Помни меня

Слэш
NC-17
Завершён
738
автор
Размер:
273 страницы, 36 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
738 Нравится 490 Отзывы 254 В сборник Скачать

1.1

Настройки текста
      Баки сидит на крыше, вырезая ножиком тонкие полоски на запястье. Он не знает, зачем это делает. Происходит чисто механически, он даже не задумывается особо. Кожа затягивается почти сразу, через пару часов не останется и следа. Боли он почти не ощущает, благодаря сыворотке болевой порог у него аномально высокий. Тонкие порезы больше похожи на легкое пощипывание. Он не чувствует практически ничего, но не может остановиться. Потому что хочет чувствовать хоть что-то.       – Не помешаю?       Голос кажется смутно знакомым. Баки поднимает взгляд и узнает командира СТРАЙКА. Пытается вспомнить имя, но не выходит. Впрочем, неудивительно. Они провели вместе всего одну миссию в Адене, и это было полгода назад, а потом Баки сняли со всех миссий вообще. И этот человек сыграл не последнюю роль в данном решении.       Баки вообще не понимает, что тот здесь забыл и почему подсаживается рядом, будто намерен о чем-то поговорить спустя полгода. Будто не боится Зимнего Солдата. Будто не считает его отмороженным дружком Кэпа. Хотя именно он его таким и считает. В памяти всплывает перекошенное злобой лицо, ор просто на пределе бешенства. Его весь СТРАЙК пытается угомонить, а он продолжает орать. Что его заебало быть пушечным мясом. Кричит думать отмороженной башкой. Что-то еще.       – О чем задумался?       Баки моргает. Воспоминания рассеиваются. Он чувствует запах зажженной сигареты и поворачивает голову, встречаясь с пронзительным взглядом. Никакой враждебности на этот раз. Наоборот. Что-то неожиданно мягкое, неуловимое.       – Пытаюсь вспомнить твое имя, – честно отвечает Баки. Звучит грубо, но его собеседник лишь смеется. На удивление беззлобно.       – Забавно. Меня зовут Брок. А тебя мне как называть?       Брок знает его имя, конечно. Но всегда звал его Солдат, как и остальные. Баки ненавидит, когда его зовут Солдат, но и смысла в том, чтобы чужой человек звал его Баки, тоже никакого.       – Называй, как хочешь. Мне все равно.       – Ладно.       Брок не называет его никак. Молча продолжает курить. Баки напрягает эта тишина, раздражает отсутствие понимания причин, по которым пришел сюда этот человек. Его не должно здесь быть, Баки привык сидеть на крыше один, это его место и он хочет, чтобы Брок ушел. Расчесывает затягивающиеся царапины в нетерпении и спрашивает:       – Ты что-то хотел?       – Напрягает мое присутствие?       Хочется спросить в ответ, а не напрягает ли самого Брока компания полоумного киллера с ПТСР, с которым у них вроде как конфликт. Но Баки молчит. Повторяет предыдущий вопрос:       – Ты что-то хотел?       – Нет. Просто решил составить тебе компанию. Ты часто ходишь сюда, сидишь в одиночестве. Подумал, тебе тоже будет интересно пообщаться с кем-то помимо Кэпа. Для разнообразия.       – Ты вроде как меня ненавидишь.       – Я? С чего бы?       – Забыл, как орал на меня после миссии в Адене?       Брок что-то соображает, припоминая, и смеется.       – А, это. Я и забыл давно. Не слишком злопамятный, знаешь ли. А ты, я смотрю, наоборот?       Баки молчит, вдруг понимая всю глупость собственной обиды. Просто в его жизни не происходит ничего. Вот он и цепляется за любые более-менее яркие воспоминания. Естественно Брок давно забыл. У него были сотни миссий после. И сотни бестолковых оперативников, на которых он срывался сотню раз. Это для Баки чертов Аден стал поворотным событием в жизни.       Они снова замолкают. Разговор явно не клеится. Баки по привычке поднимает голову вверх, высматривая джет.       – Кэп в Кандагаре до субботы, – сообщает Брок, но Баки в курсе и без него. Он дни считает до возвращения Стива. Осталось ровно три.       – А ты почему не с ним?       – Мы с ребятами на этой неделе свое отработали. У меня законные 48 часов отдыха. Думаю съездить к океану.       Океан. Он говорит это, и Баки переполняет чувство странной радости и ностальгии. Он вырос в Бруклине, на Атлантическом океане. Они со Стивом часто бегали к воде мальчишками. Он мог плескаться в волнах часами. Плавать, нырять с волнореза. Баки закрывает глаза, предаваясь воспоминаниям, и почти ощущает вкус морской соли на губах. Но отзвуки детского восторга рассеиваются и сменяются тяжелой давящей грустью. Слишком давно это было. И навсегда осталось в прошлом.       – Поехали со мной?       Настолько странное предложение, что Баки кажется, он ослышался. Задумался, замечтался и это не по-настоящему. Он не отвечает и не собирается отвечать. Но Брок смотрит на него, не отрывая взгляд, и повторяет вопрос, который теперь звучит как требование.       – Поехали со мной.       – Я не могу.       – Почему? Кэп запрещает тебе выходить за пределы штаба?       Стив не запрещает, но Баки знает, что ему это не понравится. Просто знает.       А Брок продолжает его уговаривать.       – В конце концов, что тебе сделает Кэп? Ты же не его подчиненный. Тебя не разжалуют и не пустят в расход. Ты ничем не рискуешь. Что такого страшного, если ты съездишь со мной к океану? Я вроде как выслужился достаточно, чтобы ты мог мне доверять. Если хочешь, вообще ему не скажем. Никто не узнает. Тут от силы час езды.       Баки очень хочет согласиться. Он ненавидит присутствие чужих людей, но ради океана готов перетерпеть даже Брока. Отчетливо понимает, что Стива на подобное уговорить будет сложно. Потому что это опасно, там могут быть триггеры, Баки эмоционально нестабилен, за ним ведется охота и еще много всего. Стив, конечно, в итоге согласится, но это будет поездка с кордоном броневиков и боевой поддержкой сверху.       Брок почему-то все эти опасности в расчет не берет. Не слишком ясно почему. Баки смотрит на него оценивающе. Брок – не дурак, работал с ним, его инструктировали. Не может не понимать, что физически не справится с Зимним Солдатом, если он выйдет из-под контроля. Прекрасно знает, что Баки эмоционально нестабилен – сам же написал в отчете. И все равно зовет его с собой. Это все очень странно.       – Я не понимаю твоих мотивов.       Брок лишь пожимает плечами.       – У меня их нет. Я просто ненавижу одиночество и ищу попутчика. Ну, так что? Ты со мной?       Баки кивает. Он настолько хочет к океану, настолько хочет выбраться за пределы этих стен, что готов рискнуть. И соглашается.       В сопровождении Брока выехать с базы очень легко. Баки даже мог бы сделать это открыто, но не хочет, чтобы Стив знал, поэтому прячется на заднем сиденье. Машину командира СТРАЙКА никто не проверяет. Баки предпочел бы провести сзади всю поездку, но стоит миновать кордоны часовых, как Брок говорит ему пересесть вперед, – он же взял его ради компании. Баки подчиняется, но собеседник из него никудышный. Брок пытается его разговорить, Баки отвечает односложно и залипает в окно. Он не любит разговаривать с чужими и не любит смотреть в лица. Внутренне он понимает, что стоило бы быть более приветливым – Брок делает ему одолжение и больше не возьмет с собой. Но Баки просто не может, будто весь словарный запас сократился до «да», «нет», «не знаю».       Брок сдается. Замолкает на время, и они едут в гробовой тишине. Даже радио не играет – Баки не переносит фоновые звуки и просит выключить. Брок зажигает сигарету, предлагает ему, но Баки отказывается.       – А раньше ты курил.       – Да, – глухо подтверждает Баки. Это раньше было семьдесят лет назад. Брок смотрит на него, на мгновение отрывая взгляд от дороги. Баки отворачивается. Когда его разглядывают, ему тоже не нравится. Брок усмехается, но как-то беззлобно. Скорее, с неким удивлением.       – Знаешь, я когда-то давно ходил в музей Кэпа. Там крутили кусочки интервью с ним, с его друзьями, с тобой в том числе. Ты так много болтал, перебивал остальных, влезал с какими-то совершенно идиотскими шутками не к месту. А теперь из тебя слова не вытянешь. Что изменилось?       – Все.       Баки хмурится. Что за дурацкий вопрос. Брок прекрасно осведомлен о том, что с ним делали Советы. Не мог не читать дело №17. Глупо сравнивать того, кем он был до превращения в Зимнего Солдата, с тем, кем он стал сейчас.       Но Брок продолжает спрашивать очевидное:       – Настолько тебя перекроили в Красной комнате?       – Да.       Да. Конечно. Почему он спрашивает. Баки ерзает в кресле, не желая продолжать эту тему, но Брок упорно пытается из него что-то выудить.       – Воспоминания же к тебе вернулись, кодов нет. Что мешает тебе стать прежним? Общаться с людьми, закатывать вечеринки, ходить с нами по барам – в чем проблема? Ты ведь был таким, это как раз твое. А ты бродишь по коридорам в одиночестве, всех сторонишься, на крыше сидишь, как сыч. Почему?       Наверное, потому что у него мигрень, панические атаки, истерические приступы, скачки настроения и общая непереносимость людей? Не самый лучший набор для короля вечеринок. Но желания посвящать чужого человека в свои проблемы нет совершенно, тем более, Брок прекрасно все это знает, спрашивает, непонятно зачем.       Поэтому Баки молчит. Лишь пожимает плечами, всем своим видом демонстрируя, что хочет, чтобы его оставили в покое.       Но Брок чертовски навязчивый тип.       – Нет, серьезно. Ответь. Почему ты ни с кем не общаешься кроме Кэпа?       – Не хочу.       – Или Кэп не хочет?       – Он хочет. Я не хочу.       – Почему?       – Хватит. Я не знаю.       Выходит жалобнее, чем хотелось бы. Но эта чрезмерная настойчивость бьет по мозгам, расшатывает и без того хрупкий душевный баланс. Улавливая изменения в его голосе, Брок отстает. Вопросы заканчиваются.       За окном начинается береговая полоса. Погода хорошая, волн почти нет. Они приезжают на какой-то полудикий пляж, середина ночи, пусто, только где-то вдалеке видны огоньки одиноких лодок. Морская гладь так и манит к себе. Баки снимает ботинки, закатывает джинсы и вступает в воду босыми ногами. Ступни проваливаются в песок, шаги получаются медленными и вязкими. Капли соленой пены оседают на джинсах, покалывают живую ладонь, активизируют сенсоры бионической. Темно, почти ничего не видно. Но этот шум, этот запах – Баки будто переносится в прошлое, в давно забытое детство в Бруклине. Это тот же самый океан, и уже не тот же самый. Он вспоминает, как они со Стивом бегали к воде, смотрели на корабли, гоняли чаек, пытались удить рыбу. Стив чаще всего жался на берегу, он вечно болел, ему нельзя было в воду, а Баки счастливо плескался в соленых волнах, окатывая его брызгами.       – Поплаваем?       Он вздрагивает, забывая, что не один. Что прошло уже семьдесят лет. И рядом с ним не Стив, а этот странный человек, взявшийся неизвестно откуда.       – Пошли поплаваем, – повторяет Брок. Все с той же настойчивостью.       – Холодно, – отвечает ему Баки.       – За меня переживаешь?       Броку так просто не соврешь, – он прекрасно осведомлен о том, что Зимний Солдат практически нечувствителен к перепадам температур, не считая экстремальных.       – Пошли. Когда еще удастся сюда выбраться? – продолжает настаивать Брок, но эти уговоры несколько странные. Сам он стоит с сигаретой, тоже босой и в воде, но раздеваться и плавать он как-то не собирается. При этом продолжает донимать его:       – Ну? Пошли.       – Я не хочу.       – Почему?       – Просто не хочу.       – Просто? Уверен? – усмехается Брок.       Баки холодеет и смотрит на него. Это блеф или же Брок действительно понял…       Брок действительно понял, догадался. Смотрит вдаль на черные волны и говорит:       – Знаешь, ты сегодня вспомнил про Аден, и меня вдруг осенило… У меня еще тогда проскользнула эта догадка, но я подумал – абсурд. Зимний Солдат, совершеннейшее оружие человечества, и не умеет плавать? Разве такое бывает? Тем более я видел съемки, читал досье – Зимний Солдат плавал прекрасно. Ты можешь задерживать дыхание до получаса, сохраняешь отличную маневренность, скорость под водой. Но в Адене ты ослушался моего приказа, пошел другим путем лишь потому, что знал – если подчинишься, то придется нырять. И ты просто испугался. Я прав?       Он прав. Можно было бы все отрицать, но впереди огромный черный океан. Брок потребует доказательств. Скажет ему войти в воду и плыть. А Баки действительно не может этого сделать. Он умеет плавать, но ему страшно.       – Ты прав.       Брок улыбается уголком рта.       – Так хочешь попробовать все-таки? Я подстрахую.       Баки качает головой. Он ему не доверяет. Страх перед океаном гораздо сильнее, чем вера в способность Брока вытащить его на берег, если что-то пойдет не так.       – Иди сам. Ты же хотел к океану. Я подожду здесь.       – Океан – это просто предлог. На самом деле я хотел поговорить с тобой. В неформальной обстановке.       Брок отходит от воды и садится на песок, отряхивая ноги. Баки садится рядом.       – И о чем ты хотел поговорить?       – Я думаю, это очевидно. В конце концов, нас не так уж многое связывает, согласись?       Баки кивает. Их действительно связывает одна единственная миссия в Адене.       Брок закуривает очередную сигарету. Несколько медлит и поднимает взгляд на него.       – На самом деле, я сразу хотел подойти. На следующий же день, но… В общем, я долго собирался с мыслями, как видишь.       Действительно долго. Полгода. Значит, на крыше Брок прикидывался, что не помнит про Аден. Помнит прекрасно. И для него это тоже не рядовая миссия. Он говорит сейчас несколько с трудом. Взвешивая каждое слово. Будто его что-то гложет. Чувство вины? Удивительно.       И в одно мгновение Баки вдруг понимает, что простил его. Больше не ненавидит. В конце концов, он сам облажался тогда. А Брок просто не стал молчать, в отличие от остальных.       – Забудем. Я тоже не злопамятный, – выдыхает он.       Брок вроде улыбается, но взгляд у него предельно серьезный.       – Да, но… Ладно, прости. Я все понимаю. Просто… если тебе нужна помощь. Я знаю, что лезу не в свое дело, но… мне показалось, что… – он разводит руками и теряется в словах. Видимо, не привык проявлять великодушие.       Баки удивлен его неожиданным порывом. И тут же цепляется за него. Потому что помощь ему действительно нужна. Именно от Брока. Ведь это, пожалуй, единственный человек, который сможет Баки помочь – помочь уговорить Стива изменить решение и вернуть его к миссиям. Но просить об этом прямо – глупо. Брок не идиот и не настолько великодушен, чтобы снова взваливать на себя обузу в виде психически неуравновешенного дружка Кэпа.       И Баки начинает издалека.       – Научи меня плавать, – просит он. – Только чтобы Стив не знал.       Потому что, если Стив поймет, что он в Адене не просто наплевал на приказ, а именно испугался воды, еще и промолчал об этом, – миссий ему не видать. Вообще никогда.       Брок смотрит, не скрывая удивления. Наверное, в принципе не ожидал, что Баки что-то попросит. Но от своих слов не отказывается.       – Плавать? Научу без проблем. Это легко.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.