Сватовство знатного оленя

Гет
PG-13
Закончен
32
Размер:
Миди, 198 страниц, 28 частей
Описание:
Сказ про то, как лорд Роберт Баратеон к Лианне Старк сватался
Примечания автора:
Джордж Мартин создал мир ПЛиО, переполненный жестокостью и мерзостью, и поселил в него прекрасных людей, которые заслуживают шанса исправить мир к лучшему.
В работе использованы мотивы некоторых других фиков по миру ПЛиО, размещенных на этой площадке, а так же имеются отсылки к "Хроникам Арции" В.Камши, "Трем толстякам" Ю.Олеши и роману "Ола" А.Валентинова.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 199 Отзывы 12 В сборник Скачать

Хорьки в деле

Настройки текста
«Пока мы болтали, уже стали видны Близнецы. Вот и попробуйте по их виду оценить силу лорда Фрея», - сказал лорд Рикард Старк. Да, тут было над чем задуматься. Раньше лорд Роберт был убежден, что все лучшие замки были построены в давние века, когда люди умели использовать магию. Иначе невозможно было объяснить построение таких невероятных укреплений, как Орлиное Гнездо или Утес Кастерли. И даже вроде как простые замки того времени, такие как Штормовой Предел или Винтерфелл, на самом деле являлись невероятно крепкими орешками. Пусть их защита была несложной, зато невероятно мощной в своей простоте. Штормовой Предел не брал никто и никогда. Дюрран Богоборец строил замок, взять который будут бессильны и сами боги. По нынешним временам построить подобный замок стоило бы просто невероятных денег. Роберт был уверен, что единственные, кто могли себе такое позволить, это Таргариены, создавшие неприступную твердыню Красного замка. Как оказалось, он ошибался. Близнецы вполне были способны поспорить с обителью королей, кто из них составит большую проблему для осаждающих. Конечно, замки были очень разные, их нельзя было сравнивать прямо, но лорд Роберт Баратеон немало читал об осадах замков, и мог себе представить, как сложно пришлось бы тому, кто попытался бы штурмовать любую из этих двух твердынь. Стены замка были не так уж и высоки, на глазок примерно тридцать футов. Зато по ней были часто расставлены башни, невысокие, но широкие, прямоугольные и овальные. Единственные ворота, из которых как раз и выходила торговая дорога, были обрамлены двумя квадратными башнями, такими же основательными и приземистыми, как и их сестры. Позади стены виднелись верхушки внутренних укреплений и донжон. Тоже невысокий, но широкий, мощный, способный выдержать приступ немалой армии. Из-за него выглядывал второй такой же, что сразу заставляло вспомнить название крепости. Роберт Баратеон никогда не бывал здесь раньше, но знал, что замок Фреев по сути представляет из себя два замка, расположенных на противоположных берегах Зеленого Зубца, соединенных между собой мостом. Причем оба они были намерено сделаны похожими друг на друга, отсюда пошло и название оплота Фреев: Близнецы. Роберт знал и о том, что в комплекс укреплений входит еще одна башня, которая называлась Водяная. Построенная на середине моста, она контролировала сразу и мост, и реку, при необходимости позволяя наглухо закрыть и то, и другое. Но с тракта ее не было видно. Видимо, она была так же невысока, как и остальные постройки замка, и ее начисто закрывал ближний донжон. Что же касается других построек замка, то, поскольку были видны в лучшем случае лишь их верхушки, толком судить о них с дороги было невозможно. Да, приходилось признать, что Фреи были людьми умными и осторожными, немалую часть своего богатства вкладывали в собственную безопасность, и добились в этом серьезных успехов. Такой замок Роберту Баратеону очень хотелось штурмовать. Да, это будет кровавая битва, и немалая часть его войска поляжет под этими высокими стенами, а многие из тех, кого минует эта участь, погибнут позже, во дворах и башнях, но это будет славная победа. Из тех, которые помнят долгие годы, о которых рассказывают легенды и поют песни. А что толку, например, взять штурмом какие-нибудь Бронзовые Врата? В них величие только что в названии, да и сами врата внушают. А все остальное годится для обороны разве что от кучки пьяного сброда, которая на приступ такого замка как у Фреев пойти просто не решится. И, если их взять, так через пару лет за пределами округи в десять лиг все и забудут, что Бронзовые врата кто-то брал. Не говоря уж о том, что за пределами Штормовых земель об этом вообще, наверное, не узнают. А этот замок мог бы подарить лорду Роберту Баратеону настоящую славу, но пока что должен был дать всего лишь кров и приют. Ну что же. Роберт не торопился. Ему пока только восемнадцать лет, все впереди. Будут у него и сражения, и осады, к тридцати он покроет себя славой, заставит говорить о себе от Арбора и до Стены, да и во всех Вольных городах Эссоса. Не просто как о доблестном рыцаре и турнирном бойце, но и как о настоящем полководце, какими славен Великий дом Баратеонов. Возможно, что и Близнецам тогда найдется место для его подвигов. А пока что можно быть здесь и добрым гостем. Разумеется, дозорные заметили их издалека. Однако сначала замок никак не отреагировал на приближение отряда. И даже, как ни в чем ни бывало, выпустил на тракт еще один купеческий караван, который, конечно же, вскоре уступил дорогу благородным лордам. Но, когда до Близнецов осталась последняя миля, над ними прозвучал резкий звук сигнального рога, и через пару минут из ворот выехал небольшой отряд, над которым реяло знамя Фреев: две соединенных мостом синих башни на серебристо-сером поле. - Встречают, - довольно хмыкнул Баратеон. - Купцов здесь проезжает немало, а вот глав двух Великих Домов лорд Уолдер принимает не каждый день, - ответил лорд Рикард. – Пока не вижу, но могу поставить золотого дракона против медной звезды, что он лично едет нам навстречу Роберт подумал, что ради такого случая Старый Хорек мог бы выехать им навстречу намного раньше и приветствовать хотя бы в паре лиг от замка. Но раз он этого не сделал, то, видимо, несмотря на свою репутацию, простым лизоблюдом Уолдер Фрей не был. Когда отряды сблизились, Роберт убедился, что лорд Рикард был абсолютно прав. Во главе отряда ехал старик в темно-синем кафтане. Это, несомненно, не мог быть никто, кроме самого хозяина Близнецов, лорда Уолдера Фрея. Баратеону сразу бросилось в глаза, что конь под лордом был под стать всаднику: старый обрюзгший мерин. Выезжать на таком на поле боя было бы неприличным шутовством, да и вообще восседать на такой кляче лорду не пристало. С другой стороны, Старому Фрею было уже за семьдесят, а он все же сумел взгромоздиться в седло. Это невольно внушало уважение. Одет лорд Переправы был в длинный темно-синий кафтан, поверх которого на плечи был наброшен теплый плащ того же цвета, подбитый длинным каштановым мехом. Роберт подумал, что если это мех лесной куницы, то у кого-то определенно сыграло чувство юмора: хорьки были не единственными животными, с которыми сравнивали Фреев. Поговаривали так же о куницах, а порой и о горностаях. Последнее, впрочем, только в том случае, если желали изящно польстить: горностаи всегда занимали почетное место в первом ряду благородных животных. Длинное остроносое лицо лорда Уолдера и впрямь напоминало морды этих животных, что в юности наверняка создало ему репутацию не самого привлекательного кавалера. Сейчас же на лицо дополнительно наложило отпечаток время, но не облагородило, как это было, например, с лордом Джоном Арреном, а, напротив, добавило неприглядности. Кожу испещрили старческие красноватые пятна, исчертили глубокие морщины на лбу и щеках, а на подбородке она отвисла неприятными на вид складками. Глаза Старого Фрея глубоко запали и, кажется, постоянно слезились. Из ворота кафтана торчала несуразно длинная и тонкая шея, так же покрытая пятнами и морщинами. Роберт подумал, что старику следовало бы отрастить бороду, которая хоть немного скрасит неприглядный его вид, но, словно назло этому миру, лорд Фрей был выбрит аккуратно и тщательно. Видимо, в замке водился настоящий мастер искусства бритья, способный начисто выбрить такую неудобную кожу. Позади хозяина Близнецов ехали в ряд трое всадников в разного оттенка синевы кафтанах и плащах. Двое из которых, несомненно, тоже были Фреями, это становилось ясным при взгляде на их лица. Те же хорьки, только помоложе. Правый, впрочем, уже вполне заслуживал кличку Старый Хорек, если бы рядом не было еще более старого. Но даже на фоне лорда Уолдера лицо всадника выглядело откровенно паршиво: оно было дряблым, морщинистым и каким-то усталым. Можно было подумать о том, что это младший брат лорда Уолдера, но Роберт, хотя не проявлял усердия при изучении историй благородных домов королевства, чьи владения лежали за пределами Штормовых земель, помнил, что живых братьев у лорда Уолдера нет. Так что, скорее всего, перед ними был старший сын и наследник лорда Переправы, сьер Стевон Фрей. Хотя Роберт раньше представлял его более молодым, ведь всадник смотрелся ясно старше семи семиц годов, а сьер Стевон должен был только подбираться к этому славному юбилею. Второго, ехавшего в середине, Роберт неплохо знал, поскольку несколько раз встречался с ним на турнирах. Это был сьер Джаред Фрей, старший сын лорда Уолдера от второго брака. Бойцом он был чуть получше среднего, а на пирах рядом с ним лучше было не садиться, чтобы ненароком не скисло вино в кубке. Что касается третьего всадника, то он на хорька совсем не походил. Высокий, крепкий и довольно молодой мужчина со смуглой кожей и выпирающей вперед массивной нижней челюстью, видимо, был доверенным вассалом лорда Уолдера. Либо сыном, но пошедшим не в родовую породу, что было бы очень удивительно: всему королевству известно, что все Фреи хорьки, а все Флоренты лопоухие. Позади этих троих ехал знаменосец со знаменем Фреев, а дальше стражники с копьями в руках в серо-синих сюрко поверх кольчуг. Не доезжая десятка ярдов до отряда гостей, лорд Фрей и его люди остановились. По знаку лорда Рикарда остановился и кортеж. - Лорд Рикард Старк! Лорд Роберт Баратеон! – прошамкал старик. - Лорд Уолдер Фрей! – ответил ему Хранитель Севера. - Я рад приветствовать таких благородных и высоких гостей на своей земле. И рад возможности оказать вам гостеприимство и пригласить вас стать гостями моего замка. Покои для вас и ваших родственников, а так же помещения для ваших людей уже приготовлены. Равно как и баржи, которые доставят вас в Риверран. Вы сможете отплыть завтра утром. Но, может быть, вы захотите задержаться в Близнецах, я буду рад, если это произойдет. - Благодарю за добрые слова, лорд Уолдер! – вежливо ответил лорд Рикард Старк. – Уверен, таким же добрым и радушным станет и ваше гостеприимство. - Позвольте представить вам моих сыновей, милорды. Мой старший сын и наследник, лорд Стевон Фрей. Лорд Джаред Фрей. И лорд Хостин Фрей. Названные Фреи поочередно склоняли голову. Значит, здоровяк все-таки был Фреем. Роберт даже сообразил, что лорд Переправы взял в свой эскорт старших сыновей от трех своих первых браков. Наверное, это было разумно. Старый Хорек отличался неуемной плодовитостью, и законных сыновей у него было больше двух семиц. Каким бы властным главой дома он ни был, все равно нелегко удержать в повиновении такую толпу потомков. - Мой сын и наследник, лорд Брандон Старк. Мой сын, лорд Эддард Старк. Мой сын, лорд Бенджен Старк. Моя дочь леди Лианна Старк. Лорд Бент Роллинг, сын и наследник лорда Брандона Роллинга, ректора Севера. Занятый изучением замка, Роберт как-то не заметил, когда лорд Рикард успел распорядиться, а остальные Старки выполнить его приказ, но сейчас все они были рядом с главой своего дома. И примкнувший к ним мальчишка Роллинг тоже рядом. - Надеюсь, пребывание в Близнецах будет приятным для всех вас, молодые лорды и юная леди. Может быть, вы и спустя много лет будете с удовольствием вспоминать оказанное вам в Близнецах гостеприимство. Лорд Роберт Баратеон в этом очень сомневался, но промолчал. - Прошу всех следовать за мной. Старый Фрей развернул свою клячу, его сыновья и стражники разъехались в стороны, и лорд Уолдер, как полагалось гостеприимному хозяину, возглавил въезд в свой замок. Следом за ним потянулись знатные гости. Роберт поискал глазами Лианну. Перехватив его взгляд, она подъехала к нему и привстала на стременах, чтобы быть поближе. Разумеется, не дотянулась, но он склонился к девочке. - А серьезный замок у Фрея. - Серьезный, - согласилась Лианна. - Нравится? - Нет, - она уверенно мотнула головой. - Почему? - Он какой-то… мрачный. Недобрый. - Разве бывают добрые замки? - Конечно. Винтерфелл добрый. - Винтерфелл это не пример. Он твой родной замок, поэтому навсегда останется самым лучшим местом на свете. - Даже если так, все равно, - не уступала Лианна. – Все северные замки добрые. Ну… Кроме Дредфорда, наверное, в нем я не бывала. А те, в которых бывала, все добрые. Они поставлены чтобы защищать людей. А этот чтобы собирать деньги за переправу через реку. Роберт улыбнулся и шутливо погрозил девочке пальцем. - Я думаю, леди Лианна, в вас говорит северное зазнайство! - Еще чего! – неподдельно возмутилась Лия. - Точно, точно. У вас, северян, оно часто проявляется. Считаете себя лучше тех, кто живет на юге. - Можно подумать, вы нас не считаете тупыми дикарями. - Я не считаю. Мы знакомы с Нэдом с тех пор, как были совсем зелеными мальчишками. И я каждый день видел рядом с собой юного лорда. Умного, честного, смелого. Мне очень хотелось, чтобы он стал моим другом, ведь такой не предаст и не бросит, даже если ему самому будет грозить смерть. И мы с ним стали друзьями. - Роберт, - неожиданно серьезно спросила Лианна. – А ты не предашь Нэда? Не бросишь его, если тебе будет грозить опасность? - Конечно нет, Лия! Эддард мой друг, и что бы мне не угрожало, я всегда приду к нему на помощь и сделаю все, что в моих силах, чтобы выполнить любую его просьбу. Даже если это будет угрожать моей жизни, не говоря уж обо всем прочем. На мгновение лорду Роберту послышалось, будто с болот донесся волчий вой, далекий, тихий и безнадежно-тоскливый. Так воет зверь, предчувствуя свою неизбежную гибель. Баратеон встрепенулся, бросил взгляд направо, в сторону болот, но не увидел ничего подозрительного. Все вокруг спокойно продолжали свои разговоры, ни один человек не отвлекся, чтобы прислушаться к звуку или присмотреться к его источнику. Хозяин Штормового Предела решил, что ему послышалось. Бывают же такие наваждения. А тут еще и Лианна удивленно спросила. - Что с тобой, Роберт? - Ты ничего не слышала? С болот? - С болот ничего. Она смотрела на него изумленными глазами, и мужчина вымучено улыбнулся. - Показалось. - Наверное, вы с Брандроном с утра уже подняли кубки, - ехидно предположила Лианна. - И с ним, и с Нэдом, и с лордом Рикардом. Один кубок белого вина в конце завтрака. - И все? – в голосе девчонки явно звучало сомнение. - Хочешь, поклянусь своим молотом? - Я верю. Только все-таки мне кажется, что вы многовато пьете. - Это потому, что ты никак себе не можешь простить тот пир в Снежном форте. Лианна недовольно насупилась. - Не хмурься, Лия. Всему свое время, место и количество. Поверь, от одного кубка за завтраком у здорового мужчины и воина не убудет. И не стоит его упрекать по таким мелочам. Признай, ты ведь никогда не видела меня пьяным. По лицу девочки было заметно, что она спешно вспоминает. - Не видела… - Вот, а ведь мы вместе прошли уже больше семи пиров. Так что лорд Роберт Баратеон не такой пьяница, как говорят злые языки. - Я никогда не называла тебя пьяницей. А злые языки… Я бы их просто вырывала! – вырвалось у Лианны, и Роберт в душе довольно улыбнулся. Все шло так, как должно было идти. А вскоре мерин лорда Фрея уже ступил на подъемный мост, перекинутый через широкий ров, почти до краев заполненный быстрым потоком воды, а затем проехал в ворота. Надвратная башня оказалась намного больше, чем казалась снаружи, за счет того, что была вытянута в глубину замка. Роберт обратил внимание, что проход можно было перекрыть не только двумя воротами в противоположных концах башни, если за одни из них считать подъемный мост, но и двумя подъемными решетками. Кроме того, стены проезда были испещрены бойницами, а в потолке угадывались закрытые крышки люков. Фреи очень постарались, чтобы ворота превратились для осаждающих не в самый удобный путь внутрь замка, а в ловушку и могилу. В довершение всего, проехав надвратную башню, всадники оказались в коридоре, одним концом упиравшимся в ворота, а вторым в донжон. Каменные стены стискивали его с обеих сторон. Не очень высокие, примерно десять-двенадцать футов, они тем не менее являлись серьезным препятствием для штурмующих, если бы тем удалось ворваться в замок через ворота. Опытный взгляд лорда Роберта безошибочно подметил, что строители позаботились о том, чтобы с этих стен можно было поражать находящихся в коридоре, будучи хорошо защищенными от их ответных атак. У этих внутренних стен не было башен, зато было пробито четверо небольших ворот, по двое с каждой стороны, но так, чтобы не напротив друг друга. Дальние правые были открыты, в них-то и въехал лорд Фрей, а за ним и все остальные. Внутренний двор, в котором они оказались, занимал примерно четверть площади Близнецов на левом берегу Зеленого Зубца и обращал на себя внимание в первую очередь малым донжоном: круглой башней. Толстой и невысокой, но все-таки возвышавшейся над уровнем внешних стен. Строго говоря, двор делил ее с соседним: она стояла как раз посредине разделяющей два двора стены, в свою очередь разделяя ее на два примерно равных прясла. В остальном же двор занимали хозяйственные постройки, в первую очередь конюшни. Множество слуг разного возраста в потертых кафтанах из серого дешевого сукна, но с круглой нашивкой герба Фреев над сердцем тут же поспешили ко всадникам с намерением помочь им спешиться. Роберт неприязненно махнул рукой, давая понять, что не нуждается в их услугах, и спешился самостоятельно. Передав поводья в руки ближайшего слуги, он повернулся к Лианне. На всякий случай: если уж она решит спешиваться с посторонней помощью, то оказать эту помощь должен он, а не прислуга Старого Хорька. Но помощь не понадобилась: Лия ловко спрыгнула со смирной Луны. Вынужденная пересесть с дрыганта на старую лошадку, неугомонная северная непоседа добилась от отца разрешения путешествовать в мужском седле. И, наверное, немало удивила лорда Переправы и его сыновей, появившись перед ними в сапожках, штанах и коротком кафтане под расстегнутой короткополой шубейкой. Впрочем, старик ничем своего удивления не выдал, а сыновья и вовсе безмолвствовали. Оно и к лучшему. Дальше были традиционно-надоевшие хлопоты по размещению. Лордов Фрей поселил в донжоне, покои Роберта оказались на третьем этаже. Пока слуги переносили в комнаты его поклажу, он быстро переоделся, а после этого потребовал от одного из них показать ему, где происходят упражнения с оружием. Оказалось, что как раз около донжона, но на другом дворе, через дорогу. Слуга провел его верхними коридорами, так что они вышли прямо в нужный двор. Первым делом Роберту бросился в глаза очередной малый донжон, так же встроенный в разделяющую два дворика стену. В отличие от того, что он видел раньше, это была не круглая башня, а настоящий маленький замок: прямоугольное каменное строение в четыре этажа высотой, на углах усиленное маленькими круглыми башенками с острыми крышами. Очередной раз отдав должное укрепленности обители Фрееев, Баратеон осмотрел двор. В одном его углу десяток копейщиков под руководством командира осваивали приемы боя своим главным оружием, а в другом тренировались с мечами четверо молодых людей, примерно ровесников Роберта. Лица троих из них несли на себе характерные черты Фреев или хорьков. Он уверенно направился в их сторону. - Доброго дня, сьеры рыцари! - И вам того же, добрый сьер! – ответил ему старший из молодых людей. - Не желает ли кто скрестить со мной мечи в тренировочном бою? Роберт не был уверен, что кто-то согласиться, но почему бы не попробовать. Четверо обменялись взглядами, после чего тот, что был не похож на Фрея, произнес. - Вы, сьер, сразу видно, добрый воин. Однако я все ж попробовал бы. Сьер Клиффорд из дома Эренфорд к вашим услугам. - Я сьер Роберт из дома Баратеонов, и я благодарю вас за столь любезное согласие, - искренне ответил хозяин Штормового Предела. Об Эренфордах он совершенно ничего не помнил, видимо это был один из мелких рыцарских домов Трезубца, скорее всего, ленные вассалы Фреев. Выбрав себе подходящий тренировочный меч. Роберт отсалютовал сопернику и принял боевую стойку. Клиффорд оказался недурным воином, поначалу он умело сдерживал натиск Роберта и даже пытался контратаковать. Но когда Баратеон поднажал, его защита в одночасье рухнула, и рыцарь признал себя побежденным. - Однако ж и силища же у вас, милорд, - тяжело переводя дыхание, произнес он, утирая со лба обильный пот. – Вам разве что с лордом Хостином сражаться, у него рука по крепости вроде вашей будет. - Ну уж нет, Клифф, я своего шанса не упущу, если милорд Роберт будет столь любезен, что уделит мне свое внимание. Сразитесь со мною, лорд Роберт? Я лорд Данвелл Фрей, восьмой сын лорда Уолдера. - Конечно, лорд Данвелл, буду рад скрестить с вами мечи. Сражаться и пить лорд Роберт Баратеон был всегда готов с кем угодно, когда угодно и сколько угодно. Хотя, говоря по чести, Данвелл Фрей по мастерству заметно уступал сьеру Клиффорду Эренфорду, хотя и был на вид постарше возрастом. Победа во втором поединке потребовала от лорда Штормовых земель меньше усилий, чем в первом. Но в любом случае, оба молодых воина с Трезубца были безнадежно слабее Брадона Старка, Джона Айронсмита и даже Гровера Игеля. Роберту хотелось настоящего поединка, но где взять подходящего противника? Он с надеждой оглянулся вокруг, и его лицо озарила довольная улыбка. Пока он сражался с юнцами, во дворе заметно прибавилось народу. На бой смотрело не менее двух десятков воинов, среди которых были Эддард Старк и Хостин Фрей. Странно, что не было Брандона. - Лорд Хостин, а вы не желаете ли размяться? - Вы слишком сильный противник, лорд Роберт, чтобы это можно было бы назвать разминкой. Как у мастера над оружием этого замка, у меня нет права отказаться, но были бы мы в ином месте, я бы согласился на такой поединок только что на интерес. - И на какой же интерес вы хотели бы сражаться, лорд Хостин? – с любопытством спросил Баратеон. - Не знаю, что бы захотели с меня, но я бы с вас попросил приглашение на баратеоновскую свадьбу. - На свадьбу? – нахмурился Роберт, а на его скулах заиграли желваки. Это было очень неприятно. До сих пор новость о том, что он посватался к Лианне не выходила за пределы семьи Старков. Ни в Верхней Пристани, ни в Каменном Шипе, ни в Снежном форте среди посторонних не было никаких разговоров об этом браке. Какого беса все уже известно этим Хорькам-Фреям? - Значит, хотите погулять на моей свадьбе? – переспросил он только для того, чтобы что-то сказать, а не стоять посреди двора молчаливым пнем. Но ответ Хостина Фрея сразил его своей наивной откровенностью. - И на вашей не откажусь, милорд. Но я просил за свадьбу вашего брата. - Моего брата? – тупо переспросил лорд Штормовых земель, испытывая огромное облегчение. Ничего этот хорек про него и Лианну не знал, и это было замечательно. - Да, милорд. Ведь лорд Станнис Баратеон имеет честь быть вашим братом. Роберта, наконец, отпустило, и он громко расхохотался. - Станнис? Да, наградили меня боги этим братцем. Только я бы на его свадьбе погулять не рассчитывал. Не знаю, женится ли он хоть когда-нибудь, но если это произойдет, то это будет скучнейшая свадьба всех времен и народов, а вино на ней скиснет в уксус. На лице лорда Хостина появилось глубокое недоумение. - Как же так, милорд? Ведь свадьба лорда Станниса дело уже решенное. - Что значит: «решенное»? Кем решенное? Когда решенное? – со смехом спросил Баратеон. - Так его тестем. Его милостью Тайвином Ланнистером, десницей нашего светлейшего государя. И вот тут Роберту резко стало не до смеха. - Откуда это известно? – угрожающим тоном спросил он у Фрея. Тот совершенно не испугался, видимо, просто не понял, какого зверя он сейчас разбудил. - Так люди ж говорят. Купцы, которые из Королевских земель плывут вверх по Трезубцу. Рассказывают, что в Королевской Гавани только и разговоров, что об этой свадьбе. - Ну, так известное же дело, простолюдинам о свадьбе лордов языками почесать, считай что вместо хлеба, - вставил кто-то из стоящих рядом с Хостином. – Да и в Гавани под свадьбу можно и денежкой разжиться. У десницы дочь одна и любимая, свадьба будет богатая, милостыни раздадут. Гнев застелил разум Роберта. - Милостыня?!!! Свадьба???!!! В седьмое пекло эту свадьбу!!! – заорал он на весь двор. – Как он посмел???!!! Как он посмел????!!!! Фреи и их слуги оцепенели и ошарашенно уставились на враз озверевшего главу дома Баратеонов. - Я глава дома! Я все решаю! Сосватать Серсею за Станниса в обход меня! - Роберт! – укоризненно произнес вставший рядом Нэд Старк. – Успокойся! Ты ведь был в отъезде. - И что? Он подождать не мог? Его золотосрущая задница пригорела? Кем он себя вообразил?! И кем он считает меня? Сосватать дочь за младшего брата вперед старшего? Я ему не пара? Недостаточно хорош для его драной кошки?! - Роберт! Да успокойся же… Эддард взял его за руку, но Баратеон резким рывком освободился. - Не надо меня останавливать! Я никому не позволю посягать на честь Великого дома Баратеонов! Нам ярость! Если Тайвин Ланнистер хочет, чтобы его кошку трахал Баратеон, то этот Баратеон я и только я! - Да опомнись ты, наконец! – Нэд схватил его за акетон обеими руками. – Что ты несешь! Приди в себя! Роберт оттолкнул друга так, что тот еле удержался на ногах. Но больше ничего сделать не успел. Над двором разнесся властный голос: - Довольно! Тяжело дыша, верховный лорд Штормовых земель поднял голову навстречу летящим словно стрелы словам: - Лорд Роберт Баратеон, вам следует немедленно замолчать! Прийти в себя! А потом объясниться! На нижней галерее крепостной стены рядом с хозяином замка стоял Хранитель Севера лорд Рикард Старк. Только теперь Роберт Баратеон осознал, что он только что наговорил...
Примечания:
Описание Близнецов создано на основе этих картинок:
https://7kingdoms.ru/wiki/Файл:33362585yn6.jpg
https://7kingdoms.ru/wiki/Файл:Twins.jpg

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты