Ослеплённые

Джен
NC-17
В процессе
24
автор
fildlf_ бета
Размер:
232 страницы, 21 часть
Описание:
"Как все пришло к этому?" - задаюсь я уже в который раз вопросом, оглядывая устланное мертвыми телами поле боя. Сколько бы не минуло веков, не прошло сражений, я все продолжаю вспоминать свою жизнь в кузнице со своим братом и грустно усмехаться тем мечтам о долгой беззаботной жизни.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 5 Отзывы 9 В сборник Скачать

Друг среди врагов

Настройки текста
Глава 16. Друг среди врагов. - Сосредоточься, - с трудом слышу я свои мысли сквозь уже привычную какофонию поля боя. – Иначе сдохнешь прямо здесь. Мое положение было бы куда проще, имей я возможность в полную силу использовать энергию. Даже с учетом того, что определенную её часть мне расходовать запрещено, без этого ранения мои руки не были бы связаны. - Акира, направляйся к арьергарду, с ними полевой врач, - отдает мне в комлинк приказ Айронхар аккурат с тем, как я высовываюсь из укрытия, чтобы разведать обстановку. - Запрашиваю прикрытие, - с этими словами я вылетаю на бегущих в мою сторону нескольких вехиконов. Мой же энергон меня выдал, хах? - Вон она! – один из них указывает на меня рукой. – Берем живьем! Приказ Лорда Мегатрона! - Тц, не самый удачный расклад… - я медленно встаю в стойку, завожу топорище бердыша за спину, - …для них. Рывок, сопровождаемый не проигнорированной до конца болью в правом бедре, неудовлетворительный для меня взмах оружием.Тело стоящего во главе отряда вехикона разделяется на две части.Попавший на лицо энергон слетает с него в тот же миг, как я проворачиваюсь на месте с выставленным бердышом. Образуется легкий вихрь не по моей воле. - Недостаточно чистые движения, - бормочу я, мельком оглядывая упавшие в результате моих действий тела. Я знаю, что могу атаковать лучше, чем было только что. Быстрый разворот и уклон от удара. В следующий момент я сношу голову очередному подбежавшему врагу. Остальные оказываются подстрелены кем-то с крыши. - Сейчас я сомневаюсь, насколько тебе нужно было прикрытие, - спрыгивает ко мне Металлмайт, на его броне уже подсыхает энергон предыдущих противников. – Сюда! Завернув за угол уже рушащегося здания, можно ощутить, насколько воздух тут свободнее от запахов пепла, энергона и злобы обоих сторон. - До арьергарда наших бежать около 8 минут при средней скорости бега, - рассуждает мое «прикрытие», просчитывая дальнейшие действия. – Даже с такой раной ты сможешь её развить. Другое дело, что нас замедлят выстрелы со всех сторон. Да и ты у них нарасхват, как я погляжу. - Целиться в меня вряд ли станут, - отсекаю я. – Тот отряд, что я прибила, намеревался взять меня в плен. Так что и сильные ранения мне наносить не осмелятся нанести, дабы не получить по макушке потом от большого М. - Пробежим через здания. Я сперва хочу возразить, но до меня быстро доходит его ход мыслей. Здания ходят из стороны в стороны из-за повреждения конструкций, десептиконы знают об этот как никто другой: сами же атаковали нас из пушек. Даже если заметят сигнал внутри здания, то вряд ли захотят так рисковать. Металлмайт же для их радаров пока остается незаметным, к тому же сможет создать нам дополнительную опору в случае обвала. Да и всяко это безопаснее, чем бежать под шквалом выстрелов. - Акира арьергарду, ожидайте, - кротко бросив по рации, сосредотачиваюсь на маневрировании в помещениях. - ОСТОРОЖНО! – притянув меня к себе, Металлмайтотскакивает за едва пройденную нами стену и хватается за нее рукой. Несколько секунд грохота падающих полок и битой техники. Чей-то болезненный кашель. - Это только что был… Тандер? – мы заглядываем в комнату, где нас только что не задавило. – Дружище, ты как тут оказался? Ты же должен быть в правом крыле авангарда. - Уже без разницы, - мягко улыбнувшись, он поднимает голову. Одна нога раздроблена почти до середины голени, шлем сильно поцарапан едва ли не до энергонных сосудов. При столкновении с врагами у него не будет шансов. – Я слишком сильно поврежден, я лишь вас замедлю, уходите. - Еще чего! - Тебе велено было защищать Акиру, упрямый ты идиот. Сам же гордо заявил. Металлмайт замирает, его опущенные глаза судорожно мечутся из стороны в сторону, взгляд словно проходит сквозь предметы. - Понесешь его на плече, я вас прикрою, - произношу я. Я Тандера не подниму – слишком большой в сравнении со мной, но боеспособность у меня еще осталась. - Это опасно для вас! - начинает раненый отпираться. – Я все равно уже не жилец, так что просто… - Не тебе решать, когда отправишься на тот свет, - фраза выходит холодной, но сейчас это и не важно: посыл он понял бы в любом случае. На поле боя не до придачи выражениям эмоциональной окраски. – Так что замолкни и дай себя донести. Шаги в коридоре лишают Тандера возможности продолжить спор. Продолжим тратить время - все тут поляжем. Металлмайт быстро его подхватывает и, создав баррикаду при помощи своих алхимических способностей, начинает бежать чуть сбоку и позади меня. Я же ветром сметаю остатки мебели, чтобы преградить врагам путь и выиграть немного времени. По телу проходит волна терпимой для меня боли. - Вам с ранением лучше воздержаться от использования алхимии, - начинает причитать наш пациент. Вот как Рэтчет, Праймуса ради… - Знаете же, что в ход вместо энергии может пойти энергон в такой ситуации. Организму без разницы, что отдать взамен за создание нужного эффекта. - Я учту твое замечание, - я решаю дипломатично уйти от конфликта, поскольку обвинить его в том, что беспокоится за правую руку своего командира, будет глупо, да и не до споров в данной ситуации. Сперва его нужно донести в арьергард, к полевому врачу. В следующий миг нам приходится затормозить: часть здания, дававшая нам путь к лестнице, вместе с ней и обвалилась. В западне. - Ты сможешь обрушить часть здания позади нас? - Акира, тогда все здание рухнет! – как у него с раздробленной ногой хватает сил спорить? - Слушаюсь, - коротко бросает Металлмайт. Здание начинает дрожать. Я создаю вокруг нас вихрь, чтобы аккуратнее опустить, когда начнем падать. Спускаемся прямо перед носом вехиконов. Везет, что их легко переиграть. - Отсюда уже легче добраться, идем, - кивнув головой, чтобы указать нужное направление, я выбегаю в другой переулок. Эти двое за мной, могу понять это по их шагам. Спасли. Мы его все-таки спасли… В отражении брони своих сослуживцев замечаю летящую в мою сторону со спины фигуру. - Сза-..! – я огреваю смелого вехикона по шее рукоятью бердыша, выбив из равновесия, и пронзаю рукой грудь быстрее, чем меня предупреждают о нем. - -д-ди… Злобно осматриваю вехиконов. Их, конечно, просто так тренируют буквально с конвейера убивать врагов. Но как же сильно я презираю десептиконов. Каждого. Вехиконы под давлением взгляда отшатываются назад. - Передайте своему главнокомандующему, - начинает кричать им Металлмайт, - что такая участь ожидает каждого, кто глупо осмелится на нее бросаться, особо уверенный в своих силах! - Какой ерундой ты занимаешься, - поворачиваюсь я к нему спокойно. – Не трать время на них. Уходим. Вскоре мы добираемся до арьергарда, по пути нейтрализовав еще пару-тройку отрядов вехиконов.

***

- Ты, надеюсь, понимаешь, насколько это было опрометчиво с твоей стороны? – отчитывает меня Айронхар, пока Инсерта заделывает менее серьезные раны, полученные после визита в арьергард. – Решила спасать того, кто с большой вероятностью бы скончался от потери энергона, но при этом себя поставила под угрозу, используя свою энергию при наличии открытых ран? - Разве в итоге его не спасли, командующий Айронхар? – бросаю я, не изменившись в лице. – Как я полагаю, тогда риск можно считать оправданным. - Да, но… - он несколько раз открывает рот, но так ничего и не произносит, и лишь раздраженно вздыхает, нахмурив брови. – Порой ты невыносима. - А тем временем, - Инсерта встает, давая нам обоим взглянуть на результат её работы, - готово. Я бы тебе порекомендовала быть аккуратнее. В конце концов, ты лишь относительно недавно оправилась от последнего всплеска энергии. - В таком случае, вынужден удалиться, - когда он отворачивается, я начинаю рукой имитировать остальные его слова. – И Акира, не дай Бог я увижу тебя в тренировочном зале или на полигоне. Прислушиваюсь к шагам за дверью. - Все, можешь смеяться, - отчеканиваю я, хоть Инсерта уже подавила порыв. - А ты смелая, так себя вести с Айронхаром, - по-дружески делает она мне замечание. - Страшнее того, что со мной случалось, я уже вряд ли увижу. Да и не такой он строгий и жестокий, как вы все думаете. - Но в том, что от тренировки тебе стоит воздержаться, он прав. Хотя кого я обманываю… - Обещаю не изматывать себя слишком сильно, - поднимаю я руку, понимая на задворках сознания, что она все равно мне вряд ли поверит. - Вот об этом я и говорю. Ты неисправима. - За три века уже можно было привыкнуть, - я медленно встаю и разминаю уставшие после долгого сидения плечи. - Это да, но я не могу перестать даже при этом за тебя беспокоиться, знаешь ли, - она вздыхает. - На самом деле мы в этом с тобой похожи, - подмечаю я все тем же сдержанным тоном. – Так что постоянные замечания друг другу о том, что надо жалеть свое здоровье, немного комичны. - Мы с тобой слишком упрямые, когда это касается достижения наших целей, Акира. Ты отчаянно хочешь стать сильнее, я же помочь нашим солдатам. - Откуда такое рвение? – лишь сейчас я замечаю, что не спрашивала её об этом. – Я помню, как тяжело тебе давались первые годы войны. Почему ты не покинула планету, не пошла по пути меньшего сопротивления? - Ну… честно говоря, сперва мне действительно хотелось так поступить, но на первые несколько волн я не успела. А потом пришла ты со своим желанием внести свой вклад в войну, взяла и меня вдохновила. - Это каким образом я на тебя вообще так подействовала вообще? С моей в основном каменной физиономией к тому моменту, - фыркаю я. - Ты забыла, при каких обстоятельствах происходил твой перевод? К тому же ну тебя, не такая ты каменная, как говоришь. Сдержанная, но никак не каменная. - Иди отдыхать лучше, - с улыбкой я прописываю ей щелбан. – Если что, скажи Айронхару, что я пошла дышать свежим воздухом. - Ты серьезно пойдешь на крышу тренироваться? – потирая лоб, провожает она меня взглядом. – Бурю же обещали. - Какая разница, половина битв в условиях бурь проходит. - Помни, ты обещала не изматывать себя. Чтобы когда я приду в казарму, ты лежала уже на койке и спала сладким сном. - Посмотрим, - произношу я, зная, что последнее условие едва возможно будет выполнить. За прошедший месяц после действия той компашки все, как кажется на первый взгляд, утихло и постепенно возвращается на круги своя. И в какой-то степени это действительно так: они больше ни разу не появлялись ни на наших базах, ни в моей голове. Все же их действия оставили теперь уже несмываемый след. Появившемуся еще одному воплощению меня, не связанным со стражем, нужно было обеспечить безопасность информации, которая попала ко мне в руки вопреки её плану. «Обет молчания» - так они назвали заклинание, что наложили на меня. Именно заклинание, а не алхимический прием, потому даже глава Хаммерсмит не смог ничего заметить после нескольких профилактических проверок. Из-за этого я ничего не могу про этих четверых ни сказать, ни написать, ни даже намекнуть, что что-то не так, при расспросах в начале той канители я… нет, мое сознание врало близким мне ботам. Угрызение совести не дает мне спать, пусть иногда я задумываюсь, а насколько им эта информация нужна? Еще их втягивать в эту неразбериху с измерениями, «ферзями» с оравой фамильяров и Пантеонами. Из позитивного для меня только то, что мои характеристики касаемо алхимической энергии возросли, что не может не быть полезным на поле боя. Вторая причина, из-за которой я не могу нормально спать – сонные параличи. Меня не отпускает тот факт, что мне многое неизвестно в этом деле, вспомнить банально тот остров, мост к которому Обзепио снес. Я пытаюсь научиться технике выхода из тела, но путного у меня пока что ничего не получилось. Хотя мне просто не хватает практики: к сожалению, я не могу позволить себе попытки накануне важных сражений, если нас предупреждают заранее. В результате пока что максимум, чего я добивалась – галлюцинации. Однажды мне привиделось, словно надо мной навис мой брат с пустыми глазницами. Но меня не покидает ощущение, что там, внутри тех величественных сооружений, кроется нечто важное для меня. Нечто, что прольет свет хотя бы на то, кем я сама являюсь в масштабах всего этого. Ночной воздух приятно снимает напряжение с уставших глаз и как будто освобождает голову от части мыслей. Но даже в такой обстановке полностью расслабиться трудно: нельзя предугадать, когда отрядам отдадут следующий сигнал об атаке. Я должна успеть потренироваться, пока к нам не пришла буря из тех широт, где мы несколько часов назад бились. На крыше вполне достаточно места для практики взмахов оружием. Особо не расхожусь с тренировкой: ранение пусть сейчас уже не так беспокоит, но выкладываться на полную все равно не дает. Да и в придачу, не сильно хочется волновать ребят, а после сражения сил не сильно много осталось. - Аргх, я не улучшу навыки, если буду так мыслить, - делаю я более сильный взмах. В воздухе вслед за лезвием прорисовывается на несколько мгновений полупрозрачный янтарный след, в цвет моей энергии, что бердыш, видимо, сохранил в себе после стычки с десептиконами. - Как раз чтобы их не беспокоить, я должна стать лучше. - Я предполагал, что найду тебя здесь, - слышу я за спиной низкий, довольно родной мне голос сильнейшего воина в наших рядах. - Здравствуйте, сэр, - отвечаю я, опустив оружие. - Позволь, обойдемся без формальностей. Однако первым делом позволь одному из наших солдат сказать тебе кое-что. Оптимус делает шаг в сторону, в проеме показывается фигура в бело-голубой броне. Вместо одной из ног у него временный протез. - Позвольте представиться вновь, мисс, - отдав честь, тараторит он, глядя мне в глаза. – Тандер из военного отряда Б-13, солдат 7-го ранга. А, это друг Металлмайта, чей бампер мы спасли во время атаки. Быстро же, однако, его подлатали и поставили на ноги. Не удивлюсь, если смогу с первой попытки назвать имя врача, к которому Тандер попал при возвращении в штаб. - Я не смог выразить благодарность подобающим образом во время битвы, - говорит Тандер более размеренно. – Спасибо, что спасли мне жизнь. - Не стоит, - рукой я показываю ему «Вольно». – Я не сделала ничего особенного, чтобы в этом была необходимость. - Вы спасли меня, несмотря на ранение. Я не особо силен в понимании алхимии, по сути знаю лишь основы со слов Майта, в том числе, насколько опасно использовать энергию при открытой ране. Вы рискнули, хоть я с большой вероятностью все равно бы погиб, как казалось на первый взгляд. Поэтому от всей искры, - он, сев на колено и положив правую ладонь с легким ударом себе на грудную пластину, опускает голову, - спасибо. Я ваш должник. Теперь позвольте удалиться. Прежде, чем я успеваю возразить что-то на его последнюю фразу, он уходит с крыши. - Не удивительно, что среди солдат ты пользуешься уважением, - сдержанно напоминает о своем присутствии Оптимус. - Я не сделала ничего особенного, по крайней мере, как я думаю,- я стараюсь говорить тем же тоном, пусть и эта ситуация немного выбила меня из колеи. – Любой бы на моем месте должен был хотя бы попытаться что-то сделать. Как бы то ни было, ты хотел поговорить со мной о чем-то? Оптимус делает несколько шагов навстречу. - Я не мог не заметить, что тебя что-то тревожит в последнее время, - я уже не удивляюсь его проницательности. Не зря ведь он наш лидер. – Это как-то связано с тем, почему ты не спешишь становиться командующим одного из отрядов? -Оптимус, какой из меня командующий? – я вскидываю руки и медленно подхожу к ближайшим перилам. – Я не обладаю нужными для этого качествами в любом случае. Да и ответственность за чужие жизни слишком большая морока, не говоря уже о том, что не факт, что мне их наши солдаты рискнут доверить. Перед глазами проносятся лица товарищей, что я потеряла за время этой затянувшейся войны. Вряд ли кто-то ожидал, что она заполнит настолько толстый пласт в нашей истории. - Акира, - наш лидер подходит ко мне ближе. – Я не собираюсь тебя заставлять, если ты не хочешь. Но десять тысяч солдат нам найти легче, чем отобрать одного генерала. Какой бы холодной ты не пыталась казаться, твои действия громче немногочисленных слов. И, насколько я знаю из отчетов Айронхара, твоим приказам сослуживцы охотно повинуются, какими бы рискованными твои действия не могли бы быть: уверены, что ты знаешь, что делаешь. -…Ты чувствовал нечто похожее, когда только стал главнокомандующим автоботов? – интересуюсь я, понурив голову. - Не буду скрывать, что груз ответственности действительно тяжел, особенно первое время. Меня в свое время поддерживало то, что мне этот титул солдаты вверили сами. - Жалел ли ты хоть раз об этом, Оптимус? – я слегка поворачиваю голову, чтобы увидеть его выражение лица. - Сложно жалеть о выборе, который нельзя назвать полностью своим. Однако, если такова цена за спасение нашей планеты, то я с честью буду исполнять эту роль вплоть до своего воссоединения с Великой искрой. Слова, произнесенные спокойно и уверенно, словно давно сделанный для себя вывод. Есть ли предел его самоотверженности и патриотизму? - Я подумаю над этим, - произношу я, вздохнув. Подняв глаза, замечаю, что горизонт вдали перестает быть таким четким, а в воздухе понемногу поднимается металлическая пыль. Постепенно приближающиеся вихри напоминают те, что образовались в моей палате чуть меньше месяца назад. - Лучше вернуться внутрь, - проследил за моим взглядом Оптимус. – Нам обоимв любом случае стоит отдохнуть. Мы молча доходим до его кабинета и так же молча расходимся, лишь коротко бросив друг другу «Спокойной ночи».

***

Я не сразу прослеживаю связь с уже подзабытым, но все еще знакомым ощущением легкости, вследствие чего лежу с закрытыми глазами, игнорируя тщетные попытки сломанного механизма завестись, сопровождаемые неприятным скрипом. Едва приходит осознание, мои глаза открываются во всю силу. - Получилось… - бормочу я в удивлении, будто не пыталась все это время сюда попасть. – У меня… это получилось! Все еще тайной остается странное наваждение, будто эти места мне родные, но я не обращаю на это внимания. Мне куда важнее обследовать это место и хоть немного разобраться в мотивах той команды. При прошлых моих рассуждениях (времени на которые было предостаточно, пока я была в палате) я пришла к выводу, что вряд ли они так обходились со всеми моими воплощениями в других измерениях: тогда бы на них не охотились – следовательно, именно мне «повезло», что они за меня ухватились. Подняв глаза, я замечаю, что дыра в стене сократилась до таких размеров, что пролезть мне представляется возможным. Опять мне кто-то пытается помешать? - Да как же надоело! – выкрикиваю я оставшуюся часть мысли и вымещаю гнев на стене, ударив по ней со всей силы. Вместе с эмоциями освобождается часть силы, разрушающей материал на мелкие куски. Трансформируюсь в транспортное средство:так быстрее. Мне слабо представляется, как я смогу в этом лабиринте собственного сознания выйти опять к тому мосту и сколько у меня на все это времени. От нетерпения я еду настолько быстро, что даже слегка заносит на поворотах. Посреди одного из коридоров мне приходится резко затормозить, поднявшаяся металлическая пыль вперемешку с дымом от её же сгорания портят мне видимость. - Ты смогла! Ты смогла!!! – узнаю я голос и манеру речи. – Господин был прав! Ура-ура-ура!!! - Какого черта ты опять в моей голове?! – готовлюсь я продолжить поездку. – Разве не было сказано, что вы мне перестанете докучать?! - Я здесь помочь! А еще я хочу тебе кое-что дать! Я трансформируюсь обратно. Решаю, что если это ловушка, то с этим ребенком я справлюсь без особых проблем. Он медленно подходит ко мне и вытягивает руку из-под плаща, сжимая в ней какой-то предмет. - Господин говорил, что мы это дадим тебе позже, но… - малой постукивает концами указательных пальцев друг по другу. – Я подумал, что раз это все равно твое, то почему бы не дать сейчас? Да и будет здорово подружиться раньше остальных… Я с неким подозрением осматриваю положенный мне в ладонь черный куб. - С этой штукой ты сможешь становиться невидимой для остальных, - шепчет бот, приложив руки около рта так, словно не давая звуку возможности разойтись в стороны. – Круто, правда? А если направить в него часть энергии, то можно быстро вернуться в свое тело. - И вправду… полезная вещь, - бормочу я, сжимая куб в ладони. – Спасибо. Бот передо мной от этих слов начинает улыбаться во всю ширь, обнажая ряды острых зубов, глаза блестят. Он выставляет другую руку с оттопыренным мизинцем. И зачем еще одно недавно объявившееся воплощение его в команду взяла? Какой ей прок от этого ребенка? Нет, если приняла, то не может он быть так прост… Думаю, лучше не рисковать и не узнавать на себе, чем именно, потому делаю то же самое, что и он, безмолвно произнося так называемую «Клятву мизинцами». Завизжав, малой вырывает руку и кидается на меня с объятиями. Меня слегка удивляет, что, несмотря на щуплое телосложение (если судить по вытянутым рукам), держит он меня довольно крепко. - Теперь мы друзья! – чуть ли не пищит он радостно, прижав голову к моей груди. – Как же здорово!!! Я не вижу его лица из-за объемного капюшона с немного нелепыми длинными ушами, свисающими по бокам, но могу поспорить, что там скрывается крайне счастливое лицо. Таки совсем как ребенок. И как ему только повезло при этом оказаться замешанным в этой передряге между измерениями. Это, возможно, даже тяжелее ситуации, в которую попало большинство населения Кибертрона в начале войны, у которого психика не была достаточно окрепшей для того, чтобы отказаться от спокойной, повседневной жизни, что до этого не ценили: семья, друзья, работа, даже любовь и отношения, в конце концов, без постоянных переживаний за судьбу спаркмейта. поддавшись чувствам, неосознанно приобнимаю этого бота руками, поглаживаю по голове. Он тут же её поднимает. - Мисс Акира, почему от Вас… веет такой грустью? – он хмурит брови, но не выпускает меня из объятий. - Тебе не нужно беспокоиться об этом, - похлопываю я его по плечу. Малой отходит и пальцами «растягивает» улыбку обратно. Это неосознанно заставляет меня усмехнуться, отчего его ярко-желтые глаза начинают блестеть с новой силой. - Мисс Акире очень идет улыбка! – воодушевившись, он начинает носиться вокруг меня. Его заставляет успокоиться сильный удар молнии недалеко от нас. Нечеловеческий рев сотрясает все вокруг, и в какой-то момент я начинаю беспокоиться, как бы здесь все не рухнуло (не хотелось бы сойти с ума). За ним раздаются еще два раската грома, сопровождаясь похожим рычанием, но, благо, меньше вибрацией окружения. - О н-нет… - малой, имя которого я так и не узнала из-за пока что не увиденных врагов, пятится назад. – Н-не хочу драться! Это всегда больно! Не хочу!!! - Вечно все не слава богу, - возмутившись, я быстро вооружаюсь бердышом и разворачиваюсь. Опасаясь нападения до того, как дым рассеется, решаю проблему сама при помощи порыва ветра. Появившееся существо при желании может меня спокойно проглотить или раздавить одной из мощных лап. Не сразу вспоминаю название этого вида. - Каупес? – удивляюсь я мысленно. - КАУПЕ-Е-ЕС!!! – вопит мелкий позади. – ЖУТКИЕ-ПРЕЖУТКИЕ! И СТРАХ КАКИЕ СИЛЬНЫЕ! Среагировав на громкий звук, стоящий передо мной зверь, самый крупный из троих, начинает рычать даже громче этого напуганного ребенка. Я бросаю бердыш вперед, и все трое отвлекаются на лязг от его приземления. Не теряя времени, я из бластера палю по самому огромному в попытках ослепить. Со спины слышится звук упавшего бота. Как невовремя. - Будь у меня встроенные клинки… - корю я себя за отказ предложения одного из наших оружейников главного штаба. Придется сейчас обходиться быстрыми потоками ветра, пока возвращаю свое оружие. – Против троих громадин у меня нет шанса – хватаю мелкого, а после отступаю к мосту. Я пользуюсь моментом, пока каупес ревет от боли, и оббегаю его, чтобы нанести удары по суставам задних лап. Я в любой момент готова прыгнуть в сторону, чтобы увернуться от его булавы на хвосте. Однако вместо этого он ударяет ей по полу, из-за чего я теряю равновесие на несколько несчастных долей секунд, чего зверю хватает, чтобы меня отбросить к малому. Больно продуманные движения для неразумного монстра. - Неужели… - не самая приятная догадка заставляет меня напрячься, а после немного сжаться от окатившей на мгновение боли. Лежащий рядом бот начинает подниматься. - Займись фамильярами, - слышу я со стороны невнятное шипение, переводимое моими локализаторами, - а я отнесу её в Хранилище воспоминаний. - Будет исполнено, - даже из-под капюшона мне видно, как у поднявшегося бота натягивается неестественно широкая улыбка. Глаза приобретают фасеточное строение, границы «ячеек» светятся ярким темно-красным светом. Он подпрыгивает; нижняя часть его тела трансформируется в паучью, подол его мантии разрывается на несколько частей. На пальцах вытянутых рук образуются длинные когти, которыми он за один взмах отсекает нижнюю челюсть монстра с холодящим искру смехом. Меня быстро подхватывает на руки появившаяся подмога в лице не менее странного бота, чем тот, который сейчас сражается с каупесами. Все его тело однотонное, больше похожее на один единый клуб металлической пыли, на месте искры сфера синего, как энергон, огня, тем же цветом светятся глазные прорези. Мне не удается сдержаться и не взглянуть через плечо на сцену, от которой он меня уносит. - Он справится, - продолжают работать мои локализаторы. – При переходе в этот режим он крайне силен. Лишь наша госпожа может его контролировать. - Ваша госпожа и Вы, - подмечаю я сухо. - Однажды и тебе это будет под силу, - меня удивляет, что его шипение не раздражает мои рецепторы и воспринимается достаточно легко. Хотя стоит ли мне удивляться происходящему в данный момент времени? - К слову, я могу идти сама, если позволите. - Так быстрее, - бот прижимает меня к себе еще сильнее. – Чуть позже отпущу. Вскоре вдалеке виднеется мост. Меня медленно опускает на землю, а донесший меня незнакомец буквально проваливается в пол и прячется в моей тени. Я решаю не тратить время на лишние вопросы и начинаю бежать по мосту, начавшему медленно трескаться. Я выпускаю энергию и стараюсь ветром удерживать его на весу, попутно стараясь успеть на постепенно отдаляющийся парящий остров. Приходится опять трансформироваться в режим транспорта, чтобы увеличить шансы. Раздвинув воздух перед собой, мне удается ускориться за счет устранения силы трения об него. И, кажется, все равно не успеваю. - Не так быстро! – к черту мост. Перенаправляю энергию на то, чтобы с помощью ветра долететь самой. Приземление выходит не самым приятным: трансформировавшись назад, я едва не качусь кубарем по наконец появившейся опоре под ногами. - Впечатляет, - появляется вновь теневой незнакомец. – Добро пожаловать к Хранилищу Памяти. - Что за здания парят над нами? – замечаю я еще три летающих острова с величественными постройками. - Штабы Пантеонов. Тебе туда лучше не наведываться, если не хочешь проблем от их Стражей. - К слову, не рискованно ли заходить внутрь, учитывая, что фамильяры одного из таких нас чуть не прибили там? Они могли ей как-то дать знать о том, что я опять сюда вылезла. - Поэтому нам лучше время зря не тратить. Пока она спускается со Среднего Пантеона сюда. А зная её скорость, это не так много. О Нюне не беспокойся, он скоро будет возвращен в штаб сОбзепио. Дай руку, - вытянутая им конечность становится еще более плотной и теперь напоминает руку обычного кибертронца, большую и крепкую. - Я… могу идти сама? – останавливаю я из-за странного предчувствия свою руку в воздухе. - Дело не в этом, - он делает шаг навстречу. – Я придам тебе форму, похожую на мою. Так тебя будет сложнее опознать и поймать, если нас застукают. Да и прятаться тебе так будет в разы удобнее. Учитывая более чем видимую враждебность действий стража, которую я видела еще давно (если это действительно была тогда она), то проблемы у меня назревают весьма серьезные. Мне ничего не остается, кроме как довериться этому боту и его товарищам, какими бы странными они не были. Я кладу свою ладонь в его, и в следующий миг по мне начинает расходиться нечто, похожее на алхимическую энергию, при этом в той же степени от нее отличающейся. Чувство легкости распространяется по всему телу, наиболее ярко ощущается лишь искра. - Ты перенесла это легче, чем я опасался, - подытоживает он. Я осматриваю свое тело. Его текстура действительно изменилась: очертания брони, конечно, остались, но все стало более разреженным. В груди янтарным светится сферический поток ветра. – Я буду оставаться позади и направлять по мере необходимости. Мою теневую фигуру они научились опознавать. Когда дойдешь до нужной комнаты, твоя прежняя форма вернется. Он рассеивается, частицы его тела влетают в стену, образуя там мутное бесформенное изображение. Я вхожу в здание прямо сквозь стены. Странно, что нигде по периметру не было охраны. Представлений о строении этого строения у меня нет никаких, поэтому решаю выбирать маршрут так же, как в лабиринте ранее – интуитивно. Алхимию для подъема к потолку использовать опасаюсь: даже если так меньше шансов, что я столкнусь с кем-то из-за угла, никто не отменял вероятность быть застуканной, как не случилось во время моей первой серьезной разведки вражеской базы. Шаги с обеих сторон: из-за угла и со спины. Прежде, чем я успеваю среагировать, кто-то берет меня за руку и утягивает за стену. - Поработай над реакцией, - прошипел мне мой «спаситель». - Ну, простите, я не привыкла к тому, что у меня есть вариант «Спрятаться в стене»! – оставляю я невысказанной мысль, сосредоточившись на шагах и приглушенных разговорах. - Слышал, та компашка опять объявилась? – незнакомый мужской голос. – Каждый цикл одно и то же… - В этот раз все иначе, как мне кажется, - этот более высокий и мягкий. – Даже нашу «восхитительную» Акиру на эмоции выводят. Всякий раз, что спускается, лицо такое, будто вот-вот взорвет все три Пантеона разом. - Да ну, претендент на ближайшую к Владыке должность не справляется, хочешь сказать? - Если поразмыслить, то не так уж это и смешно, - подключается еще один, довольно знакомый. Неужели… – Она столько шла к этому, и тут из-за проделок этих неумелых бунтовщиков ей могут выписать выговор… - Коулвинд, не слишком ли Вы добродушны? – вновь подает голос девушка. – Она не показывала эмоций до этого, значит, что ей, вероятно, это не так трудно давалось. - Я прекрасно помню, какой она была во время службы у меня в отряде. А тот факт, что она утратила чувства, говорит о том, что её сломали или, что еще хуже, её самой пришлось себя сломать, - в голосе Коулвинд нет явного упрека, но при этом все равно становится как-то не по себе. Верно… примерно так она нас и отчитывала когда-то. – Как бы там ни было, идите по своим делам. Быстрые шаги, постепенно стихающие. - Вам лучше поторопиться, если хотите успеть забрать воспоминания, - говорит вдруг опять Коулвинд. Они тоже на их стороне?!– Её не удастся сдержать так просто, сами знаете. А быть пойманными, когда вы зашли настолько далеко, будет обидно. Она будет тут в лучшем случае через несколько минут. Первый порыв – выскочить из укрытия и посмотреть, действительно ли это она. И как мне только в голову не пришло, что она тоже страж? Она же говорила тогда, в последнюю нашу встречу, про какое-то определенное пространство, про баланс искры, хотя точно не обладала алхимической силой. Мой временный спутник за руку выходит из нашего укрытия и начинает куда-то бежать. Моя оболочка становится прежней, его рука тоже твердеет, шаги становятся громче. Однако фигуру все так же скрывает объемная мантия. - Быстро, внутрь! – он распахивает представшую перед нами высокую дверь. Нас там встречает еще кое-кто хорошо мне знакомый. - Долго вы, - строго чеканит еще одна моя копия. - Ты слышала, что нам сказала Коулвинд? - А ты думаешь, почему я здесь? Обзепио уже принес на базу разъяренного Нюню и с трудом запер на замок на время операции, к слову, - она начинает материализовывать в руке оружие. При появлении знакомых мне очертаний искра сжимается. Она замечает мой взгляд. – Что, давно не видела эту побрякушку? - Откуда у тебя эта глефа? –почему из всех возможных оружий она выбрала себе именно это? - Это просто энергетический эквивалент, не та самая глефа. Но у тебя есть все шансы найти оригинал своего измерения, - щелкнув пальцами, она исчезает, оставив после себя мелькающие перед моими глазами неприятные воспоминания. От появившегося головокружения и звона в ушах я сперва теряю равновесие. Чтобы не упасть, выставляю руку в сторону. На стене под ладонью появляется алхимический круг. Я оглядываюсь на своего сопровождающего, но быстро понимаю, что помочь он мне не сможет: с помощью огня он «запаивает» края двери. - Куб, - подсказывает он. – Перенеси в него воспоминания, которые появятся. Время на отбирание не трать, мы сортировкой до этого уже занялись, ты только наследишь в системе. Не думал, что поблагодарю этого плаксу за его самодеятельность. К печати начинают подплывать небольшие ярлыки, подобно тем, что я видела месяц назад за несколько минут до всплеска. Быстро достав из-под брони куб, я прислоняю его одной из граней к все еще светящемуся кругу на панели. Воспоминания, сходящие со стены небольшими зеленоватыми огнями, начинают заполнять мелкие впадины на кубе, напоминающие электросхему, заставляя его излучать такой же свет. - Возвращайся в тело, тебе нельзя попадаться им на глаза лишний раз, - у него в руке появляется Гуань Дао, величественное и искусно выполненное. У его создателя хороший вкус. Я направляю часть своей энергии в куб. Перед глазами возникает темнота, тело ощущается тяжелым.

***

Я слегка приоткрываю засов нашего измерения, чтобы разведать обстановку. Вроде бы тихо. В кое-то веки тихо. - Есть что интересное? – подходит ко мне Акира. По правде говоря, при всей моей любви к ней, я бы крайне не хотел, чтобы она на меня смотрела. Возможно, именно поэтому я на самом деле чаще всего прячусь в стенах. - Ищеек Пантеонов нету, - раздается вместо голоса неразборчивое без локализатора шипение. – Ты как? - Сойдет, страж не смогла меня сильно глубоко ранить, - кладет она руку поверх очередного энергетического шрама. Это смотрится забавно в какой-то степени, учитывая, что половину её тела покрывает фигура Лихтенберга. - Он опять тебя укусил? – рука под мантией сжимается в кулак. Вздохнув, унимаю эмоции, поскольку от этого сейчас все равно никакого толку. Смысл злиться на того, кто застрял на этапе развития ребенка? – Прости. - Не вини себя, - Акира подходит ко мне и кладет руку на плечо. – Ты сделал то, что необходимо было для дела. Несколько ранений – небольшая цена за право влиять на судьбу при рождении с меткой Одаренных. - Только почему именно тебе нужно их получать? - Потому что я все это и начала, - меня убивает, когда она говорит о таких вещах так спокойно. – Да и к тому же, если их получишь ты, то я буду чувствовать себя отвратительно. Думаю, сейчас ты более чем понимаешь, о чем я. - Забавно, что во время всего этого цирка ты продолжаешь логично мыслить. - Слушай, могу я… взглянуть на тебя? Буквально на минуту, - точно, мы ведь добрались до исторической точки, связанной с её родным домом. Я формирую оболочку, некогда мне родную. Щиток, закрывающий нижнюю половину лица, решаюсь убрать не сразу. Она кладет ладонь мне на скулу, медленно проводит по лицу пальцами, нахмурив брови. Я обнимаю её за плечи, неспособный видеть её подавленную. - Я обязательно вытащу твое тело из Небытия, - сжимает она в руках край моего плаща. - Перестань винить себя в этом, - моя оболочка норовит рассеяться. Я стараюсь удерживать её так долго, как только могу. - Даже если я из измерения, отличного от твоего, ЕЁ действия повлекли за собой такие последствия. При таких обстоятельствах сложно не чувствовать на себе часть этого груза. - Это было давно, в любом случае. Ты и так многое сделала, вернув мне хотя бы искру, позволяющую мне существовать даже в таком виде. Созданное из частиц тело рассеивается. - Уже лучше? – спрашиваю я, проведя вновь когтистой ладонью по её голове. - …Да. - Возвращайся на базу. Сюда идет буря. Я проконтролирую ход истории, тебе стоит отдохнуть. - Но… - Никаких «но», - я приподнимаю её голову, соединяя наши взгляды. - …Как скажешь, - усмехаюсь я мысленно, поймав себя на мысли, что что-то не меняется. Верно… не меняется. Прямо как история, которая от наших действий наконец зависит. Пусть и далеко не всегда.

***

- Эй, - заходит Айсвейдж в тренировочный зал. - Привет, - не прекращаю я отрабатывать удары, добиваясь максимальной их чистоты. – Уже подлатали? - Просто царапина, там и паять было нечего, - я кидаю взгляд на огромный рубец на плече, пока он пытается отмахиваться. - Да ну? - Ты сначала переутомления год не лови, а потом отчитывай меня, сколько хочешь, - от останавливает мой бердыш в воздухе, схватившись за рукоять, и дает мне щелбан. Все тот же, сколько бы времени не прошло. – К слову, может тебе отдохнуть? Выглядишь помятой. - Просто странный сон, ничего серьезного, - пытаюсь вырвать я оружие. Хмуро меня осмотрев, он меня подхватывает на плечо и несет к выходу из зала. - Ты какого творишь? – ворчу я, вырываясь. – Я же сказала, все нормально. - Акира, я тебя знаю уже три века, уже четвертый идет, - усмехается он, похлопывая меня по спине рукой, которой как раз и схватил. – Думаешь, ты меня обманешь? - Раз такой умный, как тебе идея сразиться? Еще посмотрим, кто тут вялый. - Еще чего. Я и так знаю, что сильнее. - Сила может быть компенсирована скоростью и ловкостью. - Ты забыла, как меня погоняют еще со времен моей работы гладиатором? Небольшая пауза. - Да ну тебя, пусти, короче, - в такие моменты я понимаю, что чувствует Айронхар, когда я с ним спорю похожим образом. - Только когда донесу до твоей казармы. - Да что вы все заладили-то? Я, вроде как, не маленькая, сама о себе позабочусь. - Ага, а переутомления почти каждый месяц тебе ветром на поле битвы надувает? – ощущение, будто словесный щелбан прописали. – О, Оптимус, добрый вечер. Что-то случилось? Я приподнимаюсь, опираясь руками на голову Айсвейджа, и разворачиваюсь. Когда мы с Оптимусом встречаемся взглядами, он опускает глаза, слегка бегающие из стороны в сторону. - На крепость гильдии напали, срочно собирайте отряды, - собравшись, серьезно отдает он приказ. - Все настолько серьезно, что требуются именно наши? – уточняет Айсвейдж, опуская меня на землю. - Вторжение началось с нескольких взрывов изнутри, основные оборонительные конструкции разрушены. Отправленная армия слишком велика для последних трех, оставшихся в пределах защитного поля кладбища Совета Мастеров. - Поняли, - отозвавшись, мы оба быстро связываемся со своими, после чего бежим к центру управления граундбриждами. Я всеми силами стараюсь не поддаваться эмоциям, разогревающим энергон в моих венах. Не сейчас. Не время. - Какой план действий? – интересуется Айсвейдж, пока остальные начинают собираться рядом с нами. - Защищайте оставшиеся башни, - отзывается Оптимус на все помещение. – Без них у нас мало шансов. - Есть! – произносят хором все присутствующие. Отбиваясь от наваливающихся вехиконов, я пытаюсь на задворках сознания рассуждать, как им удалось установить достаточно взрывчатки, чтобы лишить нас нескольких линий обороны, незаметно. Впрочем, быстро понимаю, что лучше сосредоточиться: врагов настолько много, словно рой скраплетов, слетающийся на трансформера. Взрывы, выстрелы, клубы пыли и пепла, звуки рассекаемых тел, прерывистые истошные крики, – все слилось в единый диссонанс, доводящий до легкого звона на рецепторах. Использовать алхимию сейчас нет смысла: могу сама же повредить башни. Лишь одно мне ясно, как оставшийся в глубокой памяти день: нельзя отдать им эти территории. - Да откуда их столько?! – слышится возмущение от моих товарищей неподалеку. – Сколько там этих проломов?! - Акира, используй алхимию и выясни, откуда они наступают, - командует нам по комлинку рвущий и мечущий в паре десятков метров Айронхар. – Металлмайт, по указаниям Акиры подними пласты киберматерии и перекрой им пути. Остальные, прикрывайте их. Выстрелив в голову последнего вехикона в опасной ко мне близости, я отпрыгиваю назад и втыкаю край топорища своего бердыша в землю. С помощью волны ветра «ощупываю» местность с закрытыми глазами. Полученная информация заставляет меня забеспокоиться еще сильнее. - Майт, твои 120 и 225 градусов – бреши в оборонительных сооружениях, - оповещаю я стоящего позади приятеля. - А еще закрой проходы парой плит. Оглядываюсь. От моего взгляда не ушло движение в небе. «Лазерный клюв». - Он тут что забыл… - начинает опять бот в красной броне, благодаря которой на поле боя может сливаться с окружением. - Потом порассуждаем – прерываю я его. – Сперва нам надо гильдию отбить. Займись конструкциями, а я его отвлеку. Я трансформирую руки в бластеры и начинаю палить в беспилотного разведчика. Под ногами ощущаю вибрацию от смещения слоев опоры под ногами. Приходится следить и за тем, чтобы не потерять равновесие. В этот момент с фланга, который никто не контролировал, раздается череда взрывов, освещающих на несколько секунд нам силуэты падающих башен. Не успев ничего обдумать, я срываюсь с места и бегу в сторону кладбища, возле которого наша последняя и, как нам казалось, самая действенная линия обороны находилась. Глаза приходится закрывать рукой, от переполненного продуктами горения воздуха я непроизвольно кашляю. - Нет… - передо мной теперь лишь пепелище. – Но ведь… барьер… - Давненько не виделись, - до тошноты знакомый голос поддевает одну из гаек в груди. Голос, обладателя которому я в своих мыслях не раз клялась вонзить нож прямо в шею, одновременно не позволяя себе о таком думать, дабы не стать такой же. Голос, обладатель которого возомнил себя палачом и подписал смертный приговор стольким автоботам. Мегатрон.–Рад видеть, Акира. Хочется грубо ответить, закричать, выместить гнев на стоящего на возвышении лидера десептиконов, наброситься и начать отчаянный бой, но я не могу пошевелиться. - Что, даже не поднимешься защищать могилу своего братца? – на его лице расплывается улыбка, больше походящая на оскал. – Или уже догадалась, что тел ты тут не увидишь? - Я бы поднялась, чтобы вырезать твою искру, - бормочу я, пытаясь не дать себе показать слабину. Я не могла подумать, что он пойдет на осквернение могил давно умерших ботов. - А ведь, не возведи вы тут башни, был бы шанс этого избежать. - Перестань придумывать себе оправдания, - поднимаю я голос достаточно, чтобы он меня услышал. – Война для тебя такое упоение, что ты не даешь даже мертвым избежать её? Он поднимает ладонь, держащую небольшой предмет. Знакомый кинжал заставляет искру сжаться сильнее, пуская энергон по венам болезненным толчком. - Именно, - он метает оружие к моим ногам. Я замечаю, как от этого действия ручка потрескалась. – Мое любопытство часто меня мучило. Можешь спросить у Оптимуса, если не веришь. Медленно поворачиваю голову. Наш лидер медленно приближается к нам, одна рука осталась трансформированной в бластер. Я судорожно обдумываю происходящее, возвращаю взгляд к кинжалу. Он стал хрупким из-за отсутствия ухода в последнее время, но пережил взрыв. Напрашивающийся сам собой вывод разгоняет энергон настолько, что мутнеет перед глазами. - Открытие, в шаге от которого я стою, поможет мне, наконец, получить заслуженное господство над Кибертроном, - тон Мегатрона становится серьезнее, все же не теряет издевательского мотива. - Очередное оружие, которое нанесет вред ядру планеты? – громко, сдержанно произносит Оптимус. – Если мы не уладим этот конфликт, сражаться будет не за что! - Если бы вы не влезли в мои планы, в нем бы не было необходимости! – поднимает десептикон бластер на нас. - Теперь решить его можно очень просто: позволь снести тебе голову, и все закончится. В свою очередь, направляю на Мегатрона свои пушки, пускаю в них энергию. - Акира, отойди, - полу-приказным тоном говорит мне Оптимус. – Лучше займись вехиконами с остальными. - …есть, сэр, - опускаю я пушки, после чего отпрыгиваю. Перед приземлением выстреливаю в место, откуда уже рванул Оптимус, останавливая вехиконов. - Опять она?! – слышится где-то из толпы. – На кого идем? На нее или на их главного? - Разделяемся! – выдает кто-то предложение. - А у вас действительно тормозов нет, - бормочу я, держа ярость из последних сил перед тем, как выплеснуть её. Формирую бердыш. – Нападать на важного мне бота в моем присутствии. - Когда я говорил, что прибью каждого, кто встанет на моем пути в борьбе Оптимусом Праймом, вы не были исключением! - тормозя с металлическим скрипом, угрожает им Мегатрон. – Он мой. У моих ног без моей воли начинает формироваться вихрь. Быстро прикидываю траекторию, по которой побегу. Формирую бердыш, пока меня мало-помалу обступают вражеские солдаты. Интересно, что же в моем виде конкретно заставляет их отшатнуться назад? А впрочем, плевать. Все равно все быстро полягут от моей руки. И почему именно в такие моменты мне все время вспоминается ненавидящий насилие Орион, который уже давно, по сути своей, перестал существовать, оказавшись заперт глубоко внутри искры нашего предводителя? Ведь, наверное, сейчас, когда мои руки давно замараны в энергоне, это не имеет смысла? Использую лишнюю, освободившуюся саму по себе энергию для ускорения. На крутящемся в моей руке в бердыше начинают сверкать небольшие, но яркие разряды, даже обжигающие руки и раскаляющие лезвие; вместе с ними собирается сильный поток ветра. Сорвавшись с места, оббегаю круг с выставленным оружием, образуя сильный порыв, разносящий и рассекающий вехиконов подобно дисковой пиле, отсекающий пласт металла. Поднявшись на конце топорища в воздух, направляюсь в толпу, оказавшись над ними выстреливаю с помощью приема, использованного чуть ранее. Вдали различаю несколько выросших острых пиков. - Не завидую я вам, - мысленно обращаюсь я к вехиконам, прежде чем окунуться в битву в попытках забыться и избавиться от удушающей злобы. Одно за другим, тела оказываются рассечены, проткнуты, обезглавлены. Однако у всех один итог: падение на землю и окрашивание её своим энергоном. Я сбиваюсь со счета, сколько приемов уже применила: и алхимических, и боевых. С рывком вперед прокручиваюсь в воздухе, высекая ряд вехиконов, осмелившийся подступить чуть ближе к бьющимся генералам. Встречаюсь в этой толпе встречаюсь с Айронхаром. - Полагаю, бесполезно спрашивать про количество энергии, - обращается он, не отвлекаясь от боя. Ряды заметно поредели, что, безусловно, радует. - Я не сойду с земель гильдии, пока всех не перебью, - пусть и не вовремя, делюсь заветными мыслями с командиром. - Поддерживаю, - внезапное ответное откровение меня удивляет. - Полагаю, как и остальные члены нашего отряда? Молчание и горящий взгляд через плечо служит мне ответом. Вполне ожидаемо. Не представляю, как отреагирует Хаммерсмит, когда узнает об осквернении кладбища. Мысли об переживаниях моего некогда наставника заставляют искру вновь резким толчком ускорить движение энергона в сосудах и прорисовать перед собой полусферу при помощи оружия быстрым движением. - Быстрее, - подначиваю сама себя. – Еще быстрее, еще чище. Я стараюсь игнорировать непонятное мне жжение на лице и в глазах, постепенно расходящееся и по всему телу. Это не сложно, поскольку не является болезненным. Я без разбора умертвляю вражеские тела, превращая их в не более, чем просто куски металлолома. Айронхар бушует даже посильнее меня, если судить по тонким, неостанавливающимся звонам не прекращающего движения клинка. Вместе со звуками его игры с материей это звучит даже по-своему мелодично. - ОТСТУПАЕМ! –разносится над головой голос одного из генералов Мегатрона. Старскрим, если не ошибаюсь. Заметив мой взгляд, он выпускает в меня обе своих ракеты. Не пролетев и половины пути, они резко меняют траекторию, словно их кто-то развел рукой. Прикинув, куда они попадут, с помощью потоков ветра собираю оставшихся поблизости вехиконов там. Секундный крик был едва слышен из-за звуков битвы в нескольких десятках метров отсюда. – Тц, да вы монстры, а не боты. - Зато в следующий раз задумаетесь, - поворачиваюсь я вновь к нему. Он быстро ретируется к своему командующему (или, как его кличут, «лорду»), который быстро оглядывается по сторонам. Натыкается глазами на меня. Задержав его ненадолго, Мегатрон делает шаг назад и в прыжке трансформируется в звездолет. - Будьте уверены, еще не раз вы будете биться настолько отчаянно, - злобно усмехнувшись, он вместе с косяком поднимающихся вехиконов удаляется. Даже сейчас, когда он скрылся из виду, шквал эмоций не унимается. - Возвращаемся на базу, - громкий голос Оптимуса заставляет всех забить на улизнувших врагов. - Идите вперед, нужно кое-что взять, - отзывается Айронхар.

***

Впервые на моей памяти во время собрания в рядах нашего отряда царит такое напряжение. - Я понимаю, что все измотаны, - начинает Айсвейдж, - но нам необходимо понять, как они такое провернули. Чем быстрее мы с этим покончим, тем раньше все уйдут отдыхать. - Сэр Асйвейдж, под «такое» Вы имеете в виду «пробрались на территорию, на которую никто не мог ступить»?! – я могу понять причину такой раздраженности, но тут этому не место. - Заткнись, иначе полетишь за дверь зала, - шипит на него Айронхар. - Всем успокоиться! – непривычно злой голос Хаммерсмита заставляет всех опешить. После нескольких секунд, едва последний возглас перестает эхом раздаваться по залу, обсуждение возобновляется. - Очевидно, что попасть под барьер, на данный момент разрушенный, могли далеко не все, даже посредством подземных ходов… тоже уже разрушенных, - задает Айсвейдж вновь начало рассуждениям, - тем более территория кладбища была под постоянным надзором благодаря башням. - Судя по всему, проникли на него задолго до атаки и вынули некоторые тела бывших членов Совета Мастеров из могил, - подключается Оптимус. Даже отсюда я замечаю, что Хаммерсмит после этой фразы словно сереет. – Буду честен: для такого сложно найти объяснение. Ясно лишь то, что это мог быть лишь кто-то, раньше состоявший в гильдии. - Насколько вероятен вариант, что это заставили сделать кого-то из тех, кто там живет? – подаю я голос. Я помню, что на учениях упоминали о существовании способности влиять на других: как на двигательные нейроны, так и на мозг в целом, меняя память «жертвы». Пусть такие и встречаются редко… По залу проходит шепот. - Думаю, этот вариант можно учитывать, - комментирует Хаммерсмит. – В конце концов, иначе происходящее объяснить вряд ли возможно. Если кто-то из наших врагов повлиял на сознание наших и заставил все это проделать… - То у нас могут быть проблемы с отстаиванием этих территорий, - как бы горестно не было, но Айсвейдж тут прав. Мы едва начали все отстраивать, а теперь опять риск потерять их. – Боюсь, у десептиконов есть опасный для нас союзник. - Позвольте спросить, - поднимает руку Айронхар. – У нас же пополнилось пленных с этого боя, не так ли? Что, если попробовать допросить их об этом боте? - Что нам даст знание его личности? – пытается язвить кто-то из зала. – Возможность прибить его в следующем бою? - Именно, - от ответа все замолкают. – Взять такого живьем будет крайне сложно, учитывая, что нам неизвестно, скольких за раз он может себе «подчинить». Однако всем отрядом его вполне можно будет устранить. Все, кто видел, как мы в этот раз бились, думаю, согласятся. - И именно из-за этого вас, может, не стоит выпускать в принципе, пока с ним не разберемся, - вот только ругани нам тут не хватало. – Если они подчинят вас, то всем нашим стараниям кранты! - Выработаем сопротивляемость к чужим силам. К тому же, тут многое зависит от силы духа. - Каким образом?.. - Если бы они могли повлиять на кого угодно, то первым делом бы он направили свою силу на Оптимуса Прайма, - в диалог встревает Альфа-Трион. - Это было бы самым простым вариантов для них, если бы это работало таким образом. - Это не единственный вопрос, который нам надо уладить, - продолжает Оптимус. – К нему, мы, безусловно, вернемся, если получим что-то в результате допроса пленных. Что не менее важно сейчас – защита города. На барьер вряд ли теперь есть смысл рассчитывать так же, как и раньше – по крайней мере до момента, как мы не устраним этого союзника десептиконов. Отстройка башен займет некоторое время, которым, я боюсь, наши враги могут воспользоваться и захватить город. - Пока он забрал тела лишь наиболее отличившихся личностей, но кто знает, - подхватывает Хаммерсмит, - не понадобятся ли ему еще боты из-за своего «научного интереса». - Алхимия на данный момент является одним из наших сильнейших преимуществ. Если он подчинит каким-то образом её себе, то баланс сил изменится. Также есть смысл дополнительно укрепить Иакон, где хранятся артефакты. Раз Мегатрон пытается заполучить себе алхимию, нельзя исключать вариант, что он копит силы для нападения на хранилище. - Только придумать, кого отправить на защиту города на время восстановления хотя бы центральных башен, будет сложно, - рассуждает Айсвейдж с поникшей головой. – С одной стороны, чем сильнее будет отряд, тем лучше нам, но с учетом новой угрозы… - Это мы можем решить позже, в более узком кругу. Сейчас всем нам следует отдохнуть. - Отдохнешь тут, - поймав себя на мысли, выдыхаю, чувствуя эмоциональную усталость после случившегося. Перед глазами маячит пустая могила брата, больше похожая на огромный кратер. Почему ему даже не дают упокоиться нормально? – Надо развеяться. - Акира, - окликает меня Айронхар уже в коридоре. - Да, сэр? – отзываюсь я, уже догадываясь, что он собирается сказать. Несколько секунд он ничего не говорит. - Ничего, забудь, - отмахнувшись, он отворачивается, опустив голову и понизив тон. – Постарайся не разбудить никого, когда будешь возвращаться. - … Есть, сэр. Разворачиваюсь и иду на крышу лишь слегка ускоренным шагом, минуя остальных ботов, постепенно расходящихся по своим казармам. От висящего в воздухе напряжения настроение становится только паршивее – лишний раз напоминает, что произошло несколько часов назад. И пусть в плане потерь были бои похуже, легче от понимания не становится. Даже ясное темное небо и тишина улицы никак не меняют настрой. Как бы я ни любила это время суток, разницы не чувствую. - Почему не так много ботов любят ночь? – начинает играть в моей голове воспоминание. – Она ведь часто такая красивая. - Если бы многие это понимали, она бы потеряла часть своей красоты, содержащейся в тишине, - голос брата, который я, кажется, не забуду, сколько бы времени ни минуло. Немного низкий, мягкий, преисполненный доброты голос. Не покидает ощущение, что это проявление слабости. Сколько можно вспоминать прошлое? Похлопав себя по щекам, формирую бердыш и прохожу вглубь крыши. Начинаю оттачивать движения. Сегодня тишина кажется мне ужасно громкой, практически давит на слуховые рецепторы. Я ускоряю движения, надеясь её перебить. Увлекаюсь: на одном из взмахов оружие вылетает у меня из рук. Я подхожу и поднимаю его, вновь возвращаюсь к практике. Через пару минут ситуация повторяется. Сколько бы я не поднимала его, он все равно рано или поздно вылетает. Движения становятся хуже, перестают мне нравится. - Да почему ты такая размазня даже спустя столько лет?! – корю я себя, поднимая оружие в очередной раз. – Научись уже сдерживать эмоции, когда дело касается борьбы! В этот раз вылет бердыша из рук сопровождается еще и вырвавшимся потоком энергии. - Бесполезно, - бормочу я, опустив взгляд с боевого топора, улетевшего на другой конец крыши. – Я все-таки жалкая. Руки бессильно обвисают, зубы стиснуты настолько, что болит челюсть. - Как меня уже все достало, - жмурюсь, запрещая подступающим слезам формироваться. Чьи-то сильные руки обхватывают меня со спины. Я быстро узнаю, чьи именно. - Раз достало, то пора остановиться и передохнуть, - тихий голос Айсвейджа что-то задевает в моей искре. - Отпусти, - глаза начинает предательски щипать. - Что же за друг я тогда буду? Ноги подкашиваются. Айсвейдж осторожно садится вместе со мной на пол. - И никакая ты не жалкая, - все тем же тоном бормочет он. – Просто истощенная. - Откуда тебе знать? – что я делаю? Он мне помочь пытается, а я веду себя, как маленький ребенок. - Любому терпению, вне зависимости от прочности, рано или поздно приходит конец, - он разворачивает меня лицом к себе и, прижав, начинает поглаживать по спине. – Все спят, никто не услышит. А если бы и услышали, не их дело. Не держи все в себе. Вцепившись в его спину, словно якорь, удерживающий меня на плаву в этом потоке событий, я перестаю контролировать свои слезы. Хотя бы крик мне удается подавить. - Как думаешь, когда уже все это наконец закончится? – бормочу я, постепенно успокаиваясь. - Не буду врать: уже не уверен, - не переставая поглаживать мои дрожащие плечи и напряженную спину, произносит мой друг. – Просто надеюсь, что срок будет меньше, чем я того опасаюсь. Моя хватка понемногу слабеет. - Легче? – у меня удается выдавить лишь не совсем четкое «угу». – Бросай привычку просто пытаться забыться в тренировках. То же касается и самобичевания. - Просто самокритика, - странно. Несколько минут назад мне хотелось кричать во все горло. Сейчас же я еле выдаю пару слов. - Не неси чушь, - его руки становятся более напряженными, голос при этом остается практически без изменений. – Ты постоянно спасаешь наших солдат, если у тебя есть возможность, быстро реагируешь на происходящее, да в конце концов выдаешь вполне вероятные варианты на собраниях, как сегодня. Да и к тому же, скольких ты перебила се-… Он вдруг останавливается. - В общем, ты достаточно сильная, и к тому же хорошая подруга и напарница. Просто держи в голове, что все могут устать, и это нормально. Силы начинают покидать меня. - Спасибо, - произношу я, пытаясь встать. Тело отказывается мне повиноваться. – И прости, что доставляю хлопот. - Нет нужды, - Айсвейдж осторожно поднимает меня и несет на выход. – Я пришел лишь потому, что сам захотел. Знал, что это не могло на тебе не сказаться. - Почему я не могу это отпустить? – честно, я не особо надеюсь на ответ. - Полагаю, Шарп просто был очень хорошим братом. Но ты все равно смогла далеко продвинуться. Теперь отдохни. Глаза закрываются сами. Думаю, по пробуждении мне будет неловко. Но сейчас уже для меня ничего не имеет значение: я слишком вымотана. Как никогда надеюсь, что в этот раз мне ничего не приснится.

***

- Может скажешь уже что-нибудь? – голос Айронхара звучит немного приглушенно из-за стеклянной перегородки. Он подходит к пленному вехикону, висящему на цепях над полом. – Моего-то терпения хватит надолго. А вот за наблюдающих я не могу ручаться. Кто знает, как скоро они дадут мне сигнал подключать… менее гуманные способы. Ну а учитывая, что ты был одним из немногих выживших после моих действий, должен понимать, насколько туманны мои границы в этом деле. Десептикон молчит. - Сэр, могу я спросить Вас кое-что? – обращаюсь я к Оптимусу. - В чем дело? – не отрывая взгляд от происходящего. - Зачем меня позвали сюда? Просто любопытно. Наш лидер переводит взгляд на меня. - Ты сама поймешь чуть позже, - эта фраза меня уже немного раздражает. Но Оптимусу я решаю верить. – Пока просто внимательно смотри. - Да, сэр. Айронхар медленно ходит вокруг вехикона-воина, подобно хищнику, решившего поиграть со своей добычей. - Ты все еще не понял, что лучше сказать все по-хорошему? – командующий слегка толкает его, нарушая равновесие. – Эй? Ты оглох что ли? Повредил голосовой модуль? - Так я и выдал что-то вам, автоботам, - он слегка поднимает лицо, руки сжимаются в кулаки. – Чтоб всех вас передавило чем-нибудь. - Забавно слышать это от кого-то, кого самого нашли под развалинами башен. - Я вас не боюсь, - палец виднеющейся нам руки слегка дрогнул. – Если бы что-то из себя представляли, давно бы прибили. Айронхар трансформирует одну руку, обнажая меч, несмотря на отсутствие разрешения использовать насильственные методы. В тот же миг лезвие сверкает уже у самой шеи пленного. - Если таково твое желание, - голос все такой же сдержанный, - то я могу его исполнить, когда зажжется красный свет. Только вот умирать ты будешь медленно, мучительно. Будешь мало-помалу истекать энергоном, лишаясь рассудка. Даже если тебя подлатают, спустя какое-то время все это продолжится. Его слова – не угроза, лишь холодная констатация факта. - Подумай о товарищах. Их ждет то же самое, если ты продолжишь геройствовать. Может, стоит упростить жизнь всем? - Лорд Мегатрон вызволит нас, рано или поздно! – фраза отдается эхом по всей камере. Не думала, что там такая акустика. - Думаешь? Вспомни «Теневой оскал». В начале войны они были самым сильным специальным отрядом Мегатрона. Только вот почему-то половина прекратили свои жизни в камере сами, оставшиеся скованны и подвешены. Есть на них у нас еще планы. И никто из десептиконов даже не рыпается, чтобы спасти их. Смекаешь, к чему я? - Да почти все они всегда просто строили из себя невесть что! А на деле только Смолд-… - коротко ахнув, он замирает. Оптимус поднимает руку, давая разрешение переключить режим ламп. Освещение становится красноватым. - Н-нет… я-я не, - прежде чем вехикон договаривает мысль, Айронхар сильно ударяет его по лицу. Небольшие осколки его щитка со звоном падают на пол. - Так кто на деле не просто строил из себя сильного? – он берет его за край грудной пластины и оттягивает немного вниз. Ладони пленного максимально раскрываются, пальцы подрагивают от этого. Грубые действия допрашивающего диссонируют с его холодным, сдержанным тоном. – Ну же. Мне будет интересно послушать. Вехикон, не выдерживая взгляда Айронхара, отворачивает голову. Айронхар отпускает и делает шаг назад. Вокруг ступни образовывается темно-зеленое кольцо. С тем, как оно постепенно сужается, руки пленного сжимаются в кулаки. - Если уж ты так хочешь вести разговор, - словно по щелчку пальца, нога приобретает неестественное положение. Вехикон кричит настолько громко, что стеклянная стена даже слегка вибрирует.– Ну что, появилось желание поговорить? Или мне еще тебя «поуговаривать»? Не успевает десептикон прийти в себя, такое же кольцо образовывается возле коленного сустава. - НЕ НАДО, ПРОШУ! Я РАССКАЖУ, ТОЛЬКО НЕ СНОВА! – обруч расширяется, но не пропадает. - Ну? – все так же непоколебимо начинает Айронхар. – Я весь внимание. - Смолдервейл, единственный сбежавший из вашего плена, достаточно далеко продвинулся по службе, в том числе благодаря своим алхимическим способностям. Благодаря своей силе он заставил одного из наших пленных пробраться на кладбище и вытащить тела. - Кем был этот пленный? - Точно не знаю, но сидел он у нас довольно долго… - кольцо понемногу сужается. – ЛАДНО! ЛАДНО, Я СКАЖУ! Это бывший член Совета Мастеров, который был схвачен в инциденте больше трех с половиной веков назад. - Что с ним самим? - Сейчас – кто знает. Если его не убили, то снова в плену. Я-Я ЧЕСТНО НЕ ЗНАЮ, КЛЯНУСЬ! - Где держат пленных? – Айронхар подходит ближе, оказываясь чуть ли не вплотную к вехикону. - Не знаю… их держат отдельно от остальных. - А остальные тогда где? - Под столицей. - А тела? - Что?.. - Где тела, что вы украли с кладбища? - Н-не знаю, - вновь хруст и крик. – ДА Я КЛЯНУСЬ, Я БЕЗ ПОНЯТИЯ! ЗА НИХ БЫЛ ОТВЕТСТВЕННЫЙ СМОЛДЕРВЕЙЛ, МЫ НЕ УЧАСТВОВАЛИ В ИХ ИЗЫМАНИИ! Прием Айронхара рассеивается. - Не так уж и сложно было, не так ли? – он разворачивается и идет на выход. Ступив за порог и дождавшись закрытия дверей, командующий с тяжелым вздохом опирается спиной об стену, берется одной рукой за голову. - Вы, в порядке сэр? – подбегает к нему работник. - Акира, - окликает он меня. - Д-да?.. – странно для него увиливать от вопроса со стороны другого бота. - Все еще уверена, что тебе эта работа придется по душе? Ответа он не дожидается: приходят медицинские работники, которым Айронхару приходится уступить путь. Так вот зачем я здесь была нужна… - Оптимус! – врывается Рэтчет вместе с ними. - В чем дело? – моментально тот реагирует. - Тебе сообщение от некого Смолдервейла, говорит, что хочет встретиться. Это насчет тел. - На какой оно было частоте? - Закрытой. Мы все переглядываемся. Подозрительно удачно все совпало. - Айронхар, созывайте отряд, - чеканит наш главнокомандующий. – ОптимусПраймспец-отряду, соберитесь в центре управления граундбриджами. - Идем, - машет мне рукой в сторону двери Айронхар. Когда мы выходим в коридор, он резко разворачивается и выставляет руку. – И еще вот. Ты забыла на поле битвы. Подумал, что лучше тебе держать его у себя. Я осторожно беру кинжал, что давным-давно выковала. - Сомневаюсь, что он уже пригоден как оружие, - провожу я концом пальца по трещинам на ходу. - Это уже сама решишь. Мое дело отдать. - …Спасибо. Остаток пути проходит в напряженной тишине. - Смолдервейл… имя кажется каким-то знакомым… - первые попытки вспомнить оказываются тщетными. Все же кажется, что даже странно, что я этого не помню. Я едва не теряю равновесие, столкнувшись с одним из солдат спец-отряда. - Прошу прощения, - произношу я, быстро оглядев бота в темно-синей с белым броне. Нас обоих отвлекает звон упавшего на пол предмета. – Черт. Когда я хочу присесть и подобрать его, бот меня останавливает, поднимая его сам. Аккуратно взяв мою руку, он кладет его обратно и смотрит на меня своими полностью желтыми глазами. - С-спасибо, - меня удивляет такое поведение: в конце концов, я могла сама его поднять… В ответ он лишь кивает и отпускает мою руку. - Акира, ты идешь или нет? – окликает меня Айронхар. Кивнув боту напоследок, я быстро нагоняю свой отряд. – Что с тобой? Напугал допрос? - Никак нет, сэр, - я прячу кинжал под броню на время. - А зря. Всем приготовиться, мы первыми выходим обследовать обстановку, - не давая мне возможности спросить смысл первых слов, командует он нам. Оказываемся мы в шахте. Не слышно звуков ни бура, ни шагов, ни техники. Осматриваю свой сектор. - Чисто, - поднимаю бластеры вверх, прежде чем трансформировать руки обратно, кажущиеся чуть более тяжелыми. То же самое повторяют остальные наши. По мере продвижения виднеется чья-то тень. Когда мы подходим совсем близко, Рэтчет включает встроенный в руку фонарь. Некоторые на всякий случай направляют на него пушки. - Нет нужды, я не наврежу вам, - стоит мне услышать голос, у меня закрепляется ощущение, что я его уже встречала. Из-за мантии и капюшона я не могу разглядеть его броню и лицо. - В сообщении ты упомянул о телах, - Оптимус делает шаг вперед. – Прошу, скажи, где они и что с ними намереваются сделать? - Они прямо здесь, - бот отходит в сторону. Переместив свет туда, различаются несколько лежащих рядом саркофагов. - Это ведь… - начинает бормотать Рэтчет. - Это они. Я смог их переместить сюда. И… полагаю, я должен извиниться, что это вообще произошло, - он садится на колени. - Почему ты их возвращаешь? – подключается Айронхар. - Точно так же, как и вы, я не могу позволить Мегатрону заполучить то, что он хочет на данный момент. Так что мне пришлось подстроить, якобы они были повреждены в результате обвалов. - Что ты хочешь взамен? – спрашивает Оптимус. Небольшая пауза. - Позвольте… служить вашей фракции, - выдает он. – Я уважаем среди десептиконов, поэтому могу давать вам весьма полезную информацию. Для меня этого будет более чем достаточно. Вдруг мне приходит мысль. Бывший член «Теневого оскала», сбежавший из плена. Способен управлять двигательными нейронами других. Точно, как я не могла вспомнить. - Чушь, как такому можно… – отзывается кто-то из спец-отряда. - Оптимус, я знаю его, - подхожу я ближе. – Он тот бот, что помогал мне с разведкой вражеской базы изнутри. Все сперва оглядываются на меня, потом на Смолдервейла, заметив движение. - Все-таки узнала, - с мягкой улыбкой, он снимает капюшон. – Рад тебя видеть. Tobecontinued.
Примечания:
Первый пациент сбившегося графика выхода... увы и ах, прошу за это прощения.
Работа над этой главой заняла чуть больше времени, чем я рассчитывала, поскольку сильно над ней постаралась (надеюсь, ощущается). Напишите, что вы думаете о ней - мне правда будет интересно почитать :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты