Визирь

Джен
NC-17
Завершён
781
автор
Размер:
814 страниц, 151 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
781 Нравится 3462 Отзывы 200 В сборник Скачать

Тринадцатая арка - 3

Настройки текста
      Сперва заставив проявиться на теле, а затем и сняв с шеи цепочку, Мора положила Амулет Чейнджлинга на стол в подсобном помещении ритуального зала. После этого она поспешно надела на мордочку маску из кости, скрывая изменившиеся черты (всё же она успела привыкнуть к зрению и молодой мордочке, из-за чего возвращение к старому облику вызывало... досаду). Поправив набедренную повязку, шаманка решительно покинула закуток, выходя в квадратное помещение, освещённое четырьмя жаровнями, установленными на треногах в углах, пол коего был покрыт символами из крови и кристальной пыли, что увеличивало её энергетическую вместимость, а в центре круга возвышалась на высоту метра тумба из кристалла, служащая подставкой для шлема из сине-фиолетового металла, с двумя декоративными крыльями, похожими на уши летучей мыши. Головной убор был лёгок и прочен, имел Т-образное отверстие для глаз и рта, защищал затылок, щёки, макушку, выделялся прорезью для рога... но самое главное - служил идеальным сосудом для пленения души, не только сохраняя все её силы, но и позволяя умножать, а также направлять их.       "Корона сия, достойна царя... но для обладания ею, немалая воля нужна", - в воображении зебры промелькнул образ её вождя и супруга, уже доказавшего то, что она не ошиблась в своём выборе, и в тот же миг губы растянулись в хищной улыбке.       Кому как ни ей было знать, что Сомбру гнетёт его слабость в грубой силе? И пусть в сравнение с многими и многими жеребцами, он если не превосходил всех, то и не уступал, но вот осознание превосходства жён накладывало свой отпечаток. Да ещё и маленькая ученица, буквально фонтанирующая энергией...       Для жеребца было нормально желать силы: пугаться стоило бы, если бы тёмно-серый единорог не стремился к ней. Но в отличие от большинства, Сомбра держал эту свою тягу под контролем... почти всегда. Ну а для того, чтобы у мужа было меньше соблазнов, верная жена должна проявить инициативу и помочь, при этом стараясь не ущемить такую хрупкую вещь как гордость.       "Приняв мой дар, о Тёмный Свет, ты станешь тем, с кем равных нет", - кивнув вошедшим в помещение помощницам, которыми были шесть её учениц, полосатая кобыла подошла вплотную к ритуальному инструменту.       Молодые шаманки молча заняли свои места в шести кругах, соединённых между собой и с центром тонкими линиями. Они были одеты в тонкие набедренные повязки из шкур животных, в руках же держали кристаллы-накопители, размерами с голову жеребёнка, заполненные магической силой до такой степени, что тускло светились в полумраке. Отбрасываемые ими тени, из-за колышущегося в жаровнях огня, дрожали будто живые, но на самом деле это была лишь иллюзия, так как Айси, из-за предпринятых Морой мер, при всём желании не смогла бы проникнуть сюда незаметно.       Возложив ладони на постамент, императрица зебр начала призыв: если раньше ей для этого требовались долгие и изощрённые ритуалы, то теперь, имея под рукой высокоточные инструменты, источники энергии и материалы, о коих в былые годы оставалось только мечтать, можно было обойтись минимумом телодвижений. В то же время, помощницы, уловив безмолвный сигнал, приступили к перекачиванию энергии из накопителей, в которых содержался полный резерв молодой аликорницы (пропуская магию через свои тела, они трансформировали её, а затем вливали в узор).       Не прошло и нескольких секунд, как дух королевы чейнджлингов, голова которой находилась в тумбе, появился прямо над шлемом, закалённым в её же крови. Однако же попытка вырваться, как и воздействовать на разумы зебр, которую она предприняла в тот же миг, провалилась без каких-либо видимых последствий. А на второй удар ей уже не дали времени.       - О... несомненно - ты сильна, - подала голос Мора, разрушая гнетущую тишину. - Теперь, пришла пора моя.       Следующие полчаса, шаманка рвала сущность королевы чейнджлингов, лишая её самосознания, воли, желаний, инстинктов... при этом, она старалась не повредить её способности, превращая опасного врага в послушный инструмент. Ну а когда всё было кончено, а энергия в кристаллах почти иссякла, полосатая кобыла поместила духовный конструкт в заранее подготовленный артефакт, из-за чего металл потемнел на несколько тонов. И только убедившись, что предмет не стал проклятым, она смогла выдохнуть с облегчением, взяв его в свои руки.       Ещё будучи молодой ученицей, Мора слышала о проклятых вещах, созданных неумелыми шаманами-некромантами. В конце концов, поместить дух убитого врага в оружие не так уж сложно, а вот подчинить его, заставить служить себе и не дать навредить - гораздо труднее. В худшем случае, "раб", постоянно контактируя с "хозяином", мог попытаться сам захватить тело, подавив слабую волю...       Прислушавшись к своим чувствам, старшая зебра ощутила мимолётное желание оставить шлем себе: владея оружием, способным менять свой вид, служить накопителем энергии, наделять телепатией, она стала бы непобедима... Только вот военные походы, завоевания, жажда битв - это удел жеребцов, ну а возможность читать мысли или контролировать слабовольных, определённо, не стоила возможных трудностей. Тем более, собственные силы всё равно оставались надёжнее, привычнее и удобнее.       "Из солнцеликой принцессы, коль муж бы помог, могла бы я сделать прекрасный клинок", - перехватив шлем за декоративное крыло левой рукой, пальцами правой ладони Мора провела по пластине, которая должна защищать левую щёку.       ...Сколь же огромные перспективы перед ней открывало замужество, даже если не учитывать статус императрицы. И насколько же иронично то, что от самых жестоких деяний, её удерживает пони, в душе являющийся таким же чудовищем как и она! И только лишь Каденс, в их странной по всем меркам семье, оставалась по-настоящему доброй, пусть жизнь и заставила её лишиться наивности...       Пока Мора размышляла, ученицы уже приступили к затиранию ритуального рисунка, предварительно сложив накопители у левой стены зала. Одна из молодых зебр, проявив инициативу, принесла экранирующий контейнер, в который её наставница положила шлем, плотно закрыв крышку.       Всё же, рано было демонстрировать всем желающим свой маленький успех... во избежание неправильных мыслей и сомнений.       Вместе с коробкой из тёмно-синего кристалла, шаманка вернулась в подсобное помещение, где с внутренним облегчением сняла маску, а затем надела Амулет Чейнджлинга, возвращая молодой вид мордочки и зелёные глаза с вертикальными зрачками. Пусть она могла бы и не снимать артефакт на время ритуала, но решила перестраховаться, не давая королеве перевёртышей и малейшей лазейки в свой разум.       ...       - Кто теперь чистый? Кто теперь довольный? - тепло и искренне улыбаясь, Тала подняла со стола, застеленного толстым одеялом, одетого в жилетку и свободные шаровары жеребёнка, тут же прижимая его к груди. - Ты моя радость...       Гранд, ещё слишком маленький, чтобы вообще понимать то, что происходит вокруг, что-то прокряхтев на своём жеребячьем языке, решил тут же и задремать. Впрочем, лань подобное устраивало, так что она подошла к кроватке и аккуратно уложила в мягкое гнездо своё единственное настоящее сокровище.       "Как же жаль, что я не могу посмотреть на тебя своими глазами", - мысленно поморщившись, олениха только вздохнула, поправляя тонкое одеяльце.       Утро только-только наступало, окрашивая очистившееся от туч небо своими лучами. В приоткрытую дверь, ведущую на балкон, проникал влажный после ливня, прохладный воздух...       Убедившись, что оленёнок спит, "меченая" тихо-тихо вышла на балкон, притворив за собой створку. Несколько секунд поколебавшись, она всё же сдвинула повязку с глаз на лоб, устремляя взгляд на горизонт поверх крыш, чувствуя как вновь по щекам побежали слёзы, а магия стала утекать, будто вода через дыру в прохудившемся ведре. Однако же свои пределы она прекрасно знала, "видя" границу истощения, так что не спешила вновь закрывать веки.       Тала искренне ненавидела свою силу, из-за которой сперва была вынуждена наблюдать мучительную гибель любимого, а теперь не может полюбоваться их сыном. Но при этом она признавала, что без неё вовсе не выжила бы...       Сила, позволяющая прорицать, даровала своему обладателю огромное могущество, но оставляла его катастрофически уязвимым. Если бы тот же Сомбра узнал, что лань видит гораздо больше, нежели говорит, а о чём-то и умалчивает в своих целях, то в лучшем случае можно было закончить как Грим, получивший почётную отставку с лишением "метки", а то и вовсе погибнуть в лаборатории. И потому, действовать следовало крайне осторожно, тщательно отсеивая возможности навредить своим покровителям осознанно, вместо этого выбирая пути, которые принесут наибольшую пользу сыну.       "Кому будет хуже, если от общей пользы один оленёнок получит чуть больше?", - мысленно спросила у себя олениха, закрывая глаза и вновь опуская повязку.       И всё же дар видеть прошлое и будущее давал массу возможностей: пара оброненных слов в нужном месте и нужное время, могла стать грузами на чаше весов выбора, которые склонят могучих мира сего к нужному решению. Как пример, можно было вспомнить недавний шутливый разговор Каденс и Сомбры, который закончился решением о захвате соседнего мира (менее опасного, нежели этот). И пусть тёмно-серый единорог почти сразу выкинул эти мысли из головы, но сама идея осталась, что означало...       "Однажды он вернётся к идее о путешествиях между мирами. Ну а я... подтолкну Твайлайт к тому, что ей следует хотя бы убедиться, что дома всё в порядке", - поправив жилет, оставляющий открытым низ живота, лань провела ладонями по бёдрам, скрытым под широкими шароварами.       "Меченая" не считала себя самой умной или хитрой, прекрасно видя примеры таких существ перед своими глазами, но и от наивности, как и желания помочь всем, её надёжно излечили. Опыт же жизни корнерождённой помогал вести себя так, чтобы "угодить хозяину" и "не навредить себе". И пока что, ей удавалось соблюдать баланс...       - Доброе утро, - поздоровалась сиреневая аликорница, находящаяся в своём четвероногом облике, залетая на балкон и вставая рядом с ланью. - Как себя чувствуешь?       - Доброе утро, Твайлайт, - улыбнулась путешественнице из другого, более доброго и счастливого мира Тала. - Говори чуть тише: Гранд спит.       - Прости, - потупилась собеседница, опустив взгляд к передним копытцем и прижав ушки. - Я не подумала...       - Ничего страшного, - сделав шаг к собеседнице, бывшая рабыня присела на корточки и обняла ученицу Сомбры, прекрасно видя то, что ей нравятся подобные жесты. - Просто Гранд капризничал из-за грозы, и только сейчас задремал. А ты как спала? Что-нибудь снилось?..       ...       Звон мечей, вновь и вновь сталкивающихся друг с другом, разносился по округе словно необычная музыка; жеребцы, одетые в белые жилеты и свободные штаны (либо юбки до колен... в зависимости от принадлежности к той или иной расе) кружили по полигону тренировочного лагеря; свет восходящего солнца согревал землю, испаряя пропитавшую её влагу... Сам Джафар, красующийся белыми одеждами и красным плащом, вооружённый парными мечами, отбивался от двух наседающих на него противников: верблюд, орудующий кривым мечом и кинжалом, заходил слева, а кристальный земнопони, вращающий в руках алебарду, нападал справа.       Разогретое тело, буквально переполненное силой, двигалось плавно и стремительно, то уклоняясь, то подныривая, то отводя или блокируя удары. Рефлексы и опыт позволяли практически не отвлекаться на мысли о том, что делать в конкретный момент времени: бывший визирь будто бы наблюдал за происходящим со стороны, успевая отмечать ошибки, удачные приёмы, реакции окружающих. Воспользовавшись своей "меткой", он бы мог завершить тренировку в секунды, но...       "Если постоянно полагаться на один инструмент, можно деградировать во владении всеми остальными навыками", - мысленно отметил тёмно-серый единорог, неуловимым движением расстёгивая застёжку плаща, чтобы подбросить ткань, закрывая обзор мечнику на пару секунд.       Выигранного времени Сомбре хватило, чтобы обезоружить гвардейца и тупым лезвием тренировочного меча обозначить смертельный удар. После этого он вновь сцепился с верблюдом, но уже не отвлекаясь на угрозу со стороны его напарника.       Сражение продлилось ещё около минуты, да и то лишь потому, что ни один из противников не спешил форсировать события. Когда же и второй соперник был "убит", император опустил оружие и огляделся, замечая что и другие группы воинов уже закончили, либо заканчивали поединки.       - Отличный бой, господин, - ощерился в улыбке наёмник, ничуть не расстроенный своим поражением.       - Неплохо размялись, - кивнул ему император, передавая мечи подбежавшему жеребёнку, принимая из его рук флягу с травяным отваром.       - Ваше величество, - появившаяся словно из-под земли (на самом деле - соткавшаяся из теней) Айси, изобразила воинское приветствие, а когда на ней сфокусировался взгляд рубиновых глаз, объявила: - Послы из Верблюжьих Эмиратов в часе пути от нас; императрица Мора настойчиво просила посетить её лабораторию; в вашем кабинете дожидаются отчёты и несколько писем.       - Благодарю, - кивнув живой тени, Сомбра поднял плащ телекинезом, сосредоточился на "метке" и, хлопнув по нему ладонью, стряхнул всю грязь, оставив абсолютно чистую ткань. - Передай, что я буду через четверть часа.       - Будет исполнено, главнокомандующий, - отозвалась белая пегаска, вновь распадаясь тенями.       - Мой император, вы довольны? Могут ли воины быть свободны? - с почтением в голосе, но без единого намёка на раболепие, осведомился полосатый жеребец, не успел Джафар и пары шагов сделать в сторону края полигона.       - Вы уже закончили тренировку? - удивлённо приподнял брови бывший визирь, но не став дожидаться ответа, произнёс: - Да. Возвращайтесь к своим делам, Крит.       Зебриканец стукнул себя кулаком в грудь (было видно, что этот жест ему нравится), развернулся на левом копыте и стал отдавать приказы, стараясь не сбиваться на рифмованную речь. Всё же в боевой обстановке, многое зависело от скорости, из-за чего команды должны были звучать максимально коротко и чётко.       "Пока командир произносит нечто вроде "В атаку, воины, все вперёд; победа скорая нас ждёт!", противник несколько раз успеет перестроиться", - промелькнула мысль в голове тёмно-серого единорога, вызывая из памяти воспоминания прежнего владельца тела (что, в последние годы, случалось не слишком часто), который читал исторические хроники о том, почему в боевых условиях следует опускать титулы и пренебрегать церемониями.       Тем временем рядом уже оказались двое гвардейцев в красной броне, и две зебры в белых плащах с капюшонами, одна из коих приняла полупустую флягу из рук правителя. Не произнося лишних слов, их процессия направилась к городу, оставляя позади тренировочную площадку и жеребцов, принявшихся обрабатывать полученные ушибы и раны, чистить оружие, негромко переговариваться.       Пользуясь минутами покоя, Джафар задумался о недавнем разговоре с Каденс. Он и раньше знал, что миров много (в конце концов, сам прибыл из совершенно иной реальности, где пони были не разумной расой, а обычными вьючными животными), но почему-то не думал о том, что в другой мир можно уйти, забрав с собой всю империю. Впрочем, до появления Твайлайт, у него не было даже мыслей, как именно совершить подобное...       "Ученица может создать портал в свой мир, но... стоит ли нам налаживать контакт с четвероногими пони? Переселяться же туда, я почему-то не горю желанием. Однако, раз уж существует один мир двуногих пони, то почему бы не существовать и другим? Да и миры людей, как и других существ, обязаны существовать. Нужно лишь выбрать наиболее подходящие, в которых мы не будем смотреться чужеродно, и жители коих не превосходят нас в силе магии или технологиях", - воображение жеребца рисовало ему огромные перспективы, сопряжённые с ничуть не меньшими рисками (но всё же, иметь возможность отступить на заранее подготовленные позиции, пусть и в ином мире, было очень соблазнительно).       Разумеется, бросать все силы на создание порталов и исследования иных реальностей, которые могут оказаться ещё менее дружелюбными нежели этот мир, бывший визирь не собирался, но вот сформировать отдельный отряд, в который войдут учёные и воины, ему ничто не мешало. Тем более, что сейчас, во всяком случае в Зебрике и Кристальной Империи, образовалось затишье...       "Во главе поставлю Твайлайт и Талу: одна уже имеет нужные знания и опыт, ну а другая, при помощи своей "метки", поможет избежать неудач. Но всё же, для этого следует построить отдельный лабораторный комплекс, защищённый как от нападений из вне, так и от прорывов изнутри. Не хотелось бы выпустить в этот мир ещё одно чудовище: в нём и без того из-за существ огромной силы, как-то слишком тесно", - приняв решение, тёмно-серый единорог временно отложил эту идею, мыслями возвращаясь к более насущным проблемам.
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.