Крепкие связи

Слэш
R
В процессе
21
автор
Размер:
планируется Миди, написано 22 страницы, 4 части
Описание:
Альтернативный мир, где у каждого есть своя ДНК-пара. Это может быть кто угодно - и твой лучший друг, и незнакомец, который живет на другом конце света. А еще, это может быть не самый приятный в мире человек.
Примечания автора:
Фик написан по мотивам романа "The one" автора Джона Маррса. Идея просто отличная, я не могла ее проигнорировать.
Суть в том, что у каждого человека на Земле есть генетически идеальная для него пара, и специальный тест помогает людям в поисках партнеров.
Книга сама по себе мне не понравилась, у нее слабый сюжет, неинтересные герои и плохой авторский стиль, читать не советую))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 12 Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 5

Настройки текста
Аомине оглядел высокий дом в окружении таких же стеклянных сооружений, с небольшим двориком перед входной дверью, ровно стриженным газоном и поздноцветущими осенними цветами на клумбах. Сверился с адресом, написанным на блокнотном листе. Он еще раз прокрутил в голове последние несколько дней. Отступить сейчас означало приговорить себя к вечным сомнениям. Чтобы идти дальше, нужно поставить точку, а неадекватное поведение Кисе ясности не добавляло. Сначала Аомине знал только район и улицу, где жил Кисе Рёта, потому что в первую встречу вызвал ему такси, и не очень представлял себе, как пойдет стучать в каждую квартиру тридцатиэтажного дома, выискивая нужную. Он позвонил в компанию «ДНК-пары» и попытался выведать у менеджера адрес проживания Кисе, но вся информация подобного рода оказалась скрыта политикой конфиденциальности, в интернете он тоже ничего не нашел, в общем, убил полдня на задачу, которую решить ему было не под силу. Он прекрасно понимал, чья именно помощь ему нужна, но он так сильно не хотел втягивать во все Сацуки, что протянул еще три дня в неизвестности. На четвертый позвонил и выложил все, как есть. Обманывать бесполезно, его она читала как открытую книгу и, иногда казалось, была способна угадывать его мысли. — Значит, твоя ДНК-пара — парень, — задумчиво и с долей любопытства протянула Сацуки, — очень интересно. Кем, говоришь, он работает? Послышались щелчки клавиатуры. — Модель. Рекламирует что-то. — Да, вижу. Красивый. А почему пропал? Ты его чем-то обидел? Аомине прикинул в уме, мог ли обидеть Кисе, но ничего такого не вспомнил. — Он вообще мне показался странным, — признался он, — вообще нормально после первого свидания кидать в черный список, а потом припереться ко мне домой? — Он тебе мстит? — предположила Сацуки. На заднем плане громко ругались дети. — Ты просто так врываешься в его жизнь и ждешь, что тебя встретят с распростертыми объятьями. Так не бывает. Аомине мало рефлексировал и очень редко находил свои решения неправильными, но после слов Сацуки призадумался. — В любом случае, ты ведь собрался быть с ним, так? И все же, быть с ней честным до конца он не смог. — Да, конечно. — Завтра позвоню. Пока, Дай-чан! К половине двенадцатого утра следующего дня Сацуки, как и обещала, отправила ему большой файл с добытой информацией о Кисе. Средний ребенок в семье, две сестры, крепкая традиционная семья, незаконченное высшее, успешная карьера, недолгое лечение в частной клинике неврозов и депрессий (интересно, невроз или депрессия?), ничего интересного в личной жизни — ни браков, ни разводов. Какая-то благотворительная деятельность, Аомине не стал вчитываться, бегло посмотрев сплошной текст и отыскав нужную ему часть. И вот он стоял напротив входной двери, крепко держась за ручку. *** Пожилой консьерж поднял на него прозрачные глаза и вежливо поинтересовался, в какую квартиру ему нужно. — Сто пятнадцатая. Мужчина что-то внес в журнале на столе и кивнул ему: — Саидзиро-сан дома, можете проходить. Аомине внутренне напрягся. Конечно, что Кисе находится в отношениях, он сам сказал, но новость о совместном с кем-то проживании оказалась неприятной. Он отошел к лифтам и еще раз пробежал глазами по документам, отправленным Сацуки, только внимательнее, не перескакивая со строчки на строчку. Ни слова об этом, но ведь и отчет составлял не частный детектив, у Сацуки просто двоюродный брат работал в полиции, и иногда это пригождалось. Итак, двенадцатый этаж, сто пятнадцатая квартира, тяжелая дверь с позолоченным номером посередине. Аомине коротко нажал на звонок и прислушался к звукам из квартиры. Ему все равно не подгадать время так, чтобы застать Кисе одного, да и не боялся он, за тридцать шесть лет научился справляться с проблемами, хотя многолетняя дружба с Куроко и Момои приучила его к практически ментальной связи. Ему редко было нужно проговаривать все словами, потому что друзья понимали все по взгляду, выражению лица и даже тембру голоса. Но сейчас ему предстоял разговор с человеком, возможно, смертельно обиженным на него. Дверь открыли почти сразу, словно его ждали, но на пороге стоял незнакомый Аомине мужчина, очень высокий, но с удивительно невыразительным лицом, таких по улицам гуляет миллионы. На вид лет тридцать, неосознанно Аомине сравнил его с собой, конечно же, в свою пользу. — Чем могу быть полезен? — Кисе Рёта здесь живет? Вспомнилось, как в двенадцать лет выпрашивал Тецу у строгого отца, чтобы погулять. — Ох, Рёта в Китай улетел. Ему что-нибудь передать? Ни в одном сценарии, которые он прокручивал в голове последние несколько дней, не было такого досадного поворота. Аомине растерянно посмотрел на своего вынужденного собеседника и только потом удивился тому, что он назвал Кисе по имени. — А когда он вернется? Мужчина вопросительно приподнял брови. — Как вас, простите, зовут? Мне кажется, я вас где-то видел. — Аомине Дайки, — слегка склонил голову. — Саидзиро Джун, — он представился и тоже поклонился в честь знакомства, — я вас знаю, Аомине-сан. Вы играете за нашу сборную? А еще вы, кажется, ДНК-пара Рёты, я прав? — уловив легкое удивление в глазах непрошенного гостя, пояснил: — Понимаете, у нас с ним нет секретов друг от друга, он рассказывает мне все. Аомине хотел едко спросить: «Что, прямо все?», — но не стал, прекрасно понимая, что таким образом подставит Кисе. Хотя тот факт, что Саидзиро известно об их генетической совместимости, возможно, от самого Кисе, ему не понравился. Слишком много дурных новостей на один вечер. — Мне кажется, нам с вами стоит кое-что обсудить, — кисло улыбнувшись, предложил Саидзиро Джун, — не будете ли вы так любезны уделить мне десять минут вашего внимания? Заманчивое со всех сторон предложение, раз уж с Кисе не получилось пообщаться с глазу на глаз, этот мог бы ответить на несколько важных вопросов. Аомине снял ботинки и сунул ноги в предложенные мягкие тапки, легкую куртку он снял и оставил в руках, последовал за Саидзиро в просторную гостиную с низким белым диваном, креслами и им в тон ковром на полу. Как ни придирайся, обстановка была минималистичной, но богатой — это стало понятно по картинам на стенах. Такие любила мама, еще до болезни, и пыталась их коллекционировать, а Аомине оплачивал это удовольствие. — Присаживайтесь. Чай? Кофе? — Благодарю, но после тренировок я не пью ни чай, ни кофе. Диван оказался достаточно твердым, но приятно-упругим. Саидзиро сел в кресло, закинув ногу на ногу, задумчиво потер подбородок. — Видите ли, Аомине-сан, Рёта улетел в Китай, потому что больше не хочет вас знать. Выслушайте меня. Когда мы с ним познакомились, он проходил реабилитацию у психотерапевта, ему было очень сложно смириться с мыслью, что он… лишен радости создать пару с идеальным для него человеком. Сейчас он полностью независим от медикаментозной терапии и постепенно отказался от всех губительных привычек, к которым пристрастился. Он не курит, не пьет. Он живет полноценной жизнью, в которой нет места для человека вроде вас, Аомине-сан, потому что он перерос свои подростковые мечты и пошел дальше, — Саидзиро не выдержал и встал с места, начал ходить из стороны в сторону. Аомине неотрывно следил за ним, будто он был противником на баскетбольной площадке. Он говорил правильные вещи, чертовски правильные, любой адекватный человек признал бы его правоту, но врожденное упрямство и некая доля эгоизма не давали ему согласиться со сказанным. Ему предлагают сдаться, но он никогда не отступал, ни единого раза в своей жизни. Саидзиро остановился у большого незанавешенного окна и уставился куда-то вдаль, — конечно, я вам не соперник. Я прекрасно понимаю, что ДНК-партнер имеет все привилегии, вас никто не осудит… — он развернулся и подошел чуть ближе, — но вы можете быть уверены, что останетесь с ним навсегда? Моя ДНК-пара погибла во время землетрясения шесть лет назад, я тогда чуть с ума от горя не сошел. Саидзиро вернулся на свое место и сел обратно в кресло, замолк. Теперь стало понятно, куда он клонит, на что намекает. Аомине не хотел дослушивать, но все же не стал прерывать этот внезапный монолог. — Сочувствую вашей потере. — Благодарю, хотя мне пришлось очень непросто. Я не хотел вызывать у вас жалость, я просто говорю вам, что если я брошу Рёту, если я умру или просто исчезну из его жизни, он попереживает и пойдет дальше. Если он сначала найдет свою ДНК-пару, а потом ее потеряет, он может этого не пережить, — он сощурился и выдавил вежливую улыбку, — конечно, выбор за вами, Аомине-сан, но уважайте и его решение не видеться с вами. — Это я решу без ваших советов. Аомине поднялся на ноги, особо не заботясь о приличиях. Очень глупый и детский поступок — практически убегать от правды, которая не нравится, но что он мог поделать? Саидзиро говорил так, как есть. И без розовой мишуры, которой щедро украшали истории об истинных парах, дела обстояли именно так. Болезненная привязанность, полная зависимость от другого человека, по этой причине он сам отказался сдавать тест в восемнадцать лет, потому что такие слабости презирал больше всего на свете. — Было очень приятно с вами познакомиться. В школе я обожал баскетбол и даже состоял в местной команде, — слова Саидзиро догнали его в прихожей, когда он зашнуровывал ботинки, — буду болеть за вас на Кубке Азии. Аомине стиснул зубы и, не прощаясь, вышел за дверь. *** Прохладный ветер настиг его по дороге к автомобилю, вцепился в ворот куртки и потрепал волосы на макушке. Он остановился от неприятного чувства, будто за ним наблюдают, обернулся и глазами нашел нужные окна на двенадцатом этаже. На фоне светлого прямоугольника чернела высокая человеческая фигура. Тихо выругавшись, Аомине ускорил шаг. Вроде и не хамил ему открыто этот Саидзиро, а ощущения остались, будто вываляли в грязи. Или как после разговора с директором школы из-за драки в коридоре. В машине он нервно проверил телефон — сообщение от Сацуки: «ну как, Дай-чан?», — и пропущенный от тренера. Перезвонил, оказывается, тренировку перенесли на час позже. Боже, как ерунда. Всё не то, всё не так. Аомине бросил телефон на пассажирское сиденье и лбом уткнулся в руки, лежавшие на руле. Он был сбит с толку и совсем не понимал, что же ему делать дальше. Сначала все казалось так просто — сдать тест, найти пару, построить отношения, но с каждым днем сложностей становилось все больше, а сейчас он вовсе задумался о том, чтобы отступить. У него ведь была жизнь до всей этой истории с истинной парой. И он вспомнил… мамины похороны, одинокий пустой дом, квартира, тренировки с утра и до вечера и отупляющие передачи по телевизору перед сном. Внутренне он уже сделал выбор, уже был готов ко всем последствиям своего решения, но все еще не хотел признаваться самому себе. *** Лёжа в кровати, он все же решил ответить на сообщение Сацуки. В любом случае, придется ей что-то сказать. «скажи, есть способ найти человека?» Посмотрел на часы — полночь, у них в Нью-Йорке час дня. Сацуки себя ждать не заставила и ответила через десять минут. «Подай заявление в полицию. Привет». «Он не пропал». «Понятно, — интересно, что ей стало понятно? Аомине подозревал, что всё, — частный детектив тебе в помощь, Дай-чан». «А это мысль». Перед тем, как провалиться в сон, он подумал, какая же все-таки замечательная у него подруга. *** Ранним утром, еще до восхода солнца, Аомине искал в интернете номера агентств, занимающихся частной розыскной деятельностью, таких в Токио оказалось с сотню, но он выписал только самых дорогих. Одно дело найти угнанный автомобиль или вывести неверного супруга на чистую воду, совсем другое — отыскать человека в другой стране. Кофе и разогретый в микроволновке завтрак остывали совершенно нетронутые. Аомине посмотрел в окно, на темно-серое небо с подсвеченной линией горизонта и блеклыми точками звезд. Скоро должно взойти солнце, но до тренировки оставалось еще три часа. Можно ли в такую рань писать детективам, пусть и частным? Судя по резюме, Ватанабе Ямамото в прошлом работал полицейским и имел большой опыт в поиске пропавших людей. Цены были указаны весьма расплывчато, но Аомине не страдал их отсутствием, так что кликнул на значок с электронной почтой и написал первое письмо, в конце указав номер телефона для обратной связи. *** На перерыве, пока Сакамото — разыгрывающий — показывал фотографии с дня рождения младшего сына, Аомине обособился от всех и включил телефон: пропущенный с неизвестного номера, а на почте письмо от частного разыскного агентства с дальнейшей инструкцией. Спустя минуту ему ответил вежливый женский голос: — Ватанабе-сан может встретиться с вами сегодня после обеда. Ему нужно будет собрать некоторую информацию о пропавшем человеке, чтобы начать поиски. В котором часу вам будет удобно? Аомине прикинул в уме свое расписание: — В семь. — Отлично. Ватанабе-сан к семи часам прибудет по назначенному вами адресу. Куда ему подъехать? — он назвал адрес кафешки на углу, недалеко от дома, чтобы не мотаться по всему городу. — Спасибо, что воспользовались услугами нашего агентства! Потом его достал Сакамото. Вообще, за годы игры в национальной сборной Аомине получил славу не очень дружелюбного парня, но в команде у него с другими сложились нейтральные товарищеские отношения, иногда его звали на общие посиделки, и он не отказывался, но сам никаких встреч не инициировал. Но Сакамото был так счастлив, что сыну исполнилось два года, что решил поделиться счастьем (а то и похвастаться) даже с ним. Аомине посмотрел на перепачканного тортом ребенка и тайно порадовался, что у него нет детей, но вслух отметил внешнее сходство отца и сына. — Ты думаешь? — Сакамото засиял. — Ага… *** Вопреки традициям, дороги вечером оказались пустыми, и Аомине добрался до дома, оставил машину на парковке и пешком дошел до места назначения. В запасе у него было еще сорок минут, за это время он лениво поужинал и добивал десерт, когда невысокий полный мужчина опустился на соседний стул. — Ватанабе Ямамото, — представился он. И сразу же приступил к делу. Сначала просмотрел файлы, высланные накануне Сацуки. Карие глаза быстро перескакивали с одной строчки на другую, но он вряд ли знакомился с информацией поверхностно. — Очень даже неплохо, — похвалил он разыскную деятельность Сацуки, — что-нибудь ещё? — Номер телефона ещё есть. — Если он в другой стране, то вряд ли номер действителен. Как давно ваш двоюродный брат выходил на связь в последний раз? — В среду вечером, в четверг пропал. У меня есть подозрения, что он находится за границей не совсем добровольно. — Похищение? Вы подозреваете, что его похитили? — Ватанабе с любопытством заглянул Аомине в глаза. — Нет, но на него могли надавить. У него, как вы уже поняли, в прошлом имелись проблемы со здоровьем, он достаточно легко попадает под чужое влияние. — он посмотрел в пустую чашку, на дне которой осела уставшая пена. — Я просто хочу найти брата, чтобы удостовериться, что с ним все в порядке. Тетушка переживает очень, а ей волноваться нельзя. — Ну, хорошо, — Ватанабе сунул ему типовой договор, который Аомине особо не прочитал и размашисто подписал в нужных местах, а копию спрятал в кармане куртки, — может, есть еще что-нибудь, что может помочь нам разыскать его? Пришлось подумать, хотя, по большому счету, Аомине знал о Кисе не больше самого детектива. — Друзья? Враги? — Точно сказать не могу, брат очень скрытный, да и мы толком не общались. А сколько времени займет поиск? Ватанабе пожал плечами: — Неделю-две, может, дольше. Не все зависит от меня, вы понимаете, — он улыбнулся, — государственные структуры иногда неохотно идут навстречу. Ну, что ж, думаю, на этом можно расстаться. Вам на почту вышлют реквизиты на оплату, когда деньги поступят на счет, мы начнем работу. Они раскланялись напоследок и разошлись по своим делам. Детектив дал о себе знать через десять дней, просто отправив на электронную почту все собранные данные с пожеланиями удачи родственникам нерадивого Кисе Рёты. Итак, Китай, город Хайкоу, Нанхай авеню, 27.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты