Корона Кадаф

Джен
NC-17
В процессе
91
автор
Размер:
планируется Макси, написано 50 страниц, 9 частей
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
91 Нравится 84 Отзывы 40 В сборник Скачать

ЛИСТ 7.

Настройки текста
      Стом-Када ревет в ярости и швыряется вещами. Козлорогий Эмнен-Шадур нырнул вперед и сноровисто прижал руки хиллера к туловищу.        – Все-все, - гудит он. – Успокаиваемся и рассказываем. Что случилось?       Стом-Када вновь заревел и попытался цапнуть двурогого за плечо. Однако, лишь забил пасть длинной, серой шерстью, покрывающей лапы Эмнен-Шадура. Принялся злобно отплевываться.       - Вы знаете, что он мне сказал? – наконец лидер команды стал способен к членораздельной речи. Эмнен-Шадур очень похоже скопировал пришептывающий говор эг-мумии - градоначальника.       - Друг мой, не стану спорить, ваше предложение очень соблазнительно. Однако, я перестаю понимать, за что платить вашей команде, если можно организовать облаву. Вы никогда не задумывались, почему подземелья под городом до сих пор не вычищены, а мы предпочитаем замуровывать выходы? А все по той причине, что в ответ на большую облаву из глубин поднимутся гораздо более сильные твари, нежели обитающие у поверхности. Вплоть до пробуждения Йага и Абхота. Вы, ведь, понимаете, чем это грозит городу? Понимаете? Отрадно это слышать. Кстати, как вы считаете, может мне отказаться от найма вашей команды, коли вы признаете свое бессилие и просто обождать, покуда твари подземные съедят вампиров? Это прилично сэкономит городской бюджет. Нет? Хорошо. Тогда, я вас не задерживаю.       Стом-Када замолчал.       - Мы поняли, командир, - прервал молчание Ниихтерикаршменитеп. – Помощи не будет. Впрочем, как и всегда. Наниматель желает заплатить, как ярмарочному фокуснику, а взамен получить божье чудо. План у нас есть?       Птицедемон перестал вырываться, кивнул удерживающему его двурогому, изящно выскользнул из разомкнувшихся объятий. Поднял стул и уселся у стола.       - Тот же, что и всегда, - сказал он. – Экипируемся по максимуму и спускаемся в катакомбы. Особо обращаю внимание на пути отхода. Он посмотрел на мага-эг-мумию.       - Ключ-камни на тебе. И позаботься, чтобы они срабатывали мгновенно. Если ты, как в прошлый раз, станешь тянуть свое «откройся портал», нас скушают раньше, чем успеем ноги унести.       - Слушаюсь, командир, - склонилась ободранная голова.       Пошли обычным ордером. Разумные члены команды плотной группой в центре, укрытые щитами. А вокруг сновали ручные животные Костемниира – мокрицы, с собаку размером. Карликовые лярвы. Куда более храбрые и послушные, нежели дикие. Тощий всадник сказал, что для подземелий они лучшие из всех. И никого больше брать не надо. Были команды, что ходили иначе. Широко рассыпавшись. Они упирали на то, что так все не попадут под один удар. Стом-Кадаже, говорил, что большинство тварей охотятся стаями или ставят ловушки. Для них рассыпавшаяся группа – подарок судьбы. Тварь, способная к ударам, пробивающим щиты, по самой природе вещей, д.б огромной. Таким трудно ходить тихо и быть незаметными. О них предупредят лярвы. А, если повезет, то и отвлекут на драгоценное мгновение. Никакого света. Демоны и без того не блуждают в темноте.       Особо далеко от входа отойти они не успели. Всего этажа на два спустились. Тощий всадник остановился, предостерегающе вскинул руку.       - Стойте. Я чувствую панику, ужас множества животных, бегущих от катастрофы. От пожара или землетрясения. Они бегут сюда. Надо срочно оказаться на поверхности…       Не успел он договорить, как из темноты коридора выскользнули ручные лярвы. Игнорируя хозяев, мокрицы обошли их по стенам и потолку, скрылись в конце коридора.       Лидер проводил их взглядом и ткнул когтем в плечо эг-мумию.       - Уходим.       Тот стукнул костяными пальцами по медальону на груди и все мгновенно оказались на поверхности. В штабе команды. Однако, Костемниир не успокоился.       - Командир, стоит покрепче запереть двери и окна. С минуты на минуту те, кто боялся в подземельях, выскочат на улицы. И, я подозреваю, что градоначальник назначит виновными в этом именно нас. Не пора ли рвать когти?       - У нас контракт, - покачал клювом птицедемон. – Мы не только не уйдем. Мы спустимся в катакомбы снова. Выясним, кто там такой страшный завелся. Позже.       - Да, командир.       В этот момент, с треском и грохотом, вылетели двери подвалов во всем квартале. Лопнули крышки помойных ям. Кое, где осыпались небрежно сложенные стены. Разлетелись в стороны мусорные кучи. А из образовавшихся отверстий потоком поперли подземные твари: лярвы, утукку, шогготы, удугхулы, маллахуды, косуны и йорг-йорги. В считанные минуты, они затопили улицы. Не обращая ни на кого внимания, по головам прохожих, бежали прочь из Ирэма. Прохожие не в восторге от подобного отношения. Кто прячется по домам, кто стал отбиваться. Тут и там мелькают магические вспышки. Птицы Лэнга радостно завизжали и принялись пикировать с высоты, выхватывая из потока самых лакомых зверушек. Граждан города и подземных тварей они не различают. Хазаад отшатнулся от щели между ставнями, в которую наблюдал зрелище. Прямо по стене и ставням простучали лапы огненного утукку. Оставив на память, дымящуюся дырку в ставне. Демон-колдун хмыкнул и на всякий случай прикрыл окно магическим щитом.       - Там никого особо опасного, - спокойно сказал он. – Твари самых верхних уровней. То ли, пугалка образовалась именно на верху. То ли, что-то лезет с самого низа и обитатели глубины, убежать не успели.       - Ждем сутки, - постановил командир. – Если ничего больше не вылезет, спускаемся. Отдыхайте.       - Лярв потеряли, - печально вздохнул Костемниир. – Где их теперь искать?       - Восполним. Эти вот, - Стом-Када указал большим пальцем на дырку в ставне. – Разбегутся и попробуешь собрать.       ***       … - Вас ожидает тюрьма, проклятые идиоты! Что вы устроили? Что? – градоправитель тычет пальцем в окно, утратив всю вальяжность. – Кто за это ответит? Благодарите С'ньяка, Йог-Сохотха и Азаг-Тота, вместе взятых, если вас не скормят Червю!       - Это успеется, господин градоправитель, - Стом-Када хранит каменное спокойствие. – Кто-то должен спуститься в подземелье и узнать, что там случилось. И не вылезет ли в город то, что выгнало из катакомб всех обитателей? Со всех сторон лучше, если пойдем мы.       - Да? – градоправитель задумался. – Попробуйте, только сбежать. Памбалчук, - обратился градоправитель к будхе, закутанному в заплесневелый плащ. – Проследи за ними. Чтобы никуда, кроме катакомб они не намылились.       Будха молча поклонился.       ***       Подойдя к ближайшему отверстию, сквозь которое вырвались обитатели подземелья, эг-мумия остановился. Остальные члены команды выжидательно на него смотрят. Ритуалист прошел туда-сюда. Присел на корточки, разгреб пепел и пыль, покрывавшую улицу. Под пеплом обнаружился правильный узор в виде пересекающихся, восьмиконечных снежинок. Ниихтерикаршменитеп достал кинжал, отколупнул один из лучиков снежинки, поднес ее к остаткам носа.       - Это кость, - заключил он. – Мертвая кость.       - И что? – тряхнул перьями Стом-Када. – Весь Лэнг костями засыпан.       - Вот именно, командир, вот именно, - подхватил колдун. Он прошел по улице, на ходу сметая мусор. Везде виднелся все тот же узор. – Боюсь, что скоро все эти кости будут выглядеть вот так. Или уже выглядят.       Эг-мумия уронил отломанный кусочек, тот упал, повернулся вокруг оси, словно притянутый магнитом и занял свое место в узоре.       - Это важно?       - Это важно, командир, - закивал головой эг-мумия. – Если видишь магические штуки, расположенные упорядоченно, так и знай – ритуал готовится. Только, я не знаю такого ритуала, чтобы, вместо большого ритуального круга, множество маленьких.       - Что следует предпринять? – вскинул филинью бровь Стом-Када.       - Не знаю. Может в подземелье найдется ответ.       Они подошли к завалу из кирпичных обломков, перекрывшему коридор. Уже пятому на сегодня.       - Выходит, все проходы в катакомбы обрушены? Что скажешь, колдун? – двурогий раздраженно рыкнул.       Ниихтерикаршменитеп смотрит под ноги. Там повторяется все тот же костяной узор, встреченный на улице. Ступни охотников с хрустом ломают тонкие веточки узора, но стоит ноге подняться, как веточки шевелятся, занимая прежнее место. Он подошел к завалу и прижал к нему раскрытую ладонь.       - Это не завал, - сказал эг-мумия. – Это стена. Тонкая. Не больше локтя. За стеной смерть. Она предупреждает. Если войдем, назад не выйдем.       Хазаад по-обезьяньи захохотал.       - Поглядим, кто там крутой такой! В сторону, окаменелость ходячая. Сейчас будет настоящая магия.       Эг-мумия раздраженно зашипел и отскочил подальше. А демон-павиан извлек из-за пояса два крюка, напоминающих жезлы древнеегипетских фараонов. Он скрестил жезлы над головой так, чтобы крюки замкнули кольцо.       - Громовый молот! – выкрикнул демон.       Кольцо загорелось белесым пламенем, вспухшим огненным шаром, заключенным в кольцо. Боевой колдун резко опустил жезлы. Метнул шарик в стену. Грохот, куски кирпича во все стороны. Приглушенный, на фоне грохота, мат членов команды, укрывшихся за щитами. Но, что это? Обломки шевельнулись, напомнив косточки, что сами собой собирались в узор, полетели обратно и заняли прежние места. Секунду назад разломанная стена, опять целая.       - Слушай, ты, макака недоделанная! – вскипел двурогий Эмнен-Шадур, отряхиваясь от пыли. – Еще один такой сюрприз и я тебе твои палки в аналы засуну.       Демон-колдун зарычал, замахнулся жезлом. Двурогий размазался в воздухе и стиснул руку колдуна в стальной хватке.       - Только попробуй, блевотина Мардука, только рискни на меня чаровать. Я отгрызу тебе голову, - двурогий угрожающе щелкнул отнюдь не козлиными клыками.       - Разошлись! – рявкнул Стом-Када. – Колдун, делай свое дело. Да, думай в следующий раз.       Демон-павиан прошипел сквозь зубы ругательство, стряхнул руку двурогого, повернулся к стенке. Однако, несмотря на его усилия, стенка не сдавалась. Она восставала, даже перетертая в прах, сожженная в пепел. Только и достижений, что перестала напоминать кирпичный завал и теперь выглядела, как бетонный монолит.       Попробовал свои силы и двурогий. Он отошел подальше, пригнулся, выставив витые рога, исчез на прежнем месте. Лишь ветер ударил в морды остальных. На этот раз, стена не разлетелась обломками, боевой демон влип в нее, как в жидкую грязь. И застрял. Одни каблуки торчат.       - Вытаскиваем его, - приказал Стом-Када.       Демоны вцепились в торчащие ноги и рывком выдернули товарища из стены. Яма, пробитая телом двурогого, на глазах затянулась. Двурогий отплевывается и клянет стенку.       - Еще идеи есть? - отвернулся от него лидер.       - Мой черед, - высказался эг-мумия. – Командир, ты точно уверен, что не стоит вернуться?       - Контракт, Ниихтерикаршменитеп, контракт, - процедил Стом-Када. – Кто нас наймет, если мы завалим, даже, очистку канализации? Поверни сейчас и можешь искать работу золотаря, как охотники мы кончились. Репутация, Мардук ее так…       - Как знаешь, командир, я предупредил, - эг-мумия приблизился вплотную к стенке. – Так, вот, стенка. Для непробиваемых стенок, давным-давно придумано средство. Обойти через лишнее измерение.       Он быстренько начертил круг простейшего портала. В один шажок. Над кольцом рун заклубилось овальное облачко мути.       - Костремниир, кинь туда зверушку какую. Нет ли засады?       Тощий всадник повел рукой. С потолка спорхнул шершень с ворону размером. С сердитым гулом он нырнул в облачко. Спустя десяток ударов сердца вынырнул обратно.       - Там пусто, командир. Такой же коридор, - доложился анимаг группы.       Пройдя сквозь мини-портал, команда вышла в коридор за стенкой. Сделали несколько шагов. Эг-мумия задержался. Ступил в сторону, к стене поближе. Пошкрябал стену пальцем.       В этом коридоре стены не из старого кирпича и не из точеного зубами утукку известняка. Стены, пол и потолок покрывает блестящая чешуя, напоминающая шкуру змеи.       - Что это?       - Я чувствую биение праны. Оно все живое, - тихо промолвил эг-мумия. – Мы сами залезли в кишки чудовища.       - Наверняка, - скривился лидер. – Только, чудовище, ради такого случая, вывернулось наизнанку. Не видал я, что бы на стенках кишок росла чешуя.       Не слушая командира, колдун повернулся назад. Но туманного облачка портала с этой стороны не было. Он схватился за медальон с камнем врат, но вместо перенести волшебника домой, тот осыпался снежным крошевом. Птичья лапа лидера схватила его за плечо. Чешуйчатые стены коридора пошли волнами, словно вода в луже и, как та же вода, потолок упал на охотников…       ***       Стенка коридора пошла круговыми волнами, словно лужа, в которую бросили камушек. Из стены, как из воды высунулась лысая голова, заостренная кверху. Вслед за головой, на четвереньках выполз голый мужчина. Истощенный, явно после длительной голодовки. Стена успокоилась, обретя первоначальную твердость. Подняв глаза, мужчина медленно уселся, опершись плечами на чешуйчатую поверхность. Положил руки на согнутые колени.       - Все страньше и страньше, сказала Алиса, - пробормотал под нос пришелец. – Куда это меня занесло? Воняет здесь гадостно. Мощами и черной магией. Соберусь с силами и пойду дальше…       О, и хозяева меня заметили. Вкусы у них оригинальные. Знакомиться идут… Большую часть огромного зала занимает конструкция из костей, проткнутая множеством колонн, радиально отходящих от стен этого самого зала. Потолок, пол, стены, колонны будто обиты крокодильей шкурой – также состоят из круглой чешуи. Но, на ощупь, не шкура, - камень. В конструкции беспорядочно перемешаны голени, хребты и ребра. Как в туристических подземельях под Парижем*. Ближняя часть костяного нагромождения раскрывается огромным цветком, состоящим из черепов и пальцевых фаланг. Вот, где все черепа. При том, человеческих среди них мало, все больше – вытянутые, зубастые и рогатые. В фокусе чаши «цветка» находится кресло из тех же костей. С кресла встает явный хозяин этого места. Культурист, за два метра ростом. Весь в точно такой же чешуе, как здешние стенки и потолки. Вероятно, маскировочная окраска. Вместо лица у культуриста совершенно гладкая поверхность, без намека на глаза, рот, нос. Рядом с хозяином возникла другая фигура, вдвое тоньше и на две головы ниже ростом. На ней чешуя явственно обозначает платье, с широкой юбкой до пола. Вместо лица такая же гладкость. Большой остановился в шаге от мужчины слегка наклонился. - Эйгхорн? Исидор Яковлевич? – прогудел он по-русски. – Вы как здесь оказались? Худой распахнул глаза во всю ширь. Набрал в грудь воздуху и медленно выдохнул сквозь зубы. - Угадали, странный незнакомец, - ответил он. – Не ожидал встретить в таком месте, - он указал рукой на гору костей. – Кого-то, знающего меня по имени. - Простите, - ответил великан и коснулся виска. Гладкая поверхность лопнула крест-накрест и ушла лепестками в стороны, на секунды открыв вполне человеческое лицо. Сомкнулась снова. Оказалась забралом шлема, а чешуя, выходит, комбинезон или скафандр. Неудивительно, для жизни здесь условия скверные.       – Только, Эйхгорн, которого я знал, носил очки, не умел видеть в полной темноте, не имел обыкновения вылезать из телепортов и сидеть на холодном камне при +4 градусах, как на пляжном песочке. - Пустое, - отмахнулся Эйхгорн. – У меня был хороший учитель. Святой Машибухер, может знаете? Когда человек попадает в сказочный мир, ему хочется обучиться волшебству. И возражения самих волшебников – несущественная мелочь.       Нашего с вами знакомства я не помню. Не напомните ли, когда мы успели познакомиться? И заново представиться было бы неплохо. - Когда человек изобретает прибор для регистрации червоточин в пространстве, а потом бесследно пропадает, это повод для интереса Фонда, - передразнил атлет в чешуе. - Мы с профессором Гадюкиным расследовали ваше исчезновение и ваше личное дело я выучил чуть не наизусть. - О, - приподнял брови Эйхгорн. – Таинственный Фонд, «люди в черном», ловящие пришельцев и «снежных людей». А про Гадюкина я слышал. В последние годы он пропал с горизонта. Неужто, Фонд его за инопланетного захватчика принял? В голосе чешуйчатого культуриста не слышно улыбки. - Теперь-то вы убедились, что мы не глупостями занимались? - Не возразишь, - приподнял ладони Эйхгорн. – Убедился. - Меня зовут Леонид Балаур, - представился хозяин. – Это моя подруга, Эрдина. Находимся мы в подземельях под Иремом. Это город в Лэнге - мире, полном тьмы и демонов. - Не повезло, - со вздохом констатировал Эйхгорн. – Снова. Я все время попадаю в какие-то помойки, населенные монстрами, никак не найду выход в нормальный мир, с ярким солнышком и зеленой травкой, - он цепко ощупал глазами окружающую обстановку. - Поправьте меня, вы ведь не подразделение Фонда, а попали сюда случайно, изображаете робинзонов и обратного пути не знаете? - Вы не ошиблись, - согласился Леонид. – Связи с домом у нас нет. - Это все боги, когда они карают, то не мелочатся. Меня аж в Хиард засунули, пояснил Эйхгорн. – Это тюрьма для титанов, вроде древнегреческого Тартара. Едва оттуда выбрался. Может, еще проклятие какое прилипло. - Чего же вами аж сами боги занимались? – с насмешливым недоверием вопросил Леонид. - А, ерунда, - махнул рукой Эйхгорн. – Кое-что украл, кое-кому нахамил. Долгая история. Кто мог заподозрить, что боги, не суеверие отсталых народов, а реальные тираны, держащие руку на глотке магических миров? И стоит тебе чуть высунуться из толпы, как тебя тут же спрашивают: ты с нами или ты против нас? - И вы сбежали из божественной каталажки? - Верно. Потому, что тюрьма рассчитана на божественное же могущество, а смертный там, вроде крысы – запросто проскользнет между решетками. В начале пришлось прятаться – тамошние зеки, не те, с кем хочется общаться разумному человеку. Десятки тысячелетий в тюрьме – у кого хочешь крыша потечет. Но смертные там туда-сюда шастают. В начале, явился один колдун. Некий Тохабаяж или, как-то похоже. Пришел и ушел. За ним притащили мелкую демоницу. И наконец, - целая группа героев, как у Толкина, в поисках того самого Тохабаяжа. Здесь, уж я не упустил шанса. Упал им на хвост и тихонько вышел на волю. Героев, само-собой, стража схватила, но меня не заметили. - Почему же вас не заметила стража? Да не простая, а хранящая божественную тюрьму. - А это история не менее занимательная, расскажу как-нибудь потом. Если вкратце, - Эйхгорн уселся поудобнее. – По случаю, мне довелось посетить Чрево Матери Демонов в Паргороне и заполучить сильное Мэ. Вы знаете, что такое Мэ? – прервался Эйхоргн. Леонид утвердительно кивнул, а Эрдина осталась в недоумении. – Это такое к душе дополнение, дающее необычную способность. Например, при магическом переходе в чужой мир, к душе цепляется мелкое Мэ, позволяющее понимать местный язык. Мое Мэ помогает быть невидимым. - Даже для стражей? - Оно помогало воровать у богов и прятаться от титанов. Что ему какие-то ободранные духи. - Господин Цзин-ча… - подала голос девушка. - Что, что? – заинтересовался Эйхгорн. - Это у нее юмор такой, - пояснил Леонид. – У нее на родине есть мифический персонаж – Тряпичный Человек, по-ихнему, Цзин-ча Бамбасурэн. Она вбила себе в голову, что я на него похож. Вот и дразнится… Эйхгорн захохотал так, что свалился на бок. Не потрудившись подняться, он, сквозь всхлипы, спросил снизу: - А вы… Тьфу, давай на «ты». А ты, это самое, случайно не планируешь власть захватить над мирозданием, с богами воевать? Леонид немного помолчал, наконец ответил: - Не буду врать, о подобном я думал. - Тогда, дело не в проклятии, - Эйхгорн приободрился и встал на ноги. – Я пришел именно туда, куда нужно. Надо же, Тзинч. Он придирчиво оглядел Леонида. - Нет, на Тзинча не похож, - потыкал пальцем в бронированное плечо. – Доспехи, Трон Черепов, - указал на костяную конструкцию. – Скорее, Кхорн. - Что ты несешь? Кто такой Тзинч? Какой Кхорн? Что за трон черепов? Ты головой не стукался? Это, всего лишь, компьютер из местных материалов.                     
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.