Чемпион Сиродиила-2: За пределы безумия

Джен
NC-17
Завершён
303
автор
Размер:
135 страниц, 13 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
303 Нравится 215 Отзывы 116 В сборник Скачать

Эпилог. "Спой мне, пташка..."

Настройки текста
Примечания:
      Пир в тронном зале Чертогов Розы, на вершине холма посреди города Сангвиналиса — так захватчики переименовали на свой манер бывший дворец Шеогората и бывший Нью-Шеот — был в самом разгаре!       За высокими окнами то и дело раздавался грохот и виднелись разноцветные сполохи взрывающихся акавирских шутих — забавы, неизвестной в мире Клигана, но набирающей популярность в Тамриэле. Ну и в некоторых планах Обливиона, как оказалось. Так жители Блисса и Крусибла праздновали избавление от ига Порядка.       Точнее, жители Ауралина и Мазкеданга — районы городы, по велению Вечно Юного, также были переименованы, дабы увековечить подвиг защитниц Островов: аурил и мазкен.       Сандор Клиган по прозвищу Пес расслабленно сидел на стуле с высокой спинкой по правую руку от трона, на котором восседал Сангвин, и преспокойно жрал здоровенную кабанью ногу. Ну и пил в три горла — в кои-то веки у него появилась возможность расслабиться! Пусть промежуточная, но очень и очень важная победа его нового лорда давала им некую фору и возможность немного отдохнуть.       Зои уже намекнула ему, что ночью пусть даже не мечтает уснуть! Хватило тех суток сна, что он перехватил после окончательной победы над Джиггалагом. А теперь эта ушлая дремора усмотрела в числе посетителей знакомую им гракедрига Улфри, что обещала отдаться в услужении Клигану сразу после перерождения — и уже строила планы на жаркую ночку втроем!       Но Сандор еще во времена службы в Утесе Кастерли научился понимать невербальные намеки со стороны вышестоящих, а потому по роже и кидаемым в его сторону взглядам Вечно Юного понял, что перед “жаркой ночкой” ему предстоит не менее содержательный разговор.       Кстати, он весьма оценил тот факт, что даже учитывая ментальные связи между даэдра, особенно уровня сюзерен-вассал, Сангвин предпочитал не лезть в мозги Клигану, ограничиваясь обычными человеческими приемчиками. Прямые приказы или намеки, тумаки и посулы — все это было куда приятней и привычней Сандору Клигану, чем противоестественное проникновение в его голову.       Но, несмотря на отказ от всякой ментальной мути, разговор должен был состояться. Пес понимал, что по сравнению со своим прежним жалким существованием, сильно поднялся. Но и ответственность теперь была — ого-го! А потому он готов был пожертвовать толикой своего отдыха.       Но только ради дела. И лишь толикой!       — Пройдемся, Сандор? — в какой-то момент раздался над его ухом голос Сангвина. Они ушли от общего веселья.       Вечно Юный владыка Садов Несметного Наслаждения выглядел не так, как в их первую встречу, когда Сандор Клиган решил, что рухнул прямиком в пламя Седьмого Пекла. Его изящно завитые рога сияли золотом, на их кончиках покачивались рубины на коротких мифриловых цепочках. Вместо шипастого даэдрического доспеха на нем был роскошный камзол из темно-багрового, почти черного, бархата. Поверх него была накинута безрукавная светло-зеленая шелковая мантия с вышитыми на ней изумрудной нитью лозами и шипастыми ветвями роз. Венчики цветов были выложены рубинами, а виноградные грозди — фиолетовыми сапфирами.       Узорчатые шаровары и сапоги с загнутым носом довершали картину.       — Проси о чем только хочешь! — сразу воскликнул Принц, откинувшись на подушках в одном из покоев бывшего крыла Деменции. — Желай! Что и сказать — заслужил.       Пес не спешил что-либо “желать”, предпочтя налить себе еще вина из стоящего тут же на столике серебряного графина. Мелькнула мысль, что смертные тоже весьма сильно влияют на традиции и быт даэдра. Взять хоть такую мелочь, как эти столики с винными графинами.       Но фраза его патрона требовала ответа, а потому Сандор глубоко задумался.       — Твой меч тут упоминал, — на этой фразе Клиган насторожился, — что ты подумывал о возвращении в свой мир.       — Это каким же, нахер, образом, ты успел поболтать с Умброй?! — ощерился Пес. Похоже, что он поспешил расхваливать своего нового сюзерена за отсутствие подлых приемов.       — Он, в конце концов, полноценный даэдра, — усмехнулся Сангвин. — К тому же формально “приписанный” к моему плану. А потому я, как Принц Обливиона, могу в любой момент его расспросить!       Клиган злобно скрипнул зубами. Гребанному болтливому мечу предстоял очень серьезный разговор!       — Но мы говорили о твоей награде, — перевел разговор на другую тему Вечно Юный. — И сразу оговорюсь: исправление чего-либо в твоем мире — ужасающе трудная задача! Но выполнимая.       — Если ты призвал меня из родного мира, в чем проблема закинуть на месяцок обратно? — фыркнул Пес.       — А ты хочешь попасть именно в то время, в котором скончался? — удивленно вскинул брови Сангвин. — Мне казалось, что основные моменты, которые ты жаждешь исправить, к тому моменту уже произошли. Так что смысла в этом лично я не вижу.       — Ты что же, умеешь отматывать время назад? — настороженно спросил Клиган, начав что-то подозревать.       — Я-то?! — изумленно поглядел на собеседника Сангвин. А потом фыркнул: — Разумеется, нет! Даэдра в общем, и я в частности — вообще не про такие глобальные сдвиги мироздания! Но у меня есть… друзья, — тонко улыбнулся он, кокетливо звякнув рубинами на рогах. — Друзья, которые способны соединить две точки Океана Времени, причем сквозь Обливион! Что даст тебе возможность не только переместиться в свой мир, но и попасть в выбранную точку времени.       — Прям любую? — фыркнул Пес, приложившись к кубку. — А если я захочу переместиться в Век Героев и грохнуть… Ну, например Ланна Умного? — фыркнул он.       — Ты не настолько ненавидишь Ланнистеров, — отмахнулся Сангвин. — К тому же предел перемещений ограничен твоей жизнью там. Конкретно — точками времени, где ты находился на распутье и должен был принять какое-то решение, но… не принял.       Сандор снова глубоко задумался. Вечно Юный его не торопил, лишь покачивал ногой в узорчатом ботинке и мурлыкал какую-то песенку. Что-то вроде “вечно молодой, вечно пьяный!”, но Пес в принципе не вслушивался.       — На первый раз, — снова заговорил Сангвин, видя, что его вассал все никак не может принять решение, — я бы посоветовал единичное явление в Вестерос. Вырви из лап Истории одного человека. Кого-то, кого ты не смог спасти в прошлый раз.       — Хм… — задумчиво перевел взгляд на Сангвина Клиган. — Есть у меня один вариант. Но фраза “на первый раз” мне почему-то не нравится.       — Са-андор, — будто сытый котяра, сладко потянулся на подушках Вечно Юный. — Ты правда думаешь, что я задействую столь высокие связи, — при этом он со значением указал когтистым пальцем куда-то вверх, — спровоцирую сдвиг Мироздания и перенаправление потоков Времени — для чего? Чтобы ты спас какую-то глупую малолетку с детскими сказками вместо мозгов?       — Разумеется все про всех знаешь, — проворчал на это Клиган. — Нехрен было даже думать, что смогу что-то утаить.       — Ну, после того, как я раскопал Библиотеку Джиггалага, многие тайны перестали быть для меня таковыми, — хищно сверкнул глазами Сангвин. — И кстати, это одна из причин, почему я готов выдать тебе и малютке Зойнаре авансом практически любую награду! И не одну.       Пес хмыкнул. Помнил он эту “библиотеку”!       После победы над Джиггалагом прошла уже почти неделя. Так что Сандор успел не только в кои-то веки выспаться, но и навести порядок на улицах столицы: с помощью прибывших вместе с Сангвином подкреплений дремор и остатков гвардии Шеогората. А к исходу этой недели к столице явилась Зои с большим отрядом в почти полторы тысячи воинов Кулака Розы — несколько троп из Зедилиана удалось превратить в полноценные Врата Обливиона, ведущие в Сады Несметного Наслаждения.       А еще с ней явился один смертный. Звали его Диус, и оказался он последним хранителем той самой Библиотеки Джиггалага — величайшего собрания предсказаний каждого шага каждого разумного существа Нирна и Обливиона!       Сама Библиотека, как рассказал этот бледный старик, была сожжена Шеогоратом, так как содержала в себе точнейшие логические расчеты по прогнозированию всех событий окружающего Мироздания. А самого Диуса он проклял, заставив запомнить всю хранящуюся там информацию до последней строки, а также сделав бессмертным и заперев в подземелье, где раньше находилась Библиотека.       Экспериментируя с порталами и тропами, ведущими из Зедилиана, Зои случайно открыла несколько проходов в разные точки Дрожащих Островов. Одним из них был проход в узилище Диуса.       Так что звание кинмаршера было, считай, у Зойнары в кармане — хоть она пока об этом и не знала. Сангвин умел быть благодарным — даже за такие, казалось бы, случайные приобретения. Ведь сама Зои так, кажется, и не поняла, КОГО она привела к Вечно Юному!       — Эта Библиотека — одно из величайших сокровищ Обливиона! — глядя в пространство мечтательным взглядом, проговорил Сангвин. — Но при этом — и опаснейшее. Джиггалаг, все-таки, был конченным больным ублюдком! — с каким-то восхищением покачал золотыми рогами он. — Маньяком, что был одержим тотальным контролем и предсказуемостью действий всех и вся! Неудивительно, что он в итоге сошел с ума и превратился в Шеогората.       — А я думал, это вы, остальные Принцы, прокляли его, — без особого интереса буркнул Пес.       — Мы лишь чуть-чуть… подтолкнули его к этому, — наклонил голову Вечно Юный. — Но по большей части он справился и сам. Да и до превращения, как можно понять, Джиггалаг был весьма… странненьким. Кто в своем уме будет строить царство абсолютной стерильности и симметрии, рассчитывая действия всех разумных на поколения вперед?       — И тем не менее он был самым крутым хреном из всех вас, — усмехнулся Сандор.       — Был, — не стал отрицать Сангвин. — А теперь он — лишь Принц в изгнании, лишенный подпитки от своего плана и большей части сил. Чтобы воссоздать план Порядка с нуля, ему понадобятся тысячелетия! А этого времени у него нет.       — Потому что очень скоро он превратится обратно в Шеогората, — кивнул Пес.       — Уже через пару сотен лет, — усмехнулся Вечно Юный. — А на это время я, так уж и быть, “погрею” ему местечко.       Клиган фыркнул: вся эта гребанная политика Даэдрических Принцев дурно попахивала. И слава Обливиону, его сюзерен не заставлял его участвовать в этом дерьме — хватало того, что он носится по всем планам Мироздания, спасая их от гибели!       Вот уж точно, Герой. Седьмое Пекло!       — Ты так и не договорил — какая выгода лично тебе от того, что я проникну обратно на Вестерос? — вспомнил, о чем они говорили в начале, Сандор.       — Я думал, это очевидно, — пожал плечами Сангвин. — Как и всем, кхм… божествам, — при этом он иронично хмыкнул, — мне нужны не только новые территории и ресурсы самого Обливиона. Мне нужны последователи среди смертных! И твой мир представляется мне отличным местом для их набора.       — Ну да, — чуть задумался Пес. — Церковь Семерых сдулась и перестала играть сколько-нибудь значимую роль, со времен… — будто давным-давно зазубренные строки, процитировал он, но сбился. — Со времен… какого-то там Таргариена, — фыркнул он. — А, в Пекло этот мейстерский бред!       — Со времен Мейгора Таргариена, если память не изменяет, — улыбнулся Сангвин. — В общем, ты уловил суть. Учение Семерых для очень и очень многих стало формальностью, данью традиции. И если среди черни до сих пор сохраняется искренняя вера, то знать и некоторые горожане уже не особенно всерьез воспринимают кривляния септонов. Именно поэтому многие среди людей того же Станниса Баратеона так легко принимали веру в Рглора. Позиции Семерых весьма шатки.       — А вера в Старых Богов, по сути своей, просто пафосные танцы вокруг белых пеньков, — ухмыльнулся Пес. — И тут появляешься ты: весь такой охренительный, в золоте и блестящих камешках, с кучей чудес и обещаний наперевес. Никаких особых требований, лишь вечный праздник и бесконечные попойки. Толпы народа клюнут на это!       — Хорошо, когда тебя понимают правильно, — ухмыльнулся Сангвин.       — Ты нехило развернулся, Твое Высочество, — покачал головой Пес. — Отхватил чужой план, а теперь и на иные миры замахиваешься!       — Бизнес должен развиваться и расширяться, иначе он начинает хиреть, — самодовольно вскинул голову Вечно Юный. — И желательно его расширять не так топорно, как это делает мой бестолковый братец Мерунес. Чувствуешь разницу? — развел он руками. — Здесь, на Дрожащих Островах, которые мы считай захватили, нас с тобой чествуют как героев и освободителей! А в Нирне, который пытается поработить Мерунес Дагон, он сам и его мясницкое войско готовы встретить все армии мира — и драться с ним до последнего! Единственное, что еще мешает смертным дать отпор — это смута и безвластие в Империи. Но стоит им прийти в себя…       — ...И лезущим из Врат Обливиона тварям не поздоровится, — кивнул Пес.       Какое-то время они молчали, попивая вино и любуясь всполохами салютов за окнами. А потом Сандор проговорил:       — Когда ты отправишь меня в Вестерос?       — Когда захочешь, — пожал плечами Сангвин. — Собери все, что тебе понадобится и мы вместе найдем подходящий момент твоей жизни. Я правильно понимаю, что это будет Битва у Черноводной?       — Да, — коротко ответил Пес. Немного задумался и усмехнулся: — Но мне нужны пара дней. Обрадовать Зои новым титулом, да и обещание выполнить…       — Ха-ха-ха! — весело рассмеялся Вечно Юный, сверкнув глазами. — Ты невероятно популярен у женщин-даэдра, Пес! Настолько, что даже одна из этих скромниц-мазкен буквально напросилась к тебе в наложницы.       Сандор лишь криво ухмыльнулся, не став ничего говорить. И той же ночью получил наглядное подтверждение тому, что понятие “скромница” совершенно неприменимо к мазкен! По крайней мере, обещание Зои было выполнено: они на пару с Улфри так и не дали ему уснуть до утра.       А Сангвин допил свое вино и двинулся обратно в зал. Лишь на входе поморщился, увидев свисающее с потолка несуразное знамя: на черном фоне было изображены то ли взрывающиейся Врата Обливиона, то ли чья-то промежность. Но Клиган назвал эту картину "кошка вид сзади" и настоял на том, чтобы её повесили, как выполнение последней воли Шеогората.       Иногда Вечно Юному начинало казаться, что его вассал слишком долго находился на Дрожащих Островах и успел подцепить местное безумие.              Планетос. Континент Вестерос. Королевская Гавань. 299 г. после З.Э.       — Это приказ Десницы Короля! — хмуро проговорил человек в белом плаще и белых же латах — сир Мендон Мур. — А ты, Пес, по прежнему рыцарь Королевской Гвардии.       — В Пекло Десницу, — прорычал ему в ответ стоящий перед ним здоровяк добрых шести футов ростом, с лицом, обезображенным жутким ожогом — Сандор Клиган. — В Пекло короля! Да и вашу гребанную Гвардию — тоже в Пекло!       С этими словами он швырнул к ногам стоящего тут же карлика в дорогой кольчуге — Тириона Ланнистера — искусно сделанный собакоголовый шлем. А потом рванул фибулу на шее — и к шлему прибавился такой же, как на плечах сира Мендона, белый плащ.       — Я не полезу в огонь, маленький Ланнистер, — перевел он полубезумный взгляд на карлика. — Я готов встретить ублюдков здесь, в честном бою, но в это сраное Пекло, которое ты же и устроил, я лезть на подряжался!       Тирион вглядывался в глаза Клигана и с изумлением видел там страх. Нет, не так: ужас! Бешеный Пес Ланнистеров, Сандор Клиган, был напуган! И карлик все отчетливей понимал, что сейчас никакие силы не смогут заставить этого человека преодолеть этот страх и пойти в бой.       — Пекло! — выругался Ланнистер и отвернулся. Были дела и поважнее бунтующего вассала — нужно было организовать вылазку и отбить нападение.       Клиган же, почти не разбирая дороги, двинулся прочь. Он планировал найти вино — плевать, что город штурмуют, что кроме оголтело мечущихся туда-сюда защитников никого на улицах не было. Он найдет вино. И напьется вусмерть!       А потом уйдет. Улизнет из города и двинется на север. Подальше от гребанного Станниса, мать его, Баратеона, подальше от ублюдка Джоффри и всех сраных Ланнистеров! Подальше от огня…       Мысль о пташке Старк возникла, когда он приканчивал уже второй мех с вином. Действительно: если уж бежать на север, то нужно было решить, куда именно бежать. Желательно таким образом, чтобы его не прикончили на месте первые же патрули северян или речников. Так что идея прихватить с собой Сансу Старк и отвезти её брату показалась помутневшему от вина сознанию Клигана вполне здравой.       К тому же, с самого начала всей этой мерзкой истории с “предательством” Эддарда Старка и его скоропостижной казни, Сандора не покидало чувство какой-то иррациональной жалости к несчастной мечтательной девочке. Девочке, что искренне верила во всю эту героическую лабуду про рыцарей и леди, храбрых героев и прекрасных принцев! И которую так жестоко шваркнули с небес на землю, отдав во власть маленького чудовища Джоффри и его чокнутой мамаши.       Именно поэтому, когда Санса Старк явилась в свои покои, Клиган уже ждал её там.       — Спой мне, пташка, — жутко проскрипел он, схватив девушку за руку.       — Пустите, мне больно! — вскрикнула она. — Вы пьяны, сир!       — Я не сир! — рявкнул в ответ Клиган, рывком кидая вскрикнувшую от боли Сансу на кровать. — Я не сир… — уже тише повторил он, а потом…       Потом его скрутило приступом невыносимой боли!       — А… Пекло!... — проскрипел он, припав на колени и хрипя.       — Что с вами, сир? — вскочила с постели Старк, с ужасом наблюдая за корчами человека, что одновременно пугал её до дрожи, но при этом странным образом успокаивал самим фактом своего присутствия. Странный, сложный, непонятный человек! Такой же двойственный, как и его жуткое лицо.       Наконец, она все же пересилила себя и кинулась к столику у кровати. Налив в кубок воды, она подошла к хрипящему Клигану и протянула ему.       — Выпейте, сир! А я пока позову кого-нибудь из слуг!       — Нет… — сквозь боль просипел Сандор. — Я… не…       — Что? — обеспокоенно склонилась над ним почти плачущая Санса.       И тут девушка с ужасом замерла, не в силах пошевелиться. Потому что корчащийся перед ней человек внезапно стал окутываться странным багряно-зеленым дымом с золотистыми сполохами. На глазах изумленной Сансы покрытая копотью и кровью кольчуга с кованными вставками, надетая на Клигана, начала меняться, стремительно темнея и, подобно земляному маслу, растекаясь по телу мужчины. И застывая, принимая вид массивных рыцарских лат иссиня-черного цвета.       Наконец, жуткая метаморфоза закончилась — и в тот же миг Пес перестал хрипеть от боли, просто судорожно дыша и опустив голову.       Когда же он поднял на Сансу взгляд, она ахнула от изумления и испуга: глаза Сандора Клигана светились в темноте желтым потусторонним светом.       — Я не сир, пташка, — проскрипел он, кое-как вставая на ноги и поводя плечами. — А теперь, ты пойдешь со мной!       На фоне зеленых сполохов ревущего над Черноводной пламени, мало кто обратил внимание на еще одну яркую вспышку, что поглотила две фигуры в богороще Красного Замка. Лишь в корнях раскидистого дуба, что играл в ней роль сердце-дерева, взамен давно срубленного чардрева, появился странный цветок.       Роза с толстым стеблем и острыми светящимися лепестками.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls III: Morrowind"

Ещё по фэндому "Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени»"

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls IV: Oblivion"

Ещё по фэндому "The Elder Scrolls V: Skyrim"

Ещё по фэндому "Игра Престолов"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования