"Счастливый" брак?

Гет
NC-17
Завершён
216
автор
oksidgem бета
Размер:
117 страниц, 16 частей
Описание:
Окончательно меня прошибло током, когда парень склонился к моему уху и тихо с оскалом проговорил:
— Нас ждет счастливая семейная жизнь, Ким Мина.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
216 Нравится 459 Отзывы 62 В сборник Скачать

Часть 15

Настройки текста
— Прости, Гукки. — Было больно смотреть на разбитую губу Чона, покрасневшие от ударов Чимина щеки и синяки. — Я не должна была приходить к тебе.       — Айщ… — Парень поморщился от соприкосновения спиртной салфетки с ранкой. После чего я начала дуть на пострадавший участок, в надежде смягчить боль.       Интересно… а Чимину обработали раны? Больно ли ему? Ненавидит меня?       — Хватит нести чепуху. Думаешь от пары ударов я согнусь? И вообще, ублюдку тоже немало досталось. — Он постарался улыбнуться, из-за чего из ранки на губе показалась свежая кровь. — Он ничего не сможет мне сделать. Не переживай, ЁнУ. Думай о себе.       — Я беспокоюсь о Мине. Вдруг Чимин что-то сделает ей? — Я опустила руку с салфеткой. Мне действительно было боязно за девушку. Чимин в гневе редко себя контролировал, хотя я никогда в свой адрес ничего плохого от него не получала. Однако… — Как-то он признался мне, что почти избил Мину. Я знаю, это его не оправдывает, но он был расстроен. Говорил, злится на нее, хоть и понимает, что вины ее никакой нет. Ни в чем…       Было не сложно заметить меняющееся выражение лица Чона. Он явно был не в курсе всех прелестей семейной жизни своей одногруппницы. Гук совсем недавно мне рассказал, как он решился использовать Мину. Да, я была на него зла и не понимала в какой момент он стал таким. Чонгук, которого я знала с детства, никогда бы не пошел на столь гнусный поступок. Гукки всегда был мне другом, поддержкой и опорой. Все это получить я могла только от одного него. Но потом появился Чимин и полностью заполнил мою жизнь собой… до самых краев. Что даже место для Гукки не осталось в моем мире. Да и узнав Чимина поближе, я поняла, что лучше держать друга подальше от себя.       — Я не знал, что этот мудак так поступает с ней. Думал несчастная, ну, потому что нежелательный брак? — Лицо парня скривилось в болезненной мимике и не от боли из-за ран. — Блять! Я такой же мудак!       — Дорогая, просыпайся. Опоздаешь в университет.       Легкие поглаживания по щеке. Совсем не приятные, наоборот, противные. Хочется смахнуть его руку и ногтями почесать кожу, куда дотрагивался.       Мерзкие руки мужа дошли до ворота ночной рубашки, оттягивая его в сторону.       — Утренний быстрый секс с женой… что может быть лучше этого?       Красная мигалка зажглась мгновенно, настоятельно требуя хотя бы попытаться защититься. Неужели вчерашних унижений было недостаточно?       Открыв глаза, я задергалась, беспорядочно размахивая руками и ногами и попадая мужчине то в лицо, то в грудь, то по ногам. Чимин только оскалился и перебрался полностью на меня. Он одной рукой сжал мои запястья над головой, а второй стягивал с меня пижамные шорты. Я старалась, как могла, усложнить ему задачу, брыкаясь всем телом, но мой невольно приподнявшийся таз только облегчил цель Чимину.       — Мне так даже больше нравится, дорогая. Сопротивляйся еще рьянее, заводишь, — тяжело дыша, произнес Чимин, раздвигая коленом мои ноги.       — Ублюдок! Ненавижу тебя! — Из глаз покатились слезы, а лицо скривилось в гримасе отвращения к мужчине.       Если я ждала, что зона турбулентности осталась позади еще вчера, то сегодня мне доказывают обратно. Вся моя дальнейшая жизнь будет проходить в этой «зоне», до тех пор, пока я сама не возьмусь за штурвал.       Говорят, после первого раза не так больно, тогда почему меня все еще режет острая боль? Может мои душевные страдания переходили в телесные муки? С каждым его быстрым толчком рвотные позывы увеличивали свой масштаб.       Закрытые глаза мужа, его стоны, фрикции и пошлые слова резали слух и взгляд. Поэтому я сильно зажмуривалась, надеясь, что и слух в таком случае станет слабее.       Почувствовав последние рваные толчки и теплую жидкость, стекающую по бедру, я все равно не открыла глаза. Только потянула ткань рубашки вниз, прикрывая оголенные бедра.       — Собирайся на учебу, — спокойно бросил Чимин, вставая с меня, а потом и с кровати. Да, он чувствовал себя словно после приятного завтрака.       — Я не пойду, — голос мой был хриплым от ночных и недавних рыданий. Неужели Чимин думал, что я появлюсь в университете в таком виде?       — Пойдешь. Ты будешь жить так, будто ничего не произошло. Кстати, можешь делать, что хочешь и как хочешь. Водитель будет тебя только отвозить куда ты скажешь. Можешь даже не предупреждать меня. Ты счастлива, дорогая? — Чимин одарил меня такой широкой улыбкой, подмигнул и направился в ванную.       Завернувшись в одеяло, будто в кокон, я легла на бок. Словно это могло меня защитить от дальнейших посягательств или словесных издевательств Чимина. Липкость от спермы мужа душила меня, но встать с постели, пока мужчина не уйдет не решилась. Да и слабость в теле давала о себе знать.       Спустя недолгое время Чимин вернулся, обернув вокруг бедер полотенце. Влажные волосы торчали в разные стороны, а лицо немного покраснело, видимо, от теплого воздуха в ванной.       — Что смотришь? Хочешь еще? — Он стянул с себя полотенце и бросил его на кровать.       Мои глаза прикрылись сразу. Не вынудит меня смотреть на «орудие» моих недавних унижений. После короткого смешка, Чимин произнес:       — Вставай, Мина. Отвезу тебя.       — Как ты мне предлагаешь явиться туда? Ты это видел? — Я вытянула из-под одеяла правую руку и подняла ее вверх, являя взору мужа покрасневшую кисть. — Да и вообще… я устала, мне плохо.       — Ты еще красивый синяк на своем лбу не видела, — усмехнулся Чимин, доставая из шкафа необходимую одежду. — В любом случае, ты появишься в университете.       — Хотя бы не на первые пары, — прохрипела я, отворачиваясь в другую сторону.       — Хорошо. Но ты ведь не заставишь меня проверять свое посещение, правда, дорогая? — Голос мужчины стал более низким.       — Ты ведь только что сказал, что я могу идти куда хочу и когда хочу. Так в чем проблема? — прошипела я, злясь, что Чимин не оставлял меня в покое. Подумать, поплакать, пострадать.       — Я просто не хочу, чтобы ты себя доводила одна дома. Я ведь переживаю за тебя, Мина. И еще не забудь, что скоро помолвка Намджуна.       Будь у меня силы, я бы рассмеялась в лицо Чимина. Звонко и заразительно. Очень «приятно» получать новости о помолвке брата через Чимина. Я, конечно, знала о планах Намджуна, но, как всегда, семья забыла сообщить мне официальную дату. Зато Паков пригласить не забыли…       Благодарила всех святых, что, наконец, услышала хлопок двери. Мой тяжелый вздох вместе с болезненным стоном прошелся по комнате.       Спорить или идти наперекор мужу не решилась, поэтому я медленно шла по тротуару, ведущему к учебному кампусу. Взгляд с асфальта не подняла ни разу, различала лишь ноги мимо проходящих. Этого было достаточно, чтобы не столкнуться с кем-то. Не было желания видеть счастливые, задумчивые, радостные или просто серьезные лица студентов.       Опоздала на первую пару, хоть меня это абсолютно не заботило. Кисти рук прикрыты длинным рукавом кофты, а образовавшийся синяк на лбу после удара о стол и мешки под глазами замазаны тоналкой. Полностью скрыть не получилось, но результат неплох.       Коридор университета казался как никогда длинным, мне не хотелось опаздывать на следующую пару и привлекать к себе внимание, поэтому спешила войти в аудиторию первой и занять самое крайнее место возле двери.       Добравшись до нужного кабинета и войдя внутрь, я с облегчением вздохнула — студентов было не так много и мне удалось занять заветное место. Насколько долгим могло быть мое скромное счастье? Да, ровно до того момента, как передо мной был поставлен яблочный сок. Несколько яблочных соков…       — Проштрафился. Сильно. — Чонгук присел рядом и потянулся к бутылке. Я не поднимала на него взгляда, но покрасневшие костяшки пальцев заметить смогла.       — По-твоему сок, как панацея от всех ошибок? — Я достала из сумки принадлежности, хотя совершенно не понимала нужная это тетрадь или нет. Разве это важно?       — Нет. Совсем нет. Мина…       — Уйди, Чонгук, просто не подходи ко мне больше. Пожалуйста.       — Что с твоим лбом? — Он дотронулся до моего лица, но я вовремя отодвинула голову и быстрым движением прикрыла волосами гематому. — Мина? — Чонгук опять полез ко мне своей рукой, от чего я грубо ударила его по ней.       Мой взгляд невольно упал на лицо парня, которое было в ссадинах и только проявляющемся синяке возле глаза. Хотелось позлорадствовать, довольствуясь видом парня. Ведь заслужил? Тогда почему сердце болезненно сжималось при виде таких неуместных ран на родном лице?       — Позаботься о себе лучше. — Только и успела я сказать, как Чон притянул мою руку к себе и, задрав рукав, начал проводить пальцем по покрасневшим кистям.       — Мина, неужели?..       — Не прикасайся ко мне! Ты вообще слушаешь меня?! Что тебе от меня надо?! План до конца воплотить?! — Я уже вскочила, собирая свои принадлежности.       Сердце настолько сильно билось, что, казалось, могло перебить мой крик, разлетевшийся по всему помещению.       В аудитории воцарилась абсолютная тишина. Все повернулись к нам. Еще бы. Такой спектакль разыгрался перед ними. Будет о чем шептаться в коридорах.       Вошедший преподаватель остудил мой пыл. Поэтому, бросив последний взгляд полной печали, разочарования и боли, я прошла к месту спереди. Только бы не сидеть возле Чонгука, чувствуя его взгляд на себе и теплое дыхание рядом.       Прошло всего полчаса, а ощущение будто вечность. Монотонный рассказ профессора, стоящего у трибуны, тихие переговоры студентов все это душило так, словно на голову надели плотный мешок.       — Студентка Пак, я не нашел ваш доклад. Вы его сдавали? — вопрос преподавателя заставил меня растерянно поднять глаза. В последнее время совершенно не помнила о докладах, лекциях или вообще учебе. Погрязла в Чимине, Чонгуке, ЁнУ… но только не в себе.       — Доклад? Я… — Я забегала глазами по аудитории, ища ответа у других. — Простите, кажется, у меня были проблемы.       — Кажется? Вам кажется, студентка? — Мужчина взглянул на меня из-под очков. — В таком случае, задержитесь после пары. Я вам наглядно покажу какие у вас проблемы.       Все так и рвались показать какие у меня проблемы. Куда убежать в таком случае от этих самых проблем? В домик на дереве? В свой любимый стеклянный шарик? На страницы любимых детских сказок?       Я кивнула профессору, не желая и дальше заострять его внимание на своей персоне. И так «купалась» в этом внимании до самых ушей.       Почти все студенты покинули аудитории, кроме нескольких копошил, которые либо специально медлили, дабы послушать о чем будет говорить мне преподаватель, либо действительно их скорость приравнивалась к черепашьей. И Чон Чонгук один из них.       Парень уже в третий раз клал свою единственную тетрадь в задний карман, но она чудесным образом оказывалась обратно на столе. Знал бы он, наверное, принес бы груду тетрадей, чтобы не мучиться с одной.       — Чон Чонгук, вам помочь? — обратился мужчина к Чону, когда в помещении остались только мы.       — Нет, профессор, уже ухожу. Тетрадь строптивая оказалась, — произнес он с легким смешком, поднимая тетрадь вверх. Он медленно направился к выходу, бросая на меня сопереживающие взгляды через спину.       Я подошла к столу профессора Сона, поправляя лямку сумки на плече.       — Студентка Пак, я понимаю, что у вас сейчас прибавились заботы, однако, быть даже не в середине рейтинга… — Мужчина посмотрел на меня, держа в руках рейтинговый лист. — Вас подобное устраивает? Настолько скатиться вниз? Всегда были в тройке лучших. — Он цокнул языком и протянул лист.       Ответить ничего не могла, так как не ожидала подобного. Кажется, из моей головы напрочь вышел университетский рейтинг. И теперь, когда мужчина говорил за это, я только и могла стоя хлопать глазами. Вся эта бальная система, рейтинги, словно что-то из далекого прошлого, которое меня не касалось теперь.       — Простите, профессор Сон. Я поработаю над своими слабыми местами. — Вежливый поклон, мягкая улыбка и можно было уйти. — Всего хорошего.       Вот уже десять минут, как я шагала из стороны в сторону по внешнему двору университета, ожидая Чимина. После короткого сообщения мужа о том, что он заедет за мной, в груди все сжалось от нежелания быть в столь маленьком пространстве вместе с ним. Открытое окно от подобной духоты меня точно не спасет.       Только услышав звук сигнала машины, я подняла взгляд. Чимин, опустив стекло, «одарил» меня своей очаровательной улыбкой, словно не он будет после медленно терзать меня. Вот только его очарование портил наливающийся синяк на щеке и разбитая губа. Теперь я поняла откуда у Чонгука ранения. Если муж с утра выехал на работу без ссадин на лице, значит он поехал прямиком к Чону. Вот только интересно… забрать ЁнУ? Забрал? Надеясь, что ответную улыбку мужчина не ждал, я обошла автомобиль и села на переднее сиденье.       Была рада, что тишину нарушать Чимин не думал. Иначе в душе все скребло бы от его голоса и необходимости отвечать. Поэтому я молча разглядывала свой рейтинговый листок. Признаться, я словно разучилась читать или различать цифры. Предметы и баллы, недочеты и минусы — все это сплошное размытое пятно. Казалось, для чего мне это?       — Что это? — Чимин кивнул на мои колени, где лежал лист.       — То, что показывает насколько сильно моя жизнь скатилась вниз, — ответила я совершенно безэмоционально. Слова могли показаться ироничными, однако на это у меня не было никакого настроения.       — Рейтинговый лист? — уточнил мужчина, стараясь не сильно отвлекаться от дороги, но в то же время разглядеть написанное. — Все так плохо? Ты ведь одна из лучших.       Я мысленно усмехнулась. Он считает, что все так плохо только из-за рейтинга?       — Теперь нет. — Пожала я плечами, не желая вдаваться в подробности.       — Я разберусь, хочешь? Это не проблема.       — Хочу. Разберись. — Да, я хочу, чтобы он решил этот вопрос. Нет у меня сил думать об этом, стараться что-то исправить. Да и кого обманываю, я ведь даже ломать голову над учебой больше не собиралась. Так пусть разбирается.       — Хорошо, детка. Выше нос. — Чимин улыбнулся… поддерживающе?       — Куда мы едем? — Мужчина свернул не в сторону дома, поэтому вопрос возник логичный.       — К моим родителям. Мать всю плешь проела, просит приехать с тобой. Наверное, будет говорить о наследниках, — хмыкнул он, аккуратно сворачивая в нужном направлении.       Тон, которым говорил мужчина был таким обыденным. Я смотрела и удивлялась, неужели он считает, что мы можем вот так вот, будто ничего и не произошло, разговаривать?       — Что собираешься говорить по поводу… — Я сделала паузу, смотря на сосредоточенное на дороге лицо Чимина.       Не услышав продолжение вопроса, мужчина бросил быстрый взгляд на меня и отвернулся, поняв суть.       — Скажу, что именно так мы и стараемся над операцией «наследники». С плетьми, указками и боксерскими перчатками. — Продолжал улыбаться муж, как ни в чем не бывало.       Я пожала плечами. Пусть говорит или шутит, как хочет. Меня совершенно не волновало это. Только… встреча с господином Паком заботила мое сознание в данный момент. Я злилась и обижалась, что взрослый мужчина бросил меня на съедение волку. Хотя, какие вопросы к чужому мужчине, когда собственной семье открыто плевать на свою дочь?       Въезжая во двор особняка Паков, Чимин произнес:       — Ты ведь будешь хорошей девочкой, Мина? Будешь стараться изменить мнение отца о себе?       — Да, — ответила я.       В груди образовалась огромная пустота, которую не знала чем заполнить. Чувствовала себя камнем, без эмоций, желаний, готовый лежать там, где его бросили.       — Умничка моя. — Чимин небольно ущипнул меня за щеку и вышел из машины.       Оттянув рукава кофты ниже, я вышла за мужем. Сумку и лист оставила на сидении.       Миновав холл, где передали верхнюю одежду управляющему, мы направились прямиком в гостиную. На большом мягком диване расположились родители Чимина, а на маленьком столике перед ними лежали небольшие фарфоровые чашки с чаем. Скорее, как дополнение к «приятному» времяпровождению, нежели необходимость.       — О, наконец-то, дорогая, ты решилась таки навестить нас? — Женщина даже не привстала, лишь повернулась боком, чтобы видеть нас.       Я слегка поклонилась, поздоровавшись с родителями. Странно, но впервые приторно-сладкий голос и упреки женщины были мне безразличны.       Господин Пак проигнорировал меня, словно я тень, и повернулся к сыну, спрашивая, что с его лицом. В это время мать отдавала указания прислуге подготовить стол к ужину, после чего тоже присоединилась к своему мужу с расспросами о ссадинах сына. Благо, Чимин великолепно справился с ролью жертвы падения в ванной.       Чимин сел между родителями, я же устроилась по другую сторону от матери.       — Мина, дорогая, ты могла бы почаще показываться у нас, разве нет? Попроси водителя после учебы завозить тебя к нам, будем больше времени проводить вместе. — Женщина приложилась губами к чашке, не отпивая жидкость.       Кажется, я начинала понимать под каким контролем находился Чимин, живя под одной крышей с родителями.       — Матушка, в таком случае моя жена не будет успевать готовить ужин для своего мужа. Уж изволь, но женился я для себя. — Улыбнулся Чимин, беря ладонь матери в руки и поглаживая ее.       — Ее место рядом с мужем, а не с тобой! — немного резко выдал господин Пак, сверля меня взглядом. — Так пусть бережет это место, а не катается по городу.       В комнате воцарилось неловкое молчание, прерываемое только тихим звоном чашек, которые принесла молоденькая девушка из обслуживающего персонала.       Чтобы уклониться от пристального взгляда свекра, я потянулась к чаю, как к спасательному кругу.       — Отец, мы проводим работу над ошибками. Правда, Мина? — Чимин пронзительно посмотрел мне в глаза, настаивая на подтверждении своих слов.       Теперь же то пустое место в груди заполнилось страхом. Страх, что я в логове врагов, попала в капкан и меня хотят сожрать. Вдруг мне стало сложно дышать, все кругом наводило ужас, а взгляды, направленные на меня заставляли вжаться в мягкое сидение дивана.       Руки задрожали, от чего чашка не успела дойти до моих губ и перевернулась, разливая по мне горячую жидкость.       Никто вскакивать, чтобы помочь не собирался, лишь негромкий возглас свекрови послышался.       Я встала, протирая кофту ладонями, скорее, машинально, но прибежала горничная, которая предложила мне салфетки, а после и пройти в ванную.       — Проводи ее в ванную Чимина, — строго бросила женщина нам вслед. — И дай ей что-нибудь из моей одежды.       Уходя, мой взгляд остановился на господине Паке, который прошептал что-то и отвернулся в другую сторону.       Чем больше я отдалялась от гостиной, тем легче мне дышалось. Дрожь в теле прошла, а пелена с глаз развеялась.       Прислуга включила свет в комнате Чимина, указав рукой на дверь, ведущей в ванную.       — Вам понадобится моя помощь, госпожа? — тихо спросила девушка.       — Нет, спасибо.       — Тогда я принесу вам сменную одежду. — Девушка поклонилась и покинула комнату.       Я не стала осматриваться, спеша быстрее вымыть руки и ополоснуть лицо холодной водой.       Ванная была просторной, с душевой кабинкой и даже джакузи. Видно, на сына родители ничего не жалели или просто сам Чимин любил удобства.       Я подошла к овальному зеркалу, и, наконец, почувствовала такую необходимую прохладу воды. Несколько раз проведя мокрыми руками по лицу, я стянула через голову кофту, не заботясь об укладке. Простояла несколько минут, глядя на свое отражение в зеркале, после чего прошла обратно в бывшую спальню мужа.       Свет в комнате был ярким, так как люстра висела огромная с кучей встроенных лампочек. Стены выкрашены в серый, огромная кровать у окна, маленькая тумбочка с другой стороны от нее и встроенный в стену шкаф-купе. Ничего в комнате не говорило о прошлом Чимина, только доказывала его холодную натуру. Вся комната казалась неживой, словно никто в ней не жил уже много лет или вообще в нее не вселялись никогда. Только небольшие полки, прибитые напротив кровати говорили, что жизнь таки существовала здесь когда-то.       Забывшись, что в одном бюстгальтере, я медленно прошла к стене и посмотрела на содержимое полок. Стараясь успокоить забившееся сердце, я приложила ладонь к груди.       На всех полках в ряд расположились маленькие спортивные машинки. Каждая из них была сделана с учетом мельчайших деталей. Разных цветов, марок и вида.       В голове пронеслись сумбурные мысли, не давая сосредоточиться на увиденном. Самое дорогое воспоминание из детства о бескорыстном поступке моего маленького «друга» не могло испортиться моим грязным настоящим. Мой добрый мальчишка не мог оказаться мерзким Пак Чимином. Верю ли я в совпадения? Да. Но почему-то в голове возник тот взгляд мужчины, когда он держал в руках мою машинку, которую я так бережно хранила.       — Можешь выбрать любую. — Я вздрогнула от голоса Чимина, не заметив его присутствия. Он подошел впритык настолько, что я ощутила его дыхание на своей щеке.       — Ты… — Я, округлив глаза, повернулась к мужчине и сделала шаг назад. — Ты ведь узнал свою машинку?       Чимин облизнул губы, слегка ухмыляясь.       — Как я мог не узнать? — Он обошел меня и приблизился к полкам. — Как видишь, отсутствие той машинки я заполнять не стал. Ведь тогда она не была бы единственной в своем роде, правда? Не хотел, чтобы мой подарок терял ценность. — Он сделал паузу и, выждав несколько секунд, серьезно продолжил: — Маленькая девочка с таким потерянным видом. Хотелось сделать ей приятно. Она так завороженно разглядывала мою коллекцию, чем сильно польстила мне.       — Почему не сказал тогда?       — Зачем? Но… я был счастлив, что ты таки сохранила подарок. — Он обернулся ко мне, сощурил взгляд и добавил: — А ты знала, что на каждой из машинок есть мои инициалы?       Я неуверенно помотала головой. Признаться, никогда не рассматривала машинку столь тщательно.       Чимин взял одну из них и указал на маленькие две буквы на ее шине. «P.J.»       — Видишь? — Он поднес ближе ко мне. — Я всегда говорил отцу, что без инициал машинка мне не нужна.       Мельком бросив взгляд на указанное место, я подняла взгляд к лицу Чимина, которое выражало смесь из детской гордости и счастья. Еще несколько секунд подержав предмет в руке, он аккуратно положил на место и посмотрел на меня. Как только его глаза опустились к моей груди, ко мне пришло осознание, что кофту я так и не надела.       Чимин подошел ближе и поднял мою руку, разглядывая синяки.       — Тот мальчик бы не обидел ту девочку. — Мужчина начал поглаживать большим пальцем мое запястье. — Многое изменилось с тех пор.       Мне было неловко и неуютно под его бегающим взглядом, поэтому я попыталась высвободить руку и прикрыться. Не могла понять, как он смотрит. Жалостливо? Разочарованно? Стыдливо?       Чимин прошел к шкафу и достал оттуда одну из своих футболок.       — Возьми. — Протянул он мне вещь.       — Не могу. Рукава короткие. Твои родители…       — Я дам тебе кардиган, — перебил муж меня, копаясь в шкафу.       Быстро надев футболку, я подошла к Чимину, чтобы взять кардиган и спуститься к родителям. Не очень хотелось, чтобы они подумали не о том из-за долгого отсутствия обоих. Тем более, уверена, что после моего ухода в гостиной началось самое «интересное». Но муж не дал мне так сделать. Он положил свои руки мне на плечи, притягивая к себе и склоняя свое лицо к моему.       — Не заставляй меня быть таким, — прошептал он, целуя в уголок губ.       Пусть действие не было резким или грубым, но заставило меня всю сжаться. Я не могла быть уверена, что Чимин не захочет взять меня здесь и сейчас. Наказать или унизить еще больше.       Я постаралась оттолкнуть мужчину, но он не дал мне этого сделать и в этот момент паника во мне усугубилась.       — Только не здесь, Чимин, пожалуйста.       — Ты думаешь, я собираюсь тебя трахнуть сейчас? — удивленно спросил он.       — А почему не должна считать так?       — Я хочу только поцеловать. — Его губы коснулись моих, сминая их по очереди.       Поцелуй был мягким и ненастойчивым, но я чувствовала, как мужчина тяжело дышал через нос.       — Простите, пожалуйста, — девушка с одеждой в руках подала виноватый голос, кланяясь и пятясь назад. Не прошло и секунды, как она исчезла за дверью.       Мысленно девушка получила от меня огромную благодарность, так как Чимин перестал мять мои губы, а я смогла расслабиться. Однако он не отпустил меня. Он провел пальцем по моим губам, собирая влагу.       — Мне опять забыть? — произнесла тише, чем намеревалась, вспомнив про почти идентичный случай, произошедший когда-то в моей комнате. Похоже, что его любимая коллекция машинок положительно влияла на мужа.       — А ты сможешь? — с неким нажимом спросил он, трогая рану на лбу.       — Если прикажешь. — Я пожала плечами, отмахиваясь от его ладони.       Почему его лицо не портили даже эти ссадины? Все дело в его уверенности в себе? Или таким подлецам все к лицу?       Чем бы испачкать твое безупречное личико, Пак Чимин?

***

      С каждым последующим днем я чувствовала себя выброшенным на другую планету человечком. Воздух словно совсем не поступал. Будто весь кислород поглощался Чимином, а мне оставалось только ловить ртом остатки. И в таком состоянии мне приходилось бывать на учебе, дома, везде. Ведь повсюду были лица, которые по кусочкам отдирали от меня жизнь, пока не довели до того, что я стояла посреди улицы, думая куда бы пойти.       Парк показался наилучшим решением. Главное, лишний раз не встречаться с мужем, с его или моими родителями и Чонгуком, который уже достал меня своими настойчивыми извинениями.       Лишь одно успокаивало, Чимин уже четыре недели и пальцем не притрагивался ко мне, спустя еще одну неделю, у меня даже получилось без замирания сердца ждать щелчка входной двери. Конечно, от него теперь несло за версту разными духами, но плевать. Сама себя готова убить, что так бурно реагировала на тот дешевый аромат ее парфюма.       Как говорил Сокджин? Что счастье в мелочах? Тогда пусть я буду счастлива, поедая острый токпокки и сидя в счастливом одиночестве на лавочке. Вот только наслаждаться одиночеством пришлось недолго. Тот самый «убийца» своей девушки, Хо Ван. Все такой же растрепанный и неопрятный, как в прошлый раз. Так и хотелось сунуть его под холодный душ и вымыть хорошенько.       — Опять грустишь в одиночестве? — Присел он рядом, не дожидаясь приглашения.       — Да, если вы позволите. — Я закатила глаза, не сдерживая своего недовольства.       — Расскажи о себе. — Он уставился пустым взглядом на мост Мапхо*.       — Вы серьезно?! — Моему возмущению не было предела. Я бросила палочки в коробку и посмотрела на мужчину. — Взять и рассказать какому-то неотесанному незнакомцу о себе?!       — Я не незнакомец. Хо Ван меня звать, забыла? — Он не повернулся ко мне, лишь слегка улыбнулся и продолжил: — Я почти каждый день прихожу на этот мост, а смелости так и не хватает. Я бы отдал все свое состояние, если бы кто-то согласился столкнуть меня оттуда.       — И что теперь? Вместо того, чтобы решиться на это, решили поболтать со мной?       — Ты очень прямолинейная, знаешь? — Очень удивленно посмотрел он на меня, пока я продолжала поедать клецки.       И вообще, в какой момент мы перешли к неформальной речи?       — А чего от меня еще ждете? Что толкну вас? Серьезно? Да я даже самого худшего врага не толкнула бы, стой он сейчас на том краю. — В голове почему-то возник образ матери и лишь потом этот образ сменился Чимином.       — А зря… — выдохнул мужчина. — Если будет шанс, сделай это с врагом, иначе там окажешься ты. — Он кивнул на реку, засовывая руки в потрепанную куртку.       Самое странное, что одежда мужчины была брендовая, со своими дизайнерскими отметками. Вот только, похоже, ее слишком часто стирали, поэтому выцвела. Может Хо Ван действительно был состоятельным мужчиной?       — Если я окажусь там, посчитаю это подарком судьбы, — огрызнулась я.       Из-за нежеланной компании мужчины весь аппетит пропал, да и то настроение, с которым я решила посидеть вот так вот, улетучилось.       — Лучше сделай себе другой подарок.       — Так и сделаю. Попрошу вас оставить меня в покое, пусть будет первым шагом к моему «подарку». — Я сжала губы, желая побыстрее избавиться от нежелательной компании.       После прошлого разговора с ним меня несколько дней мучил неприятный осадок, не хотелось этого еще раз, тем более, когда есть чему и кому мучить.       — Я мог бы тебе помочь…       — Как? Перепишете свое состояние на меня? — Моя бровь вздернулась вверх в ожидании ответа. — Или замените мою семью на другую?       — Если я дам тебе денег, много денег, ты сможешь решить свои проблемы?       Мои глаза округлились от непонимания. Кто он и чего пытался добиться? С минуту мы молча смотрели друг на друга, после чего я прыснула смехом.       — Какой же вы смешной. Хотите помочь первой попавшейся девушке, у которой вид потрепанной собаки и думаете таким образом загладите свою вину перед другой? — Я пальцами вытерла навернувшиеся на глаза слезы, скорее, от дувшего ветра и смеха.       — Можете расслабиться, у вас не выйдет. Вам ничего не поможет! — С каким-то особым восторгом выплюнула последние слова.       — Я бываю здесь каждый день. Каждый. В любой день, можешь передумать и только сказать. — Мужчина смотрел на меня вполне серьезно. Его не задевала моя реакция, он продолжал пристально наблюдать за моим меняющимся выражением лица. — Если же меня здесь не будет, значит я обрел покой. — Хо Ван улыбнулся на последних словах, встал и помахал мне рукой.       Вот опять… этот осадок.
Примечания:
Мост Мапхо* - Мапхо называют мостом смерти. Здесь совершается больше самоубийств, чем в любом другом месте в Корее. Инициативная группа взялась превратить Мапхо из моста отчаяния в Мост Жизни. Для этого рядом ведущих психологов и дизайнеров было разработано специальное оформление, призванное полностью изменить атмосферу этого места и помочь потенциальным самоубийцам передумать и вернуться домой живыми и невредимыми.

Сцена с Чонгуком и Ёну произошла после того, как Чимин вышел из дома, чтобы поехать на работу))

Автор сообщает, что планируется еще две главы... если, конечно, ничего не изменится в планах)))
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты