Потому что я на твоей стороне

Смешанная направленность
R
В процессе
124
Размер:
планируется Макси, написано 249 страниц, 40 частей
Описание:
Перерождение в другом мире с множеством возможностей, вполне может быть мечтой. Особенно если этот мир так похож на родной и даже лучше. Мир в котором большинство владеет особыми способностями, и ему повезло оказаться в их числе.
А потом везение закончилось. Способность оказалась на первый взгляд ни на что не годной насмешкой.
Но... Кто сказал, что глупцы превозносящие культ причуд правы?
А он и доказывать ничего не собирается. Есть вещи поважнее.
Примечания автора:
Задумывалось намного раньше и хорошо совпало с заявкой.

Гг знает канон но практически не помнит. Он собственно и свою прошлую жизнь плохо помнит.
Канон будет меняться но не потому что гг его знает. А потому что мыслит иначе.

С гг далеко н один пейринг будет...
http://aminoapps.com/p/1udfsa - Шион и Изуку, четырнадцать лет

Ого, 11.09.20 набралось 50 лайков))) спасибо народ)
06.11.20 ого, набралось 100) я оказывается чет могу)))
А, да, хотел предупредить тех, кто собирается читать только законченную работу. Честно это плохая идея я сам не представляю когда она закончится!
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
124 Нравится 322 Отзывы 60 В сборник Скачать

Глава 33. Точка зрения маленького кошмара

Настройки текста
      Когда мы с ребятами садились в самолет, нас провожала, в основном, только Мелисса. Ну и полицейские скалящиеся в типа дружелюбный улыбках, на которых прямо написано было то, как же они рады что мы улетаем! Чуть раньше, я услышал от полиции, что пойманный нами злодей Вольфрам попадет в палату с мягкими стенами, а не в тюрьму.       Я кажется правда переборщил, но ни капли не жалею.       На этот раз я в самолете не спал. И так два дня продрых, ну куда это годится? У меня даже мешки под глазами разгладиться успели, и круги пропали. Я аж перестал быть похожим на панду! — Слушай, Шион, значит твоей причуде можно сопротивляться? — вдруг задал вопрос Каминари, и я слабо улыбнулся. — Ну не так-то легко, но чего вы ожидали? Эта способность, появилась всего-то три месяца назад и тренировать ее, было попросту не на ком! — фыркнул я.       Бакуго, естественно, презрительно хмыкнул. — Ага, отговаривайся! Теперь-то ясно, что твою исключительность рано раздули! — Ну да. Но опять же я живой человек, а не идеал недостижимый навроде тебя! — фыркнул я, а весь класс разразился громоподобным хохотом. — Ну ты сказанул! — Идеал?! — Бакуго?! — Это в каком месте?! — Ну, а что? Я ж не про характер. Смотрите, ему все науки и предметы даются легко, он единственный из нас, не запариваясь, по теории, держится стабильно в первой пятёрке, а в физухе он вообще достаточно крут сам по себе. Чего обо мне не сказать, — я самокритично поднял вверх свою руку, с узкой кистью и тонюсеньким запястьем. — Согласитесь, иногда, как бы ты не тренировался и не рвал жилы, а нагнать того, кому повезло значительно больше — ты не сможешь, — продолжил я, даже, если честно, не совсем понимая, зачем говорю такие слова вслух.       В самолете зашумели. Реакции Бакуго, я видеть не мог, но он почему-то ни слова не сказал. Надо же, а я то думал, он обязательно ляпнет какую-то гадость!       Рядом со мной Тору, не говоря ни слова, просто сжала мою ладонь крепче прижавшись к моему боку. — Неужели ты действительно так думаешь? — тихо и грустно спросила девушка, а я, легко улыбнувшись, наклонился, касаясь своим носом её лба. — Думаю. Люди с самого рождения неравны. Между многими людьми пропасть, которую никогда не переступить. Но знаешь… Это ведь не значит, что кое в чем, ты не будешь всегда лучше того кто намного сильнее, — проговорил я. — Да кое в чем даже наша кроха Тору будет лучше этого обормота, — еще тише шепнул я. Да, такие мысли вряд ли приведут меня к чему-то хорошему. В прошлой жизни мне изначально повезло. Не помню деталей, но семья у меня была большая и дружная. А с самого детства у меня было здоровое крепкое тело с отличным потенциалом развития… Уже в пятнадцать я был эдаким лосем, может не самым высоким в классе, но самым мясистым точно. А вот с мозгами у меня было грустно. Единственное, где у меня в табеле не было лебедей и кольев — это физ-ра и труды. Ну, рисование. По последнему были хотя бы тройки.       Я вот о чем думаю, в той жизни у меня было все, чего здесь так не хватало. Много дружной родни, далеко не бедная семья. Потенциал развития. Пожалуй, если бы мне правда хотелось, я бы вышел далеко за пределы районных и городских чемпионатов. Мне не хватало желания. Мне нравилась легкая, веселая и размеренная жизнь. Хотя я правда мог построить карьеру, заработать себе славу и известность. Но… Зачем?       Смешно. В этой жизни у меня есть отказавшиеся от меня родители, милая опекунша и классный названный братец. А еще есть врожденная мутация, исключающая возможность стать крутым и сильным. У меня есть скорость, лёгкость и способность Фрэди Крюгера на минималках. Ага. В этой жизни я был бы обречён быть жалкой посредственностью из числа тех, кто навсегда останется в среди безликой серой массы.       Вот только в той жизни было крайне мало того, что заставляло моё сердце биться так часто как здесь. Новая жизнь. Новое тело. И я ведь тоже совсем другой.       Хотя, пожалуй, в той жизни, я тоже был готов порвать за своих. Не могу вспомнить подробностей, но понимаю суть очень четко.       Изменилось многое. Но отнюдь не всё.       После этого мне наконец удалось задремать. За окнами были сумерки, к моему боку прижалась мягкая и теплая девушка и наверное это было редкое умиротворение. — Знаете, мне кажется то, что причуда не всесильна, так даже лучше, — вдруг подала голос Тору, поглаживая уснувшего Шиона по голове. — Почему? — удивился Серо, который как раз был очень даже за обладание сильной причудой. Все же ментальная причуда класса «Б» — это весомая угроза… — Вы что фильмов старых не смотрели? — спросил на этот раз Токоями. Из-за этого вопроса по рядам студентов прокатился заинтересованный гул.       Мидория, к стыду своему, понял, что фильмами он и правда не интересовался. До знакомства с Шионом, его даже аниме не особо интересовало, реальные герои казались намного интереснее. Хотя бы потому что они-то реальны в отличии от наивных киношек. Да, такие Изуку тоже смотрел. Но опять же не сильно ими интересовался. — Ага, я понял, о чем вы. Тоже видел парочку фильмов из того периода, пока причуды полностью не узаконили, — хмыкнул Киришима. Сидевший рядом Бакуго удивленно вскинул брови. Он и не думал, что этот рыжий балбес интересовался древним кинематографом.       А тем временем нашлись еще несколько киноманов. Как ни странно, Яойорозу была в их числе. — Эй, не смотрите так на меня! Я обычно смотрела документалистику, это могло помочь мне с идеями для моей причуды. Но так даже хуже. Ведь правда, было время, когда обладателей сильных причуд похищали и ставили над ними всякие эксперименты… — сказанное заставило некоторых пугливо оглянуться на спящего сноходца. — А ведь сходится. Смотрите, если бы эта причуда могла усыпить любого злодея без сопротивления, ею бы точно кто-то заинтересовался! — нахмурилась Джиро. — Если кто-то попытается обидеть Шиона… — с легкой, но вполне реальной угрозой проговорил Изуку, но его тут же прервала замахавшая руками Урарака. — Да бросьте! Это всего лишь фильмы! Выдумка! Никто не будет похищать нашего соню! — протараторила девушка. — Ну, это не факт, — пробормотал вдруг Серо, что-то до этого читавший в смартфоне. — Вчера, в Осаке, был найден герой со следами уколов на теле, и у него пропала причуда. — чуть громче проговорил он.       Ребята переглянулись. А вот это было уже откровенно страшно.       Расти, взрослеть вместе со своей причудой как с частью себя, и тут кто-то вот так возьмет и украдет ее?! И это случилось с профессиональным героем! — Самое жуткое, что случай не первый и даже не третий, — побледнела Мина, которая тоже решила вместе с остальными найти эту статью в интернете. Судя по всему, до этого жертвами вора причуд были обычные люди. — А ну, бросьте! — возмущенно шикнула вдруг на всех Хагакуре. — Что, тебя это разве не пугает? — взвизгнул Минета и получил щелбана от сидевшего рядом Ииды. — Во-первых, тебя это вообще пугать не должно, а во-вторых… Мы скоро уедем в закрытый лагерь и туда до нас никто не доберется, — продолжила невидимка, и со всех сторон раздались немного нервные смешки.       Бакуго зло цыкнул. — Нашли проблему! — громко заявил он. И когда одноклассники повернулись к нему, громко фыркнул. — Если на кого-то из вас нападет какая-то падла, нам просто останется взорвать их к хренам! — после таких его слов в самолете стало так шумно, что спящий Шион поморщился, стремясь закрыть уши от лишнего звука.       Но это высказывание здорово разрядило начавшую сгущаться атмосферу.       Пожалуй одно то, что Кацуки сказал «мы» вместо «я», нельзя было не заметить. Да и не это было главное. Главным было то, что все студенты 1-А были согласны с этим утверждением. Если какая-то сволота причинит вред кому-то из них…. Они эту мразь просто все вместе запинают! Потому что так по сути и нужно делать. И поступок Шиона несколько дней назад. Ведь он тоже готов порвать врага за каждого из них.       Пожалуй, нет ничего странного, что и они тоже.       Да, они все уже слышали о случившемся с тем главой террористов. Но почему-то не могли бояться жестокости Шиона, который довел человека до психушки. Да и жалеть человека, который едва не убил многих из них тоже было тяжело. Да, герои не убивают. Они не жестоки. Но… Почему-то даже Минета не мог не согласиться с тем, что этому человеку можно верить. И можно приложить огромное количество усилий ради защиты этого патлатого придурка.       Дальнейший полет прошел спокойно. Прошло всего-то три дня с их экскурсии, но было такое впечатление… Что они соскучились даже по вечно недовольной роже сенсея.

***

      Марево. Зыбкое, неточное. Такое ненадежное марево. Вокруг развалины и кто-то плачет. Я, кажется, вижу совсем незнакомых мне людей. Но я их знаю. Человек, чьими глазами я смотрю, падает на колени, стараясь слабыми дрожащими руками разгрести завал. На запястья со сбитыми костяшками падают слёзы. — Ширакумо, ты не мог умереть, не мог, ведь я же слышал твой голос! — шепот. Надрывный, сорванный из-за громких криков голос. Голос человека, который сделал всё, что мог и не мог. Человека, который вышел за свои пределы… И этого оказалось слишком мало.       Только сейчас я понял, что это не мой сон. Но что-то заставило меня лишь сменить ракурс обзора. Это было что-то сродни порыву.       Замерший в молчаливой истерике подросток был мне даже слишком знаком. Ну да. Как же иначе? Куда уже этому человеку без душевных ран?       Я просто замер, глядя на Шоту Айзаву, который, стоя на коленях, замершим взглядом сверлил искалеченное и обезглавленное тело.       Мир вокруг померк, но вместо того, чтобы все закончилось, стало гораздо хуже. В бесконечной черноте был только одинокий подросток и обезглавленное тело.       У меня перехватило горло. Наверняка прошло лет пятнадцать с тех пор. Но он до сих пор видит кошмары? Вполне возможно, что реальная трагедия была совсем иной. Но… это по-прежнему безумно важно для этого человека. Сон довольно жестокая штука.       Я уже собирался вмешаться, но после внезапного витка сна у меня словно душа застыла.       В следующем сне был тот самый переулок с убийцей героев. Для меня это давно прошло. Но в этом сне ничего не закончилось хорошо. Прямо перед тем переулком стояло несколько машин скорой помощи. Айзава, повинуясь течению сна, двинулся к одной из машин. Туда как раз загружали носилки с накрытым тканью телом. От неловкого движения во время загрузки, из-под ткани свесилась тонкая и очень мне знакомая рука. — Нам очень жаль, это был ваш студент? — проговорил один из санитаров, оборачиваясь к герою, и тот молча шагнул к носилкам. — Как остальные? — суховато спросил мужчина, все же заставляя себя откинуть ткань с верхней половины тела.       Растрепанные волосы черным ореолом вокруг головы, широко распахнутые, но уже мутные глаза. Только начавшая запекаться кровь в уголках рта. И окровавленная шея. Донельзя эффектное зрелище, но для меня это уже слишком.       Если честно, я был готов к тому, что увижу. И все же, увидеть себя мертвым? Это слишком. Это выше моих сил. Я не могу заставить себя на это смотреть. И все же… сенсею ведь чертовски больно. Это же мой мир, я чувствую это страдание. Я не могу просто так на это смотреть. Не могу спокойно относиться. — Хватит! — говорить было не обязательно, но сон схлопнулся, оставляя лишь безликое пространство, похожее на стадион, освещенный одной только лампочкой.       Взгляд мужчины, еще не оклемавшегося ото сна, остановился на мне, я собрался было как всегда улыбнуться, создать что-то более светлое и обнадеживающее, но не успел. Айзава бросился ко мне хватая в охапку и обнимая так, что в реальности у меня бы сердце выскочило. — Живой… — и так меня пробрало от этого шепота! Это даже на миг заставило меня почувствовать что-то вроде надежды. Все же, во сне человек имеет полное право быть таким, каким никогда не будет в реальности.       Я хмыкнул, наконец обнимая в ответ, и пространство вокруг нас изменилось, становясь четким реалистичным пейзажем.       Светлый вечер. Легкие сумерки. Частая россыпь звезд на еще светлом небе. — Я жив, сенсей, — наконец подал голос я. Все-таки это просто нечто, а в чем-то мой дар — это управление миром. Да, мир нематериальный. Но это не делает его ненастоящим.       Спина под моими ладонями задеревенела, а объятия осторожно разжались. Отстранившийся от меня мужчина окинул меня хмурым взглядом. — Ты видел? — просто спросил он. И ведь кто-то другой предположил бы, что это всё была моя работа. Но Шота лишь спросил, видел ли я его кошмары. Уникальный человек. — Да, — просто кивнул я, создавая под ногами мягкую луговую траву, а рядом с нами простенький круглый столик. Деревянный, но это не точно. На столике появились тарелки со всякими иностранными деликатесами. Запеченная индейка, канапе, шашлыки и даже бутылка вина посреди стола. Впрочем вместо бокалов рядом с тарелками появились кружки с ароматным горячим шоколадом. Со сливочными шапками и крохотными вафельками. — Это такая попытка поддержать? — криво улыбнулся учитель. — Ага. Сработало? — Шион… и о чем ты только думаешь? — вздохнул мужчина, когда я преспокойно уселся за стол. — О том, что кошмары — это редкая дрянь. Обычно помогает выпивка, но в этом я вам вообще ничем помочь не могу, а потому просто дам вам этот сон. Да, это не реальность… но тут вы хотя бы можете видеть, что я живой. — Да, парень, с тобой явно что-то не так. — О да. Я совсем поехавший, но знаете… Смотреть на то, как вы страдаете, чертовски больно, — со всей искренностью признался я. И если честно, то да, я действительно так думаю. Даже мысленно назвать себя адекватным всерьез у меня не получится. Взгляд учителя снова стал каким-то не читаемым и он, мотнув головой, опять посмотрел на меня. — Спасибо, — прозвучало сухо, но я понял куда больше чем мне хотели бы рассказать. — Эти сны снятся вам не в первый раз, правда? — понял я. — Ты же не собираешься меня жалеть? — насторожился мужчина и я громко фыркнул. Этот звук достаточно ярко выражал моё презрение к этой мысли. — Жалеть? Что за глупость? Жалость ни к чему не приведет. А вот я просто хочу вас поддержать. Мне давно хотелось найти повод потренировать причуду, а вас еще хрен выловишь во сне, — проговорил я, вальяжно потягиваясь за столом. — Ты о чем? — явственно насторожился Шота, и я понял, что улыбаюсь. — Давайте соединим приятное с полезным. Мне нужно тренировать причуду и мне нужно, чтобы вы перестали походить на несвежего покойника. Вы, сенсей, конечно и в таком виде прекрасны, но мне кажется нормально выспаться вам точно не повредит! — У меня ненормированный график, парень и… Завязывай, тебя иногда можно как-то не так понять. — А что плохого в двусмысленностях? Между прочим мы сейчас с вами все равно что в ресторане сидим, — ухмыльнулся я, наконец принимаясь за ужин. — Так, ладно, давай о твоей идее. — А в идее ничего странного. Скидывайте мне на телефон время, когда собираетесь спать. А я буду обеспечивать вас нормальным здоровым сном. Раз уж у вас это не выходит.       Мужчина страдальчески поморщился. — Мы же уже давно закрыли эту тему. — Угу. Тему с убийцей героев мы тоже закрыли, а впечатление явно осталось прежнее.       Это был крайне странный разговор. Если честно из меня паршивый утешитель. Да, я прекрасно понимаю, что этому человеку совсем недавно, было охренеть как паршиво. Он словно ткнулся носом в свою старую незаживающую рану, а после этого, еще и увидел навеянный старыми страхами сон! То есть, я тоже, по-сути, кое в чем виновен… Все же этот человек отнюдь не пень бесчувственный чтобы игнорировать чужую безопасность. Я не стеснялся говорить просто без лишних пародий на уважительность. Сенсей смотрел на меня так, словно никак не мог найти подходящих слов.       Наконец мужчина просто мотнул головой и криво улыбнувшись приложился к бокалу вина. — В любом случае, мой сон… — начал было герой, и я понял, что этот чудик решил поговорить поконкретнее. И понял, что для этого еще слишком рано. Покачал головой, одаривая грустной улыбкой, вышло пожалуй немного излишне, потому что собеседник замер, побледнел и стиснул зубы. Да, сенсей. Мой мир — мои правила. И скрыть от меня здесь ничего не получится. Ни единой эмоции. Но я и не монстр. Что логично. Я не собираюсь ковыряться грязными лапами в чужой боли. — Верно. Ваш сон, это ваша территория и ваши правила. Но знаете, мне-то далеко не плевать, — решил продолжить я. — Нет. Ты… Это в любом случае не секрет, — вздохнул мужчина, вдруг устремляя на меня прямой взгляд через стол и оперся подбородком о кулак. Его взгляд почему-то показался на удивление простым. Так будто он не боится, что я узнаю о нем что-то о чем он никому бы не хотел говорить. Так, будто мои способности вообще ни в коей мере не вызывают у него опаску. Как будто верит, что я ни о чем подобном не стану даже думать. — Понимаю. Я не буду спрашивать. Просто хочу, чтоб вы знали… Я не буду обещать вам, что не умру, — брови собеседника удивленно полезли на лоб. Я слабо улыбнулся. — Это же глупо. Человек это очень хрупкое существо. Любой может умереть когда угодно. Можно умереть подавившись кусочком хлеба или глотком воды, упасть с лестницы и свернуть шею… Может оторваться тромб который закупорит артерию, — спокойно проговорил я думая, что смотреть на удивленное лицо Шоты Айзавы, я могу вечно. Оно выглядит на удивление мило. — Хаах… Да я даже не буду говорить, что твои слова слишком зрелые для твоих лет. Ты и сам это отлично знаешь. — Может быть. Но это нормально. Я не сильный, не умный и не талантливый. Но собираюсь стать тем кто будет рисковать своей жизнью каждый день. И если так подумать когда это произойдет, я по прежнему буду подростком. Я уже знаю насколько это опасно, сенсей. Не так давно, у меня и моих друзей были все шансы умереть… Но мы выжили. И постараемся выживать и впредь. — Я знаю несколько человек, которые скажут, что ребенок не должен говорить подобные слова с таким лицом, — спокойно ответил мне сенсей со своим нечитаемым взглядом. — Но вы не такой человек, верно? — Пытаешься сказать, что я бессердечный? — Отнюдь, сенсей. Вы очень добрый человек. Настолько добрый, что готовы даже отчислить ученика у которого нет шанса стать героем. Ради того чтобы бездарь просто не страдал в будущем. Вы готовы стать врагом этого человека. Лишь бы он не страдал всю оставшуюся жизнь, — спокойно ответил я и замер. Взгляд мужчины резко стал острым и пристальным. Словно меня опять изучили с ног до головы. Новым взглядом. — Полегче парень. Я по прежнему надеюсь, что ты не читал мои мысли, — мелькнула привычная зловещая улыбка. — Нет. Просто. Я подумал, что… Мы похожи, — тихо признал я и, осмотрев стол, спокойно разлил вино по бокалам и пригубил. На вкус совсем как красное полусладкое из прошлой жизни, которое я пил на чьей-то свадьбе. Свадьба была непонятно чья, но… Главное, что не моя. — Похожи? — Даже не так. Это просто моя точка зрения. Как-то так, — я вдруг почувствовал что-то сродни неловкости, когда Айзава медленно потянулся к своему бокалу не сводя с меня взгляда. Это… Заставило меня подумать о том, что я почти клеюсь к человеку который мало того что старше меня вдвое, так еще и мой учитель. Да уж… Я правда поступаю некрасиво. Но если так подумать я никуда и не спешу. — Н-да… — сенсей, хмыкнув, провел ладонью по своему лицу, взял бокал и принюхавшись отпил. И только теперь я понял, что сделал что-то не так. Пятнадцатилетний подросток, живущий в Японии, не мог знать вкус алкогольных напитков. Пусть даже мало кто из местного населения был даже похож на пресловутых японцев.       Один глоток, и я удостоился очередного нечитаемого взгляда. — Интересно, откуда ты так точно повторил вкус вина, которого я сам никогда не видел? — Мать выпивала, — махнул рукой я и даже не соврал. Эта женщина действительно иногда одиноко выпивала, вопя о том, что я проклятие ее жизни, и если бы я не родился настолько никудышным, ее муж не сбежал бы. Мой собеседник нахмурился. — Ясно. Спасибо, — второе слово здорово меня огорошило. — За что? — Ты увидел мой кошмар. И вместо того, чтобы укорить мою слабость, путь даже внутренне или покинуть этот сон, ты решил мне помочь. Хотя был не обязан. — Если бы я бросил вас с вашей болью – никогда бы больше не осмелился посмотреть на себя в зеркало. — горько ответил. Я и вдруг ощутил нарушение сна. Меня явно будили. — Простите, похоже, мы почти прилетели, — хмыкнул я, но не смог сказать ничего больше, из-за этого взгляда. — Звучит глупо, но… Постарайся поберечь себя, — это было последним, что я слышал, прежде чем вывалиться в реальный мир осознавая, что распластался в кресле и ко мне прижалась придремавшая Тору.       Мы не прилетели. За окнами брезжил рассвет и многие еще спали. Я ощутил лёгкое сожаление.

***

      Шота Айзава тихо выдохнув встряхнул головой глядя в простой белый потолок. Он уснул в полицейском участке. Через час он должен встречать своих учеников из аэропорта. А сейчас он выглядел как несвежий покойник. Да и пах соответственно.       Но этот странный пацан умудрялся смотреть на него этими восторженными глазами так будто… он не просто ничего не видел. Это выглядело так, будто Шиону просто искренне плевать на недостатки. Вспомнился уверенный и спокойный взгляд этого ученика. Такая же спокойная улыбка. Не было ничего странного в том, что два кошмара слились в один.       Этот парень по прежнему был дико похож на Ширакумо.       Герой выдохнул, пытаясь понять как ему относиться к этому фанату номер один. Но случай оказался настолько уникальным, что мыслей просто не было.       Он пытался понять, что за бред с ним происходит, но не мог. Сказать, что это ему не нравится, он, впрочем, тоже не мог.       Судя по всему, этот парень довел и так не слишком нормального человека до психушки. Да, злодей Вольфрам хоть и был полнейшей мразью, психом не был. Удалось убедить правительство в том, что свихнулся он из-за воздействия непроверенного устройства, и причуда первокурсника-сноходца тут не причем. Но вряд ли еще один такой случай удастся замять. Этот ребенок привлекает очень много внимания. Айзава не идеалист. Он скорее отлично понимает как много в верхах мразей. И этих мразей всерьез заинтересовал его студент. Дай им волю и они растопчат Шиона, как личность и превратят в послушное оружие. Мир ни капли не прост.       А этот ребенок уже довел одну жертву до смерти мозга, а вторую — до психушки. Это должно напрягать, пугать и отвращать. Это должно делать его в глазах окружающих опасным. В купе с лидерскими качествами и умением ладить со всеми — крайне опасным.       Но Айзава почему-то все равно ему верит. И не видит в этом ничего странного. Почему?

***

      Когда мы прибыли обратно, все наши вылезли из самолёта с трудом и еле волокли ноги. То, что вечером этого же дня нам предстоял приезд в тренировочный лагерь, никого не обрадовало.       После пережитого хотелось валяться на диване задрав ноги и смотреть телевизор. И не только мне. Даже Бакуго выглядел малость пришибленным. Что уж говорить об Изуку, который был бледным как стенка до сих пор? Всемогущий показался уже при посадке. Никто не толпился, и вышли мы гуськом, стараясь не врезаться в стоящие по бокам кресла.       Странно.       Из всех них только я проспал двое суток, а зомбиками неуклюжими, оказались все. Момо и Тодороки тоже. — Доброго утра. Хотя прекрасно знаю, что для вас оно не доброе и вообще вы опять умудрились отличиться. — угрюмо поприветствовал нас таки успевший к нам Айзава и я понял, что не могу скрыть улыбку.       И то, что учитель старательно не смотрел на меня ничего не значит, он эту улыбку отлично видел. Справа от меня как всегда была Тору, а слева, невзначай, наш птиц, с таким видом, будто именно так и надо. Как будто так у нас повелось и я, хмыкнув, решительно обнял обоих за плечи. Невидимка расслабленно обняла в ответ, а вот Фумикаге ощутимо смутился. Все-таки этот жест слегка нарушал личное пространство, а он очевидно был парнем тихим, не компанейским и похоже даже слегка социофобом. Но ко мне он все-таки привык достаточно даже для того чтобы даже при всех на улице идти почти в обнимку. Славный малый…       Изуку к слову с Ураракой вели себя вообще до крайности забавно. Они краснели, бледнели, старались посмотреть друг на друга незаметно и тут же отводили взгляды. Это выглядело так мило! Ну правда пока друг другу мозг не отымеют, с особым садизмом, до них не дойдет, что они честно друг другу нравятся и нужно бегать на свиданки, веселиться и наслаждаться жизнью, а не сопротивляться и делать вид будто это плохо. О Господи, им по пятнадцать лет! Если не сейчас наслаждаться жизнью то когда? Сомневаюсь, что когда они станут героями, у них будет лишнее время!       По Айзаве этого точно не сказать.       Впереди нас ждет тренировочный лагерь и у меня почему-то спирает дыхание и дрожат поджилки. Сомневаюсь, что меня так пугают тренировки. Пожалуй я один из тех кого тяжелые, физические тренировки, пугают меньше всего на свете!       Но… Почему мне тогда настолько не по себе?
Примечания:
Понимаю, в этой главе ничего особенного не происходит. А еще я таки не могу в романтику. Иногда мне Шион кажется слишком двойственным. Он привязан к Невидимке и Токоями, вполне нормальные и адекватные эмоции. Но его отношение к Айзаве это что то за гранью. В его отношении Шион реально яндерэ. Пожалуй в его духе реально замучить до смерти разума, каждого кто навредит Айзаве...

Пс! С Хэллоуином вас, читатели!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты