ID работы: 9446563

В круговороте будней....

Гет
R
Завершён
33
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
33 Нравится 1 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      ДзюнШань был раздражен. Нет. Он злился. Какого черта все так происходит?! Они с Риной вместе уже несколько месяцев, а он о ней ничего не знает, им приходится скрываться, и, в довершение, она не появлялась в академии уже чертовы две недели! Ни весточки! Студенту было сложно сосредоточиться на учебе, ведь каждый раз его мысли возвращались к хитрым зеленым глазам. Младший Шень не раз ругал себя за то, что позволил себе влюбиться в столь неподходящее время. Страна на пороге войны, а он думает о чем угодно, только не о подготовке. Озадаченный собственными мыслями, мужчина сидел в комнате, вот уже пару часов подряд гипнотизируя стену. Дзынь пытался разузнать у соседа, что же его так беспокоит, но все попытки не увенчались успехом, поэтому он просто ушел.       Скрип открывающейся двери нарушил тишину комнаты. На пороге стояла Се Сян и озадаченно смотрела на друга, она зашла в комнату и присела рядом с ним. — ДзюнШань, ты ведь из-за инструктора Ри в последние дни такой задумчивый ходишь? — С чего ты взяла? — напускная отчужденность уже давно стала частью него, особенно в академии. Младшему из семьи Шень проще было казаться равнодушным и хладнокровным педантом, под стать своему брату, а открыться он мог лишь немногим. В их число вошла и она: странная взбалмошная и скрытная русская женщина с темно-зелеными глазами и волшебной улыбкой, она была на семь лет старше него, но он не чувствовал этой разницы. С Риной он позволял себе быть настоящим, они могли пол ночи читать друг другу стихи, он — китайские, она — мелодичную русскую классику, могли гулять на закате по морскому побережью, держась за руки, она часто курила и изредка врала, что уже бросила, а он не переставал ругаться и вдыхать аромат пряностей и табака, исходивший от её волос. Все это могло быть сейчас, но её нет в поле его зрения уже две чертовы недели! — Я же не слепая… Ну, а еще мы с ЯнДженем видели вас в городе пару недель назад. — переодетая девушка неловко усмехнулась и растрепала волосы. — Нам тоже приходиться скрываться, а то поймут неправильно. — Я не знаю, где она сейчас. — Что? Ну… Не все время же ей проводить в академии и… — Нет, ты не поняла, я уже две недели не знаю, жива ли она, здорова, в Китае ли вообще! — парень вскочил с кровати и со злостью ударил кулаком по стене. — ДзюнШань, — Сян тоже поднялась и положила руку на плечо другу — Это же инструктор Рина, она всегда из воды сухой выходит! — девушка правда хотела подбодрить друга, поддержать его, но сейчас она откровенно почувствовала себя лишней здесь. Китаянка тихо покинула помещение. Она могла понять, каково это — судорожно скрывать чувства, готовые вырваться наружу огромным потоком, сметая все на своем пути, но её за дверью комнаты ждал любимый, они играли на публику днем, чтобы быть честными друг с другом под покровом ночи, а у ДзюнШаня и инструктора Ри не было такого, они должны были притворяться в академии, в городе, на различных мероприятиях да и вообще, постоянно скрываться ото всех. Студент Се тихо открывает дверь и видит сидящего на её кровати ЯнДженя, он странный: грубый, резкий, всегда говорит что думает, и не всегда думает что говорит, а еще постоянно ставит её в неловкое положение перед одногруппниками, но за эту улыбку она готова простить ему абсолютно все! Парень смотрит на неё с той нежностью, которую сложно передать словами. — Как там мистер зануда? — Ему трудно… — грустно вздыхает Сян. — Почему? — Ты правда еще не понял? Ох боже мой, какой же ты тупой! — она обессиленно садиться рядом с ним, тут же утопая в таких родных и теплых объятиях…

***

      Угнетаемый своими переживаниями, ДзюнШань продержался еще два дня, добили его перешептывания некоторых студентов, мол у торговых палат России и Японии что-то произошло и, должно быть, именно поэтому инструктора Ри так долго нет. Парень плохо помнит, как оказался в машине и давил на газ со всей силы, желая как можно скорее увидеть трехэтажный особняк. Охрана его уже знала и поэтому молодой человек без особых трудностей проник на территорию, и буквально побежал к двери. В прихожей его встретила слегка взвинченная и растрепанная Госпожа Сю, позади нее по лестнице носилась Лия, выкрикивая, судя по всему, что-то крайне неприличное на родном языке. Ксюша собой преградила ему дорогу. — Простите, Господин Шень, но дальше вы не пройдете. — холодно отчеканила женщина. — Что? Почему? Где Рина?! — Да не ори ты так, здесь она. Жива, все в порядке, просто сейчас она не в лучшем состоянии. — Плевать! Я хочу увидеть её! — студент уже было рванул к лестнице, но был остановлен мертвой хваткой женщины. — Шань, я сейчас серьёзно, либо ты сейчас уходишь сам, либо я вызываю охрану. Завтра она будет в академии. Терзаемый сомнениями парень замер, после чего заглянул в глаза Госпоже Сю и тихо спросил: — Она точно в порядке? — Да, просто устала после задания. ДзюнШань развернулся на пятках и покинул особняк русских. Да, он злился потому что его, как мальчишку, выставили за дверь, но все равно, с плеч словно бы упала гора, она жива… Она завтра вернется…

***

      ДзюнШань проснулся ни свет не заря, собрался со скоростью света и стоял у перил ожидая прихода Рины. Другие студенты, все поголовно кроме Дзыня, бросали заинтересованные взгляды в его сторону. Наконец, она появилась, женщина шла от главных ворот академии через двор, слегка прихрамывая, в руках была целая кипа бумаг и явно тяжелая сумка. Шань уже было собрался подбежать и помочь ей, но его опередил Гу ЯнДжень. — Хэээй, инструктор Рина, давайте я вам помогу, выглядите не очень! — Студент Гу, с учителем стоит говорить в более уважительном тоне! — русская явно не казалась обиженной. — Инструктор Ри, ну кто еще кроме вас нам в засаду пирожки носить будет, вы должны себя беречь! — ЯнДжень, а что это ты сегодня такой галантный, надеешься что тебе меньше остальных достанется за последний тест? — Нет-нет, вы что, я же воплощение доброты и воспитания! — парень шуточно поклонился. — Давайте я вам помогу с лестницей. — Студент Гу, я же не инвалид или старушка, сама справлюсь. Женщина добралась до аудитории, все еще пустой, и с упоением уселась на стул, ЯнДжень положил кипу бумаг и сумку на стол, поклонился и ушел. Рина лениво достала все оставшиеся работы из сумки и, пробежавшись по ним взглядом, шумно выдохнула, чувствуя как внутри все закипает. Русоволосая встала со своего места, обошла стол и сурово смотрела за наполнением аудитории, скрестив руки на груди. Студенты чувствовали, что их ждет не самый приятный разбор полетов и поэтому заходили неохотно, все кроме ДзюнШаня, который чуть ли не вприпрыжку добрался до своего места и теперь внимательно следил за каждым движением зеленоглазой. И вот, пара началась. — Доброе утро, молоды люди, как видите, ваш кратковременный отдых от моих занятий закончился, я вернулась. И сегодня я бы хотела поговорить о ваших знаниях. Скажите мне, что это такое? — женщина подняла над головой толстую стопку листов. — Наши работы? — предположил Хуан Сун. — Во-первых, студент Сун, на занятиях не стоит выкрикивать, если вас не спрашивают, а во-вторых, да, вы правы — это ваши работы. И я хочу спросить у вас, неужели я настолько плохо преподаю, что вы абсолютно ничего не понимаете? Хотя, даже если вы чего-то не поняли, неужели так сложно подойти и задать вопрос?! Ответом ей была тишина… — Ваши работы разделились на три группы: те, кто знают расположение внутренних органов, но не знают, как лечить, те, кто знают, как лечить, но не знают расположение и наша гордость — Ли ВеньЖун, он особенно отличился! Ради вас, студент Ли, я даже напрягла все свои навыки художника и подготовила памятку, потому что менять местами печень и желудок, не говоря уже о загадке местонахождения почек… В общем, это надо уметь! — ругаясь на русском и активно жестикулируя женщина раздала работы и вернулась на свое место, садясь на стол. — И еще, студент Шень, даже вы меня разочаровали. Значит так, на следующей неделе у вас начинаются праздники, но поверьте мне, пока все до единого не сдадут мне переписанные работы, никто на них не попадет. Хотите провести их вместе со мной и инструкторами Го и Лу — продолжайте бездельничать! И запомните: если вы хотите учиться, вы найдете способ получить информацию — спросить у меня, дойти до библиотеки или посмотреть в конспектах, все остальное — пустые отговорки! — женщина шумно выдохнула, опустив голову. — Так, записывайте тему: «Растения, способные спасти жизнь».

***

       После занятий Шань решил зайти к Рине, она сидела в своей аудитории и сосредоточено проверяла работы, её отвлек звук закрывающейся двери, теперь они остались только вдвоем и никто не сможет им помешать… Женщина оторвалась от своего занятия и удивленно посмотрела на молодого человека, но после её удивление сменилось нежностью и мягкой улыбкой. — Привет, солнце, а я как раз тебя вспоминала. — еще в самом начале их отношений, Катя дала ему это прозвище да и Шань был не против. — Тебя долго не было, я соскучился. — хрипло сказал он, подходя к русоволосой со спины и оставляя легкий поцелуй на её щеке. — Я тоже очень рада видеть тебя. — Рина слегка развернулась и их губы соприкоснулись. — Что случилось, я видел, как ты хромаешь, и почему ты не появлялась в академии? — Да я умудрилась жутко простудиться, а ногу подвернула сегодня с утра, в спешке , прости, что не предупредила. — Почему вчера госпожа Сю не пустила меня к тебе? — Я так плохо выглядела, что ты упал бы в обморок и пришлось бы тебя спасать. — женщина рассмеялась. — Шань, помоги пожалуйста, я не могу разобрать некоторые иероглифы здесь. — Да, конечно. Так они просидели до вечера проверяя работы, смеясь и разговаривая обо всем на свете, а главное — вместе. — Солнце, а ты не хочешь завтра после обеда приехать к нам и отведать русской еды, помнишь, ты спрашивал что такое борщ? — Хочу, это было бы здорово. — парень улыбнулся. — Хорошо, тогда приезжай после занятий, я завтра рано уеду, чтобы все подготовить, ладно? — Конечно. Спокойной ночи, инструктор Ри. — ДзюнШань поднялся со своего места и отправился в комнату.

***

      Видеть Рину в домашней обстановке было крайне непривычно, но весьма мило. Русоволосая хлопотала на кухне когда ДзюнШань добрался до особняка, поэтому встретила его Лия, женщина сказала, что скоро уходит, и им с Риной удастся побыть наедине, новость крайне обрадовала молодого человека и в приподнятом настроении он прошел в обеденную. Зеленоглазая встретила его в легком светлом платье, что невероятно шло ей, и с распущенными волосами, видеть её не в военной форме было слишком непривычно, но молодого человека все устраивало. — Привет, солнце, все почти готово, присаживайся! — обед прошел крайне весело и пара решила переместиться в гостиную. Они устроились в креслах рядом друг с другом и пили чай. Шань спрашивал женщину о том, каково ей приходилось в горячих точках, а она в ответ просила рассказать о его детстве и культуре Китая. Все шло плавно и размеренно, вот только по ходу его рассказа зеленоглазая становилась все задумчивее, и молодой человек, не мог этого не заметить. — Рина, что такое, почему ты расстроилась? — брюнет слегка сжал пальцы русоволосой. Катя молчала, она поставила фарфоровую чашку на журнальный столик и покинула свое место, становясь напротив ДзюнШаня. Смотря ему в глаза, Рина произнесла: — Понимаешь, солнце, вот в чем проблема: мое воспитание кардинально отличается от эталона китаянки, и, как бы я ни старалась, я не могу ему соответствовать. — женщина уперлась коленом в подлокотник кресла, нависая над младшим Шень. — Я не боюсь перечить мужчине, касаться его, могу спокойно выйти в рукопашный бой против мужчины, могу поцеловать своего мужчину тогда, когда я этого захочу! — она быстрым движением притянула к себе парня за ворот пиджака и впилась в его губы целуя так, словно они были каплей влаги в огромной пустыне, она старалась показать всю ту страсть, которая копилась в ней все это время. Молодой человек не растерялся, ловким движением он перехватил её бедра, усаживая русскую к себе на колени, одна его рука покоилась на тонкой талии, притягивая ближе, а вторая зарылась в копну длинных волос, не давая отстраниться, он отвечал ей так же напористо, пока воздуха не стало катастрофически мало, тогда Рина слегка отстранилась и продолжила шептать, опаляя горячим и сбившимся дыханием шею Шаня: — Я зачастую ругаюсь и не слушаю старших, и, в конце концов, я чужестранка, ты уверен что твоя семья не будет против? — В ответ на это парень лишь издал гортанный звук, выражающий его раздражение. — Знаете, инструктор Ри, в вас есть то, что меня раздражает — вы много курите и никогда меня не слушаете, а еще часто рискуете жизнью и стараетесь вытрясти из нас всю душу на своем предмете, но вот твои поведение и воспитание, — он оставил горячий поцелуй на шее женщины. — меня более чем устраивают. — лицо Рины прояснилось и их губы вновь соединились. Пара была так увлечена друг другом, что абсолютно не заметила слегка помятую сонную фигурку в дверном проеме. — Господи, захотела поесть блин! Весь аппетит блять испортили, голубки сраные! — Ксюша скривилась и вышла из гостиной, оставляя их наедине и начала собираться в фамильное имение Шень, у нее была назначена встреча с главой китайской торговой палаты.       Насладившись друг другом, пара решила прогуляться по городу. Никаких пошлостей, предельно осторожно: как студент и преподаватель… Да, именно так. Они шли на небольшом расстоянии друг от друга, смотрели вперед и обсуждали возможности современной хирургии. У цветочной лавки Шань неожиданно остановился, чем прервал красочный рассказ женщины о том, как они пилили какому-то мужику ногу где-то на границе с Японией… — Рина, подожди секунду. — Что? — но парня уже не было видно, через несколько минут он вернулся с красивым букетом бордовых роз и вручил его зеленоглазой. — ДзюнШань, это… — Хозяйка сказала, что они символизируют страсть… — парень смущенно перебил русоволосую. — Спасибо, солнце. — Рина покраснела и ускорила шаг, пряча от карих глаз свою смущенную улыбку. — Шань, мне кажется или это… — женщина резко остановилась у одного из переулков. В нём, скрываясь от людских глаз, стояла пара, слишком уж знакомая. — Черт, с тобой только слежку устраивать, ты еще вплотную к ним подойди! — она резко дернула молодого человека за рукав, тем самым утаскивая его за угол, где пряталась сама. Гу ЯнДжень крепко держал Се Сян за руку, влюбленно смотря на девушку, он аккуратно обхватил её талию, притягивая ближе. Парень склонился над китаянкой, заглядывая той в глаза, а потом его губы мягко накрыли её. Растерянная девушка замерла, но только на секунду, потом она привстала на носочки и обняла его за шею. В этот момент Морозовой показалось, что они с Шанем наблюдают за чем-то слишком интимным и зеленоглазая, взяв его за руку, двинулась вперед. Они гуляли по извилистым улицам Феньяня до позднего вечера, после чего ДзюнШань проводил девушку и уехал домой. На душе было удивительно легко, все то напряжение, которое копилось в нем последние две недели окончательно покинуло разум.       Родное поместье встретило непривычным оживлением, Джин пересчитывал бойцов, а у главного входа стояла еще одна машина. Внутри, на первый взгляд, все было тихо, и младший Шень уже собирался подняться в свою комнату, когда услышал отрывки разговоров, исходящие из кабинета его брата. В другой ситуации он не стал бы подслушивать, но услышав знакомый женский голос — замер. — Госпожа Ша, ты в край спятила, посылать свою подругу на это задание, а если бы она погибла?! — С чего бы Вам, господин Шень, о таком беспокоиться? — Зачем ты вообще полезла во всю эту волокиту с японцами? Жить надоело? — Это политика, Тинбай, ты думаешь, я не знаю, как ты дела ведешь? Не вам меня учить, председатель! — Да, но я посылаю наемников, а ты свою подругу! — Она не просто моя подруга, она профессиональный военный! Да и послать одну незаметную девушку более разумно, нежели целый взвод мужиков, не думаешь? — Не думаю! Кем бы она ни была, её любит мой брат! А если бы Джина не было рядом, что было бы тогда? А я тебе скажу — она бы не вернулась! — Тогда я пришла бы лично и перерезала бы глотки всем поголовно! — Сю, о чем ты говоришь?! Вот почему женщинам нет места в политике! — Ты меня сейчас дурой назвал? — Да, твоей подруге прострелили бедро, нанесли кучу ножевых, а ты все еще продолжаешь говорить о том, что поступила правильно, неужели так сложно принять свою ошибку?! — Она добыла нужную нам информацию. Разговор окончен, и постарайся не болтать об этом своему брату! — Но было уже поздно, машина младшего Шень на всех парах неслась к дому Морозовой. Парень без стука ворвался в комнату русской, застав ту у туалетного столика. — Шань, что-то случилось, почему ты вернулся? — такое резкое появление заставило женщину вздрогнуть. — Ты соврала. — Что? — Тебя не было чертовы две недели, а потом ты соврала о том что болела! — Шань, я… — Ты могла умереть, а мне сказала, что простудилась, ты считаешь это нормальным?! — Во-первых, да, я соврала, а во-вторых. — Рина, нет никаких «Во-вторых», как я могу быть спокоен, зная что ты мне врешь! — Да что ты заладил, врешь-врешь, почему я вообще должна отчитываться перед мальчишкой?! — Мальчишкой? Я думал, что небезразличен тебе, а так да, ты права, перед мальчишкой ты отчитываться не должна! — Шань, я не это имела в виду! Ты понимаешь, я — военнослужащий, это моя работа! — Нет, не понимаю, Рина, я не понимаю почему та, кого я люблю врет мне! — молодой человек одарил русскую тяжелым взглядом и ушел. Женщина села на кровать и зарылась пальцами в волосы обреченно выдохнув.

***

      Последние дни учебы тянулись слишком долго, многие студенты, которым посчастливилось закрыть все долги, начали разъезжаться по домам. Вот и сегодня, получив заветный «зачет» по полевой медицине, радостный Дзы Дзынь собирал чемоданы. У Морозовой в должниках остались всего лишь десять человек, что не могло не радовать женщину, вот только одним из них был Шань, с которым они не разговаривали с того самого вечера. За эти дни зеленоглазая превратилась в ходячий комок нервов, она заметно осунулась, а под глазами залегли тени. ДзюнШань последнее время тоже чувствовал себя не лучшим образом, но убийственные тренировки инструктора Лу помогали отвлечься, его душу травило то, насколько плохо выглядела русская, однако обида и гордость не давали парню сделать первый шаг. Он был мудр и рассудителен во всем, что не касалось Морозовой, за эти дни молодой человек осознал, что его чувства к Се Сян были лишь мимолетным увлечением, искренними являлись те что уже несколько дней выжигали его изнутри… — Студент Шень, вы-таки соизволили явиться и закрыть долг по моей дисциплине? — Рина старалась держаться отстраненной…и не смотреть на него. — И вам доброго вечера, инструктор Ри. — Хочу услышать от тебя порядок процессов, приводящих к образованию тромба. Шань усмехнулся, он ждал этого вопроса и без труда ответил. В зачетном листе красовался «высший балл», а впереди намечалась перспектива весело провести каникулы с семьёй, но хотел ли он этого? Терзаемый сомнениями, брюнет встал и направился к выходу, но его остановили тонкие женские руки, сомкнувшиеся кольцом на его животе… Прижавшись к спине молодого человека, Рина замерла, обдумывая, что же ей стоит сказать… — Прости меня, Солнце, я была не права. Я должна была доверять тебе, предупредить, но я боялась твоей реакции, ты бы волновался или, еще хуже, полез следом… Младший Шень медленно накрыл руки женщины своими, он развернулся к ней и обнял русоволосую. — И ты меня прости, я был слишком резок в тот вечер… — Я слышала, Дзынь уехал сегодня, не хочешь…переночевать в моей комнате…я всегда встаю за час до подъема и могу разбудить тебя… — Неожиданно для себя русская залилась краской, все еще боясь посмотреть в глаза любимому. — Хорошо, я зайду после ужина… — Дверь будет открытой…

***

      Катя не находила себе места, за последний час она трижды обошла комнату по периметру, прибралась, спрятала колоссальные запасы вина, расставленного по всему помещению и трижды переоделась. В итоге женщина лишь села на кровать, попутно ругая себя за детское предвкушение, и приняла стратегическое решение пойти в душ.       Шаню удалось незамеченным покинуть студенческий этаж общежития и сейчас он, в легком волнении, шел в комнату Рины. Помещение встретило его приглушенным светом, ароматом её духов и абсолютной пустотой. На кровати лежала записка, сообщающая о том, что женщина ушла в душ. Это уверенности не прибавило. Парень опустился на постель и неспешно огляделся. Комната была похожа на его собственную, только стол был завален кипами бумаг и стопками книг о медицине, а две кровати сдвинуты вместе, из размышлений его вырвал звук приближающихся шагов, эхом проносящийся по коридору. Младший Шень вскочил со своего места, как ошпаренный, он судорожно огляделся, ища, где лучше всего можно спрятаться. Взор его пал на дверь в туалет, туда юноша и направился, оказавшись в маленьком пространстве он закрыл дверь и сполз по ней на пол, затаив дыхание. Входная дверь скрипнула…       Изначально Лу хотел отложить момент передачи каких-то там документов на завтрашнее утро, но ШуТин почему-то крайне настаивал. Рина жила в отдалении от всех инструкторов, ей, как женщине, выделили целый этаж. Комната номер 119 оказалась открытой и Лу зашел внутрь, помещение пустовало. Сначала мужчина хотел уйти, но все же решил дождаться хозяйку. Женщина застала его на полпути к двери в уборную, за которой, молясь всем известным ему богам, прятался Шань, тем самым спасая свою репутацию и жизнь студента. — Лу? Что ты тут делаешь? — Рина я… — увидев внешний вид коллеги мужчина запнулся. — ШуТин просил передать. — Он всучил ей очередную папку с документами. — Я, пожалуй, пойду, доброй ночи, инструктор Ри! — До завтра, Лу. — Женщина проводила его взглядом и повернулась к двери. — Выходи, Шань, инквизитор ушел. Из-за двери медленно высунулась голова, осматриваясь. Тем временем русоволосая провернула ключ в замочной скважине, отделяя их от остального мира, и поймала на себе тяжелый взгляд. Спустя секунду её шею опалило горячим дыханием, а на талию легли сильные руки. — Инструктор Ри, кажется, я уже говорил вам не разгуливать в этом по академии, слишком откровенно… — Кареглазый с силой сжал ягодицу девушки, прижимая её к себе и выбивая из груди тихий стон. — Студент Шень, кажется, если бы вы вели себя пристойно, мне бы не пришлось разгуливать по академии в таком виде. — Катя выгнулась, подчиняясь властным рукам и позволила оторвать себя от земли, скрестив ноги за спиной своего мужчины… Их губы трепетно встретились, грубо сминая друг друга, а языки сплелись, устраивая борьбу за первенство. Тела опустились на кровать, отдаваясь во власть ночи…
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.