Нужна ли Королю империя?

Джен
NC-17
В процессе
1786
автор
Parnzivall бета
Размер:
300 страниц, 45 частей
Описание:
Жизнь и обманы Артаса Менетила - третьего ребенка Теренаса Менетила, талантливого мага и ушлого лжеца, пытающегося спасти мир от опасностей встречающихся на каждом шагу. Начиная от демонов Пылающего легиона и заканчивая вышедшими из под контроля механогномами.
Посвящение:
Маленькой кампании тараканов в моей голове. Именно они генерируют идеи.
Примечания автора:
Жизнь и злоключения второго сына Великого в мире военного ремесла.
И снова серый персонаж пытающийся использовать все что можно для того, чтобы защитить то что ему дорого.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1786 Нравится 996 Отзывы 561 В сборник Скачать

Глава 38.

Настройки текста
      Легкий лязг доспехов заставил руку эльфийки замереть, не доведя цепочку жестов до логического конца, в результате чего вся накопленная магия, нужная для активации заклятия, рассеялась, создавая слабый порыв ветра, развивающий дорогие одежды и волосы волшебницы.       — Повелитель. — склонилась перед Менетилом девушка, пожирая взглядом блондина. Искорки преклонения в ее глазах были все так же сильны, как и прежде.       — Лана’тель. — глава сан’лейн нутром ощутила, как его воля бережно стиснула обитыми бархатом тисками ее душу и разум, от чего обращенная едва сумела сдержать дрожь. Нежная, не подавляющая, а напротив поддерживающая сила обратила свое пристальное внимание на эльфийку, наблюдая за каждой ее мыслью и движением. Но это не вызывало недовольства, нет, такой пригляд многим показался бы ужасным, уничтожающим само понятие «свободы воли», но не им — подданным Короля Мертвых. Все они, находящиеся под его эгидой, под вечным присмотром непреодолимой силы — знали, что их воля свободна, каждая их мысль рождена их разумом, их воображением и знаниями.       Каждый служит ему по своей воле — объединённые одной целью.       И каждая ее мысль слышна Королю, заставляя его губы изогнуться в едва заметной тени улыбки.       — Как проходят твои изыскания? — пройдя мимо красноглазой девушки, взглянул на обширные загоны полуэльф.       — Все прекрасно, господин. — встала по правую руку, чуть позади Лана’тель, незаметным жестом приказывая подчинённым возвращаться к работе. — Эксперименты с магией крови дали свои плоды и мы уже начали выращивать улучшенный скот, дающий не только в разы больше полезных ресурсов, и потребляющих на порядок меньше пищи для роста, но и обладающих превосходящей все разумные пределы мышечной массой. Потомство Синтарии и Нефариана не будет испытывать нужды в питании.       Довольно кивнувший Артас продолжал рассматривать «чудовищ», прокормить одно из которых мог и один маленький луг, но дающих при этом столько мяса и прочих ресурсов, что можно спокойно прокормить несколько семей. А таких уже созревает не одна сотня.       — Что со второй стадией? — Король Лич давно озаботился решением вопроса прокормления живой силы своей армии и подопытных, естественно делегировав права решения этой задачи компетентным личностям, сам же лишь периодически проверяя готовность.       — Переданные вами знания друидизма были успешно… дополнены нашими экспериментальными выкладками в магии крови. В результате последних экспериментов мы смогли вывести растение неопределенного вида, обладающее качественно большей энергетической ценностью, чем все известные нам корма. Дальнейшие изыскания не выявили появление мутаций при потреблении «коровами» новой пищи. — говорила, словно зачитывая доклад, сан’лейн. — Первая специальная партия корма уже скармливается первой же партии «драконьего корма».       Замолчавшая эльфийка пусть и не смотрела на мага, но ощутимое благодаря связи Шлема Господства ожидание некромант мог буквально «пощупать», столь сильна была эмоция.       И похвалить ее было за что, Лана’тель внесла огромный вклад в развитие магии крови и особой модификации друидизма. Не зря в свое время она считалась самой перспективной волшебницей Луносвета, жаль сгубила её жажда свободы исследований.       Какая ирония.       Уже отчетливо изогнувший губы в улыбке Артас слегка повернул голову к эльфийке, наполняя ее разум собственной эмоцией довольства. Подобный ответ был куда ощутимей, чем тысячи слов похвалы.       Ведь что может быть лучше чистых эмоций?       Щеки Кровавой Королевы, как ее уже успели окрестить остальные сан’лейн, потемнели, несмотря на нынешнюю форму бытия, ведь ритуал обращения в высшую нежить, через который она и другие прошли, сохранил в их полных тьмы и смерти телах извращённое подобие жизни, давая возможность и дальше не терять «краски бытия».       Полыхнувшая кристально чистыми, ничем незамутнёнными положительными эмоциями Лана’таль была готова вспорхнуть над землей, что было вполне осуществимо с ее-то уровнем сил и знаний, но девушка сумела удержать себя в руках и глубоко вдохнув, привела себя в порядок.       — Повелитель… — командир сан’лейн развернулась и слегка поклонилась. — Моя работа завершена, дальнейшее требует лишь редкого пригляда. Мои подчиненные в силах продолжать без меня. — намек в голосе был слишком явен.       — У меня для тебя задание. Собери самых способных сан’лейн, мы выступаем в Эльдре’Талас. — кивнув самому себе после завершения поверхностного осмотра памяти бывшей эльфийки ответил маг.       — Забытый город. — выдохнула Лана’тель. Она знала из архивов о древней библиотеке, которую создала каста высокорожденных Шен’Дралар, боготворивших Азшару и готовых на все ради удовлетворения любых её, даже самых абсурдных, прихотей.       Прозванные «томящимися» сотворили с помощью сокровенных знаний арканной магии величественный город, что стал вместилищем всех знаний собранных королевой древней сгинувшей империи. Но город долгие тысячелетия после раскола считался утерянным, низвергнутым в темные глубины океана, бездонные воды которого похоронили все фолианты вместе с хранителями.       — Как… как вы нашли его? — глаза эльфийки загорелись в ожидании.       — Душа древнего эльфа и отправленные на разведку тени. — ложь легко сорвалась с языка принца Лордерона, но и ложью она была лишь на половину, все же тени действительно искали вход в город и нашли его, пусть не углубляясь вглубь поселения, дабы не вызвать переполох. Мало ли способов у древних эльфов почувствовать тёмные души.       — Я сейчас же займусь подготовкой к экспедиции и захвату. — воодушевлённая перспективами девушка едва удерживала себя на месте. — Что… что с местными жителями?       — Вот именно для решения этого вопроса я тебя и беру, — жестом приказал следовать за собой некромант. — Все живые жители города должны быть мягко обезврежены. Сохранность разума не обязательна. Нужно лишь живое тело. — пусть он и мог вновь вдохнуть жизнь в мертвого, но не горел желанием тратить на подобное воскрешение время и силы, потому сразу обозначил приоритеты. — Если мягко не получится — враг оказался слишком сильным — устранить. — Менетил взглянул в глаза подчиненной, которая не смела даже моргать. — Я не хочу жертвовать вами.       Одна простая фраза, говорить которую было даже не нужно, ведь приказы все равно будут выполнены безукоризненно, но какова реакция. Разум эльфийки забурлил от переполняемых её эмоций. Казалось, они могли принять материальную форму.       — Я вас поняла. — склонилась в глубоком поклоне Лана’тель, с благоговением смотря в глаза своему повелителю. — Любой ваш приказ мы выполним идеально… я выполню.       Легкий жест рукой и девушка удалилась подготавливать свой отряд, провожаемая нечитаемым взглядом полуэльфа.       «Свобода воли. Свобода выбора. Как порой забавно сплетаются нити судьбы» — покачал головой некромант, на ходу размышляя о той воле, его воле, которой следует Плеть и каждый отдельный ее представитель.       

***

      Алые глаза сверкнули во тьме джунглей. Фигура, сокрытая тьмой, незаметная даже при прямом освещении луной, скользила меж стволов исполинских деревьев, окружающих руины некогда одного из самых прекрасных городов высокорожденных, который мог посоперничать со столицей. Но все это было в прошлом, так же, как сама империя.       Беззвучно ступая по сочной зеленой траве, тень все ближе и ближе приближалась к разрушенной части стены. Ей удалось даже не потревожить охотящуюся пантеру, взявшую след, так же как ее будущую жертву.       И вот та самая заветная трещина, просочиться сквозь которую мог всякий, даже не самый щуплый орк. Замершая напротив нее фигура сделала легкий пас рукой, давая сигнал таким же невидимым союзникам появиться рядом.       «Талдарам, — бывшие эльфы услышали голос своей Кровавой Королевы, звучащий в головах. — Твоя задача разведать обстановку в северном районе. Валанар — запад. Оттуда исходит демонический запашок, ощутимый нашими тенями, проверь и выйди на связь. Келесет — север» — Лана’тель выделила каждому по пять сан’лейн, вполне способных помериться силой с далеко неслабым паладином.       Готовые исполнять приказ мракопадшие, или в простонародье эльфы-вампиры, смело вошли в город, ловко минуя патрули редких огров и сатиров. Как ни странно, но эльфов было меньшинство, и те ощущались не как хозяева города, а скорее вынужденные постояльцы.       Разделенная на три части группа мертвецов смело осматривала каждый закоулок развалин, запоминая все что можно, отмечая детали.       Первым к месту своего назначения прибыл Талдарам. Мастер крови приказал остальным рассредоточиться и начать осмотр помещений и территорий, и своему удовольствию довольно быстро нашел главный источник проблем этой части города.       Вокруг взметнувшегося ввысь костра плясали десятки сатиров, творя какую-то свою ритуальную магию, но смысл происходящего ускользал от наблюдавших мракопадших, потому, здраво рассудив, Талдарам приказал готовить ловушку, захлопнуть которую нужно сразу, как последний кровавый символ будет нанесен на стены, замыкая круг.       В то время как подчиненные создавали капкан, сам эльф изучал происходящее и с удивлением отметил, как осквернённое магией сатиров древо порождало несколько десятков мелких древнев, быстро принявшихся разбредаться по округе, ведомые, как предполагал сан’лейн самым сильным и огромным сатиром.       Спустя полчаса эльф ощутил, как последний символ в цепочке рун был нанесен на стены, захлопывая пространство от потоков магии и окружающего мира, не давая никому вовне понять, что происходит внутри. Даже сам купол, разработанный Лана’тель, был настолько тонко настроен, что практически не ощущался, если не знать, что именно и где искать.       Ощутили перемены и сатиры с древнями, отрезанные от омывающих их свободных потоков энергий, они всполошились и, прекратив ритуалы полные не только танцев, но и иных, не самых морально правильных поступков, принялись искать источник проблем.       Талдарам не желая тратить время и давать врагу поблажки, мгновенно активировал ловушку, руны которой засветились алым и принялись впитывать магию находящихся внутри. Кроме самих мракопадших, сила которых иммунна к собственным фокусам.       Быстрый отток магии был эффективен и вскоре, неспособные колдовать искаженные эльфы были оперативно скручены шестью вампирами и погружены в глубокий сон.       Примерно в это же время нашел плененного демона Валанар, и, обезвредив охрану которого принялся осматривать магические путы, призванные выкачивать магию.       «Госпожа. — ментальная связь между Королевой и слугой была установленная мгновенно. — Демон найден и очень слаб. — эльф позволил Лана’тель видеть собственными глазами, чтобы понять о каком именно демоне шла речь. — Стража мягко устранена, что делать с демоном?».       Размышляла эльфийка не долго, ведь рядом с ней был её король, давший заранее все нужные приказы.       «Убить». — поняв, что вытянуть из монстра ничего кроме магии не выйдет, ведь разум его был подобен животному, приказала сан’лейн.       Внявший сказанному вампир создал алое лезвие и медленно направился прямиком к голове демона, в то же время его подчиненные устраняли получивших от одного не спешившего умирать даже с перерезанной глоткой эльфа-мага сигнал тревоги.       Демон, уставший от постоянного выкачивания магии мог лишь провожать своими глазами алое лезвие, приближающееся, словно в замедленной съемке к его шее. Миг и зеленая от Скверны кровь хлынула на каменный пол древнего города, прерывая мучения, длящиеся многие тысячи лет. А багровое пламя сметает последние следы пребывания здесь демона, не оставляя даже праха.       «Госпожа…» — обратился к Лана’тель эльф, но в тот момент, когда мысли уже хотели передать следующую весть, он был остановлен громогласным криком.       Из-за угла, быстро, но, не теряя элегантности и высокомерия, вышел высокий и статный эльф, глаза которого пылали зеленым, намекая на перманентное использование энергии выкачанной из демона.       — Какая дерзость. — с шелестом его меч покинул ножны и уставился остриём на вторженцев. — Жалкие шавки посмели нарушить покой моего города?       — Это правитель Эльдре’Таласа? — наблюдая за разворачивающимся действом через глаза мертвецов, спросила саму себя Кровавая Королева, не совсем понимая, как можно править подобным раздробленным городом.       — Ничтожество все еще цепляется за остатки своей власти. — наблюдая через те же глаза, что Лана’тель, обронил полуэльф, поглаживая гарду своего меча. — Фалрик, — повернул он голову к верному рыцарю смерти, облаченному в зачарованные доспехи созданные лучшими кузнецами Плети. — Келесет в северном районе встретил сопротивление местного населения. Достаточно сильное сопротивление. Проникнуть и зачистить.       Приложивший кулак к груди немертвый воин быстро скрылся во тьме леса, так же, как и последовавшие за ним рыцари.       — Огры? — удивленно спросила Лана’тель, не ожидавшая подобного, ведь появление этого вида в такой глуши — последнее чего можно было ожидать. — Неудивительно, что Келесет ушел в глубокую защиту, его стезя магия, не меч. — девушка поморщилась от воспоминаний о высокой природной магической защите огров, способных пережить воздействие множества заклинаний. Даже пламя, созданное с помощью магии, не могло мгновенно нанести им урон. А льдом бывший эльф управлялся не на достаточном уровне, чтобы создать смертоносный ледяной снаряд.       — Они выстоят. Это племя все равно никому не нужно. — вернулся к наблюдению за поединком Валанара и правителя Эльдре’Таласа Артас.       Жадно держащийся руками за последние осколки былого величия эльф тщетно оттягивал момент собственной кончины, вытягивая из плененного демона магию по крупице, раздавая ту самым верным своим подданным, лишенным некогда подпитки от источника вечности. Подобное разделение быстро расслоило общество эльфов на касты: высшую — не испытывающую жажды магии и низшую — медленно превращающуюся в изголодавшихся и обезумевших эльфов.       Долго подобная тирания продолжалась, пока чаша терпения народа жаждущего утоления магического голода не переполнилась, и они не решились на бунт. Жаль, что к моменту их победоносного шествия к дворцу правителя, в стены города начали «стучаться» огры, быстро захватившие часть древней столицы знаний и убившие большую часть бунтующих. Отбивать захваченное у принца не было ни сил, ни ресурсов. А после пришли сатиры, откусившие от «пирога» еще кусок и осквернившие источник древней-защитников.       Битвы за власть между тремя сторонами продолжались многие годы, пока не установился паритет, нарушать который не хотел даже тупоголовый король племени огров.       Откуда Менетил знал все подробности? Все просто, победа Валанара над откровенно заржавевшим и позабывшим свое благородное прошлое правителем Эльдре’Таласа была предрешена. Древний эльф уподобился паразиту, принявшись вытягивать губительную магию из демона и деградировал. Он, по мнению Лана’тель, не был достоин обращения в воина Плети, подобные ему, ставшие «существами», должны стать простым сырьем — расходным материалом в экспериментах.       И Менетил, взращённый Теренасом и впитавший с молоком матери заветы настоящего правителя, был согласен. Артас видел в памяти эльфа всю совершенную им мерзость, по отношению к собственному народу. Как бы лицемерно это не звучало из уст человека принесшего в жертву собственным магическим изысканиям жителей своего же королевства.       Но была между ними существенная разница. Некромант совершал зло ради спасения всего мира, готовый принести в жертву сотню, чтобы спасти тысячу, многие тысячи, чтобы спасти миллионы, в то же время правитель Эльдре’Таласа спасал лишь собственную шкуру, до дрожи в коленях боясь смерти.       Зло во благо всех — вот то, что отличает Артаса Менетила от остальных. Он готов стать чудовищем и положить на алтарь победы свою человечность.       Тускло сверкающая, лишенная сил и магии душа правителя эльфийского некогда легендарного города пульсировала на ладони полуэльфа. Маг вытянул из разума побежденного все, что хотел знать и теперь с отвращением, четко читаемом на обычно лишенном подобных эмоций лице, смотрел на одного из самых омерзительных существ в своей жизни.       «Правитель должен ставить во главу угла благополучие собственного народа, полагаясь на силу и мудрость. — пронеслась в голове блондина произнесенная когда-то давно его отцом фраза. — Ведь короли не правят вечно, сын мой, но оставляют после себя своё наследие — страну, созданную и развиваемую ими. По оставленному тобою наследию тебя и будут судить потомки». — пальцы некроманта медленно сжимались, сдавливая начавшую биться от окружающей ее тьмы душу. Едкая, всепожирающая тьма, бездной именуемая, запустила свои щупальца глубоко в саму суть души эльфа, поглощая его память и разум, стирая все то, что делало принца Тортелдрина личностью.       Густая, словно мед тьма медленно капала на траву с руки мага, кулак которого сжался полностью. Душа же принца исчезла, поглощенная тьмой и не способная пройти в Темные земли и переродиться.       — Жалкий конец для жалкого правителя. — стряхнул остатки бездны с перчатки Менетил, входя в захваченный город, полный душ погибших при расколе и после него эльфов, не способных уйти на тот свет и вынужденных вечно наблюдать за тем, как их потомки деградируют.       Его ждет библиотека самой Азшары.       

***

      — Дядя Ариус! — весело крича, бежал через королевский парк маленький Андуин, прыгая в руки короля Лордерона.       — Эхе-хей! — немного покрутился вокруг своей оси паладин, крепко, но нежно держа в руках ребенка. — Ты опять сбежал с занятий? — строго, насколько ему позволяло настроение и отношение к наследнику Штормграда, поинтересовался Ариус, но не удержал лицо серьезным и хмыкнул, усадив парня на изгиб локтя.       — Но там скучно. — заунывно начал блондин, давя на своего дядю милотой. — Тетя Катрана и то лучше рассказывает, чем старая Мередит.       — Ты должен знать науки, Андуин. — поднял палец свободной руки в важном жесте король. — Все мы через это прошли. — он заметил краем глаз, как из-за деревьев за ними наблюдает недавно упомянутая девушка. Но решил пока не обращать на нее внимания, раз она сама не подходит. — Так что с тобой делать, м?       — Ну-у, — задумался над ответом маленький Ринн, — Научить использовать Свет! Я… я тоже хочу лечить людей и спасать жизни! Как ты!       Ненадолго перед глазами Менетила всплыла картина прошлого. Как он сам стоял перед Утером и с полными уверенности глазами буравил паладина серьезным взглядом, впрочем сам мужчина не испытывал в этой ситуации ничего кроме плохо скрываемого веселья.       — Я хочу стать паладином! Буду разить врага Светом! — насколько серьезно мог быть ребенок его возраста, молвил тогда еще принц.       — Свет нужен не только для атаки, молодой человек. — искорки веселья не утихали в глазах Светоносного.       — Тогда… — задохнулся от излишне глубокого вдоха Ариус. — Я буду еще и лечить! Всех своих подданных! Чтобы никто не страдал…       Он навсегда запомнил тот день, ведь именно тогда Утер усадил его на плечо и пошел к Теренасу, чтобы лично просить об ученичестве. Ведь даже в том возрасте видел, как сам Свет бурлил в душе принца от каждого уверенного слова и обещания.       Ариус задумчиво проводил взглядом бегающего по поляне Андуина, пытающегося поймать хоть одного неуловимого маназмея, созданного давным-давно Руаеной и Амаей. Пока безрезультатно.       Парень очень сильно напоминал ему его самого. Да что там, если бы не точная уверенность в отцовстве Вариана, Менетил сам бы принялся строить самые безумные теории.       — Леди Престор. — не оборачиваясь, сказал король, ощутив приближение девушки. — Вы уже давно не сводите глаз с нашей компании.       — Следить за подопечным мой долг и обязанность. — присела в соседнее кресло в беседке брюнетка. — Вы с ним быстро нашли общий язык. Словно братья или отец с с…       — Полно вам, — прервал Катрану паладин, тоном голоса намекая, что продолжение фразы будет очень неуместно. — Я помню его еще младенцем, когда его мать Тиффин передавала мне его на руки. — Менетил прогрузился в воспоминания, когда прибыл к моменту рождения наследника Штормграда.       Тогда Вариан, снедаемый волнением не мог успокоиться и мерил шагами коридор рядом с комнатой роженицы. Пусть они с женой когда-то не могли терпеть друг друга, цапаясь, словно кошка с собакой и часто уходили в город на прогулки в одиночку, чтобы очистить голову, но все это в прошлом. Теперь, после долгих месяцев проведенных вместе, они смогли увидеть то, что их объединило и помогло появиться ребенку на свет.       И он, как лучший друг Вариана всегда был рядом с ним, чтобы поддержать. И именно поэтому часто наведывался в столицу союзного королевства.       Теперь же плод любви пропавшего друга и его покойной жены весело бегает по парку, пытаясь поймать магическую тварюшку, верткую, словно рыба в воде.       — Прошу прощения, если обидела. — извинилась Перстор. — И говорила, давайте наконец перейдем на «ты». — она шутливо грозно глянула на короля, в ответ получив не менее веселый смешок.       — Хорошо, хорошо, — поднял руки в жесте капитуляции паладин. — Катрана. — имя легко скользнуло с его языка, к великому удивлению девушки вызывая в ее разуме непонятные эмоции, заставляющие мысленно нахмуриться. — Итак, вам что-то потребовалось от меня или Андуина?       — Нет. — перевела взгляд на ребенка дракон. — Как и говорила, пришла лишь приглядеть за ним, ни больше, ни меньше. Но раз вы настаиваете, — брови Престор опасно сблизились с переносицей. — Он слишком часто сбегает с уроков, если это не основы магии, преподаваемые мной или ваши заучивания молитв Свету. Андуин будущий король Штормграда, он обязан знать все что нужно. И не говорите мне о том что «он еще ребенок». Это не та ситуация.       — Я понимаю. — выдохнул прикрыв глаза Ариус. — Но не могу на него злиться. — он поднял веки и уставился на маленького Ринна. — Я поговорю с ним, он больше не убежит.       Катрана довольно кивнула.       Менетил медленно поднялся и, поправив одежду, быстро подошел к Андуину, присоединившись к его игре. Все же королю тоже нужен отдых.       До самого вечера продолжалось безудержное веселье, к которому позже присоединилась, привлеченная уговорами самого Ринна Катрана, пускающая разноцветные магические дуги или простенькие иллюзии.       — Кстати. — спохватился вспомнивший важную новость Ариус, привлекая внимание подопечного и Перстор. — Через недельку приезжает мой брат, — ты его не помнишь, но он тоже бывал в Штормгарде и хорошо знаком с твоим отцом и матерью. — от такого глаза Андуина предвкушающе заблестели, пусть глубоко внутри он опечалился упоминанию пропавшего отца и мертвой матери. — Он уже давно не возвращался, так что задержится надолго.       Король уже получил письма из Даларана и Луносвета, в которых гордые дочери Кул-Тираса и Кель’таласа объявляют о своем прибытии. Менетил не меньше маленького Ринна предвкушал встречу со своим братом, но по иным причинам, ведь ему всегда было весело наблюдать за тем, как Артас вертится словно уж, пытаясь увильнуть от расспросов матери и отца или Джайны и Сильваны.       — Это будет весело. — хохотнул Ариус, подхватывая рассмеявшегося Андуна на руки.       

***

      — Это просто издевательство какое-то. — выдохнул носом некромант, смотря на Великую Библиотеку самой Азшары. — Артефакты, фолианты, свитки… — дрожащая от сдерживаемых эмоций рука выхватила первый попавшийся свиток. — Бесполезный мусор. — чтобы сжечь тот в синем пламени.       После проверки воспоминаний о библиотеке и иных секретных хранилищах знаний у самого принца Тортелдрина, Артас узнал, что эльф уже давно не посещал их, наплевав на свои обязанности «хранителя». А вместе с ним наплевали и остальные, перестав поддерживать работоспособность зачарований, ведь высшая каста не хотела попросту тратить крохи доступной магии, а у низшей той вообще почти не было.       В результате время сделало свое черное дело, превратив пергамент и бумагу в истлевшее ничто. Конечно, можно было бы использовать темпоральную магию, но не для таких масштабов, ведь она сама по себе затратна. К тому же Ноздорму бдел и пресекал настолько масштабные воздействия на поток времени. Пусть и был шанс остаться незамеченным, Менетил не хотел рисковать понапрасну. Кто знает, что придет в голову дракону способному путешествовать во времени.       — Найти. Хоть что-то полезное. — процедил недовольный Артас и резко развернувшись, от чего полы его плаща взметнулись, направился к выходу. — Перерыть весь город, но найти все что можно. Пленных в Цитадель.       Ему самому еще предстояло промыть мозги пленникам, чтобы без опаски начать эксперименты. Ведь успехи Иллидана на поприще манипуляций над демонами можно назвать успешными. Это вселяет уверенность в проект, инициатором которого стал Предатель.       — Охотники на демонов. — покатал на языке название некромант. — Несмотря ни на что, ты Иллидан следуешь своей судьбе.
Примечания:
https://yoomoney.ru/to/410014893039678
410014893039678 Yandex. Money или как он ныне называется Yoomoney
Сбер: 2202 2016 3040 3349
На чай с печеньками.

Дальше будет глава, может две, об отдыхе гг дома и его взаимодействие и остальными персонажами. Развитие отношений с девушками будет присутствовать.

Ониксия-тян:
https://i.redd.it/r749n3lktpy41.jpg

Здесь был Бета
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты