Судьба распорядилась верно /Fate Set Right

Гет
Перевод
R
В процессе
318
переводчик
sandrina_13 бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://m.fanfiction.net/s/12921291/1/
Размер:
707 страниц, 40 частей
Описание:
Маховики времени - опасные устройства, и ужасные вещи случаются с волшебниками и ведьмами, которые вмешиваются в течение времени. Или так говорят? Несчастный случай, который отправляет Гермиону в прошлое, меняет ход почти дюжины жизней, включая ее собственную. Любовь там, где ее раньше не было, надежда там, где она была потеряна, доверие там, где оно всегда было под сомнением. Молодая гриффиндорка, которой раньше не было.
Примечания переводчика:

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
318 Нравится 114 Отзывы 161 В сборник Скачать

Глава 32

Настройки текста
31 июля 1995 г. - А -       - Что за шум, словно стадо слонов топает через твой дом? - Аврора спросила Гарри после семи часов, а не через тридцать минут после того, как Молли отправила их всех в библиотеку есть торт.       Гарри нахмурился, поставил тарелку и оттолкнулся от пола. Он пересек комнату к двери библиотеки и выглянул наружу, затем высунулся немного дальше. Он тихо выскочил из комнаты, и вернулся.       - Встреча Ордена, - сказал он, и все остальные двинулись так тихо, как могли, чтобы встать рядом и подсматривать.       Из-за перил они могли видеть входящих людей, многие из которых все еще были в плащах сохраняя свои личности в секрете.       - Это твои родители, - тихо заметил Драко. - Почему они ничего не сказали, когда высадили нас раньше?       - Наверное, не хотел, чтобы вы, ребятки, шпионили, - предложил Джордж в качестве объяснения.       - Вот почему мы должны использовать это, - Фред показал им пару ушей со струной между ними.       - Что это? - тихо спросил Гарри, выглядывая за перила, чтобы увидеть, кто еще идет.       - Удлинитель ушей, - ответил Джордж. - Мы можем оставаться здесь и слушать, даже если они думают, что мы не слышим.       Дверь снова открылась, и все посмотрели вниз.       - Профессор Дамблдор здесь, - сказала Луна. - Полагаю, это означает, что они скоро начнут.       - Мы должны немного подождать, - сказал Драко. - Если это встреча, им понадобится пара минут чтобы рассесться и подготовиться. Было бы бесполезно бросать эту штуку, только, чтобы прибывший в последнюю минуту спалил нас.       - Что ты знаешь, Малфой? - спросил Рон, хотя не было той злости, с которой он обычно произносил имя Драко. Джинни все равно ударила его за то, что он дурак.       Драко просто закатил глаза.       Последние четыре недели они проводили много времени вместе. Тетя Сисси дала Драко разрешение находиться у Снейпов столько, сколько ему захочется, и поэтому он мог перемещаться вместе с Авророй в резиденцию Уизли или Блэка-Поттера всякий раз, когда представилась такая возможность. И хотя Рон все еще казался встревоженным присутствием Драко, их споры и вражда сошли на нет, и не было никаких очевидных напоминаний, что они должны быть соперниками. По крайней мере, большую часть времени.       Но обычно они не были на площади Гриммо, когда проходила встреча Ордена. Взрослые удачно подгадывали, когда у детей был матч по квиддичу на поле между Луной и Уизли, предполагаемо мистер Лавгуд наблюдал за ними, хотя он был гораздо больше сфокусирован на своем журнале, чем на детях. Или их поощряли исследовать магловский Лондон, прося Гарри и Аврору рассказать другим о жизни маглов.       Тот факт, что все в Ордене должно быть знали, что Гарри и его друзья наверху, было достаточно интересным моментом, но тот факт, что они решили провести совещание независимо от группы подростков наверху, заставило детей гораздо больше интересоваться тем, что происходит внизу       После минуты или двух молчания Фред опустил одно из ушей на перила, и все они замолчали, напрягаясь, чтобы услышать, что говорится.       - … преследовал. Я отказываюсь выпускать его из дома одного, потому что кто знает, что министерство может попытаться сделать. - Голос Сириуса донесся из уха.       - Любой, и я имею в виду любого, кто, по мнению Фаджа, шпионит для тебя, Альбус, или даже разговаривал с тобой - угрожает Фаджу. Нам сказали, что мы можем с тем же успехом очистить наши столы, - поведал мистер Уизли.       - Аврорат расследует только дела, касающиеся темных волшебников, в полной секретности. Фадж не верит, но, если есть хоть малейшая вероятность, что что-то может быть связано с деятельностью Пожирателя Смерти... - Незнакомый женский голос объяснял, прежде чем ее прервали.       - Кем бы они не были. - Аврора слышала, как сказал ее отец. - Темный Лорд пока не заинтересован в том, чтобы раскрыть себя. Не из-за того, что Поттера покалечили в прессе, и, в конце концов, из-за его неспособности убить мальчика сразу после возвращения.       - Итак, что ему нужно? - спросил Ремус. - Как и раньше?       - Да. Это и оружие. Я думаю, что он считает, что это должно быть в министерстве, так как те, кого он назначил найти его, имеют законные основания быть там.       - Значит, в Министерстве есть Пожиратели смерти? - спросил мужчина с элегантно звучащим голосом.       - Всегда были, Кингсли, - ответил профессор Грюм, и Аврора очень надеялась, что это был настоящий профессор Грюм.       - И это напомнило мне, - вставил ее папа. - Он вербует не только единомышленников, но и тех, кто чувствует себя недооценённым в обществе. Вот только, в отличие от прошлого, я не думаю, что те, кто присоединятся к нему, будут знать, во что они ввязываются.       - Есть какие-нибудь сведения о том, о чем вы нам рассказывали? - спросил Грюм. Повисла тишина.       - Итак, что мы будем делать с министерством, преследующим Гарри? - спросил Сириус.       - Ничего, - ответил Дамблдор.       Подростки переглянулись в замешательстве, предательстве, затем повернулись к уху, как будто могли видеть разговор так же, как и слышать его.       - Но…       - Никаких «но», Сириус. Я был против его жизни в волшебном мире с того момента, как он осиротел, и я убежден, что он должен был остаться с Дурслеями, далеко от волшебного мира и отрезанным от его новостей.       - Но почему? - Аврора была поражена, услышав, что голос ее матери не изменился. – Какая польза от того, что Гарри ничего не знает о происходящем?       - Потому что нам не нужно беспокоиться о нем, моя дорогая. Нам не нужно заставлять его чувствовать...       - Фигня. - Аврора зажала рот ладонью от ярости своего отца.       - Прошу прощения, Северус? - сказал Дамблдор очень тихим голосом.       - Нет, я согласен с Северусом. - Сириус вмешался. - Он мог бы жить со своей крестной матерью…. Хорошо, хорошо, он не мог, но это не относится к делу! Были другие семьи, которые могли принять его в Волшебном мире. Черт, Ремус мог. Мин могла. Так много людей в этой самой комнате с радостью взяли бы мальчика в свой дом, и вы были против. И ладно, убедиться, что мальчик не вырос, как Джеймс, - был какой-то звук голосом ее отца, но Сириус продолжал, затрудняя определить реакцию отца. - Но почему, почему вы все еще так убеждены, что Гарри остается в неведении обо всем этом? Что вы нам не договариваете?       Наступило долгое молчание, и Аврора слышала стук сердца в голове, когда она затаив дыхание ждала, каким будет ответ.       - Обсудим в другой раз. - Дамблдор наконец ответил. - Но у меня есть кое-что, что нужно решить: нам нужен квалифицированный человек, чтобы занять должность профессора Защиты от темных искусств.       - А я не достоин этого назначения? - Аврора слышала, как с насмешкой спросил отец.       - Ты точно знаешь, почему нет, Северус.       - А как на счет меня? - спросил Сириус. - Я пойду, я могу следить за Гарри.       - Ты мне нужен в другом месте, Сириус. И Ремус, вообще-то.       - В любом случае, я не хотел бы возвращаться на еще один год. Я предпочту разведывательные миссии, - ответил Ремус, и Аврора заметила сердитый румянец, охвативший Гарри на мгновение.       - Что произойдет, если место не займут? - Кто-то спросил, та же самая неизвестная женщина подумала Аврора.       - Министерство приняло решение, что они отправят кого-то, кого они считают квалифицированным, - ответил Дамблдор.       - Ну, тогда почему бы не позволить Гермионе…       Сириус Блэк так и не закончил предложение. Или закончил, но они просто не услышали конца. Аврора была совершенно уверена, что раздался легкий гудящий звук, указывающий на то, что муффлиато было помещено незадолго до того, как Драко вовремя толкнул Рона, от чего он дернул струну Удлинителя Ушей достаточно, чтобы она лопнула.       - Отлично, теперь мы никогда не услышим, что происходит, - проворчал Рон.       - Вы расслышали, кого Сириус собирался предложить? - Спросил Фред.       - Он говорил ровно, его приглушили, не так ли? - Джордж согласился.       Аврора заметила, что единственный, кто не знал правды и, казалось, слышал ее, был Гарри. Но во всяком случае, он казался задумчивым, как будто ему никогда не приходило в голову, что в мире может быть больше одной Гермионы.       - А может, пойдем и доедим торт? - Джинни пожала плечами.       - Звучит восхитительно, - согласилась Луна, взяла Джинни за руку и направилась обратно в библиотеку. - Г -       Прежде, чем ее полное имя слетело с губ Сириуса, Северус выхватил палочку и к удивлению большинства наложил заклинание глушения на комнату.       Последовавшее молчание было тяжелым, большая часть присутствующих была сбита с толку, а знающим было неудобно. Ну, за исключением Альбуса, который казался вполне довольным вспышкой Сириуса.       - Гермиона, - засмеялась Молли. - Единственная Гермиона, о которой я знаю, это подруга Рон и Гарри.       - Гермиона, предложенная Сириусом, и подруга Гарри – одна и та же, - сказал Альбус с радостным блеском в глазах. Гермиона чувствовала, что ее муж напряжен рядом с ней, и положила руку ему на колено под столом, пытаясь успокоить. Альбус просто улыбнулся сидящим за столом, его талант к драматургии был слишком силен, чтобы выдержать. - Может вы раскроетесь, мисс Грейнджер?       Гермиона не просто заговорила, но со вздохом взмахнула рукой, и ее измененный внешний вид растаял.       - Я миссис Снейп в течение шестнадцати лет, Альбус.       - Гер-Гермиона? - Молли заикалась и уставилась на нее, моргая, как будто не была уверена, что видит четко. У Артура отвисла челюсть, и Билл Уизли выглядел совершенно ошеломленным.       - Привет, Молли. - Она ответила с улыбкой. - Я надеюсь, что все еще можно так тебя называть. Мне было бы неловко возвращаться к миссис Уизли.       - Но... но как? И, подожди, ты женился на своей ученице, Северус?       - Когда я впервые встретил Гермиону Грейнджер, ей было почти пятнадцать, а мне было всего четырнадцать, - ответил Северус.       - Ты вышла замуж за своего профессора? - Молли спросила Гермиону с недоверием.       - Я хотела бы отметить, что мне сейчас почти тридцать шесть. Если бы я избегала всех, кого знала взрослыми, то осталась бы старой девой.       Северус, Сириус и Ремус фыркнули на это, и Молли мгновенно расстерялась.       - Я не понимаю, что происходит, - сказала Нимфадора Тонкс оглядываясь на остальных. Все они были несколько сбиты с толку поворотом событий, который Гермиона могла понять. В конце концов, никто из них не знал ее другой.       - Гермиона, как большинство из вас знает, была очень полезна для нас во время первой войны. Причиной этого было небольшой несчастный случай, который отправил ее назад во времени. Гарри был ее одноклассником и товарищем по Гриффиндору до ее четвертого курса.       - И сейчас они верят, что я в Штатах, - Гермиона напомнила Молли, которая выглядела так, будто готова подняться по лестнице и рассказать им все. - Единственные, кто знает, кто я, - это Драко и моя дочь.       - И мисс Лавгуд, я полагаю, все это выяснила, – вмешался Северус.       - Подожди, просто... подожди, - Молли, подняла руки, как будто она могла сдержать несуществующий разговор. - Твоя дочь. Ты ходила в школу со своим собственным ребенком?       - Ну, я не знала, что она была моей в то время, - Гермиона ухмыльнулась. - Я, конечно, надеялась, что она будет моей с 1975 года.       - Это... это просто... и вы позволили это? - Молли повернулась к Дамблдору. - Вы позволили студентке выйти замуж за своего профессора и пойти в школу с ее ребенком?       Альбус усмехнулся.       - Молли, моя дорогая, я клянусь, что сделала все, что мог, чтобы... сделать все наилучшим образом, не меняя время, которое знала Гермиона.       - Ну, это все хорошо, но мы все еще не нашли решение наших проблем с преподавателем, - вмешалась Минерва, положив конец неприятному разговору.       - А я говорю, что мы позволим министру прислать кого-нибудь, - сказал Аластор, и при виде того с каким диким недоверием на него посмотрела Минервы, ухмыльнулся. - Не то, чтобы те, кого ты нанимал в последнее время, были намного лучше, чем та жаба, что пришлет Фадж. И он будет думать, что подсунул шпиона в школу для себя, но это может работать в обе стороны, не так ли? Что бы ни захотела сделать жаба, изменить, что угодно, это поможет нам понять план Фаджа.       - Или мы могли бы просто нанять тебя снова, ты ведь на самом деле не преподавал в прошлом году, - подметила Минерва.       - Но более нервный, чем я был раньше, - пробормотал Аластор. - Могу проклясть ребенка или того хуже.       - Значит, мы согласны позволить Фаджу шпионить за мной, так? - Альбус улыбнулся, как будто это была отличная шутка.       Гермионе хотя и нравились размышления Аластора, было не совсем приятно, насколько легко Альбус со всем этим соглашался. Когда никто не возразил, их лидер кивнул.       - Переходим к следующему вопросу, проводы Гарри в школу. С ним должны быть по крайней мере двое из вас, желательно четверо, и его нельзя провожать ни с детьми Уизли, ни с девочками, - объяснил Альбус, взглянув на Молли, а затем на Гермиону.       - Можем ли мы узнать подробнее об этом ограничении? - спросил Северус, изогнув бровь. Что он задумал?       - Да, Северус. Дети Уизли, мисс Лавгуд и мисс Снейп будут привлекать внимание. Первые - потому что Уизли легко узнаваемы и известны своей дружбой с Гарри, а вторые - из-за очаровательной статьи в Пророке до того, как были обсуждены предпочтения Гарри.       - Хорошо, я доставлю Драко на борт с Поттером. Никто не должен думать, что он одинок и является легкой мишенью, пока идет в школу и пока не воссоединится с остальными в поезде.       Альбус напрягся и либо проигнорировал, либо не заметил удовлетворенного кивка Молли на идею.       - Северус, нет. Ты не должен рисковать разоблачением, отправляясь к Малфоям...       - Нет необходимости ехать в поместье, Альбус, так как Драко решил провести лето с нами, - сказал Северус.       - И даже более того, он прямо сейчас наверху с Гарри, пока мы говорим, - добавил Сириус, указывая в направлении детей на вверху.       Наступила напряженная тишина, прежде чем Альбус прошептал.       - Я хотел бы знать, почему в том же здании, в котором мы проводим собрание Ордена, находится ребенок Пожирателя смерти, и никто не счел нужным никого предупредить.       - Если вы хотите уточнить детали, - сказал Северус сквозь зубы, - в этом доме двое детей Пожирателей Смерти, возможно, трое, поскольку я никогда не был уверен, принял ли Орион Блэк метку или просто был верным сторонником.       Сириус улыбнулся.       - Он никогда не захотел бы испачкать свою кожу, - прокомментировал Сириус, отмахнувшись.       - Есть разница, - сказал Альбус с обманчивым спокойствием.       - Альбус, если бы ты провел какое-то время с мальчиком, ты бы обнаружил, что он совсем не похож на своего отца, - тут же вмешалась Минерва.       - Я должен согласиться, - сказал Артур. - Сначала я был не уверен в Драко, но он показал, что у него совсем другой характер, чем у Люциуса.       - Мы не должны пренебрегать осторожностью, - осторожно сказал Альбус, и Гермиона прищурилась, когда он улыбнулся этой досадно безмятежной улыбкой. - Мальчики, которые отдаляются от своих отцов, обычно чувствуют, что их не ценят. Если все, что нужно для того, чтобы вернуть любовь Люциуса Малфоя - это чтобы молодой мистер Малфой поделился кое-чем из того, что он знает, его было бы легко убедить.       - Альбус, если Снейп доверяет мальчику, то и я ему доверяю, - сказал Аластор, и губы Гермионы изогнулись в благодарной улыбке. - Мы ничего не говорим Поттеру, так какая разница, кто его друзья? И, как сказал Снейп, он дополнительная защита. 1 сентября 1995 г. - А -       - Это было чертовски странно, - сказал Гарри, когда поезд начал отходить. - Я имею в виду, Сириус был с нами, конечно, и Ремус. Но было так много взглядов и шепотков.       - Потому что там были авроры? - спросил Рон.       - Нет, потому что Драко был со мной. - Гарри ответил, нахмурившись немного.       Драко ухмыльнулся, просматривая «Ежедневный пророк» в совершенно расслабленном положении. Аврора подозревала, что ему все это слишком понравилось, что его видели идущим рядом с Гарри. Это был первый раз, когда Малфои не провожали Драко, хотя тетя Сисси пришла на ужин накануне вечером, чтобы убедиться, что у него есть все школьные вещи, и пожелать ему всего наилучшего. В тете было что-то, что заметила Аврора, но так и не смогла понять, что это было.       - Как бы ни старался Фадж, - сказал Драко, останавливаясь на предпоследней, его ухмылка угрожала превратиться в широкую улыбку, когда он постучал пальцем по чему-то на странице, - ему не повезло дискредитировать тебя.       - Ему нечего дискредитировать, - ответил Гарри. - Сириус объяснил, что мы не можем просто кричать о возвращении Волдеморта, как бы мне этого ни хотелось. От факта, что есть люди, которые знают, люди, которые действительно могут что-то с этим сделать, становится немного лучше. И он сказал, что без армии, без оружия, которое они ищут, Волдеморт и Пожиратели смерти практически бессильны.       - Сириус сказал тебе это? - Джинни спросила.       Гарри пожал плечами.       - Сириус не скрывает ничего от меня.       - Должно быть приятно, - проговорил Рон и Драко посмотрел в его сторону.       - Твоя мать все еще нянчится с тобой, Ласка? - спросил он, положив газету на колени. - Снейп не был полностью откровенен со мной и Рори, но он имеет дело с информацией немного более деликатной, чем «не привлекай к себе внимания, пускай Фадж сам себя обдурит».       Рон мрачно посмотрел на слизеринца.       - Она не опекает нас. Спорим, мы знаем больше, чем вы. Нам доверяют.       - Нет, это не так, - вмешалась Аврора, и он перевел свой темный взгляд на нее. - О, не передергивай. Мы дети, ты слышал так же хорошо, как и все мы, Дамблдор не хочет, чтобы мы вообще что-то знали. Точка.       Они не смогли починить Удлинитель Ушей, но Аврора знала, что они им не понадобятся, поскольку профессор Дамблдор очень ясно дал понять, и они ясно слышали, что он не хочет, чтобы кто-либо из них находился в том же здание, что и следующая встреча Ордена. Он почти прокричал об этом, когда уходил со встречи. Уизли, Снейпы, профессор Люпин, Грюм и тётя Мин были единственными, кто остался к этому моменту.       - Меня это на самом деле беспокоит, - Гарри сказал, нервно двигаясь. Когда он понял, что все ждут объяснений, он прочистил горло. – Мне снятся… сны.       - Нет! Правда? - спросила Джинни, звуча почти искренне в своем изумлении. - Сны? Это удивительно, никто бы и не догадался, что ты Избранный.       Гарри ухмыльнулся.       - Странные сны. Вспышки, чувства. Они мне снились в прошлом году время от времени. Там был мужчина, магл, и я видел Хвоста и парня, который выдавал себя за Грюма. Как бы то ни было, Волдеморт был там, каким был до того, как его бросили в котел. Он убил человека. Я сказал Дамблдору, и он волновался, но ничего не сказал. Но я действительно, действительно уверен, что это что-то значило, учитывая то, что случилось. Как, может быть, у меня… Я не знаю, какая-то связь? Когда Волдеморт использовал мою кровь, он сказал, что может дотронуться до меня. И мой шрам всегда болел, когда был, ну, в общем, он рядом. Так что, может быть есть какая-то связь?       - Осторожнее, Поттер, - сказал Драко, складывая газету и постукивая по первой полосе. - Ты окажешься здесь, если будете продолжать говорить, как сумасшедший.       Аврора взглянула на заголовок, предполагая, что Драко просто говорит о первой полосе. В палате Януса Тики сфотографирован Гилдерой Локонс, и рассказана правда о том, что случилось с ним, попытка Фаджа продемонстрировать некомпетентность Дамблдора.       Гарри закатил глаза.       - Я хотел сказать, что Сириус хотел, чтобы я рассказал об этом Дамблдору, но после того, как он показал как относился ко всему этому в прошлом году, как он настаивает, чтобы исключить меня из того, что я предположительно должен знать…       - Возможно, тебе следует сделать что-то отдельно от Ордена Феникса? - предположил Драко. - Они конечно будут с тобой. Но, в конце концов, именно тебе придется иметь дело со… змеемордым, так почему бы не взять с собой тех, кого ты действительно хочешь?       Гарри откинулся на спинку кресла и, кажется, задумался.       - Может быть, - вдумчиво отозвался Гарри. - А -       - Почему нет Хагрида? - спросил Рон после того, как они сели в карету.       - Вероятно, уехал по делам Дамблдора, - ответил Гарри.       - Твой отец говорил, кому отдали должность по защите? - Джинни спросила Аврору.       Она покачала головой.       - В последний раз слышала, как он жаловался, что Фадж не удосужился прислать имя.       - Я думаю, министерство не хочет, чтобы Хогвартс знал, кто приедет, - размышлял Драко, прежде чем они снова замолчали.       - У меня плохие предчувствия насчет этого года, - тихо сказала Джинни. - Вернулся вы-знаете-кто, а министерство восстало против Дамблдора.       - И еще год без Гермионы, - сказал Рон, когда посмотрел в окно.       Аврора и Драко переглянулися.       - Уизли, - сказал Драко, откинувшись на спинку, чтобы Гарри не загораживал затылок Рона, - ты влюблен в нее или что-то в этом роде?       - Нет! - Рон обернулся, его щеки быстро покраснели.       - О, Уизел был влюблен в Грейнджер. Или, может быть, до сих пор.       У Авроры живот скрутило, когда она представила, как Рон смотрит на маму, какая она сейчас, влюбленным взглядом и крутится рядом с ней. Не то чтобы она не думала, что мама хорошенькая, и Аврора довольно ясно помнила реакцию многих на балу, когда она вошла под руку с профессором Снейпом. Но ее вроде как друг влюбился в ее мать? Спасибо, но без этой мысли ей было лучше.       - Заткнись, Малфой. По крайней мере, я смогу найти девушку.       Драко засмеялся, от чего все ухмыльнулись в экипаже, кроме Рона, который просто смущенно огляделся вокруг, прежде чем проворчать что-то, что Аврора не расслышала.       - Вы знаете, я скучаю по Гермионе и все такое, но она нам не нужна. - Джинни задумчиво произнесла. - Я имею в виду, да, она разобралась бы со всем быстрее и все такое, и нам нужно собраться втроем, чтобы получилась одна она, когда дело доходит до решения проблем, но… ну…       - Она не жизненно важна, не так ли? - Луна сказала то, чего избегала Джинни, вызвав ту самую реакцию Гарри и Рона, которую пыталась избежать рыжая.       - Что значит не жизненно важно? Гермиона важна! - сказал Рон недоверчиво.       - Они не говорят, что она не нужна, Ласка, - заступился Драко. - Но ты говоришь так, будто весь год полетит к чертям из-за того, что она не будет ходить за тобой по пятам. И ты должен признать, что с возвращением змеемордого она вероятно в большей безопасности там, где она есть, - Драко говорил небрежно, смахивая невидимую соринку со своей безупречной мантии.       - Ты прав, - вздохнул Гарри, но для Рона это прозвучало, как предательство. - Я бы беспокоился о ней.       - Не думаю, что тебе когда-либо приходилось волноваться о Грейнджер, но ей определенно лучше.       - Не могу поверить, что слышу это, - проворчал Рон, поворачиваясь обратно к окну.       После паузы Джинни сказала:       - Как вы думаете, у нее есть парень?       - Джин! - застонал Рон.       Драко ухмыльнулся.       - Я не сомневаюсь, что у нее есть кто-то, - сказал Драко, сильнее прислоняясь к углу кареты. - Держу пари, он умный.       - Темные волосы, - добавила Аврора, чувствуя веселье в груди, угрожающее вырваться наружу. - Темные глаза.       - Немного бледный, - согласился Драко.       - Он, вероятно, довольно остроумный, - подсказала Луна, разделяя с ними тайную улыбку. - Может показаться немного жестоким, если вы не знаете его.       - Ты имела в виду саркастичный? - спросила Джинни.       - Да, именно. Я думаю, он был бы очень хорош в сарказме. - Луна кивнула.       - О, и он носит очки? - Рон зарычал. - Потому что ты практически описываешь Гарри.       - Или профессор Снейпа, - предложил Гарри, и Аврора прекратила дышать на мгновение, ее охватила паника.       - Они не говорили, что он жирный мерзавец. И ты видел его зубы? Миона ни за что не стала бы встречаться с кем-то вроде него, - Рон утвердительно кивнул.       Драко кашлянул, чтобы скрыть фырканье, которое невольно вырвалось у него. Они оставили тему Гермионы, школа была слишком близка, чтобы продолжать в том же духе, прежде чем Луна и Драко уйдут за факультетские столы. - А -       - Итак, вы говорили, что Шляпа предупреждала раньше? - Гарри спросил у Почти-Безголового Ника, как только закончилось распределение и начался пир.       Песня, которую пела Шляпа, об истории, которую Аврора хорошо знала и о единстве, которое понадобится Хогвартсу*, все еще оставалась в ее памяти. Как и все ее друзья, она задавалась вопросом, было ли это предупреждением не только о грядущей войне, но и о профессоре в розовом костюме, сидевшей за высоким столом. Никто не узнал ее и откуда она, и они все надеялись, что это хороший знак.       - О, да, - сказал Ник, отворачиваясь от Рона, который перемешивал свою картошку. Аврора не знала, от зависти или от отвращения. - Да, я слышал, что шляпа давала несколько предупреждений раньше, всегда в моменты, когда школе грозила большая опасность. И всегда, конечно, совет один и тот же: стойте вместе, будь сильными изнутри.       - Хах вона оже внать об опасности изфне?- спросил Рон.       Аврора с отвращением стиснула губы от ужасных манер Рона, но подумала, что лучше промолчать. В конце концов, она бесчисленное количество раз говорила ему, что это противно, и ее слова не изменили ситуацию.       - Прошу прощение? - Ник спросил, не глядя прямо на него.       - Как она может знать, что школа в опасности, если это шляпа? - снова спросил Рон, проглотив то, что было у него во рту.       - Понятия не имею, - сказал Ник, покачивая головой, заставляя призрачный обрубок немного подпрыгивать. - Конечно, она живет в кабинете Дамблдора, так что, я полагаю, она многое слышит.       - И она хочет, чтобы все факультеты сдружились? - спросил Гарри, взглянув на слизеринский стол. - Для некоторых это будет несколько сложнее, чем для других.       Аврора посмотрела на Драко, вероятного на него смотрел Гарри. Он не сидел в обычной компании, которая была у него в прошлом. Вместо того, чтобы окружить себя Крэббом, Гойлом, Паркинсон и Булстроуд, он сел рядом с новичками. Он улыбался и разговаривал с младшими слизеринцами, свет от ближайшей свечи мерцал на его значке Старосты и выделялся белым пятном на его мантии. Молодые змейки, казалось, трепетали от того, что он с ними, смеется и приветствует их.       Затем она взглянула на отца, и Аврора заметила нехарактерную гордость в виде легкого изгиба губ, когда профессор Снейп смотрел ту же сцену, что и она.       Однако, оглядывая стол, было видно несколько неуверенно выглядевших слизеринцев старшего возраста, которые наблюдали за Драко, как если бы он был либо корнуоллским пикси, выпущенным на свободу, либо обычным кроликом, которого они еще не сочли безобидным.       Аврора вернула свое внимание к тарелке, осознав, что слишком голодна, чтобы продолжать наблюдать за всеми остальными, и больше не видела в этом необходимости. Шляпа была права. Школа должна сплотиться, и не то, чтобы не было некоторого единства.       Она взглянула на гриффиндорский стол вовремя, чтобы увидеть, как Ник исчезает, а Рон выглядит сбитым с толку.       - У него плохое начало, - голос Фреда прозвучал у ее уха заставив Аврору практически подпрыгнуть на месте. Она повернулась, бросив извинения через плечо Симусу за то, что случайно ударила его, затем снова повернулась к Фреду. Он улыбнулся. - Как прошло лето?       - Я видела тебя большую часть лета, - Аврора ответила, изо всех сил стараясь не покраснеть, не улыбнуться и не показать этому болвану, что он ей все еще нравится.       Хорошо, он ей все еще очень нравится.       Но Фред Уизли был не из тех парней, которые нравились Авроре.       Было достаточно легко не обращать на него внимание в течение лета, когда она и Драко были у Уизли. Близнецы отправлялись на площадь Гриммо только если все Уизли уходили, и она была совершенно уверена - это потому, что миссис Уизли не доверяла им, боялась, что они взорвут или сожгут дом, если останутся одни. Когда они присоединялись ко всем в Норе, всегда были игры в квиддич, или она и Гарри пытались научить чистокровных играть в футбол (и в значительной степени преуспевали). У нее не было много времени быть… с ним.       И да, между Джорджем и Фредом была разница. Фред больше соответствовал ее чувству юмора, даже если ей не всегда нравились его шалости. Фред более остроумный, чем Джордж, немного хитрее. Также не помогало то, что она находила его более привлекательным. Чуть меньше веснушек, светлые глаза, улыбка…       Он был проблемой. Довольно, довольно неприятной.       - Да, но это хорошо? Плохо? Тебе понравилось проводить время в Норе или тебе нравилось сидеть в своей комнате с Драко, заплетая друг другу волосы и сплетничая о мальчиках?       И вот так она вспомнила, что иногда он может быть немного мерзавцем.       - О, да ладно, не смотри на меня так. Ты ни за что не сможешь заплести Драко косу. Мое лето прошло хорошо, спасибо, – ответила Аврора. – А твое? - Спросила изогнув бровь, как умела.       Он тяжело вздохнул, как будто собирался заплакать.       - В то время как Джордж и я придумывали клевые шутки для нашего дела, меня бросила Анджелина.       - Дело? - Аврора спросила, опешив.       - Тебя интересует именно это?       - Да. Какое дело? – Повторила вопрос Аврора.       Фред ухмыльнулся, и она потеряла контроль над телом и покраснела.       - Тебе стоит увидеть, не так ли?       Прежде чем они смогли продолжить разговор, еда исчезла, и в зале воцарилась тишина из-за речи Дамблдора, которую затем прервала жаба, похожая на женщину, одетую во все розовое.       Женщина сразу заговорила о министерстве, и Аврора немедленно посмотрела на отца.       Папа считал, что без Риты Скитер, которая могла бы написать ужасающе лживые статьи, любая попытка министерства дискредитировать Гарри потерпит неудачу. В конце концов, большинство сотрудников не хотели писать ничего плохого о Мальчике-который-выжил. Считалось, что в первый раз Темный Лорд исчез благодаря нему. Раз они не верят в возвращение Волдеморта, то не хотят разрушить жизнь молодого волшебника, который даже не помнит, как сделал что-то настолько героическое. А если верят, то не хотят расстраивать того, кто сможет победить его снова, в случае, если Гарри решит позволить им всем пасть перед Сами-Знаете-Кем. Кроме того, как заметил глава семьи Снейпов, Сириус Блэк по-прежнему считается темным и опасным волшебником, даже если с него были сняты обвинения. Кто бы посмел расстроить однажды сбежавшего из тюрьмы каторжника, если бы Блэк однажды решил бросить тень на их пороги.       Итак, они отошли от Дамблдора, того, кто на самом деле распространял весть о возвращении Волдеморта. Человека, которого сняли и уволили с влиятельных постов, потому, что это рассматривалось как угроза положению нынешнего министра.       Мама подсчитала, что их тактика нанесения ударов сработает против директора пятьдесят на пятьдесят.       Когда новый профессор наконец закончила свою речь, выделились два сотрудника, которые не аплодировали: профессора Снейп и МакГонагалл. Они обменялись взглядами, о чем конкретно Аврора не знала. Что она действительно знала, так это то, что профессору Амбридж не хватало поддержки двух глав факультетов, какой бы ни была ее цель приезда в Хогвартс. 2 сентября 1995 г.       - У вас, ребята, была сегодня Амбридж? - спросил Гарри, когда они все сели ужинать.       - Да, а что? - Джинни ответила, когда они с Роном начали накладывать еду на тарелки.       Гарри обернулся, глядя на стол для персонала.       - Текст защиты, который она дала нам, был довольно простым. То, что мы уже и так знаем, и умеем. И когда Парвати спросила ее, когда мы будем практиковаться с палочкой, она ответила, что в этом нет необходимости, если будем учиться достаточно усердно.       - Похоже на слова говорит Миона, - сказал Рон набив рот рулетиками.       Гарри просто взглянул на него, прежде чем продолжить.       - Она оскорбляла каждого учителя, который у нас был раньше, назвала Ремуса полукровкой. Меня наказали за его защиту.       - В самом деле? - спросила Аврора.       Гарри кивнул:       - Он практически мой крестный отец. Когда она назвала его грязной полукровкой, я указал, что не очень хорошо для единства школьников, указывать на различия в нашем статусе крови. Она пыталась сказать, что он вовсе не настоящий волшебник. Дин тоже вмешался, но было такое ощущение, что она не слышала его, когда он сказал, что Ремус был лучшим профессором, с которым мы встречались. Она казалась сосредоточенной только на мне. Я сказал, что будет глупо игнорировать тренировки, не со всем, что происходит, и она так мерзко улыбнулась, написала записку и послала меня к МакГонагалл, чтобы передать ее ей.       Гарри вздохнул, выглядя гораздо более измученным, чем должен был после первого дня.       - Что сказала тё-ээ-профессор МакГонагалл? - спросила Аврора перестав жевать.       Гарри ухмыльнулся:       - Она сказала присматривать за ней. - Он посмотрел через плечо в сторону слизеринского стола. - Также упомянула, что, наверное, мне лучше расширить свое влияние. Тот факт, что я не упомянул Вол…       Аврора остановила Гарри, запихнув рулетик ему в рот.       Гарри нахмурился, когда несколько человек вокруг обратили внимание, и, когда он вынул рулетик изо рта, спросил:       - Зачем ты это сделала?       - Ты не можешь называть это имя, - сказала она, бросив взгляд на главный стол. – У тебя нет какой-то веской причины. Ты даже не предстваляешь себе, насколько неудобным это может окахаться для некоторых людей.       Гарри нахмурился еще больше и повернулся, чтобы бросить быстрый взгляд на главный стол.       - Да. Ну, как я уже говорил, - он повернулся к ним. - Тот факт, что я вообще не упомянул Его перед ней, было, вероятно, моим спасением. Если бы я это сделал, все могло быть хуже. Я понимаю, что министерство стремится дискредитировать Дамблдора, но я думаю… ну, я никогда не думал о том, что может произойти, если я стану так же громко выражаться, как Дамблдор. Сириус велел мне не говорить ничего, молчать. Это в наших интересах.       - Значит, мы действительно ничему не научимся? - спросила Джинни. - Потому что, все, что мы получили от нее - это чтение на всю неделю и задание написать двенадцать дюймов о законах использования проклятий в качестве защиты.       - Это все «одобрено министерством», не так ли? - спросил Невилл с легким беспокойством в голосе. - Она продолжала повторять «одобрено министерством». Но Драко сказал, что министерство не имеет права вмешиваться в дела Хогвартса, только через попечительский совет они могут что-нибудь изменить. Совет, из которого его отец был исключен несколько лет назад.       - В прошлый раз, когда Волди пытался вернуться. - Гарри сказал задумчиво. – Тогда же отец Малфоя пытался убрать Дамблдора.       - Как ты думаешь?.. - Рон начал говорить, прежде чем Джинни ударила его.       - Нам всем интересно кто, да? Но, может, не стоит говорить это там, где тебя слышат все, особенно жаба.       Аврора подняла взгляд на жабу и увидела, что она сидит рядом с отцом. Его угрюмость была настолько глубока, что даже не уменьшилась, когда он пытался есть, несмотря на то, что Амбридж, похоже, бормотал.       - Тогда квиддич. Хочу стать вратарем, как думаешь, Гарри, у меня хорошие шансы? - Рон сменил тему. 10 сентября 1995 г. - С -       - Дерьмо, - прорычал Северус, схватившись за спинку стула в маленькой столовой в своих комнатах. Домашние эльфы обеспечивали их всем, кухни как таковой не было, просто место для них, чтобы они могли пройти в комнату и накрыть стол, когда это необходимо.       Гермиона посмотрела на него с того места, где она сидела в кресле, ее обед был только наполовину съеден и стоял в стороне, в руке перо и пергамент перед ней.       - Согласна, - сказала Гермиона. - То, что Аврора рассказала мне о своих занятиях, о задержании Гарри…       - О да, - Северус сказал мрачно. - Никогда не думал, что настанет день, когда я стану более уважаемым профессором просто потому, что худшие задержания отныне не мои. Я клянусь, если она даже попытается совершить подобное с нашей дочерью…       - Будет ли это мудрым? - спросила Гермиона. - Провоцировать ее? Быть отцом, а не профессором? Или даже отцом, а не Пожирателем смерти?       - Я могу сказать тебе прямо сейчас: Темному Лорду без надобности эта тупая розовая жаба. Слизерин, хоть она и была пуристкой, не подпустит её к своим рядам. И, честно говоря, он не стал бы возражать против того, что я защищаю ребенка одного из его самых преданных последователей, когда дело касается прихотей нынешнего министра магии. Верховный-чертов-инквизитор! Одного шпиона достаточно в этой школе, не то чтобы она пыталась скрываться. - Он прервал свою тираду, когда заметил, что она снова пишет. – Что ты делаешь?       - Пишу Гарри.       Он успокоился.       - Ги, ты не думаешь, что время?..       - И как мне рассказать, Северус? – прервала Гермиона. - Как мне написать Гарри и Рональду и сказать им, что мне сейчас тридцать шесть лет, или почти, а одна из их подруг на самом деле моя дочь?       - Вместо этого ты выдаешь себя за шестнадцатилетнюю, посещающую школу в Америке, - тут же возразил Северус.       - Но я не говорю о школе, - она печально ухмыльнулась. - На самом деле, я не разыграла ни одной шарады, как того хотел бы от меня Альбус. Я в основном просто даю им советы.       Северус подошел и сел рядом, ободряюще сжав её руку.       - Ты должна сказать им.       - И я скажу. Но я верю, что, учитывая нынешние потрясения, им не нужно беспокоиться о моем перемещении. Особенно Гарри. Сириус говорит, что он все еще чувствует себя каким-то образом ответственным за смерть Седрика Диггори, хотя так много людей говорили ему, что не он в ответе за смерть парня, - Гермиона тяжело вздохнула, осмотрела письмо, прежде чем повернуться к Северусу. - Я не могу себе представить, какой была бы его жизнь, если бы Альбус добился своего и удерживал его вдали от волшебного мира.       Северус откинулся назад.       - Я думаю… я думаю, что Поттер был бы очень злым молодым человеком. - Сказал он задумчиво. - Он был бы разочарован отсутствием информации, Пророк не пишет о том, что происходит так, как было бы приемлемо для Гарри. В конце концов, мальчик хотел бы знать о Темном Лорде, что происходит, и никто в Пророке не стал писал обо всем, опасаясь потерять работу. Мальчик застрял бы в магловском мире с семьей, которая его обижала, потому что Альбус все еще придерживался глупого представления о том, что каким-то образом Туни, забравшая Поттера в дом, приравнивается к его принятию в семью.       - Я не сомневаюсь в этом, - Гермиона согласилась.       - И если бы Рита Скитер не пропала, я бы поспорил, что она написала бы о Поттере что-то похуже, чем его предполагаемые три подружки и гей-любовник.       Гермиона откинула голову назад и засмеялась, и губы Северуса изогнулись.       - Ты, конечно, и в этом прав, - ее веселье угасло, и она тяжело вздохнула. - Пожалуйста, присмотри за ним. - Она просила без необходимости.       - Как будто он наш собственный, - Северус кивнул, взял ее за руку и поцеловал в костяшки. - Как продвигается работа с Сириусом?       - Никак. Как бы Альбус ни хотел, я просто не могу избавиться от комиссий министерства. Особенно если некоторые из эти комиссий исходят от самого министра.       - О? И что наш прославленный министр магии просит одного из величайших арифмантиков своего времени рассчитать для себя? Когда котелки снова войдут в моду? Когда-нибудь будет нормально носить шляпу такого яркого цвета с ужасными мантиями в тонкую полоску?       Она ухмыльнулась:       - Если есть шанс, что он сможет убедить Гарри Поттера в безумии Альбуса, то Корнелиус использует его.       - Мухлюешь с цифрами? - Спросил он.       - Ты только что пошутил?       - Нет, я бы никогда не опустился так низко, - Северус выдал полуулыбку.       - Нет. Мне не нужно искажать результаты, поскольку единственная информация, которую он мне предоставил, является предвзятой к его повестке дня или неполной. Большая часть того, что я ему передаю, имеет уровень точности ниже пятидесяти, и я отмечаю, что отсутствуют некоторые переменные, но он просто не слушает. - Гермиона пожала плечами. - Обычно такие вещи меня раздражают.       - Я вижу, как напряжены твои плечи. – Северус поднялся, целуя ее в щеку. - Напряжение, от которого я избавлю тебя после занятий.       - С нетерпением жду этого. - Она улыбнулась, и Северус оставил ее корпеть над письмом. 11 сентября 1995 г. - А -       Друзья собрались во дворе перед ужином, воздух был достаточно прохладным, чтобы понадобились согревающие чары, но также и, чтобы держать большую часть студентов в замке. Это предоставляло им единственную возможность уединиться.       - Она пустышка. – Сказал Драко. - Я сказал ей, что травма в классе Хагрида произошла по моей глупости, но она просто отмахнулась: «На уроке не должно было быть такого опасного существа», - Драко с жуткой точностью изобразил голос Амбридж, и почти все покатились со смеху.       - Вы бы видели ее в нашем классе, - улыбнулась Джинни. – «Вы уверены, профессор Снейп, что сможете вести этот класс беспристрастно?»       - «Очевидно», - Аврора говорила низким голом и усмехнулась как отец. – «Теперь, если вы любезно покинете класс, они попытаются приготовить умиротворяющий бальзам, и многие из них имеют тенденцию... взрывать… котлы...»       - И Колин взорвал свой котел через несколько секунд после того, как она ушла из класса, а мы только готовили базу, - Джинни вздохнула.       - Бьюсь об заклад, она действительно хороший человек, - задумчиво сказала Луна, заработав недоверчивые взгляды от друзей. - Она так сильно заражена мозгошмыгами, и ее аура нуждается в очень глубоком очищении.       - Не могу согласиться, - пробормотал Невилл. – Мне написала моя бабушка, сказала, чтобы я постарался не мешать ей.       - О, да, Невилл Лонгботтом всегда первым бросается в опасные ситуации. - Аврора подразнила и тут же пожалела. В глазах Невилла промелькнуло что-то вроде боли и понимания, и он отвернулся от нее прежде, чем она смогла увидеть больше.       - Ты смотришь на это письмо при каждой возможности, приятель, - сказал Рон, подталкивая Гарри плечом. - От кого оно? От Сириуса?       - Письмо от Мионы. Она говорит… - Гарри прервался, когда рыжий нетерпеливо вырвал письмо из его рук.       - В чем дело, Ласка? Разве Грейнджер не шлет тебе своей любви? – издевался Драко.       - Как будто она посылает тебе письма, Хорек. - Рон ответил, не отрывая глаз от письма.       - На самом деле, да, - парировал Драко, откидываясь назад и ухмыляясь.       - Серьезно? - Спросил Невилл. - Я не думал, что вы, ребята, были так близки, прежде чем она уехала.       - Мы с Грейнджер гораздо ближе, чем многие могли бы поверить, - сказал Драко, и Аврора увидела, как все лицо и шея Рона стали темно-красными, когда он поднял глаза, чтобы бросить на Малфоя злобный взгляд.       - Она никогда не захочет быть с таким как ты, - с горечью заявил Рон.       - Мерлин, я надеюсь, что нет, - ответил Драко, и Аврора ударилась его в живот, отчего он рассмеялся.       - Так что же пишет Гермиона? - спросила Джинни.       - Ладно, - сказал Гарри, явно нервничая. - Она слышала о том, что здесь происходит, и она говорит…       - Ты? Будешь обучать защите от Темных искусств?! - выпалил Рон, и Гарри, взглянув на него, ударил Рона по руке, резко перевел взляд на замок и снова повернулся к нему. - Прости. А если серьезно, как она думает, что ты можешь сделать это?       - Я не знаю, - ответил Гарри. - Я думаю, что она злится, что даже предложила это.       - Стоп, подожди, подожди, - сказала Джини задумчиво. - Возможно, это неплохая идея.       - Что? - Гарри спросил.       - Ну, ты же спас меня от Тома Реддла и избавил школу от василиска.       - Я чуть не умер, и был бы мертв, если бы не Фоукс.       - Ты остановил Квиррелла на первом курсе, - задумчиво сказал Рон. – Разобрался с ключами.       - Да, ты выиграл в шахматы, а Гермиона отгадала загадку с зельями. И если бы Квиррелл не убил тролля в самом начале, никогда бы не добрался до него и Волдеморта, не так ли?       - Но разве ты не отразил группу дементоров на третьем курсе? - Спросил Драко. - Подробности этой истории всегда были немного туманными, но разве ты не спас себя и своего крестного?       Гарри покраснел.       - Это была случайность.       - Тебе было тринадцать, - возразил Драко. - Спросите волшебника, взрослого волшебника, когда они впервые призвали патронуса, и я уверен, что большинство из них не сможет ответить.       - Ты был победителем в прошлом году, Гарри. - сказала Луна. - Если бы Волдеморт не ждал тебя в конце, было бы ясно, что ты победил.       - Седрик и я схватили чашу вместе. - Тихо сказал он.       - Но тебе было всего четырнадцать. Твои четырнадцать и его восемнадцать, и ты справился со всеми испытаниями, наравне с ним или даже лучше, - подметила Аврора.       - Мне помогали! - он чуть не закричал. - Во всех этих ситуациях я либо получал помощь, либо это была случайность.       - Но ты все еще лучший на нашем курсе, приятель, – поддержал Рон. - И более того, ты знаешь больше защитных заклинаний, чем мы!       - Прими это, Поттер. С нами все в порядке. - Драко ухмыльнулся.       Гарри посмотрел на них всех, как будто он был абсолютно против. Его рот шевельнулся, дюжина несформированных мыслей пронеслось в голове, прежде чем он успел дать хоть что-то сказать. Через минуту он раздраженно вздохнул.       - Я подумаю об этом.       Рон поймал взгляд Драко, и в странный момент единства, они обменялись ухмылками и признанием. И Аврора должна была догадаться, что они знали, как и она, все знали, что Гарри возьмется обучать Защите до конца месяца. ________________________________________ *Для тех, кому интересно о чем пела шляпа в 1995 году, оставляю ссылку https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%81%D0%BD%D0%B8_%D0%A0%D0%B0%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D1%8E%D1%89%D0%B5%D0%B9_%D1%88%D0%BB%D1%8F%D0%BF%D1%8B
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты