Любить нельзя ненавидеть.

Гет
NC-21
В процессе
автор
Размер:
225 страниц, 23 части
Описание:
Старший брат Пабло Бустаманте усилиями врагов отправляется за решетку. Перед этим Хоакин обращается к нему с совсем необычной просьбой, поручая жениться на собственной же невесте. И все бы ничего, если бы возлюбленной Хоакина не была Мариса, девушка которую Пабло знает с пеленок и считает самым капризным и несносным созданием в этом мире.
Любить нельзя ненавидеть... только время покажет, где нужно поставить запятую.
Примечания автора:
Ира вновь решила вернуться к истокам, (это для тех кто читал фф "Любимый враг") и на арене опять мафия, любовь и ненависть. И да, это именно та история, где Мариса будет по характеру Мией времен первого сезона, а может даже и хуже))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
Нравится 369 Отзывы 22 В сборник Скачать

Глава двадцать первая

Настройки текста
POV Мариса — Кто ты? И куда дела мою жену! — мнимо свирепствует Пабло, пока я колдую над плитой в кухне. Лениво отталкиваясь от дверного косяка, он подходит ближе становится сзади и начинает массировать мои плечи, словно пытается снять напряжение. Голова самопроизвольно падает ему на грудь, когда Пабло целует меня в самую макушку головы. Он проводит руками по моим бокам и оставляется на талии, чтобы с успехом задрать пальцами мою майку до груди. — Завтрак почти готов, — я хохочу и неохотно вырываюсь из его объятий, все еще не забыв о том, как Бустаманте жестко обломал меня вчерашним вечером. — Садись за стол. — Я готов пропустить завтрак и сразу же приступить к десерту, — Пабло немного двусмысленно шепчет мне на ухо, чем вызывает мурашки по всему моему телу. Улыбаюсь, и смиренно закрываю глаза, когда он осыпает легкими поцелуями мою шею. Поддавшись моменту, я не без труда делаю вид, будто бы слишком увлечена готовкой. — Серьезно, Пабло. Я впервые в жизни готовлю завтрак, вместо того, чтобы приставать ко мне, достань телефон и запечатли этот момент. Такого может больше никогда не случиться. А еще лучше, садись за стол! — Ладно, — Бустаманте уже не против подчиниться моему приказу. — Надеюсь, ты любишь омлет с помидорами? — Я не просто люблю омлет с помидорами, я обожаю твой омлет с помидорами, — Пабло с большим аппетитом осматривает дымящуюся тарелку перед собой и уже ищет глазами столовые приборы. — Нет, сначала ты должен попробовать, — я усаживаюсь на стуле прямо напротив, подпираю голову рукой и застываю в ожидании его вердикта. Бустаманте отправляет в рот кусочек омлета, и с упоением закатывает глаза от удовольствия. — Мммм… просто божественно…я же говорил, обожаю твой омлет с помидорами. — Правда? — На моем лице вспыхивает неподдельная улыбка, когда я перегибаюсь через весь стол, чтобы украсть с его тарелки кусочек для себя и лично убедиться в сказанном. — Нет, это мое, — Пабло берет тарелку в свои руки и пытается одним разом запихнуть в себя все ее содержимое. Он даже не жует, серьезно! — Настолько умопомраШительно, что я не хочу ни с кем делиться, — говорит он с набитым ртом. Я прищуриваю глаза, и по длительной паузе от Пабло, понимаю, что не так уж далека от истины: — Настолько плохо? — Повезет если жив останусь, — Бустаманте поджимает губы, смотрит на меня с виноватым лицом, после чего улыбается, переводя все в шутку. — Я безнадежна! Даже завтрак приготовить не могу! — Это совершенно не важно, родная. Я люблю тебя, потому что ты это ты, — Пабло пытается достать до моей руки на столе, но я все еще слишком своим зациклена на своем провале, чтобы принять его прикосновение. — Ты не готовишь, не убираешься, не следишь за домом, сквернословишь и… — он прерывает свою пламенную речь, понимая, что все его «недокомплименты» не особо приходятся мне по вкусу. — Сейчас мне, наверное лучше заткнуться, да? Я киваю Пабло подбородком, обозначая тем самым его правоту. — Ладно, давай серьезно. Мне совершенно наплевать, умеешь ли ты готовить омлет или нет. Когда я смотрю на тебя вот так со стороны, я понимаю что чувствую. Ты человек, с которым мне хочется разговаривать, которого хочется слушать, целовать, обнимать, трогать, мечтать, все хочется, — Пабло подвел итог всему сказанному спокойным тоном. — Мы не можем позволить себе тратить наше время на какую-то дурацкую готовку. Я даже не моргаю, когда он произносит все это и смотрит на меня влюбленным взглядом. Правда, я замечаю как он снова и снова открывается, он больше не прячет свои чувства. — Ты целиком и полностью мой человек. И это самое приятное чувство, что я когда-либо ощущал в своей жизни. Уровень адреналина в моей крови сейчас просто зашкаливает. У меня просто сносит крышу от его короткого признания. Оно звучит так откровенно, что если бы я уже не сидела на стуле, у меня бы подкосились ноги. Понятия не имею, что должна ответить сейчас. Я моргаю несколько раз, прежде чем до меня окончательно доходит смысл его слов. В диком нетерпении, я вскакиваю со стула так резко, что он ударяется спинкой об пол. Когда я перелезаю через весь стол, чтобы оседлать Пабло. Случайным образом задеваю ногой тарелку с омлетом, которая падает и вдребезги разбивается прямо у наших ног. Но кого это интересует? Погрузив пальцы в копну светлых волос, я с азартом впиваюсь губами в рот Пабло. Это вовсе не нежные поцелуи. Это поцелуи, которые стараются убедить, подтолкнуть его к чему-нибудь большему. Я начинаю царапать ногтями его грудь, запуская пальцы под его футболку. Он стягивает ее через голову и откидывает за свою спину, произнося, стараясь как бы намекнуть мне, с чего началось все это безумство: — А я ведь даже не обманул, когда сказал, что просто обожаю твой омлет с помидорами… *** POV Пабло — О чем задумалась? Мариса поворачивает голову в мою сторону, а я продолжаю гладить ее волосы. Мы оказались в спальне совершенно обезумевшие от своей страсти. — Не хочу видеть никого, кроме тебя, — она еще крепче сжимает меня в объятиях, пока ее голова ерзает на моей груди. — Не хочу быть частью этого мира. Нам ведь было так хорошо вдвоем. Давай уедем отсюда, Пабло, сбежим в никуда. Только ты и я? — Это не так просто. Ты же знаешь, я не могу все бросить. — Я знаю только то, что ты мне это сказал, — Мариса произносит эту фразу и обрывает нашу связь. Она поднимается с кровати, нервно затягивает волосы в хвост, после чего подходит к одному из шкафов с одеждой, и не глядя, натягивает на себя одну из моих футболок. — Чего ты боишься? — спрашиваю я, приподнимаясь на локтях и наблюдая за такой резкой переменой ее настроения. — Я не боюсь. — Тогда к чему все эти разговоры? Ты ведь понимаешь, что есть только лишь один способ выйти из мафии. — Да, — зажмурившись, Мариса мотает головой, — прости. Не знаю, что на меня нашло, — она подходит к кровати и осторожно усаживается рядом со мной. — Просто у меня плохое предчувствие. — Не забивай голову всякой ерундой, ладно? — я осторожно целую жену в губы, после чего пытаюсь найти отклик в ее карих глазах. — Все будет хорошо. — Ладно, — она быстро соглашается со мной, но я все еще могу заметить сомнения в ее взгляде. — Какие планы на день? — Через час у меня встреча с ректором по вопросу моего восстановления в университете, а потом поеду к родителям. Ты? — Нужно съездить с Хоакином в адвокату, уладить пару формальностей после его освобождения. Я не успеваю подумать о том, что так и не обмолвился с Марисой об освобождении брата. — Постой, Хоакина освободили? — Разве я не упоминал? Да, прокурор снял с него обвинения по всем главным пунктам. Я быстро перевожу тему и целую Марису в макушку головы, пытаясь скрасить молчание, воцарившееся в нашей спальне: — Поужинаем вечером вместе, обещаю вернуться домой раньше обычного? *** Спустя двадцать минут Гвидо заезжает за Марисой, а Томас ждет меня на парковке у дома, чтобы подбросить до работы. Я придержал для жены дверь автомобиля, и когда она уже села на пассажирское сидение, закрыл ее. Решив, что не еще не готов так быстро отпустить Марису, стучу ей и она сразу же нажимает на кнопку стеклоподъемника. — Хорошего дня, — произношу я, оперевшись локтями на раму открытого окна и просунув голову прямо в салон автомобиля. — И тебе, — играя со мной взглядами, Мариса просто улыбается в ответ, и даже предпринимает попытки меня поцеловать, понимая, что у этого поцелуя будет слишком много лишних зрителей. — Я позвоню, — прикладывая к уху воображаемый телефон, я отхожу от машины и еще несколько секунд провожаю взглядом отъезжающий от обочины BMW. — Какое милое прощание! Прямо-таки современные Ромео и Джульетта, — я слышу голос брата над своим ухом, который немедленно заставляет меня обернуться и убедиться в своей правоте. Хоакин стягивает черные солнцезащитные очки с переносицы и закусывая душку между зубов, смотрит вслед автомобилю, за рулем которого Гвидо. В этому времени он уже сворачивает за угол. Брат указывает пальцем в сторону BMW.: — Это же была Мариса. Помнится мне, когда я еще был в тюрьме, ты не слишком уж лестно отзывался о своей жене. А сейчас весь просто светишься от счастья. Мне хотелось держать наши отношения с Марисой в тайне. В тайне, даже от своего старшего брата. Таким хитрым образом, я пытался защитить и уберечь жену. Браки членов мафии держатся на взаимовыгодном партнерстве, так пусть Хоакин считает, что я по-прежнему не в восторге от своей женитьбы на Спирито. — Не пори чушь, я просто прислушался к некоторым из твоих советов. Хоакин бросает на меня косой взгляд, пытаясь понять о чем я думаю на самом деле. Он прямо-таки сканер. — Похоже, некоторые из них оказались весьма действенными, — сказал он, ударив меня по плечу и сжав его рукой. В этом жесте Хоакин очень напомнил мне нашего отца. — Ладно, идем, у нас еще очень много дел. *** Всему человечеству в мире едва ли бы хватило терпения, чтобы переспорить Хоакина Бустаманте, если он был в чем-то убежден. Хотя слово «убежден» преследовало его во всем, чтобы он ни говорил, или делал. Он всегда был убежден в правоте своих слов, действий и намерений. В жизни существовали только лишь две точки зрения: его и неправильная. Я ошибочно полагал, что в тюрьме брат стал менее категоричным, но, кажется, его характер только закалился. Мы обсуждали насущные дела в моем кабинете, когда Хоакин в очередной раз проигнорировал мою точку зрения. — Бога ради, Пабло, что означает твое тупое заявление? — Сейчас первостепенной задачей для меня остается безопасность моей семьи, именно поэтому я хочу стереть весь род Делакрочче с лица земли. — Мы должны наладить наши отношения с сицилийским синдикатом, как ты этого не понимаешь? Мексиканский картель негодует, мы можем оказаться в весьма шатком положении. Я нахожусь в некотором замешательстве от таких заявлений Хоакина. — После того, как они чуть меня не убили? Серьезно? — откидываясь на стуле назад, я мог наблюдать за тем, как брат следит за каждым изменением выражения моего лица. — Все люди совершают ошибки, но если мы сядем за стол переговоров, все от этого только выиграют. Представь, что начнется, учини мы кровавую бойню в качестве мести? Это никогда не закончится! Может быть, Хоакин и был прав, но жажда возмездия на тот момент была сильнее голоса разума. — Не знаю, — все еще сомневался я, потирая виски от напряжения. — Послушай меня, Пабло, как твой старший брат, я просто обязан оградить тебя от необдуманных поступков. Делай, как я говорю, и спустя время, ты сможешь убедиться в правильности моих слов. Поверь, отомстить мы всегда успеем. Подходи к каждому вопросу с холодной головой. И если ты все-таки решишь уничтожить всех Делакрочче, живущих на этой планете, я первый кто тебе в этом поможет. Но не сейчас. Многозначительное молчание и упрямый взгляд глаза в глаза сделали свое дело. Я наконец сдался под натиском бравады Хоакина, решив, что в его словах есть доля истины. — Ладно, — смирение далось мне с большим трудом, поэтому я угрожающе указал на брата пальцем, — но Делакрочче лично принесет мне свои извинения. Хоакин только раскинул руки по обеим сторонам от себя, обозначая своим жестом, что полностью поддерживает мое решение. — А вот это уже заявление будущего главы аргентинской мафии. Кстати, о нем. Я уже собираю информацию, которая поможет нам выступить против кандидатуры Спирито на предстоящем совете Ндрангетты. — Я не ослышался? Ты действуешь за спиной Фабрицио? Это противоречит всем мыслимым и немыслимым правилам, не говоря уже о моральной стороне вопроса. Если ты не забыл, Хоакин, я женат на Марисе, его дочери. — Ну разумеется, не забыл, это же я уговорил тебя на ней жениться, — может неосознанно, но брат уколол меня тем, что Мариса стала моей женой только лишь с его позволения. Так оно и было. — Выстрелить в нужный момент — важное умение. В будущем ты это поймешь. Еще спасибо мне скажешь, когда встанешь во главе… — Я не хочу быть главой Ндрангетты, — не дал я договорить брату. На этот раз Хоакин не смог сдержать своего раздражения в голосе: — Тогда что ты делаешь в мафии, Пабло? Я предпочел не отвечать на этот глупый вопрос, и тогда брат снова продолжил гнуть свою упрямую линию: — Старику Фабрицио давно уже пора на покой. Я просто озвучиваю мнение большинства членов Ндрангетты. А поскольку у Спирито нет сыновей, ты станешь идеальным кандидатом, чтобы возглавить наш синдикат. Мы же давно об этом мечтали, Паблито! — Нет, это ты мечтал, а я хотел быть подальше от всего этого дерьма, и с тех самых пор ничего не изменилось. Хоакин прищурил взгляд, целиком и полностью сосредоточившись на моем лице глазами. — Кто вкладывает в твою голову подобные мысли? — брат подался чуть впереди, сцепляя перед собой пальцы на столе в тугой замок. Он искал малейшие огрехи «в фасаде» моего лица. Я тут же вскочил со своего стула, ударив по столу кулаком. — Ты меня за идиота держишь? Считаешь, что мной можно манипулировать? — ⠀Тише, тише, — Хоакин смягчил взгляд и успокоил меня руками. Он был не тем человеком, которого можно было легко обвести вокруг пальца. Вряд ли он купился на мой спектакль. — Выдохни, Пабло. Хорошо, что ты верен себе и данному слову. Ты давал священный обет служить на благо мафии до тех пор, пока не закончится твоя жизнь… — Я помню о всех клятвах, которые когда-либо принес. Мы не будем действовать против Спирито. Я так решил и точка! Больше никаких упоминаний об этом, ясно? Помешивая виски в бокале, Хоакин обезоруженно поднял обе руки вверх. — Как скажешь, Пабло, ты же у нас младший босс. Брат продолжил следить за мной, даже когда я отвел глаза. Он сделал медленный глоток янтарной жидкости и под натиском этого его всеобъемлющего взгляда, мои щеки начали гореть. Я не мог понять, дело в моей нервозности или чем-то другом. Хоакин не был тем, кто был готов в любой момент отступить от задуманного, в этом и была главная проблема. — Ну чего ты такой хмурый? Давай взбодрись, братишка! Что насчет дружеского приглашения в гости? Я еще не был в твоем семейном гнездышке! Этого мне еще не хватало! — подумал я и мысленно закатил глаза. *** POV Мариса Когда Пабло сообщил о том, что к ужину присоединится еще и Хоакин, мне стало не по себе. Делать вид, что это якобы удобная ситуация, когда я вроде встречалась с одним братьев, а потом вышла замуж за другого… Такое разве что в кино увидишь. Но даже это не было главной причиной. Откровенно говоря, я всегда немного побаивалась Хоакина. Меня пугало оставаться с ним наедине, в те минуты, когда это представлялось возможным. Временами он пытался показать себя даже излишне порядочным, скрываясь за маской. Именно маской, потому что его безумные глаза никогда не умели врать и выдавали все его грязные намерения. Он всегда пытался быть лучше, чем есть на самом деле, и именно это двуличие меня и пугало. И я всегда была недостаточно смелой рядом с ним, чтобы провоцировать его, так же как раньше делала с Пабло. От Хоакина всегда можно было ожидать все что угодно, но только предугадать, что именно, не имело никакого смысла. Тот еще будет вечерок, — подумала я, когда услышала в дверь звонок, ошибочно полагая, что это Пабло вернулся с работы раньше запланированного времени. Но меня ожидал сюрприз. На пороге с букетом цветов стоял Хоакин. — Ну, здравствуй Мариса. Это тебе! — он протянул мне красные розы на длинной ножке, но я не торопилась их принимать. Вот насколько я была ошарашена его появлением. Дело в том, что Пабло позвонил мне и сказал, что ужин будет в восемь, тогда что его брат делал в нашей квартире за час до начала? — Я могу войти? — мне пришлось сделать шаг назад, тем самым проявляя себя радушной хозяйкой в глазах близкого родственника. — Конечно, входи. Правда Пабло, еще нет… — Ну это не проблема, — Хоакин по-хозяйски осмотрелся по сторонам и сверкнул улыбкой, переводя взгляд на меня, — в прошлом мы с тобой всегда могли найти интересные темы для разговора. Несмотря на двусмысленность этой его фразы и довольно прямолинейную откровенность, я позволила себе улыбнуться. — Выпьешь чего-нибудь? — Виски, если можно, — краем глаза я заметила, как Хоакин пробежался пальцами по полкам с фотографиями, стараясь найти на них наш с Пабло свадебный снимок. Не придав особого значения его действиям, я заняла себя тем, чтобы поставить цветы в вазу и наконец налить Хоакину выпивку. — Отличное фото, — Бустаманте показал мне фоторамку, когда перенимал бокал из моих рук. — Должен сказать, вы с моим братом отлично смотритесь вместе, — Хоакин проследил за моей реакцией, когда сделал один небольшой глоток. И также не отводя глаза, продолжил: — Мы с тобой никогда не были идеальной парой. В его груди зарокотал низкий смех. Мне стало даже немного не по себе от такой его слишком бурной реакции. — Действительно, не были. Извини, — я указала на стол, — ты пришел слишком рано, Пабло заказал ужин из ресторана ровно к восьми. — Слишком рано? — Хоакин намеренно посмотрел на свои наручные часы, — разве мы договаривались не на семь? Паблито явно все перепутал, у него с самого детства беда с памятью. Мне не понравилось то, как он выставляет Пабло за его спиной в не самом лучшем свете, как будто он маленький ребенок, который ничего не может удержать в своей голове. — Присаживайся, — скрыв свое раздражение, я указала рукой на один из стульев за обеденным столом. — Составишь мне компанию? — Думаю, я выпью немного вина за ужином. Спасибо, — вежливый отказ от выпивки не послужил для нас началом приятного диалога. Возможно, мне следовало бы согласиться, чтобы не нервничать в присутствии Хоакина. — Рада, что полиция сняла обвинения в твой адрес, — я начала с самой нейтральной из тем, но даже здесь Хоакин сумел поставить меня в неловкое положение. Он сфокусировал свой взгляд на мне и немного прищурил глаза: — Правда, рада? — Знаю, как вы близки с Пабло, — постаралась немедленно оправдаться я, пытаясь избавить себя от еще большей неловкости. — Он очень переживал после твоего ареста… — Значит, это действительно хорошо. Теперь моему брату больше не о ком беспокоиться, потому что теперь-то я никуда не денусь. Его слова показались мне угрозой, но я спустила все на тормозах, придумывая, о чем спросить Хоакина, чтобы скрасить между нами повисшее замешательство. — Я могу задать тебе личный вопрос? — выпалил он, приходя мне на помощь и помешивая в своем бокале виски. — Что-то подсказывает мне, что даже если я отвечу нет, ты все равно спросишь. — Ты уже влюбилась в Пабло? По моей спине пробежал холодок. Сердце бешено забилось в груди, а во рту пересохло. Я прочистила горло, произнеся: — Это тебя не касается. Своих мужчин я не обсуждаю, даже с подругами. Принимая более закрытую позу, я воинственно сцепила руки на груди. Хоакин ухмыльнулся, но тем не менее, я все еще могла почувствовать властность его взгляда. — Это довольно простой вопрос. Да или нет? — он дернул плечами. — Куда уж проще? — Я повторю еще раз, если ты вдруг не расслышал, это касается только меня и Пабло. — Так я и думал… — безличная ухмылка украсила губы Хоакина, и мне захотелось смахнуть ее с его лица звонкой пощечиной. — Знаешь Мариса, для девушки, которая вышла замуж за идеального парня по моей милости, ты кажешься немного неблагодарной. Мои брови изумленно изогнулись. Он это серьезно? Мне все это не показалось? — Хочу, чтобы ты уяснила для себя одну вещь, не забивай моему брату голову всякой чепухой. — Поясни… — О, — Хоакин откинул голову слегка назад. Его улыбка почти сошла за человеческую, — ты отлично понимаешь о чем я, Мариса! А если не понимаешь, то я объясню по-другому. Пабло член мафии, а ты всего лишь достижение одной из его главных целей. Просто девка, в которую я тыкнул пальцем и подвел к женитьбе. Теперь, когда я на свободе, — его голос и лицо стали действительно устрашающими, — я сделаю все, чтобы ты лишились всех козырей и перестала совать свой длинный нос в наши дела. Меня настолько возмутили угрозы Хоакина, что я, даже не задумываясь о последствиях, посмела пойти на попятную. — Что-то я не наблюдаю кольца на твоем пальце. Смотри, вот же оно! У меня! — я демонстративно выставила вперед ладонь своей левой руки, сверкая бриллиантом на безымянном пальце. Хоакин прыснул от смеха. — Думаешь разок-другой раздвинула ноги и получила власть над моим братом? Не заставляй Пабло выбирать из нас двоих, потому что тебе не понравится его выбор. — Да неужели? — я подвергла слова Хоакина большому сомнению. — Я могу быть очень убедительным, если захочу,  — он моментально сменил свой гнев на милость, награждая меня фальшивой улыбкой. — Был рад встрече, жаль только аппетит совсем пропал. Пожалуй, позвоню Пабло и отменю ужин. И да, — бросил он напоследок, — Пабло не обязательно знать о нашем разговоре. Как только дверь за Хоакином захлопнулась, я выдохнула и вновь обрела способность спокойно дышать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты