины с мясистыми губами и приплюснутым носом, Кэти остановилась на мгновение. Эммет Фэйрфакс – теперь Кэти знала, как звали человека, к которому она в первый и последний раз в своей жизни применила Непростительное. Он зажал её с шестикурсником Джоэлем Келпи на Астрономической башне. Кэти не хотела убивать – честно, не хотела и не собиралась, но когда Эммет безжалостно применил Круцио к Джоэлю, а потом едва не перебросил мальчика через перила, девушка почувствовала злость, неведомую раньше. Она никогда не тренировала Непростительные, но в тот миг была уверена: у неё получится, ибо большей ненависти не испытывала ни до, ни после. Зелёный луч пролетел так стремительно, что Эммет и не успел удивиться. Ноги Пожирателя подкосились, и он просто упал. Голова его глухо ударилась о каменный пол. Этот звук Кэти отчётливо помнила. Тогда после секундной заминки она схватила Джоэля за руку и потащила с площадки. Проходя мимо бездыханного тела, девушка всё ещё не верила в то, что это сделала она, в то, что она способна убить. Джоэль пережил Битву и в следующем году благополучно окончил Хогвартс. Кэти пролистала папку до конца. Список жертв Эммета Фэйрфакса был не таким впечатляющим, как, например, у Беллатрисы, да и ни одного знакомого имени девушка не приметила, и всё же перечисление мужчин, женщин, детишек и целых семей, которых он лишил жизней, ужасал. На последней странице стояла стандартная печать: «Убит Непростительным заклинанием. Битва за Хогвартс. Убийца неизвестен». Так было написано у всех. Даже если вся школа видела, кто отправил последнее заклинание в Пожирателя, в дело вносили запись: «Убийца неизвестен». По правде говоря, в Хогвартсе во время Битвы творилось такое безумие, что проследить за всеми дуэлями действительно было невозможно. Многих убийц не знали, да и разве было дело до того, кто прикончил того или иного Пожирателя? Кэти захлопнула папку, заварила кофе и закурила, сверля взглядом колдографию Эммета Фэйрфакса. В голову лезли худшие мысли. Конечно, всё это она уже успела передумать за последние несколько лет, но Кэти давным-давно уже о Битве за Хогвартс не вспоминала. Самое страшное, что её волновало: чем она лучше Пожирателей, если способна убить? Что отличает её от Долохова или Малфоя? Как она, убийца, может называться героиней Войны? – Кэти, ты чего? – голос Гарри выдернул её из размышлений. – Просто… – пробормотала девушка и смяла в пепельнице истлевшую сигарету. – Это кто? – спросил Поттер, кивая на папку. – Эммет Фэйрфакс, – Кэти отвела взгляд и тихо добавила: – Это я… я его… Отчего-то ей захотелось поделиться, рассказать главному действующему лицу обеих войн, что вот этого Эммета прикончила именно она, что, образно говоря, его кровь на её руках. – Ты так переживаешь? – Поттер положил руку ей на плечо. – Кэти, мы все убивали. Это же война. Если не ты, то тебя. – Я понимаю, – прошептала девушка. – Но это зверство. – Прекрати, Кэти. Иначе было нельзя. – Да, ты прав, – Кэти проглотила комок слёз и кивнула. – Прости, я расклеилась. – Бывает, – Гарри понимающе улыбнулся. – Сделай перерыв. Кэти перекурила ещё раз, выпила кофе вприкуску с предложенным Поттером печеньем и снова принялась за работу, решительно отбросив все мысли о Войне, Битве за Хогвартс, павших товарищах и дуэлях, в которых ей пришлось ранить Пожирателей. Она дала себе слово больше не копаться в их личных делах, просто выполнять свою работу, направляя документы в соответствующие папки, – не более того. Девушка даже не читала фамилии и имена, не рассматривала колдографии. Слово удалось держать до тоненькой папки, ничем не отличавшейся от остальных. Кэти и колдографию на обложке увидела случайно. Увидела и замерла. Будь у неё в руках чашка кофе – та упала бы и разбилась о плиточный пол. Глаза девушки мгновенно округлились, мышцы напряглись, словно она готовилась к прыжку или удару. С папки на неё смотрела Илария Райс. С полминуты Кэти рассматривала уже знакомую девушку. Поскольку Илария, очевидно, не отбывала наказание в Азкабане, колдография была с карточки работника Министерства. Читать её личное дело было уж точно не нужно, но есть ли в мире сила мощнее женского любопытства? Выдержав паузу, справившись с первой волной эмоций, Кэти открыла папку. На самом деле информации об Иларии мракоборцы собрали немного. Девушка училась не в Хогвартсе, а в Дурмстранге, будучи одной из немногих представительниц слабого пола в самой северной школе магии в мире. В деле имелся аттестат. Очевидно, Илария была неглупой девочкой. Оценки у неё были выше средних, а особенные успехи она делала в зельеварении и трансфигурации. Экзамен по трансгрессии сдала с первого раза, посещала курсы анимагии, но через год бросила их по собственному желанию. В спортивных дисциплинах не блистала, но это ничего не значило: в Дурмстранге в основном учатся мальчики, так что промахи Иларии были объяснимы. Работала в Отделе международного магического сотрудничества в Венгрии, потом перевелась в Англию. Замужем с 1989 года за сотрудником Всемирного драконоведческого заповедника. Разведена с 1994 года. Внизу на странице была рукописная пометка о том, что сотрудник Ордена Феникса Чарльз Уизли провёл проверку мистера Натана Райса, связей с Пожирателями Смерти не обнаружил. – Твою мать… – прошептала Кэти. «Чарли встречался с Пожирательницей. Чарли спал с Пожирательницей. Чарли любил Пожирательницу». Эти мысли кувалдами, мотыгами, кирками колотили по черепной коробке, и кости словно бы действительно раскалывались, растрескивались, ломались. Не находилось сил справиться с шоком. Не было у организма Кэти ресурсов для того, чтобы проглотить эту новость: она застряла по пути в мозг. Девушка пыталась переварить прочитанное, но пока не выходило. Ещё один перерыв: дрожащими руками вытащить сигарету получилось лишь с третьего раза, зажигалка тоже капризничала. Кэти делала внушительные затяжки, надеясь, что никто из коллег не видит её состояния. «У Чарли были отношения с Пожирательницей, – повторяла она себе, даже не пытаясь успокоиться. – Вот почему он ничего не говорил о девушке на фотографии. Вот почему Оливер молчал в ответ на расспросы». Кэти будто собирала машинку из конструктора и, похоже, поставила все детали на свои места. Девушка и не предполагала, что сверху ещё нужно было присобачить кабину водителя: инструкция же не шла в комплекте. Переворачивая последний лист, Кэти была не готова к фатальному удару. Раскидистое семейное древо, как у всех старинных чистокровных семей, девушка бы не стала рассматривать, если бы кто-то не обвёл прямоугольник с именем Иларии красными чернилами. Кэти уже потянулась за оставшейся в папке колдографией, когда взгляд её упал на древо. «Илария Райс (урожд. Флинт)», – гласила надпись. Флинт. Флинт. Флинт. Кэти рассмотрела родственные связи и с лёгкостью отыскала Маркуса. Илария приходилась ему тётей. В жизни, конечно, всякое случается. Возможно, они вообще никогда не виделись. Возможно, Флинт был не в курсе того, чем занимается родная тётя, но верилось в это с трудом. Логические цепочки выстраивались стремительно и гладко, и помогла им оставшаяся в папке колдография. Сотрудники Министерства и особо резвые журналисты пытались запечатлеть разрушения, принесённые в мир Волан-де-Мортом и его приспешниками, поэтому колдографий, изображавших рассыпавшиеся в пыль стены Хогвартса и бездыханные тела его защитников и Пожирателей, оказалось предостаточно. Кэти не пугали трупы: она тогда насмотрелась на них, и теперь подобные изображения её не трогали. Никакие, кроме этого. Илария неподвижно лежала на каменном полу одного из коридоров. Каштановые волосы разметались по растрескавшимся плитам. На лице замерло умиротворение и спокойствие. Удивительно, но мантия не разлетелась, будто бы Илария в последнем жесте, защищаясь от смертельного заклинания, закрылась ею. Роскошная ткань цвета морской волны стала её саваном. И Кэти вспомнила. Девочки остаются девочками даже в те моменты, когда их жизням угрожает опасность, даже когда нужно быть мужчинами, даже когда проявляют силу и доблесть. Кэти запомнила эту мантию. Прячась в нишах, перебегая от одной статуи к другой в поисках временного убежища, отправляя заклинания в противников, девушка отметила фантастически красивый цвет и дорогую ткань. «Мне бы такую», – мелькнуло в её голове. А потом Кэти увидела парализованную Алисию у стены, но прежде чем девушка сорвалась с места на помощь подруге, Илария отправила бомбарду в эту самую стену, а Кэти отлетела назад и, ударившись обо что-то головой, потеряла сознание.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты