Шалость удалась

Гет
NC-17
В процессе
63
автор
Размер:
106 страниц, 13 частей
Описание:
Курсор в облачке сообщения мигал, дожидаясь действий от пользователя, а собеседник не торопился покинуть беседу. Томимая любопытством, и в какой-то мере, жаждой интересных приключений, Хината Хьюга, абсолютно не чувствуя угрызений совести, принялась печатать сообщение. Ведь, как она полагала, это всего лишь невинное сообщение, безобидная переписка, которая никого и ни к чему не обязывает.
Примечания автора:
Моя слабость - этот пейринг.

Это легкий романтический фанфик, нацеленный слегка разбавить моё драматическое состояние беззаботной легкостью. Он не будет погружать Вас, мой дорогой читатель, в мир грёз и уныния, неожиданных поворотных линий. Он лишь нацелен украсить скромный, тихий вечер, своей непринужденностью.

P.S. Вполне возможно, что эта работа будет не такой легкой, как я планировала. Поэтому следите, читайте, и может быть, конец Вас очень удивит.

Приятного прочтения, мой дорогой читатель.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
63 Нравится 48 Отзывы 12 В сборник Скачать

Глава 9

Настройки текста
Примечания:
Спасибо всем тем, кто читает мою работу. Приношу свои извинения, если главы кажутся скучными и серыми. Иногда мне кажется, что я теряю способность писать.

П.С. В этой главе будет больше Итачи. Он начал жить в этой работе самостоятельной жизнью, как я заметила недавно. Поэтому у него будет не последняя роль.
Приятного прочтения, мой дорогой читатель.
      С того дня, как Саске приехал к ней домой, она не слышала о нем. Ей казалось, что привычный мир остановил своё вещание только для неё. Он не перезвонил ей ни в тот день, ни в последующие другие, и она смирилась, когда телефон предательски молчал. Но помимо Саске, девушку интересовал ещё один человек, от которого, к великому несчастью, тоже не было вестей. В какой-то момент ей показалось, что это всеобщий заговор против неё одной.              Бесконечная неделя зачетов и экзаменов успешно закончилась, и за это время Хината успела позабыть о двух своих пропажах. Она всегда умела сосредоточиться на учебе, даже если в жизни творился полный хаос, поэтому результаты экзаменов были успешными и ей откровенно нечем было заняться. И сейчас она, сидя на кухне, наклоняла стул назад, так что его спинка касалась стены. Непрерывно раскачиваясь, со скучающим видом она смотрела в потолок, тяжело вздыхая и, видимо, наслаждаясь звуками, которые производила. Из телефона играла успокаивающая музыка, а Ино убежала на очередной свидание с Саем. У неё были на сегодняшний день планы, но она не торопилась готовится к ним, — ей не хотелось отправляться на очередной светский вечер, но хотелось увидеть Саске.              Она неспешно закончила пить чай, приняла горячие ванны и удовлетворенная косметическими процедурами, не заметила, как пробежало быстро время. Он обещал заехать через час, а её волосы до сих пор были мокрыми. Хината высушила их феном, аккуратно подвела глаза, нанесла легкие румяна, и накрасила губы нежно-персиковым тинтом, подходящим под цвет платья. Коробка с серёжками стояла на туалетном столике, привлекая её внимание. Винный цвет неплохо сочетался с её платьем, и надев их, она немного полюбовалась на себя с ними в зеркало, — ей нравилось то, какой она видела себя.              Как только он написал ей сообщение, что ждёт внизу, Хината закончила сборы и побежала вниз, — она слишком соскучилась по нему за те дни, что не видела его. Саске стоял безучастный, в ожидание спутницы: родители уже отчитались о том, что ждут их вместе на очередном приеме. Он выглядел великолепно: на нем был костюм тройка, темно-синего цвета, под стать его глазам, и мирно покоилось тёмное пальто на плечах. Хината скромно потянула себя за подол платья, приближаясь к юноше.       — Ты выглядишь превосходно, — дежурная фраза из уст брюнета заставила Хинату чуть покраснеть, и скрывая улыбку под тёплым шарфом, она огибает машину вслед за ним и садиться позади. Водитель коротко кивнул молодой паре, и они отправились в уже знакомое Хината место.       Саске молчал всю дорогу, и это слегка напрягало Хинату. Обычно, они перебрасывались парой простых фраз, завязывая диалог: он интересовался ее успеваемостью, делами дома, она же узнавала от него об Итачи. Но сегодня Саске был не настроен на общение, —об этом говорила его напряжённая поза, стиснутые зубы, играющие на скулах желваки, и сжатые до побелевших костяшек, кулаки. Она хотела бы сказать ему, что скучала, но губы не дрогнули произнести даже малейшее слово: в машине повисло напряжённое молчание, разбавляемое лишь тихим мычанием из радио. Когда в поле зрения показались яркие огни знакомого особняка, Хината позволила себе расслабиться, откинувшись на кожаную спинку сиденья. Она знала, что в присутствие Итачи ей станет гораздо легче пережить этот вечер, а своим ангельским щебетом Микото разбавит накопившийся комок нервов внутри Учихи-младшего. Приветливая улыбка Итачи с порога, моментально согревала ей душу. Обнимая девушку, он кивнул, и в этом движение она уловила не озвученное вслух, но очевидное для неё, — он был рад ее видеть. Микото подлетела через минуту, и с улыбкой, на ухоженном лице, обняла темноволосую гостью. Строгая спина Хиаши виднелась среди многочисленных похожих костюмов, — он спокойно рассуждал в кругу знакомых ей деловых партнёров, и отвлекать его не хотелось. Но этикет требовал, вежливо поклониться и поздороваться со всеми его знакомыми. А главное, — не забыть учтиво поприветствовать главное лицо этого торжества.       — Добрый вечер, Фугаку-сама, — Хината почтительно поклонилась мужчине. — Вечер как всегда превосходен, — выпрямившись, она обронила очередной комплимент хозяйке дома. — Микото-сан, выглядите, как всегда безупречно, — отвесила маленький реверанс женщине, и улыбнулась присутствующим.       Вся эта вечеринка, не более, чем обычная бутафория; дабы создать видимость торжества, все одеты донельзя с иголочки, — вежливость, светские беседы, и заключение выгодных взаимоотношений между друг другом в роскошном особняке Учих, вот истинная цель встречи богатых кланов. Хината не любила посещать подобные мероприятия, старая надолго не задерживаться в этом месте, и Саске разделял ее нелюбовь.       — Отец, — стоявший по левую сторону от неё Саске, молча кивнул, и положил руку на талию спутницы. Этого требовал Фугаку, и это не было прихотью младшего отпрыска Учих.       — Как твои дела, Хината? — вежливо интересовалась Микото, грозно поглядывая на своего младшего сына. Она хотела лишь одного, чтобы её сын принимал больше участия в жизни своей спутницы.       — Все отлично, — почти соврала она.              — Я слышала, у тебя была экзаменационная неделя. Как твои результаты? — искренность в глазах Микото немного радовала брюнетку. Мало кто интересовался её успехами с таким рвением, кроме Неджи.              — Высший балл по всем предметам. Я не люблю разочаровывать своего отца, — она притворно улыбнулась женщине, прижимаясь ближе к Саске.              — Это прекрасно, — она элегантно махнула ладонью, прикрывая свою белозубую улыбку. Увидев пришедших гостей, она мягко положила свою ладонь на плечо Хинаты, — развлекайтесь, а мне нужно встретить гостей, — и, Микото деликатно удалилась в сторону входа.       Все действительно могло бы быть отлично, если бы не воспоминания того дня, бурно разыгрывающиеся каждую ночь. Она не получала сообщений от Минато уже несколько дней, и он игнорировал пару написанных ею сообщений. Все было бы неплохо, если бы они не были помечены галочкой «прочитано». Кажется, встреча с ним, был лишь разовая акция для неё. Саске безучастно стоял рядом с ней, с наигранным интересом рассматривая другую часть огромного зала. Его взгляд был прикован к длинному столу, на котором величественно возвышалась пирамида с дорогим шампанским. Изысканный фуршет и роскошные блюда внушал доверие к повару, — Хината тоже хотела бы взять один бокал, это помогло бы ей расслабиться, но увы, отец не приемлет в ее руках алкоголь. Светские беседы откровенно ее утомляли, она не заметила, как Саске покинул ее общество, а Итачи стоял неподалёку в полном одиночестве, со скукой в глазах помешивая в руках бокал с шампанским. На дне оседали игристые пузырьки, но его губы так и не притронулись к нему. Составить этому человеку компанию было единственным желанием Хинаты, и она поторопилась опередить кого-либо с такими же мыслями.       — Меня одну забавляют эта наигранная вежливость? — Хината подошла к брюнету, добродушно улыбаясь и сделала легкий реверанс. Он осторожно посмотрел на неё уголком глаз, не поворачиваясь лицом. Подняв голову, она увидела, как краешки его рта потянулись вверх, — ему не прельщает это ровно так же, как и ей. Но в отличие от него, Хината относиться к этому со своеобразной забавой.       — Как ваши дела, Хината? — передразнил он вопрос одного из компаньонов Хиаши. Девушка хихикнула на его пародию и вежливо поклонилась.       — Все прекрасно, Итачи-сама, — она услышала его мягкий смех, и это расслабило ее гораздо сильнее, чем спиртное. — Когда нам подадут голых женщин и море кокаина? — смотря на воображаемые наручные часы, вежливо поинтересовалась Хината.       — Обещали в полночь, — засмеялся он. Итачи уловил остроту ее иронии, решив подыграть, — конечно он знал, чем закончится этот вечер для большинства присутствующих. Рядом с Итачи она ощущала себя уютно. Он напоминал ей старшего брата, который находился сейчас в Америке, — и конечно, ей не хватило его, но отличной заменой стал Учиха-старший. И хоть они виделись редко, им всегда было о чем поговорить в присутствии друг друга. Мыслями она была в Америке, вспоминая последнее совместное лето с Неджи.       — Хината…? — окликнул её мужчина. Ее грезы развеялись, как табачный дым. Ей пора было бы смириться с тем, что она не увидит Неджи, и может мечта работать в компании отца лишь самообман ради того, чтобы увидеть брата.       — Как дела… — Итачи замялся, ища глазами младшего отпрыска Учиха, найдя его возле дверей в кабинет отца, спокойно выпивающего уже не первый бокал… — с Саске?       Она вздохнула. Вспомнилось его напряжение в машине, странный диалог в их последнюю встречу, которая была неделю назад. Да, он был пьян, и да, он впервые приехал к ней без лишнего повода, сделал столь дорогой подарок, но, это была не любовь. Так ей порой виделось, когда она оказывалась абсолютно одна в своей маленькой комнате. Она ждала его звонка, ждала целую неделю, но в итоге осталась коротать время в полном одиночестве.       С Итачи ей хотелось быть откровенной, — никакой лжи, ведь он и так почувствует. Он всегда видит её насквозь, сканирует своими бездомными ониксами и не даёт и шанса на ложь.       — Все сложно, — Хината попыталась выдавить улыбку, но вышло неправдоподобно, — наши отношения становятся… — она задумчиво стучала пальцем по губам, подняв глаза к потолку, —…сложными и запутанными. И в уединение собственного разума добавила: невыносимыми, запутанными и нелепыми для всех, кроме неё.       В глазах Итачи она увидела сострадание, знакомое, но неприятное чувство, которое испытывают к жалким людям. «Не надо жалеть меня, Итачи» — хотела бы сказать она.       — Саске, в нашей семье, ребёнок избалованный, — он с задумчивым видом крутил бокал в руках, разгоняя пузырьки, — но неплохой человек. Я не знаю, какой совет может тебе помочь. Но, как его брат, могу сказать, что, если он обидит тебя, ты всегда можешь обратиться ко мне. Я готов выслушать тебя в любое время, и, если ты захочешь выговориться, просто дай мне знать, — его улыбка обезоруживала, и она смущенно отвела взгляд. У неё есть хотя бы один союзник, но будет ли он на её стороне, когда она совершит ошибку?       Она ощутила его ладонь на своём плече, и тёплое чувство заполнило пустоту в ее груди, с которой она села в машину. Итачи умел сделать так, что тревоги оставались в недосягаемости, — этим с Неджи они были похожи. Но у Итачи было определенное чутье на её состояние, и это порой удивляло.       — Спасибо, Итачи, — улыбнулась она. — Ты, как всегда, умеешь подобрать нужные слова, — она опустила свою ладонь на его, и нежная улыбка коснулась её губ.       — Если бы не умел, не был бы таким безупречным старшим братом, — отвесил он себе комплимент, с которым девушка была солидарна. Итачи заметил, как Фугаку подзывает ладонью к себе, и извинившись перед ней, покинул ее скромное общество. Она вновь осталась одна, и это чувство стало таким привычным, хоть и неприятным. Всюду царила наигранная вежливость, суетливая болтовня и безвкусная роскошь, — а она, в центре всего этого сумбура. Она ощущала на себе взгляд Саске, но он стоял на далёком от неё расстояние, в окружении других, гордо носящих фамилию, Учих, и ей среди них не было место. Она в целом ощущала себя опустошенной, и в голове постоянно звучали слова Минато; а может быть, в данную секунду она не на своём месте? Хинату душило общество лицемерных приблуд, и ощущая полную тяготу в груди, она хотела выйти подышать. И как обычно это случалось, без происшествий для неё в такие моменты не обходилось. Миленькая официантка, с подносом в руках, случайно налетела на развернувшуюся резко Хинату, обливая ее остатками шампанского в бокале.       — Простите… — запищала она, когда осознала, что произошло. — Я сейчас все вытру!       Девушка схватила висевшее на бедре ее фартука полотенце, старательно очищая жёлтые пятна на нежно-персиковом корсете платья. Конечно же, безрезультатно. Хината аккуратно положила свою ладонь на дрожавшую руку девушки, остановив ее тщетные попытки. Она обернулась по сторонам, убедившись, что никто не заметил этот конфуз кроме пары зевак, и посмотрела в загорелое личико белокурой особы.       — Ничего страшного, — улыбнулась Хината, помогая поднять осколки бокала, и взяв из ее рук полотенце, она добавила: — продолжай работать.       Девушка коротко кивнула, собрала остатки бокала и поднялась с корточек, убежав прочь. Хината тяжело вздохнула и направилась в уборную, — кажется для неё этот вечер уже закончился. Причём не лучшим образом, впрочем, как и всегда. Пока девушка шла по коридору в сторону уборной, она искренне радовалась тому, что у неё был повод уехать из этого дома, набитого неприятными и уже подвыпившими личностями. Итачи общался с Фугаку видимо по рабочим моментам, а Саске она не видела с самого начала вечера. Отец делил общество с партнерами под шумные светские беседы, а ее, по большому счету, ничего не волновало. «Был бы Неджи, было бы веселее», — вспомнила Хината, какие проказы они вытворяли ещё детьми, да и в юношеские годы без этого не обходилось. Ей было весело с ним, и никто не мог заменить, лучшего на всём свете, старшего брата. Жаль, что отец хотел для него иной жизни, чем мечтал сам Неджи. Но он не жаловался, и ей не приходилось. Закрыв за собой дверь, она устало бросила маленькую сумку на край раковины, хватая полотенце. Подставив его под тёплую струю воды, она смочила мягкую ткань и принялась вытирать уже подсохшее пятно. Намочив ткань ещё больше, она сдалась, и кинула грязное полотенце в мусорное ведро. «Интересно, написал ли Минато что-нибудь? Он читает сообщения, но ни одного ответа. Может ли быть, что мне показался интерес в его глазах?»       С этой мыслью она потянулась за сумкой, доставая мобильник. В сердце трепетала невесомая надежда, что он ответил хотя бы на одно из пяти отправленных ею навязчивых сообщений, но стоило ей разблокировать телефон, как разочарование накатило очередной волной. Раздался легкий стук в дверь, и Хината, испугавшись, запихнула телефон обратно в сумку, оборачиваясь в сторону открытой двери.       — Саске… — выдохнула одними губами имя юноши, она удивлённо хлопала ресницами. — Что… что ты здесь делаешь?       — Я заметил, что официантка пролила на тебя шампанское, — заходя внутрь, он закрыл за собой дверь. — Решил проверить, все ли в порядке, — проведя рукой по волосам, он убрал назад чёлку.       Саске всегда на подобные встречи забирал огромным слоем лака и воска свою непослушную чёлку, которая закрывала часть его лба, но к вечеру действие лака переставало работать, и его волосы вороньим крылом лохматились в разные стороны. За пару часов его прическа превратилась в привычную и любимую для неё приятную небрежность.       Она молча смотрела на него, пытаясь прочитать его действия, а он между тем выжидающе стоял возле дверей. Привычная темная жадность в его глазах уступила место чему-то нежному. Он словно взглядом ласково поглаживал ее лицо. И мысль, что она была с другим заставило его сердце неприятно сжаться, — непривычное чувство для Учиха Саске резануло очень глубоко. Он так и не говорил с ней, он даже не был уверен, правду ли сказал Суйгецу. Он не хотел верить словам друга до последнего. Это возможно была очередная пустая сплетня, которую мог запустить любой из друзей Сакуры, — ведь в таком случае, это была уже не его Хината, которую он знал. И хоть он относился к ней пренебрежительно, ответив на её чувства в угоду отцу, это не говорило о том, что у Саске не было к этой девушке никаких чувств. По крайне мере, она была его собственностью, его владением на правах наследника, и ему хотелось, чтобы так оставалось всегда.       — Саске… — она отвернулась, закрывая сумкой разводы от воды. — Все уже в порядке, — она заправила прядь волос за ухо, — я все равно хотела отправиться домой.       — Тебе здесь не нравится? — это был глупый вопрос, ведь она знала, что ему не нравилось здесь ровно так же, как и ей.       — Здесь терпимо.       — Но общество моего брата тебе нравится больше? — с усмешкой заметил он, выразительно смотря на девушку. Она не поднимала на него взгляд, боялась встретиться глазами, и ощущала каждой частичкой тела его приближение. Когда его дыхание оказалось практически рядом, глаза темноволосой особы инстинктивно закрылись. И почему именно сейчас он наводил страх?       — Почему ты отворачиваешься, Хината? — произнёс он над самым ухом девушки. Она повернула голову, открывая глаза. И почему ей было сейчас страшно? Было ли это связано с тем, что Саске был пьян и близость в этом месте сейчас пугала, или же дело было в ярости, которая горела в его глазах?       Кажется его спокойствие и самоконтроль дали сбой, стоило ему посмотреть на неё. Саске пытался держать себя в руках всю эту неделю, размышлял над словами Суйгецу, даже подослал Джуго следить за девушкой, — никаких результатов, и это сводило его с ума. Медленно, мучительно, безукоризненно, до такой степени, что сейчас Саске готов был сорвать с себя все маски, лишь бы узнать правду, которая не должна его волновать. Ему казалось, что жизнь Хинаты была обычной, скучной и неинтересной: никаких тусовок, никакого алкоголя, и кроме Яманако, никаких подруг. Но, боялся ли Саске узнать другую сторону девушки? Очевидно, страх присутствовал, но признаться в этом себе он не мог.       — Саске, ты ведешь себя немного странно, — она вжималась в холодный кафель, робея от прикосновений брюнета. Он касался её щеки, убрал навязчивые прядки иссиня-черных волос, и накручивал одну из них на палец.       Алкоголь. В этом была причина. Алкоголь, которым Саске глушил собственные подозрения сейчас убивали в нём последние капли рассудка. Он всегда контролировал промилле спиртного в своей крови, но Хината доводила его до сумасшествия, — он не переставал думать о том, с кем она могла быть. И этот вопрос горьким привкусом застыл на его губах.       — Скажи мне, Хината, ты всегда честна со мной? — неожиданно прозвучавший вопрос застал Хинату врасплох. Она не припоминала момента, когда бы её уличили во лжи.       — Конечно… Саске… — заикаясь, прощебетала она еле слышно. Он прикасался к её лицу невесомо, но это движение пугало. Пугали пальцы на её губах, его неровное дыхание и пламя в глазах. Ей казалось, что она совершила ошибку, о которой не догадывалась.       — Тогда ответь мне на вопрос. Ты была с другим мужчиной?       Такой вопрос выбил всю почву из-под ног красавицы, окончательно вжимая её в холодную стену. Брюнетка пыталась устоять на ногах, но казалось все силы разом покинули её.       — Что ты такое говоришь? Ошарашенная подобным, она пыталась привести себя в чувства. Неужели какие-то сплетни вокруг её персоны дошли и до Саске.       — Что я говорю? — Саске сжал пальцы в кулак точно так же, как он сделал это, когда они сидели в машине, и от Хинаты не ускользнуло его новая волна напряжения. Он сжал челюсти, что желваки на его лице заметно заиграли. — Какого черта, Хината, ты творишь? — он вжал ее тело в стену, обдавая дыханием пунцовые, от смущения, щеки.       Она испугалась. Страх ее почти был осязаем, и не в силах обуздать эмоции, она чувствовала, как трясутся ее руки, как всё тело забилось в неконтролируемой дрожи.       — Хината… — яростно прошипел Саске, ударяя кулаком в стену, — не притворяйся дурой! — он перешёл на крик и это пугало девушку. Она впервые видела его злым, впервые глубокие бездонные глаза смотрели на неё с обжигающей яростью. Впервые он не мог сдержать перед ней эмоции, и вечно безучастный голос, сейчас звенел в её ушах так громко. Хината раскрыла рот от изумления, не зная, что можно было сказать. Она лишь хлопала глазами и глотала ртом воздух, а слова комом застряли в горле. Она была готова расплакаться, и ей требовалось не мало усилий сдержать эту обиду внутри.       — Что здесь происходит? Итачи стоял в дверях туалета, метая гневный взгляд в сторону младшего брата. Хината выглядывала из-за его плеча и впервые наблюдала Учиху-старшего в бешенстве.       — Хинате понадобилась помощь, — огрызнулся Саске, возвращая свой фокус на брюнетку. Он следил за её эмоциями, искал на её лице ответ, которого не было. Лишь откровенное непонимание происходящего. Итачи перевел взгляд на девушку, вжимавшуюся в белоснежный кафель, как в спасительную шлюпку. Ему не нравилась картина, представшая перед ним, и всем своим видом он дал это понять Саске. Ярость из него выходила потоком, он усердно подавлял в себе желание разорвать Саске на куски       — Хината, жди меня на входе — я отвезу тебя домой, — тон его были вежливым, но в голосе Итачи отчетливо звенела сталь. Она аккуратно обошла Саске, стараясь не задеть его плечом и прошмыгнула мимо Итачи, словно непослушный ребенок.       — Что ты творишь?! — стоило девушке ускользнуть из поля зрения двух братьев, тут же возразил Саске.       — У меня к тебе встречный вопрос, — спокойно ответил Итачи, продолжая держать дистанцию.       — Я разговаривал со своей девушкой, а ты помешал нам, — выплюнул Саске, и пошатываясь двинулся в сторону брата, задирая рукава своей рубашки. Кажется, ему хотелось очередного спарринга, который обещает быть завтра в присутствие Фугаку.       — Да, — наигранно-удивлено отозвался Итачи, — а как мне кажется, ты перебрал со спиртным, глупый младший братик, — он взял брата за локоть, и откинул его в сторону, когда тот попытался замахнуться. — Я вызову тебе такси домой, проспись, как следует. Оставь свои силы для завтрашнего спарринга.       С этими словами Итачи покинул уборную, оставляя разгневанного и взбешенного Саске в одиночестве разбивать кулаки об стену, срывая свою злость. Перед тем, как обойти всех присутствующих, он проверил, ждала ли девушка у входа, и когда заметил силуэт Хинаты, объятый в пальто, поспешил попрощаться с отцом. Не требовалось объяснять, что произошло, — Фугаку понял всё без лишних слов и удовлетворительно кивнул, обещая порку младшему брату.       — Я отвезу тебя домой, — Итачи осторожно подхватил девушку за плечо и повел в сторону припаркованной машины.       Она совершенно не противилась обществу Итачи, напротив, она была благодарна тому, как вовремя Учиха-старший появился, словно по удачному истечению обстоятельств. В целом, практически так и было. Она спокойно выдохнула, когда оказалась на свежем воздухе, попрощавшись только с отцом напоследок. Постепенно приходила в себя, и беспощадно прокручивала в голове состоявшийся разговор, не понимая, что стало поводом к такому поведению Саске. Они и раньше ругались, по различным пустякам, но сегодня он впервые разозлился на неё по-настоящему.       — Что случилось между вами? — Итачи имел право задать этот вопрос, особенно когда в салоне автомобиля повисла неловкая тишина. Она тяжело выдохнула, не зная, как объяснить ему случившееся.       — Честно признаться, я и сама не поняла, что нашло на Саске, — она со отсутствующим видом смотрела в окно. Местность была пустой, лишь деревья и фонари, которые бесконечной лентой плыли за окном. — Иногда я не понимаю Саске, не понимаю его поведение. Я знаю, что наши отношения являются соглашением двух кланов, но я просто хочу любви, разве странно просить такое у вселенной? — она вопросительно посмотрела на Итачи, ожидая ответа. Он улыбнулся, одобряя её желания, и ей стало легче: значит она требовала не так много, как ей казалось.       — Буду ли я наглым, если попрошу тебя быть чуть терпеливой к моему брату?       — Возможно, — горько усмехнулась Хината.       — Я поговорю с ним завтра, обещаю. И заставлю извиниться за свое поведение. Фугаку очень жесток в воспитании Саске, ты это знаешь сама, — на этих словах он стал серьезными. — Скорее всего, завтра Саске получит взбучку от отца за недопустимое поведение, — он замолчал, и посмотрел мельком на Хинату, — и вся её поза, поворот головы, свешивающиеся на лицо длинные волосы выражали безнадёжность и отчаяние. Он устало выдохнул, добавив: — Ты всегда можешь довериться мне, и рассказать, что тебя гложет. Ну, или хотя бы, спросить совет у старика.              — Ты далеко не старик, Итачи, — тихонько рассмеялась она, и хитро посмотрела на Итачи, — или это попытка получить комплимент.              — Может быть, — улыбнулся он в ответ.       Ему удалось разрядить обстановку, да и она была не против сменить тему разговора. Её губы тронула легкая улыбка, а пальчики задумчиво погладили сережки. Она внезапно вспомнила тот день, когда Саске вручил ей их, и невольно в голове созрел смущающий вопрос. Она решила спросить Итачи об этом лично:       — Это ты выбирал сережки?       Ей не требовалось много усилий, чтобы догадаться. Он обратил на них внимание ещё в начале вечера, когда она оказалась в холле их особняка, и в глазах его было удовлетворение собственным выбором.              Итачи посмотрел на неё так, словно она уже озвучила его ответ.       — Спасибо, — только добавила она.       Когда они оказались возле её дома, Итачи настоял на том, чтобы проводить её до квартиры. А она была совершенно не против, ей нравилось слушать его рассказы о тех временах, когда он был молод, испытывал терпение своего отца и часто встревал в драки.       — Не хочешь зайти, выпить чаю? — ненавязчиво спросила Хината, теребя в руках связку ключей, когда они стояли в холле.       Хината знала, — Итачи обожал традиционно-китайский зеленый чай, который грелся у нее на кухонной полке для таких случаев. Это было их общее пристрастие, которое она переняла от него. Ей нравилась эта меленькая церемония заваривания чая, — это успокаивало её, когда она ощущала себя одинокой, или совершенно опустошенной. Сегодня ей хотелось разделить эту церемонию с Итачи.       — Ты купила новый чай? — он мягко улыбнулся ей, задав риторический вопрос.       — Да, и хочу угостить тебя, — ответила она и смущенно отвернулась. Ей искренне хотелось поговорить с Итачи, хотелось поделиться с ним переживаниями и услышать слова поддержки, ведь порой напористого характеры Ино ей было недостаточно в качестве опоры. Тянуло временами поговорить с человеком, чей авторитет в её глазах был безоговорочным.       — Тогда у меня нет права отказываться от прекрасного напитка, если ты приготовишь его сама.       Итачи заговорщицки посмотрел на девушку зная, что она рассчитывала на его помощь в приготовление чая. У него всегда получалось это лучше из-за врожденной педантичности к деталям и любви к кулинарии. Хината радостно кивнула и открыла входную дверь. С порога её встретил знакомый запах акриловый краски, и мелодичный смех лучшей подруге в гостиной. Она не ожидала, что Ино будет дома, но была рада большой компании.       — Ого! У нас гости, — Ино выглянула из комнаты, с ярким возбуждением встречая в коридоре человека, которого не требовалось представлять. Ино была знакома с Итачи не так давно, но в отличие от Учихи-младшего, к мужчине она относилась с некоторым уважением, и даже симпатией. Он нравился ей, потому что был «идеальной копией Саске», по словам самой же Ино. И Хината была рада, что её подруга признала хотя бы одно Учиху в её жизни.       — Добрый вечер, Ино-сан, — интеллигентно поздоровался Итачи.       — Ах, Итачи-сан, Ваши манеры безупречны, — Ино драматично ахнула, касаясь лица тыльной стороной руки, и артистично откидываясь назад.       Хината, стояла рядом с мужчиной и снимая пальто, задорно смеялась от потрясающе отыгранной сценки. Иногда ей казалось, что Ино прирожденная актриса, и занимается в жизни явно не тем.       — А вы как всегда прекрасны, Ино-сан, — улыбнулся в ответ Итачи, парируя на её маленькую выходку.       Рядом с блондинкой появился Сай, приветственно кивая прибывшим. Хината не часто видела в гостях Сая, но всегда была рада его обществу, — в конце концов он парень ее лучшей подруги, и по общению, очень даже многогранный человек. Рядом с ним Ино расцветала, как ранний весенний цветок, и Хината очень ей завидовала. Ей никогда не приходилось ходить на свидания с Саске, чувствовать их сплетенные пальцы; она не ощущала его влюблённого взгляда на себе, — и при упоминание темноволосого юноши, в груди образовывалась пробоина, размером, способным потопить Титаник.       — Мы решили устроить творческий вечер, и… — она барабанила пальцами по столу в предвкушение сюрприза, — Сай хочет нарисовать твой портрет. Хината замялась, смущённо перебирая край своего платья. Ее портрет, это как то, странно, и кажется Ино уловила сомнения в жемчужных глазах.       — Сай хочет попрактиковаться, а рисовать только мои портреты скучно, — она захихикала, целуя смущенного парня в щеку, — это быстро… Он просто сделает наброски в своём альбоме. Садись. — стрекотала она и похлопала ладонью по стулу, напротив которого сидел брюнет.       — Сначала я хочу выпить чай, и угостить Итачи, — Хината перевела виноватый взгляд на мужчину, который понял, что заниматься этим вопросом придется именно ему. Она улыбнулась, и он молча достал из шкафчика, на который указала девушка, железную коробочку.       Вокруг неё поселился домашний уют, и стало чуточку легче на душе, когда за спиной Итачи безукоризненно отмерял нужное количество грамм чая на четыре порции, Ино щебетала на птичьем языке какие-то новые истории, а Сай с улыбкой на лице, взял в руки карандаш, рисуя смущенную Хинату. Это был бы идеальный вечер, если бы вместо Итачи на кухне с её друзьями был Саске. Но рядом с Учиха-старшим она ощущала себя, как с Неджи в те прекрасные дни, когда он жил в Японии. Они долго разговаривали, и постепенно забывался инцидент, произошедший сегодня. Забывались налитые яростью глаза Саске. На миг, смотря на заливистый смех подруги и румянец на щеках брюнета, она позабыла и про Минато, который до сих пор не ответил на сообщения. Итачи стоял возле окна, согреваясь крепким зеленым чаем, и рассказывая истории о том, каким смешным был Неджи в далеком прошлом, когда они учились вместе.       — Спасибо за вечер, — стоя в дверях, она провожала Итачи тоскливым взглядом. — Было очень весело. Особенно та история, про Неджи. Не верю, что вы творили такое в школе.       — Мы не часто проводим время вместе, так что… — он сделал паузу, накинул пальто на плечи, и повернувшись, улыбнулся ей, — мне тоже было весело.       Итачи в последний раз посмотрел на девушку через плечо, и развернувшись, покинул её квартиру. Она вновь осталась одна, терзаемая грустными мыслями, в сумерках будет упиваться в слезах, вспоминая с какой яростью Саске смотрел на неё.       Свернувшись клубочком и засыпая в теплой постели, Хината даже не подозревала о том, как перевернется её жизнь на рассвете. И то блаженное спокойствие, что она ощущала сегодня, среди друзей, будет ей только снится.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты