Ты расскажи нам про весну

Гет
PG-13
В процессе
16
Размер:
планируется Миди, написано 15 страниц, 4 части
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 39 Отзывы 4 В сборник Скачать

4. Не терять равновесие

Настройки текста
Примечания:

Вот ведь что оказалось: на родной стороне ничего не осталось, — все со мной и во мне В. Тушнова.

Руки всё еще трясутся когда Ферб силой заталкивает её в машину и закрывает дверь. Мозг никак не покидает мысль, что это всё - наваждение, и сейчас она лежит на койке под капельницей. Изабелла переводит взгляд на Ферба, спокойного и молчаливого, будто и ничего только что не происходило. Что, неужели не в первый раз у Финеса срывают свадьбу? Может за эти годы традиции Флинн-Флетчеров сильно изменились? Но внимательно приглядываясь Изабелла наконец замечает. И понимает - что-то не так. Между двумя густыми бровями залегла нехорошая морщина, в которой, кажется, сосредоточились все тревоги и невеселые мысли её, снаружи вечно уравновешенного, обладателя. Он должен что-то знать.. Только уверенность и упорный взгляд Ферба на дорогу заставляют Изабеллу прикусить вопросы, роем кружащие на языке и откинуться на спинку переднего сидения. Вдохнув в легкие как можно больше воздуха ей остается только попытаться восстановить в памяти все события прошедшего вечера. Крики, визги, холодная, укутывающая мгла. Сильный толчок - и звезды становятся ближе. Крепкие руки Ферба, кажется, пытаются прикрыть её. Душераздирающий крик Кендис. Яркие всполохи внизу, запах дыма. Глаза Финеса. Не получается. Восстановить упорно не получается. Воспоминания только больше запутывают и рождают вопросы. вопросы, на которые Ферб, судя по всему, отвечать не собирается. Почему? Потому что не знает? Или не хочет, чтобы она видела, что он и сам ничего не понимает? А может он знает ответы, но думает, что Изабелле они не понравятся? Что если.. - Я.. - медленно тянет Ферб, не сводя нахмуренных глаз с дороги, и Изабелла поворачивается всем корпусом, готовая ловить каждое слово - Ты в порядке? Изабелла судорожно втягивает воздух. Она видит по его надтреснутым чертам, читает по морщинкам о том, что что-то ему всё же известно. И удивляется, как так просто ей удается находить ответы в уголках его глаз. Все черты до болезненного знакомы, словно и не проходили эти года, отделившие их жизни. Ферб мельком бросает взгляд на Изабеллу, тут же возвращаясь к дороге, но этого мгновения хватает для того, чтобы Изабелла всё поняла. Он ничего ей не скажет. Но все те причины такого поступка, роем кружащие в её голове до этого, кажутся сейчас глупостью. Он ничего ей не скажет ради неё же самой. Ферб, как и много лет назад, пытается уберечь её. И почему-то этому взгляду хочется верить. Человек, дружба с которым осталась позади много лет назад, вселяет такую уверенность и надежность, которую Изабелла не могла отыскать даже в собственной квартире. Это до грустного смешно. Ещё смешнее, что она верит этому чувству и только откидывается на спинку сидения, считая фонарные столбы. Стресс ли это, травма или что-то другое - у Изабеллы не остается сил разобраться - она прикрывает глаза, так и оставив вопрос повисшувшим в предрассветном утре.

***

Легкого толчка в плечо хватает чтобы разбудить Изабеллу. Машина остановилась во дворе небольшого дома с пристроенным двухэтажным флигелем и аккуратными клумбами. В аккуратно высаженным рядочками георгинах и пионах виделась женская рука, совершенно очевидно дорожившая своими выращенными подопечными. Изабелла переводит удивленный взгляд на Ферба. - Выходи - кивает он головой в сторону двери, сам покидая машину, обходя и вставая недалеко от Изабеллы, как бы предлагая свою помощь. Но как бы не плыло сейчас перед глазами Изабеллы она решается все же довериться своим собственным ногам. - Это дом Кендис - спокойно говорит Ферб, жестом предлагая следовать за собой - А мы живем здесь. Он подводит Изабеллу ко флигелю и отпирает дверь. Внутри помещение оказывается еще меньше, чем снаружи - маленький коридор выводит в комнату, по середине которой стоит небольшой диван. Стены уставлены стеллажами с книгами. Среди корешков Изабелла различает Хоккинга, но Ферб не дает долго наслаждаться библиотекой: - Это наша гостиная - говорит он, боком протискиваясь к лестничному проходу в одной из стен комнаты - Идем, нам наверх. Изабелла так вымотана, что покорно следует за ним наверх, останавливаясь только на последней ступеньке и опираясь на дверной косяк. - Наша спальня - констатирует Ферб, приземляясь на ту кровать, что стоит к ним ближе. Светлая просторная комната встречает Изабеллу помятыми простынями, разбросанными книгами, огромным компьютером у противоположной стены и разбросанными вещами. "Ничего не изменилось" - думает она со слабой улыбкой - только носки стали длиннее, компьютер больше и вместо баночек колы из соседнего магазина под столом валяются недопитые энергетики ". У Финеса, как и в их детстве, не заправлена кровать, а у Ферба на тумбочке - точно такая же идеальная чистота. Это греет Изабеллу каким-то невероятным теплом и она переводит взгляд на Ферба, улыбаясь уголком губ. И он все читает, улыбается ей в ответ также, словно отвечая "Да, дорогая, не было этих пяти лет", а потом лезет куда-то во второй ящик тумбочки. У Изабеллы щемит сердце, когда она выдыхает: - Только не говори, что ты полез за... - в руке у Ферба оказывается маленькая серебристая упаковка из которой он аккуратно достает кусочек жвачки и протягивает Изабелле на ладони - ...мятной жвачкой. Слезы непроизвольно подступают к глазам, но Изабелла только берет жвачку из руки Ферба чтобы пару секунд посмотреть на угощение и поднять глаза обратно. Взгляд во взгляд. Мысль в мысль. - Как тогда? - шепчет с улыбкой - Как тогда. Родная тишина комнаты обволакивает и, наблюдая за отблесками рассветного солнца на стенах комнаты, Изабелла думает о том, какой же глупой идеей было вычеркивать всё из своей жизни. Действительно всё.

***

Они обедают в доме у Кендис, потому что во флигеле у братьев нет даже обеденного стола, не говоря уже о кухонном гарнитуре. Никто не задает вопросов - Кендис молча ест, уставившись стеляным взглядом куда-то в стол, Джереми обнимает одной рукой её со спины, а другой успокаивает Ксавье. Аманда что-то сосредоточенно ковыряет в тарелке. Мысленно они все сейчас в больнице, у койки двухгодовалого Фреда. Изабелла лишь раз замечает, что Кендис подняла глаза - она смотрит на Ферба и смотрит так, что умещает в этой секунде контакта миллионы слов. Во взгляде этом что-то так тяжело ухает, кричит безмолвно, до мурашек пробирает. Кендис смирилась со всем. Поступки братьев, их гениальные изобретения, всё это никогда не поддавалось логике и только росло в геометрической прогрессии изо дня в день. Во взгляде Кендис любовь - болезненная, всепоглощающая, всепрощающая своим братьям любовь. И боль. Как у собаки, чье доверие предали. Такая собака не бросит, она останется с тобой, но после удара, что ты ей нанес будет всегда смотреть на тебя этим взглядом и дергаться, когда в твоих руках окажется камень. Изабелла думает о том, как много Кендис пришлось простить своим братьям за эти годы и о том, что только боль, причиненную её детям, она никогда не отпустит. Изабелла читает в её глазах обвинительный приговор и совершенную уверенность в вине братьев в катастрофе. Если бы не осколки, не взрывы, не весь этот шум, то с маленьким Фредом бы ничего не случилось. Если бы, если бы.. "Если бы вы с Финесом наконец успокоились!" - вот чем режут ледяные глаза Кендис. Тишина правильная, Изабелла не собирается её нарушать. Здравый смысл упорно напоминает о том, что Изабелла не должна быть сейчас здесь, но что-то внутри держит, не отпускает, твердит: "Оставайся, оставайся, оставайся. Оставайся как можно дольше. Делай всё, чтобы не вернуться в холодные одинокие стены". Она чувствует себя здесь на своем месте, чувствует себя членом этой семьи, сопричастной к горю и оттого лишенной возможности покинуть их именно сейчас. Отвратительно болезненное чувство, пытающееся закрыть Изабелле глаза на прошедшие годы. Дурочка, себя то вокруг пальца не обведешь. Скрипит дверь, но никто, кроме Изабеллы не поднимает головы. А она натыкается на голубые глаза, которые с каким-то странным ужасом смотрят на Изабеллу. - Ты.. - также странно тянет он и как-то автоматически закрывает за собой дверь. И только после этого зачарованного "ты" все остальные поднимают головы. Между Кендис и Финесом разом натягивается тягучая паутина, Изабелла чувствует её затылком и, кажется, даже легкими, неспособными выполнять свою работу. Она как заколдованная смотрит на Финеса, совершенно не в силах поднять голову. Боится увидеть Кендис, боится напороться на её взгляд, утонуть в материнском горе. Аманда роняет вилку и тихий звон прибора о тарелку хрупкими осколками рассыпает тишину и слова, заполнившие каждый сантиметр этой комнаты, но так и не прозвучавшие. - Финес. Флинн. - голос Кендис тихий и хриплый, он дается ей с трудом и ощущается мурашками по спине, пока не срывается на крик - Что? Что это было?! Финес пораженно молчит и смотрит на Кендис удивленно, будто только сейчас осознавая закономерность и полное право такого вопроса. Внутри Изабеллы поднимается горькая обида, ничего общего не имеющая с яростью, но полная тоски. Как? Как он может оставаться таким отрешенным после всего случившегося? "Финес, твой племянник на грани, Финес!". Хочется закричать ему это в лицо. "Твоя сестра теряет сына по твоей вине, а ты даже не можешь найти слова утешения! Да к черту эти утешения, ты даже объяснения не даешь!" Ничего не даешь. Плечи Изабеллы подрагивают когда на них опускается тяжелая рука Ферба. Он мягко и тихо встает из-за её спины и молча подходит к брату, трогая за плечо и предлагая следовать за собой. Финес, всё такой же отреченный, послушно поворачивается, медленно делая шаг за Фербом. В спину стрелой вонзается севший голос: - Фред при смерти. А знаешь чья это вина?! - Финес на минуту замирает и вздрагивает - это видно даже Изабелле из-за стола - но колеблется только минуту, уверенно продолжая свой путь к двери. "Во флигель" - думает Изабелла. Стрела отчаянного, последнего немого крика отскакивает от брони. Дверь хлопает. Изабелла остается один на один с несчастной семьей и начинает чувствовать себя не совсем уместно. Но это больше не комната, полная давящего молчания, нет, теперь она начинает жить, гудеть и, кажется, даже выть им в унисон. Ксавье начинает плакать, а Кендис встает со стула, в немом поиске озираясь по сторонам и натыкаясь наконец - глаза в глаза - на Изабеллу. - Почему мне..? - тихо шепчет мать - Почему, почему именно у меня братья несут за собой катастрофу? Я ведь понимала это с самого начала, я чувствовала, я пыталась с этим что-то сделать, я.. - её взгляд теперь мечется, ни за что не цепляясь, а голос переходит на крик - Я вышла замуж, съехала от них и мечтала о нормальной жизни.. Я, я.. Всё было прекрасно, замечательно, пока они не вернулись, пока не построили себе этот флигель в моем дворе, пока не.. Пока они.. Изабелла видит, как в беззвучном рыдании Кендис падает на диван, что стоит в смежной гостиной, и закрывает лицо руками. А самой Изабелле больше всего на свете хочется уйти. Уйти, потому что невыносимо смотреть на убитую горем женщину, на замученную своими слезами мать, на этот вопрос в её глазах, глубокое непонимание как и что теперь с этим делать. Но страшнее всего Изабелле видеть перед собой сестру, пострадавшую от рук своих братьев. Изабелла не знает как и не понимает, имеет ли право успокаивать Кендис сейчас, но она мягко встает со стула и проходит в смежную гостиную. Рядом с диваном стоит маленький столик и взгляд цепляется за обложку журнала, на нем лежащего. На фоне серой стены стоит худой человек в полосатой тюремной рубашке - коричневые волосы ужасно растрепаны, а под голубыми глазами глубокие синяки. - "Хайнц Фуфелшмертц повторно осужден на пожизненное" - вслух читает заголовок Изабелла, пытаясь разобраться с тишиной. - Ферб засадил его около года назад - тихо отвечают с дивана - Но мне его как-то даже жалко - в дурку бы его, а не за решетку.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты