Black Friday скидки

Последняя из Слизеринов. Книга IV

Гет
NC-17
В процессе
290
автор
macroso бета
Serpentango бета
Размер:
планируется Макси, написано 310 страниц, 46 частей
Описание:
Пятый курс остался за плечами, расставив некоторые вещи по своим местам. Венера продолжает медленно двигаться к своей цели, но знает ли она сама, какой должен быть результат? Что делать, если боль и страх стали вечными спутниками, а чужая кровь на руках уже становится привычной? Тёмный Лорд набирает силу, а новые союзы приносят свои плоды. Но кто сказал, что вкусив их, не отравишь сам себя?
Примечания автора:
Четвертая книга в моей истории Венеры Слизерин, которую я не планировала продолжать так долго!)

Книга 1: https://ficbook.net/readfic/9116471

Книга 2: https://ficbook.net/readfic/9335622

Книга III:
https://ficbook.net/readfic/9530352/24488691
Небольшая история Салазара, пока ещё не законченная:
https://ficbook.net/readfic/9277633
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
290 Нравится 888 Отзывы 92 В сборник Скачать

Неожиданная встреча

Настройки текста
К моему удивлению, никто не поднимал тему моей прогулки по провинциальному городку Румынии, хоть первые дни я ждала чего-то подобного. Но, похоже, все домочадцы, будь то мой опекун, бывший директор, беглый преступник, вожак стаи оборотней или обитатели портретов, решили проигнорировать тот факт, что я вернулась слегка… не в себе. Либо они привыкли, либо выжидали удобного случая. И я склонялась ко второму варианту, ибо уж слишком странные взгляды бросал на меня каждый из них. Кроме, пожалуй, ле Фэй. Она не ограничилась только взглядами и отпускала двусмысленные намёки, от которых я медленно закипала от злости. Не был бы портрет единственной ниточкой, связывающей меня с отцом, то я, клянусь Мерлином, сожгла бы его! Думаю, он — Мерлин — оценил бы… Но, если никто не заводил разговор о произошедшем инциденте, то это не значило, что про него забыли… Елена старалась больше времени проводить со мной, находя мне какое-нибудь занятие. Помимо главного и очевидного — я каждый день продолжала поднимать умертвий, заполняя подземелье. В этот раз я помнила, чем чревато одновременное воскрешение, и не делала попыток к упрощению процесса, что не скрылось от отца. Впрочем, моё поведение за эти два дня в корне переменилось. Я всё время была под действием таблеток, поэтому боль меня почти не беспокоила, став едва различимым зудом под кожей. Лекарство действовало безотказно — одна доза дарила облегчение от подарка Реддла. Были, правда, побочные эффекты в виде расслабленности, рассеянного внимания, чувства умиротворения, абсолютно не сочетающееся с тем дерьмом, которое творилось вокруг меня. Иными словами, я поняла, что значит «быть под кайфом». Плевать. Уж пусть я буду такой дурочкой, смотрящей на всё через розовые очки, чем одним клубком, сотканным из боли и оголённых нервов. Сейчас у меня голова соображала чуть яснее. В конце концов, Салазар не выдержал, когда я, тихо хихикнув, взорвала инфернала. Признаться, мертвая женщина с рыжими волосами, которые сейчас висели ржаво-грязными сосульками, мне не понравилась сразу, и я решила даже не стараться этот раз. — Да что с тобой происходит? — взревел отец, поднимаясь с кресла. — А что со мной? — невозмутимо спросила я, изобразив непонимание. Взмахом волшебной палочки я убрала останки и водрузила на импровизированный алтарь новую цель. — Что было в Румынии? Кто тебе смог помочь, а самое главное — что ты обещала взамен? Моя эфемерная радость и спокойствие померкли, в таком состоянии ссориться с кем-либо мне не хотелось, но, похоже, сейчас этого было не избежать. Был один очевидный минус состояния, в котором я находилась последние дни, — это своеобразные эмоциональные качели. За секунды радость могла смениться необъяснимой печалью, или, если были на то причины, неудержимой злостью, от которой хотелось что-либо сломать, и хорошо, если не какой-нибудь хрупкий предмет о чью-либо голову. — Хм, дай подумать, — задумчиво постучав пальцем по губе, произнесла я. — Ах, да. Нашла золотую рыбку, а она согласилась выполнить три моих желания! Отец грозно прищурился, но сейчас этот взгляд не возымел никакого эффекта. — Ты столкнулась с серьёзным проклятием, Венера, — начал он. — Такое не проходит само собой. Поэтому, я вынужден повторить свой вопрос: что ты сделала с собой? Его слова задели меня, а попытка достучаться, мягко говоря, провалилась. Крепко стиснув кулаки, я подскочила к портрету, с трудом подавляя желание вцепиться в резную раму и сорвать его со стены. — Что я с собой сделала? — гневно спросила я. — Нашла способ облегчить свои страдания, вот что я сделала! Но тебе, похоже, больше нравилось, когда я была ничем не отличима от мертвеца! Ходила и морщилась от огня, заживо выжигающего всё внутри! Когда любое проявление человечности несло лишь боль и страдания, приближая меня на шаг к пропасти! Тебе это больше нравилось, да? Я справляюсь с этим дерьмом так, как могу! И не надо меня в этом упрекать! И, не желая больше слушать его, я развернулась и почти бегом выскочила из лаборатории, да и вообще из Северного крыла. Злые слёзы выступили на глазах, а по дрожи, поднимающейся изнутри, я поняла, что блаженное забытье скоро прекратится. Как бы я ни старалась растянуть имеющиеся запасы, но они подходили к концу… Тяжело вздохнув, я поняла, что необходимо снова наведаться к Милошу. Да и забрать созданных мною инферналов. Зря я, что ли, бегала от них по всему кладбищу? Переодевшись в то, что, на мой взгляд, больше всего походило на одежду маглов, я спустилась в сокровищницу, чтобы взять оттуда немного драгоценных камней. Почему-то мне не хотелось расплачиваться за мое «лекарство» магловскими деньгами. Пусть я и сомневалась, что гоблины Гринготтса станут интересоваться, зачем мне понадобился обмен, но почему-то я не хотела, чтобы кто-либо знал, как именно я справляюсь со всей этой ситуацией. Хватило и того, что отец и Елена знали о моём новом пристрастии к алкоголю. Трансгрессировав в уже знакомый городок, я решила сначала разобраться с таблетками, поэтому сразу же направилась в бар. Из того вечера я запомнила, что Милош и Янко общались с некоторыми его посетителями свободно, словно они давно знакомы. А значит, кто-нибудь уж точно сможет мне подсказать, где искать Милоша. Вспомнив о том, что я не знаю местного языка, я воспользовалась чарами перевода, чтобы избежать неприятных казусов. Отыскать нужное здание было не трудно, а вот внутри оказалось непривычно мало народа. Поначалу я даже подумала, что ошиблась баром — столиков для посетителей было гораздо больше, а места для танцев — меньше. Но потом я поняла, что здесь произошла перестановка. Похоже, шумные компании здесь собирались не каждый день. Почти половина столиков пустовала. Мельком оглядев присутствующих маглов и никого не узнав, я направилась к стойке. Уж бармен должен знать своих постоянных гостей. — Привет, я хотела бы… — Несовершеннолетним не наливаем, — едва удостоив меня взглядом, пробормотал молодой парень. — Документы покажи для начала. Нахмурившись, я подавила желание схватить этого грубияна за шиворот и хорошенько несколько раз приложить о прилавок, вместо этого заставив себя мило улыбнуться. — Вообще-то, меня не интересует выпивка. Я кое-кого ищу… Похоже, парнишка успел рассмотреть меня получше и сам он стал более сговорчивым; о том, что на это мог повлиять вырез моего платья, я старалась не думать. Но это было сложно, особенно, когда бармен то и дело возвращался взглядом к моей груди. Иногда хорошая фигура может создавать неудобства… — И кого же? — облокотившись на стойку, спросил он. — Одного парня, — продолжила я, накручивая локон на палец. Вроде бы некоторые девушки делали так, когда флиртовали с парнями. — Его зовут Милош, и мы тут вместе отдыхали несколько дней назад. Не особо рассчитывая на честность, я коснулась сознания магла магией, легко проскальзывая в его мысли. Которые, к слову, были не самыми приличными. Мысленно он уже успел раздеть меня и теперь гадал, какого же цвета моё нижнее бельё. Гр-р-р. Но при упоминании имени моего недавнего знакомого в его мыслях появилось раздражение. И он его знал. А ещё я успела уловить разочарование, но с чем оно было связано, я так и не поняла. — Они объявляются тут только по выходным, — холодно произнёс он, а потом, прикусив губу, внимательно посмотрел мне в лицо. — Зачем ты его ищешь? Товар интересует? Заглянув в его мысли, уловила образы уже знакомых мне таблеток и каких-то других прозрачных мешочков, в которых были какие-то порошки и странные кристаллы. — Возможно, — уклончиво ответила я. — А что, у вас тут многие подобным занимаются? Парень шикнул на меня и, посмотрев по сторонам, наклонился ближе. — Зачем тебе это? Ты не похожа на наркоманку. Скорее, на девчонку, любящую вечеринки и думающую, что от подобного баловства не будет проблем. Поверь, будут. Мой тебе совет — бросай это дело, пока не стало слишком поздно. Мне не понравилось слово «наркоманка», словно он говорил о чём-то постыдным. Впрочем, вполне возможно, что это действительно так. — Слушай, ты меня совсем не знаешь, — прочистив горло, произнесла я. — И я просто ищу Милоша. — Ну да, как же, — фыркнул он. — Я услышал имя Милош? — раздался позади меня ещё один мужской голос, заставивший обернуться. — Этот сосунок что, опять был в моём баре? Мужчина был гораздо старше бармена, а из его слов стало понятно, что он хозяин этого заведения. Одет он был, как и все маглы, странно. Он казался для этого места слишком опрятным и ухоженным. — Похоже на то, — кисло ответил бармен, принимаясь с повышенным усердием протирать бокалы. — И зачем он понадобился такой милой девушке? — доброжелательно улыбаясь, спросил хозяин клуба. Что-то вся эта ситуация мне уже перестала нравиться. Бармен не ответил, видимо, решив не вмешиваться, а может, надеялся, что я всё же прислушаюсь к его словам. Интересно получалось… Хозяин явно не любил Милоша, а слова бармена о «товаре» наталкивали на мысль, что именно в этом кроется причина конфликта. А значит, не стоило даже намекать взрослому о причинах, что привели меня сюда. — А знаете, это уже не важно, — улыбнувшись, ответила я и соскользнула с высокого стула, желая поскорее убраться. — Пожалуй, мне уже пора. Но мне не дали сделать и несколько шагов. Хозяин клуба остановил меня, придержав за локоть. — И все же, мне теперь стало даже любопытно, — продолжая источать дружелюбие, произнёс он. — А сегодня на удивление скучный вечер. Думаю, ты не откажешь мне в беседе? Забеспокоившись, я не знала, как поступить. Заглянув в мысли незнакомца, я не увидела в них и близко похожих мыслей, какие были в голове бармена. Лишь действительно любопытство. Это немного успокоило. Возможно, я бы смогла извлечь из этой беседы что-то хорошее. В крайнем случае, заколдую его и незаметно исчезну. Волшебница я или кто? — Если только обещаете себя хорошо вести, — пожав плечами, ответила я, перехватив поудобнее небольшую сумочку с камнями. — Разумеется, — улыбнулся он мне. — Желаешь что-нибудь выпить? — Я… — А, нет, постой, — подняв палец, сказал он. — Я сам выберу что-нибудь. — Как скажете, — кивнула я, а потом вспомнила, что у меня нет с собой магловских денег. — Две мимозы, Вэли, — быстро сказал он бармену. — За счёт заведения, конечно же. Это упрощало дело. Я не знала, что за «мимоза», но надеялась, что там будет алкоголь, а то действие таблеток постепенно начало проходить. Взяв два стакана с оранжевой жидкостью, похожей на апельсиновый сок, по крайней мере, я очень надеялась, что это не тыквенный, незнакомец повёл меня за столик в самом дальнем углу. Там вместо обычных стульев были мягкие диванчики. Заняв один из них, он кивнул на второй, стоящий напротив. — Присаживайся, я не кусаюсь, — попытался пошутить он. — Кстати, меня зовут Тобар, и это мой бар. — Приятно познакомиться, Тобар, — ответила я, усаживаясь. — Меня зовут Адель. По каким-то причинам я воспользовалась сокращённым вариантом своего второго имени. Предосторожность никому не вредила, жаль, что я не вспомнила о ней раньше. — Итак, рассказывай, что продал тебе мой сын, — делая глоток из своего бокала, произнёс Тобар. — Ваш сын? — едва не поперхнувшись, переспросила я. Такой поворот событий, мне определённо не нравился. — Ну, ты ведь с Милошем здесь была? Готов поспорить, что и с его другом Янко. — Верно, — кивнула я. — С чего вы взяли, что я что-то купила у него? Может, мы просто весело проводили время. — Ага, конечно, — фыркнул он, но совершенно без злости. — Думаешь, я не вижу, что ты и сейчас под веществами? От такого заявления совсем опешила. — Откуда вы?.. — Глаза, милая, глаза, — пояснил он, даже не дождавшись ответа. — Расширенный зрачок — это один из видимых побочных эффектов от употребления наркотиков. Ты не знала? Мне оставалось только покачать головой. Подобное мне даже не приходило в голову. — Ты угощайся, — кивнув на второй бокал, сказал он. — Так что расскажи мне, что продаёт Милош в моём баре без моего разрешения. Сейчас я окончательно растерялась, но почему-то мужчина, сидящий напротив, вызывал доверие. — Он, вроде бы, назвал это экстази, — пододвинув к себе напиток, ответила я. Слава Мерлину, сок был апельсиновым. — Про остальной товар я не в курсе. Тобар задумчиво рассматривал меня, не торопясь отвечать что-либо. — Люблю поболтать с молодёжью, — как-то немного с грустью сказал он после продолжительной паузы. — Послушать, из-за чего они решают гробить свои жизни. И почти всегда один и тот же ответ — хочется попробовать что-то новенькое. Или сбежать от реальности и от проблем. Я молчала, убеждаясь, что моё лекарство далеко не так уж и хорошо и безвредно. Картинка в голове постепенно прояснялась, складываясь в целостную картину. И, если раньше я лишь догадывалась о том, что это плохо, то сейчас окончательно в этом убедилась. — Мой ответ будет не сильно отличаться от них, — хмуро бросила я и, уже не скрываясь, достала мешочек с последней таблеткой. — Я тоже пытаюсь сбежать от реальности, но в моём случае реальность — это… болезнь, медленно убивающая меня, от которой совсем нет лечения. И даже самые искусные целители мне не могут помочь. — Целители, — усмехнулся Тобар, но не стал заострять внимание на этом слове. — Рак? — Что? — переспросила я. — У тебя рак? — спросил он, уже серьёзно и с какой-то грустью. Я нахмурилась, а потом поняла, что он имеет в виду не речного обитателя, а недуг, который иногда мучил маглов. Вроде бы, эта болезнь не поддавалась лечению… — Да, — кивнула я, но получилось не очень убедительно, поэтому я добавила первое, то пришло в голову: — Крови. Но тут же прикусила язык, ругая себя за поспешность. Не исключено, что я сейчас сболтнула что-то лишнее и выдала себя. Пусть я и почти не солгала, но не уверена, что маглы способны понять, что такое проклятие. — Лейкоз, — горько хмыкнул Тобар. — Страшный недуг… Теперь он смотрел с каким-то сочувствием, что не очень мне понравилось. — Поэтому мне уже как-то всё равно, — пожав плечами, произнесла я. — А при помощи этих таблеток я могу заглушить боль. Вы не представляете, какое облегчение я испытала, когда Янко дал мне эту таблетку впервые… Тобар молчал, выжидающе смотря на меня, словно подталкивая продолжить рассказ, а я поняла, что не имею ничего против того, чтобы поделиться с незнакомым человеком своими проблемами. В конце концов, никогда не поздно применить Обливиэйт… — Я просто не знала, что мне делать. То лекарство, которое мне давали наши… лекари, оно мне плохо помогало. А про то, что существует ещё что-то посильнее, я не подозревала. Я всю жизнь росла в таком месте, которое… Я прикусила губу, не зная, как объяснить, что не знакома с миром маглов, не выдав себя. — Дай угадаю, — пришёл на помощь мне Тобар. — Большой дом, хорошая образцовая семья? Любимая дочь, которую родители балуют и ни в чём не отказывают? Особенный круг общения, который выбирают для тебя родители? И школа. Уверен, что ты училась где-то за границей, скорее всего, в какой-то престижной частной школе. Я усмехнулась, понимая, что он очень близок к правде. — Примерно что-то в этом роде, — кивнула я — Только школы я успела сменить две. И родители потом оказались приёмными. — А настоящие? — Они умерли много лет назад, но с отцом я… — а вот тут я поняла, что чуть не проболталась. Вряд ли маглы способны общаться с умершими людьми, и у них уж совершенно точно нет разговаривающих портретов. — С отцом я всё равно чувствую какую-то связь, что ли. Словно он постоянно рядом, особенно, когда я вернулась в наш… наше фамильное поместье. Там всё пропитано памятью о них. Так вот, живя в таком месте, я не знала ничего про эти все наркотики… И, похоже, это всё очень плохо, и ничего хорошего меня не ждёт, если я дальше продолжу их принимать. Я замолчала, раздумывая над тем, не сболтнула ли я лишнего? Уж очень общительное настроение было сейчас, меня прямо так и распирало от болтливости. Похоже, ещё один побочный эффект. — Вы, наверное, считаете, что я это выдумала? — спросила я, когда Тобар не спешил нарушать тишину после моего рассказа. — Да нет, что ты, — немного печально ответил он. — Просто в очередной раз удивляюсь, как бог несправедлив порой к детям. На мой взгляд, именно они заслуживают того, чтобы не знать бед. И таких страшных болезней. Я уже хотела сказать, что мне до детской невинности далеко, особенно, ели учесть то, что я устроила в одиннадцать лет в Шварцвальде и как поступила со своими обидчиками… — Как вы догадались? — спросила я, немного сменив тему. — Про моё детство и всё остальное? И почему поверили? Тобар позволил себя отвлечь и, сделав глоток, ответил: — Твои манеры слишком сильно выделяются, особенно в таком месте. На пальце у тебя старинное кольцо с каким-то гербом. Смею предположить, что фамильное. Украшения тоже отличаются от привычных. И готов поспорить, одежда тоже из какого-нибудь дорогого бутика или же пошита на заказ. Тобар продолжал меня удивлять своей наблюдательностью, вот уж точно, про чью жизнь было бы интересно послушать. Уж очень он непростой человек… Хоть и магл. — Наблюдательности вам не занимать, — выдавила из себя я. Разговор угас, погрузив каждого в свои мысли. Я думала о том, что мне теперь делать. Со своим новым статусом и всем остальным… — Ладно, я так понимаю, ты пришла за добавкой? — невесело спросил Тобар, выпивая остатки своего напитка. — Если хочешь, я могу тебе помочь. — Что? — удивилась я, уже неизвестно в какой раз за вечер. — Зачем? В смысле, почему? — Мой отказ тебя не переубедит, — ответил он, пожав плечами. — А так я заработаю, как не крути, но наркотики — прибыльное дело. Не знаю, где берёт дурь мой сын-идиот, но у меня точно она качественнее. Поверить в то, что он тоже занимается чем-то подобным, было трудно. — Что ты так смотришь? — рассмеялся Тобар. — Каждый выживает в этом мире как может. Я не горжусь тем, что помогаю людям гробить свою жизнь, но считаю, что каждый вправе распоряжаться ею сам. Но вот тебе я бы не стал ничего продавать, не узнай я про твою болезнь. Извини, конечно, но тебе и так крышка, поэтому моя совесть будет мучить меня чуть меньше. Он хрипло рассмеялся, а у меня глаза едва ли не на лоб полезли. — Ауч, — выдохнула я, поражённая его прямотой. — Это было грубо. Но в твоих словах есть доля истины. — Так что давай уже, выкладывай, сколько и чего тебе надо, — махнув рукой, велел Тобар, принимая деловой вид. Я открыла сумочку, но на секунду замешкалась, не зная, примет ли он камни. — Тут такое дело, — начала я. — У меня проблемы с местными деньгами, поэтому вместо них будет кое-что другое. И я не знаю, на сколько здесь хватит… Тобар заинтересованно приподнял бровь, а я вытащила самый маленький мешочек с камнями и положила прямо на стол. Коснувшись деревянной поверхности, мешочек призывно брякнул. — С ума сошла, — быстро подавшись вперёд, спросил Тобар, сцапав камни и пряча их под стол. — Мать честная, — присвистнул он, рассматривая содержимое. — Ты что, всё скупить у меня решила? Он воровато огляделся по сторонам и, отложив камни в сторону, запустил руки в волосы. — В чём проблема? — не понимая столь странную реакцию, спросила я. — Я правильно понял, что ты таскаешься с целой кучей драгоценных камней, да ещё и одна и в таком месте? — он сокрушённо покачал головой, а потом, вскинув голову, пригвоздил меня к дивану. — Сколько Милош дал тебе таблеток, и чем ты расплатилась с ним? — Я отдала ему серьги, — пожала плечами я, а потом коснулась тех, что были взяты им на замену, почти точная копия. — Почти такие же, только изумруд был другого оттенка, чуть темнее. Взамен он дал не так много таблеток, хватило на четыре дня. — Вот сучонок, — недовольно проворчал он. — Поздравляю, дорогая, он поживился на твоей наивности. Эти слова были неприятным открытием. Жаль, а парень мне показался неплохим. Похоже, они сразу приметили меня, ещё там, на улице, и именно поэтому вообще потащили с собой. Наивная чудачка, подсевшая на таблетки и не знающая, сколько вообще это всё стоило. А я-то уж подумала, что они это всё по доброте душевной… Спасибо, что хоть не обобрали до нитки. Впрочем, расстаться с кольцом, браслетом или амулетом я была бы не согласна, и неважно, насколько сильно я была пьяна или чего похуже. Впрочем, им был прок с того, чтобы я вернулась. Ведь тогда на мне снова можно было бы поживиться. — М-да, неприятно, — высказала я своё мнение. — Надеюсь, они не попадутся мне на глаза, иначе я за себя не отвечаю. — Не волнуйся, он получит от меня ещё, — пообещал Тобар и, поднявшись с дивана, исчез в какой-то боковой комнате, попросив подождать. Меньше чем через несколько минут он вернулся и извлёк из кармана две белые бутылочки. — Прости меня за моего отпрыска, — выдал он, протягивая мне мою покупку. — У нас с ним трудные отношения, я его оставил без денег, вот он и пытается заработать их сам… Я хмыкнула, но воздержалась от комментариев. Тобар выудил из мешочка несколько камней, а остальное вернул мне. — Я не уверен, что не взял лишнего, — извинился он. — Не очень сильно осведомлён, сколько за эти камушки можно выручить… — Не переживайте, — отмахнулась я. — Вы сейчас делаете мне услугу, поэтому не будем об этом. — Как скажешь, — кивнул он. — Но постарайся не сильно увлекаться этим. Как-никак, это всё-таки наркотики, передозировку никто не отменял. Он достал из кармана какую-то коробочку и, протянув её мне, добавил: — Это может продлить эффект. Открыв её, я увидела там сигареты. Однажды на одном из приёмов, который устраивали Крамы, я видела, как мужчины курят их на улице. И с этой вредной привычкой я была немного знакома. — И осторожнее с алкоголем, — посоветовал он. — Если мешать его с таблетками, то наутро будет дикое похмелье. Поблагодарив Тобара, я не стала задерживаться в баре. Смятение, поселившееся в душе после знакомства с этим человеком, никак не хотело отпускать меня. Теперь-то я поняла, на какую именно дорожку я ступила. И в какую глубокую топь она меня уведёт? Вернувшись за инферналами, что терпеливо дожидались меня в своих могилах, я быстро убрала с кладбища чары, наложенные ранее, и привела там всё в относительный порядок. После этого трансгрессировала в Нигрумкор, прямиком в Северное крыло. Видеть сейчас кого-либо мне совершенно не хотелось. Оставив своё пополнение в малочисленной армии, я через тайный ход пробралась к себе в комнату. Настолько сильно погрузившись в свои мысли, я даже не услышала голоса, доносившиеся из моей комнаты, пока не оказалась на её пороге. — О, Венера! — воскликнула Елена. — А мы тебя заждались. Она была не одна. И пусть её спутница и сидела ко мне спиной, но я не могла не узнать эту черноволосую макушку. — Ирма?!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты