Корона Кадаф

Джен
NC-17
В процессе
91
автор
Размер:
планируется Макси, написано 50 страниц, 9 частей
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
91 Нравится 84 Отзывы 40 В сборник Скачать

ЛИСТ 6.

Настройки текста
      Проснувшись, Леонид нашел на полу кучку тусклых чешуек. Что такое? Леонид присел на корточки, набрал чешуек в горсть и медленно высыпал между пальцами. "Разрядились. Перезарядка нужна. Не получился у меня "черный дождь". Моему оружию требуется управляющее и энергетическое ядро".       Прихватив с собой серокожую девушку, Леонид отправился по тоннелям к охотничьим угодьям больших пауков. Пауки живут в нескольких крупных пещерах, а все прилегающие коридоры заплели ловчими сетями.       Почему так? Обычные пауки предпочитают охотиться поодиночке, а эти в стаю собрались. Вероятно, дело в том, что одинокая жизнь в этих тоннелях по плечу только особенно крутым существам. Всем прочим нужна поддержка сородичей.       Добравшись до паутины, Леонид стал отделять клейкие узелки от сетки и складывать их в специальный ящик. В обязанности девушки входило нести ящик, держась строго за спиной Леонида.       Леонид специально показал, что с ней будет, если она случайно прикоснется к мельчайшему узелку и прилипнет. Клей схватывается мгновенно и сильно превосходит по прочности человеческую плоть. Отдирать придется с куском кожи. У Леонида имеется растворитель, добытый из челюстей пауков, который позволяет размягчать клей. Только, освободиться он не поможет. Сей состав являет собой паучий пищеварительный сок и парализующий яд, который они впрыскивают в добычу, чтобы всасывать получившийся супчик, словно коктейль через трубочку. Попав на кожу, паучья слюна прожигает ее до костей.       Услыхав дрожание сетей, местные хозяева поспешили навстречу. Встретившись взглядом с рядами тусклых капелек, заменяющих глаза паукам (странно, что во тьме пещер, хоть такие остались), Эрдина открыла рот для оглушительного визга. Не издав звука, закрыла. Против привычного, восьминогие пушистики, не вызвали у девушки особенных эмоций. Пришли и пришли. Подумаешь.       Эрдина заметила, что, с тех пор, как Тряпичный человек исколол ей голову, ее чувства изменились. Раньше, она ощущала себя, будто зашла ночью в самые разбойничьи трущобы Иххария- от всякой тени шарахалась. А теперь, словно она ведет на поводке боевую химеру - тени от нее сами прячутся.       Леонид взмахнул кистью и пауки спелыми грушами вниз посыпались, спицами утыканные.       - Господин, - Эрдина с натугой приподняла ящик. - Сколько, нам нужно этого клея?       - Устала? - повернулась к ней безликая личина. Быстрым движением Тряпичный человек прижал к ее бедру пару бусин, венчающих спицы и Эрдина враз позабыла о всяком утомлении, только что, оттягивавший руки, ящик сделался легче пустого.        - Нас ожидает большая добыча. Потребуется много энергии и много клея. Я надеюсь вычистить эту колонию полностью. Пауки идеальны. Не могут ни убежать, ни напасть, ни спрятаться.       - Постой, - Леонид насторожился. - Что это?       Эрдина прислушалась. На грани слуха, до нее донесся какой-то визг и звонкий перестук.       Леонид коснулся виска. Перед Эрдиной неожиданно мигнул мир. Она то и позабыла о непроглядной темноте вокруг, а видит созданную волшебными печатями картинку. На фоне окружающего нарисовалась серыми линиями карта запутанного лабиринта. Пара зеленых огоньков на краю большой полости и россыпь огоньков красных, что заполняли тройку сходящихся тоннелей и стягивались к этой же полости.       - У меня гости, - спокойно отметил Леонид. - Главное, вовремя. Еще осталось вдоволь угощения.       Леонид кивнул, на заполняющие огромную пещеру сплетения паутины и орду пауков, набежавших на шум с угрожающим клацаньем челюстей. Этих он ссадить еще не успел.       - Осталось украсить тортик и отойти в сторонку - не мешать гостям наслаждаться.       Достал из кармана костяную чешую. Эрдина заметила уже, что колдовать он предпочитает с помощью этих чешуй и нанесенных на них рисунков.       - Требуется кровь, - Леонид повернулся к девушке. Та доверчиво протянула руку.       Под взглядом Тряпичного человека, капелька крови проступила прямо сквозь серую кожу, без всякого разреза, собралась в шарик и сорвалась вниз, на подставленную, грязно-белую кость. Леонид собрал пальцы в щепоть, распрямил. Крохотная дорожка зеленых искр пробежала по коже девушки, убирая малейшие следы крови. Леонид широко размахнулся и бросил кость в глубину паутинных сплетений. Через миг прозвучал странный звон, будто от басовой струны, отдавшийся в зубах. Голова Эрдины сама собой повернулась к паутине, глаза безошибочно нашли пластинку.       - Работает, - удовлетворенно хмыкнул Леонид. - Уберемся с пути стаи, чтобы не затоптали случайно и все будет в порядке.       Он переступил ногами, потирая каблуком о каблук. Девушка вскрикнула от неожиданности, - неведомая сила рванула ее вверх, перевернула вниз головой, в пятки чувствительно ударило. Она спружинила ногами, согнув колени, оглянулась вокруг. Тряпичный человек рядом стоит. Его присутствие успокаивает. А вот, все окружающее сильно переменилось. Вроде, пещера и сеть паутины в двух шагах и волосатая харя огроменного паука. Вход куда-то пропал. Леонид указал пальцем вверх. Эрдина задрала голову и почувствовала, как ее челюсть отвисает от удивления. Она стоит на потолке, а пол с потолком поменялись местами. Вон вход в тоннель, вон коробки с клеем у стены стоят.       Снова звук басовой струны и снова дернуло к заляпанной кровью косточке. Гигапауки, тоже не остались безучастны к этому волшебству. Оставили сидение на границе своих владений и скопились темной кучей над упавшей косточкой. С паутин слазить не хотят, но и косточку достать желают. Замерли. Озадачились       Тут, зев тоннеля выплюнул поток членистоногих тварей с ребристыми туловищами и длинными, гладкими головами. Утукку. Не разбирая дороги, они неслись прямо к зовущему звону. Со всего размаху влетели в паутину. Прут массой, разрывают сети, не рассчитанные на такое количество добычи.        Хозяева паутины отлично знают, как поступать в таких случаях. Они рассыпались полусферой. Их толстые брюшки раздулись вдвое, словно восьмилапые охотники сделали глубокий вдох. И на стаю утукку обрушился ливень клея.       Леонид порадовался, что собирал паутину, находясь строго сбоку от пауков, не допуская возможности им оказаться над головой. Правда, он не о клее думал. Мало ли, сорвется на голову такая туша - в блинчик раздавит. Оказывается, пауки не умеют плеваться клеем, но накапать сверху у них вполне получается.       На каменном полу извиваются серые коконы, прямо по ним бегут новые твари, которые тоже попадают под клейкий дождь.       Спустя пяток минут, утукку закончились, а над головой Эрдины содрогалась и хрипела гора, сплетенная из стеклянистых нитей, меж которых торчат пилоподобные лапы и челюсти.       А пауки, истекая голодной слюной с распахнутых челюстей, спускаются на паутинах к этому суперкокону.       - Следует поторопиться, пока не сожрали мой паек, - буркнул Леонид.       Он сбросил с плеч небольшую, квадратную сумку из жесткой кожи, расстегнул клапан, перевернул и встряхнул. К ногам Эрдины вылилась внушительная горка знакомых спиц, каждая с полупрозрачным шариком на тупом конце, - Не зря я их наделал и с собой захватил. Как чувствовал.       Леонид сжал кулаки и приподнял руки на уровень плеч. Спицы, послушно воспарили в воздух. Леонид, запрокинул голову, повернул кулаки пальцами вверх, развёл руки пошире. Клубок спиц рассыпался широким веером, направил острия в сторону пауков, деловито бегающих по куче склеенных утукку. Вверх, то есть.       Леонид разжал кулаки растопырил пальцы. Спицы, тут же, пропали, с неуловимой для глаза быстротой, устремившись к цели.       Эрдина, тоже, задрала голову. Пауки уже не бегают. Они лежат, скатившись к подножию кокона, поджав лапки.       Леонид, вновь скрипнул каблуками и Эрдина с ним оказались на полу.       - Уходим, - бросил Тряпичный человек. - Не верю я в утукку, косплеящих леммингов. Габариты не те. Кто-то их сюда нагнал. Когда он явится, проверить, куда его собачки пропали, нас здесь быть не должно.       Он взмахом руки вернул все спицы в сумку, закинул ее на плечо.       Эрдина же посмотрела на десяток коробок с собранным клеем. Неужели, их придется бросить?       - Мы не успеем, господин, - сказала она.       Кто-то мог бы вспомнить, как герои-попаданцы поднимают с колен средневековых крестьян и требуют, чтобы их называли "товарищ". Леонид ответил бы, что лезть в усвоенные с детства правила обращения следует только в особенных случаях. Вызывает у людей беспокойство и недовольство.       - Коробки своим ходом пойдут.       Леонид прищелкнул пальцами, коробки, неожиданно, встали на жучиные ножки и засеменили к нему.       - А, как же?.. - Эрдина не могла от возмущения подобрать слов.       - Что?       Девушка изобразила руками пантомиму, как она поднимает и таскает ящики. Леонид показал спицу с тускло светящейся головкой.       - Энергия, - пояснил. - Тогда было мало, теперь много, - он звонко встряхнул сумкой. - Поторопись. Наши следы, здесь, не нужны.       Леонид бросил на пол очередную пластинку, от нее побежали по полу языки бурой плесени. Протянул ладонь горизонтально над полом. Куча вздрогнула, из-под нее с визжащим скрипом, вылетела давешняя косточка, что звоном своим привлекала тварей, заставляя позабыть смотреть по сторонам и под ноги, тоже. Сломал кость в ладони, сунул обломки в карман, повернулся и подгоняя девушку, выскочил из пещеры.       Добравшись до дому, Леонид, в первую очередь, зарядил свое новое оружие. Тусклые чешуйки налились живым блеском, завертелись в воздухе, словно сухие листья.       Леонид с сомнением оглядел этот хоровод, что-то прикинул.       - Маловато вас будет для новой добычи.       Вышел в коридор. Чешуйки улетели следом. В коридоре чешуйки прилипли к стенкам, к полу, к потолку, сделав их подобием змеиной шкуры. Тихий треск эхом прошел тоннелем. Чешуйки осыпались вниз, но стало их вдвое больше, а камень стен покрылся мелкими ямками, будто его невпопад долбили киркой. Снова чешуйки прилипли к стенкам, только, распространились куда шире вдоль тоннеля. Новый треск и новое удвоение количества чешуек. На сем этапе, Леонид заметил, как передняя волна чешуек плохо прилипает к стенкам, многие отваливаются, чешуйки в полете сталкиваются между собой...       С увеличением количества теряется управляемость.       Леонид задумался. Чешуйки замерли, прилипнув к стенкам пещеры.       Оказывается, не все так просто.       А, ну ка. Леонид повел руками и на него с потолка осыпались чешуйки, прилипли к одежде, покрыли ее всю, став походить на древний доспех. Леонид шевельнул пальцами. Вновь, волна блестящей чешуи побежала по сводам коридоров, выгрызая собственные копии.       Стоп. Конечно, оружия бывает очень мало, мало и мало, но больше не унести. Как раз, в этом последнем, все и дело. Следует подумать и об энергии. Заряд они с Эрдиной собрали неплохой, - спасибо стае утукку, - однако, далеко не бездонный. Копировать чешуйки дальше стоит, получив стационарный источник. Пока, что имеются, только, носимые батарейки.       - Хочешь такой костюм? - обратился Леонид к Эрдине, проведя ладонью по гладкой чешуе, покрывшей грудь.       Девушка захлопала в ладоши и радостно кивнула. Ее страшно смущает авангардный купальник, в который Леонид ее нарядил и возможность прикрыться хоть так, ее обрадовала.       Эрдину осыпало каменным дождиком и она превратилась в чешуйчатую статую, отличающуюся от Леонида только ростом и силуэтом. В начале, девушка вздрогнула от щекотки. Как будто по коже побежали сотни тараканов с острыми лапками. Спустя миг, щекотка исчезла и прикосновение стало едва ощущаться, как не ощущается привычная одежда. Более того, Эрдина вдруг ощутила, что весь этот ковер каменной/костяной чешуи послушен ее воле и сделать может многое, из того, что она пожелает. И ей не нравится, что новая одежда облегает ее как перчатка. Это, все равно, не прилично. Девушка раскинула руки в стороны и повернулась вокруг оси, на одной ножке. Вокруг нее взметнулся беззвучный вихрь каменных листиков. Собрался в подобие платья, с рукавами, пышными у плеч и узкими ниже локтей. Плотно облегающего талию, но скрывающего ноги в широкой юбке до пола. Осмотрев себя, Эрдина удовлетворенно вздохнула.       - Тебе идет, - отметил Леонид. - Пошли.       Они шагнули в темноту тоннелей, а каменные листики сопровождают их шевелящимся облаком, упреждая о малейшем препятствии. Коробки с клеем побежали следом, забавно переваливаясь на жучиных лапках.       Довольно скоро они добрались до тоннелей, где стенки покрывали частые, горизонтальные борозды. В норах, прогрызенных лавовыми утукку, борозды вертикальные и стеклянисто оплавленные. А эти - горизонтальные и процарапанные. Некие острия без усилий, в муку разбивали кирпич и камень.       - Ага, - сказал Леонид, заметив эти царапины. - Здесь, край охотничьих угодий того, что мы ищем. Тут я видел шоггота. А тут обрушил потолок.       Зев полузасыпанного тоннеля, в венце из обломков кирпича и грунта, представился Эрдине могилой, из которой выкопался оживший мертвец.       - Вот, что, - остановился Леонид. - Стоило подумать, как мы доставим добычу в нужное место. Она не маленькая и не легонькая. И добровольно не пойдет. Возвращаемся.       Леонид повернулся и потопал обратно.       Эрдина пожала плечами и пошла следом.       А, чего бы не прогуляться? От праны в жилах хочется прыгать и танцевать. Про усталость и думать забыла. Ноги не трет.       Пятью уровнями ниже, где нет уже кирпичных сводов, а все проходы выгрызены утукку в каменном основании города, Леонид нашел просторную залу в форме сосиски. Где-то 5 к 2, прикинул Леонид.       Кстати, новое оружие показало себя с лучшей строны. Прежде, Леонид не стал бы лезть так глубоко, тем более - шагать по этим норам, как по родным переулкам.       Вот, стая чего-то, вроде крыс. Чешуйки непроницаемой стеной закупоривают проход и тварюшкам остается пищать и царапаться с другой стороны.       Вот, знакомые лярвы. Эти не нападут. Не любят, когда еда отбивается от едока. Падальщики.       Вот, шогготы. От них самосоздающаяся стена, тоже, неплохо прикрывает.       Вот, подозрительная плесень, светящаяся зеленым и испускающая искристую дымку. И валяющиеся тут и там скелеты как-бы намекают. Леонид махнул рукой и чешуйки собрались в большую терку. Содрали плесень со стенок, выцарапали из мельчайших щелок и выпихнули в боковой отнорок.       А это что-то новое. Будто бы большой червяк. Очень большой. Как вагон метро в толщину. А голова скоплением рогов и клыков напоминает о головке бура для сверхглубоких шахт.       Леонид остановился. Прищелкнул пальцами. Его осенила идея, как разом избавиться от надоедливых монстров, попадающихся на каждом шагу.       Головы его и девушки украсились гребнями плоскостей, напоминающих стенки безэховых камер*, а чешуйки приникли к стенкам и затрепетали. Эрдина вздрогнула. Леонид не стал утруждаться, сообщая ей, что сейчас чешуйки создают инфразуковые колебания, похожие на те, что возникают при землетрясениях. Колебания эти вызывают панический ужас у всего живого, а у подземных животинок - в особенности.       Что и требовалось доказать. Червяк нырнул в ближайший тоннель и удрал во все лопатки, только хвостик сверкнул. Не обратил внимание, даже на то, что тоннель для него узковат. Усеивающие голову шипы-выступы пришли в бешеное движение и лишь, крошка каменная во все стороны брызнула.       Так, а эта пещера - идеальное место. Надо ее подготовить немного.       Ящики остановились. Сложили лапки под себя, за то откинули крышки. Леонид и не думал касаться, хранящегося внутри клея. Все сделают чешуйки. Клей-то, слипся и к стенкам прилип. Не выдрать из коробки. Ничего. Вольем немного паучьей слюны. Подождем. Размешаем.       О. Клей снова жидкий и готов к употреблению.       По жесту Леонида, чешуйки подхватывают комочки клея, будто ложечкой и лепят их на стенки, не забывая разматывать и тянуть паутину.       Эрдина, вместе с Леонидом, наблюдает за слаженной работой чешуек.       - Как вы их назовете, господин, - спросила она.       - Я назову их РОЙ, - ответил тот. - И сейчас мы готовим для них улей, заодно и - матку. Их нужно больше, намного больше. Вдвоем нам не совладать с такой массой.       Когда стенки пещеры равномерно покрылись серой звездчатой сетью, напомнившей Леониду рисунок нейронов - комок клея и ниточки паутины, соединяющие его с другими комками, а ящики опустели, выскобленные до блеска и улетели в угол - Леонид встряхнулся.       - Место готово. Идем к добыче.       Он протянул Эрдине пять вампирьих шприцев, зажав их в пальцах веером.       - Подзаправься. Как только, встретим добычу, придется бежать со всех ног оттуда до этой пещеры.       Эрдина прикинула расстояние и ухватила шприцы.       Они вновь вернулись в коридоры с горизонтально поцарапанными стенками. Здесь, Леонид остановился. Он отправил летучие чешуйки Роя обследовать пещеры и отыскать, куда девалась та некромантская химера, на которую он недавно обвалил потолок. К сожалению, карта видела, только, те места, где Леонид бывал и где оставил сканирующие печати. При том, что печати часто замолкали. Ползучая мелочь пещер чувствовала магию и любила ее грызть. И защитки не помогали.       Ага вот она. Гигантская сколопендра, составленная из человеческих, не совсем человеческих и совсем не человеческих костей. В клубок свернулась и затаилась в дальней пещере.       - Господин, - услышал Леонид робкий голос Эрдины. Она видела то же, что Леонид и облик костяной химеры ее сильно впечатлил. – А нельзя сделать так, чтобы не бегать? Ну, зов какой наколдовать, как с теми пауками и тараканами. Или дорожку крови накапать.       Леонид согласен. Не остроумная идея была – с некросом в догонялки играть. Он почесал подбородок и призвал немного чешуек. Пару сотен. Выстроил их в линеечку и на каждую капнул крови. И послал в глубь пещер.       - Теперь, бежим, - дернул за руку Эрдину. И они понеслись по коридорам вниз. Иногда забегая на стенки.       Сколопендра же заворочалась, учуяв живую кровь. Молниеносный бросок, которого трудно ожидать от такой туши и одна капелька скрылась в пасти. Но их еще много осталось. Чешуйки не желали погибать просто так, они уворачивались, уводили сколопендру в коридоры на нижние ярусы. Там, где заканчивалась ее территория, сороконожка с сомнением притормозила. Постригла спертый воздух подземелья двумя парами усиков, составленных из пальцевых фаланг. Но искушение очень уж велико и химера двинулась дальше. Все твари подземелья, раздраженные забегом Леонида и Эрдины и не думали на химеру нападать. Учуяв тяжелые миазмы гаваха, испускаемые ожившими костями, они разбегались, кто, куда видел. Так она и проследовала до самой, подготовленной Леонидом пещеры. Здесь, она влипла. При чем, Леонид подождал, пока сколопендра заползет в пещеру вся, от усов, до хвоста. И только тогда сделал знак. Оказалось, что комки клея вовсе не на стене висели, а через один – на чешуйке. Т.е, один клубок – на чешуйке, другой – паутиной с ним связанный – на стену приклеен. И паутина эта скручена в жгуты, куда толще, чем пауки делали. По знаку Леонида, чешуйки, несущие клей разом сорвались с места и влепились в тело сороконожки. Та рванулась. Мертвые кости оказались много сильнее утукку. Не смогла разорвать паутину и пересилить клей, но вырывала каменные фрагменты стены. Или равнодушно ломала собственные кости, оставляя куски в плену паутины. Свод не выдержал такого издевательства и рухнул на сколопендру. Та ничуть не смутилась и этому. Принялась привычно выкапываться.       О, да. Одна лишь паутина, даже, самая крепкая, даже, вместе с обвалом, не смогли бы химеру удержать. На помощь пришел Рой. Чешуйки намертво сцепляются между собой, формируя трубчатые колонны. Они концами уходят в стены, серединой прорастая сквозь кости сколопендры. Их все больше. Многие осыпаются невесомым прахом, но их место тут же занимают новые. На колоннах проступают цепочки рун покорения и принуждения нежити.       Учительница Леонида была живыми вратами меж Явью и Навью. Странно было бы, не знай Леонид управы на нежить.       Наконец, сколопендра замерла неподвижно, распятая на чешуйчатой решетке.       Леонид приблизился к голове нежити. Та, тут же раззявила пасть, изрыгнула в него поток призрачно-зеленого пламени.       Эрдина, стоявшая много дальше, прижала пальцы к губам.       Но чешуйки Роя мигом собрались в полусферический щит, надежно прикрыли господина. Леонид шагнул вперед, движением руки вбил щит в пасть химеры, надежно заткнув источник огня.       - Отлично, - хлопнул ладонями Леонид. – Из тебя выйдет великолепный сервер. Слышал я, что вся почва Лэнга усеяна костями мертвецов. Эти кости тысячи лет пропитывались Тьмой. Выведя проводники наверх, я получу антенное зеркало площадью во всю поверхность этого помойного мирка. Ну-с, приступим… - произнес Леонид, неосознанно копируя жесты профессора Гадюкина, перед неким интереснейшим опытом.       - Эрдина, подходи ближе. Будешь помогать…              РАЗГОВОР В ТЕМНОТЕ.       Их пятеро, лучших охотников Ирема за головами. Костремниир – Тощий всадник ночи, лучший из управителей тварями во всем Иреме. Ниихтерикаршменитеп – эг-мумия – мастер поисковой, артефактной и ритуальной магии. Хазаад, тоже, маг, только боевой, выглядит, как четырехрукий павиан, увешанный амулетами. Эмнен-Шадур – ветеран-двурогий из легионов Шаб-Нигурата. Стом-Када – хиллер-целитель и командир. Этот - в железных перьях, но с зубастой пастью вместо клюва и четырьмя глазами и когтистыми лапами вместо крыльев. Они собрались в одном из подвалов Ирэма       - Докладывайте, - роняет Стом-Када. – Где твои загонщики? Почему я до сих пор не вижу вампира?       - Они пропали, командир, - скрипит Тощий всадник. Умерли в течении двадцатой зондра. Все разом. Я послал следом соглядатая.       - Смотри, командир, - добавил эг-мумия. Он повел засушенной рукой перед зеркалом, поставленным на стол. Зеркало прояснилось, показало изображение. Ниихтерикаршменитеп стал комментировать увиденное:       - Вот вся стая наших утукку. Вампиры не испугались и не стали убегать. Они заманили утукку в гнездо диких удугхулов, а едва те сцепились, напали. Смотрите.       Зеркало показало крупным планом замотанных в паутину утукку, потом – поджавших лапы удугхулов.       - Вот проколы от вампирских клыков.       - Вампиры? – спросил Стом-Када.       - Это не мог сотворить один вампир. Пусть и сам Кровавый Князь. Ему не хватило бы времени. Он явно целое гнездо в подземельях развел.       - Следы?       - Нет, командир, - покачал черепом эг-мумия. – Смотри на пол.       Пол покрывает слизистая пленка, мерзкого вида, кое где, испятнавшая уже и трупы.       - В эту плесень и наступать рискованно, не то, что следы под ней искать.       - Предложения? – Стом-Када не любит пустой болтовни. И ему ситуация активно не нравится.       - Иди к нанимателю командир, - бросил Хазаад. – Пусть добавит демонов. Мне, как-то стремно связываться с гнездом вампиров, способных за двадцатую зондра высосать стаю утукку, вкупе с кублом удугхулов, а после пропасть, будто их и не было никогда. Даже, впятером с вами. Тут полноценную облаву надо делать, а не в игрульки играть.
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.