Немурэ

Слэш
NC-17
В процессе
420
автор
Размер:
планируется Макси, написано 280 страниц, 51 часть
Описание:
Немурэ Айдани Маише, - это имя одинаково подходит как женщине, так и мужчине. Немурэ - раса. Айдани - имя. Маише - род. В своей прошлой жизни Богдан Тихомиров был обычным российским солдатом, переведенным на штабную работу по состоянию здоровья. Умер в автокатастрофе, по пути в магазин за обычным мороженным. Очнулся в склепе... Тоже в обычном, галактическом... С новым именем, новой жизнью и старой, доброй памятью солдата. Что тоже, обычное дело, наверное...
Примечания автора:
Адрес обложки, своими ручками))) https://sun9-20.userapi.com/1fQI47KON85MeCSHKTSDLn3kMbjFvHu2n7bF0A/t6iU3x5k5ws.jpg

Я тут подумала, подумала, и решила немного визуализировать. Вот альбом на первое время, для минимума и масштаба: https://vk.com/album-184636828_274962267


Данная работа навеяна заявкой, но не полностью соответствует ей. С согласия автора заявки ShadeL работа опубликована.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
420 Нравится 127 Отзывы 278 В сборник Скачать

№32

Настройки текста
Когда учения начались, вдруг прибыл запрос от предследа немурэ Санимы Кетуш, который хотел обговорить с ней о какой-то мелочи, которую она ему была обязана предоставить. Вот только позабыла ветреная немурэ, увы и ах, надо лично переговорить. Венму, как ответственный за фаворитку, вздернул брови и спросил, по какому поводу раньше сроков влезают? С какой радости фаворитке в его кеет особые условия и средства связи понадобились? Если что-то потеряли, ищите сами. Еще раз полезете – можно будет считать нарушением контракта. И намекнул, что данная немурэ, по какой-то причине, до сих пор не потяжелела. И тут же добавил, что взял в свою постель фаворитку для зачатия, а не девицу для чего-то еще. И еще посоветовал сообщить причину, по которой она не может понести, потому что его семя жизнеспособно, и очень активно, да и у нее нет никаких отклонений. Этой отповеди хватило вполне, чтобы слишком забывшийся родич прижал хвост и призадумался. Как и предсказал координатор Умник, вместе с предположениями Мариши, полезли шпионящие аппараты. Все они искали вдруг не выходящую на связь «невесту» наследника Дома Аталь. Но ни один из них, вдруг по какой-то причине, больше не добирался до кеет Венму. Не только его личных комнат, но и вообще всей области, которую тот занимает. Со дня ранения Айдани прошло больше двадцати дней. Нахождение рядом Мадаи, как ни странно, сказалось успокаивающим образом. Несколько дней они провели, инспектируя центральные узлы мест слияния. Затем засели за проектами кораблей, которые им надлежало выставить как транспорт под маркера боевого, технического и жилого секторов. Эти хлопоты отвлекали от тяжелых дум, а постоянные беседы с более опытным и мудрым родичем любимого супруга окончательно привели в чувство. В один из дней Венму осмотрел себя в зеркале, приказал проверить свое тело сканером. Таяк тут же провели необходимую процедуру, регистрируя снижение веса на нервной почве более чем на десять килограмм. Также его психологический маркер тревожно мигал в темно-оранжевом диапазоне. Уже не истерика, но еще и не хорошо. Будет достаточно лишь поднести огниво и все потонет в пламени. В тот же день, как Венму осознал, что внешне он скоро станет одним лицом с внешней обшивкой корабля, и что этот вид напугает Айдани, отдал распоряжение провести медицинскую поддержку своего тела. Спустя час ему внутривенно ввели стабилизатор, затем напоили укрепляющими сборами, витаминным комплексом. Не большими дозами, чтобы не навредить, а ровно столько, сколько требуется для плавного выхода из криза, а затем на восстановление внешнего вида. Если честно, то Венму был сер лицом, что делало некоторые задумки невыполнимыми. Так как со-главы Дома решили не распространяться в данный момент о случившемся, Венму надлежало пыхать жаром и энтузиазмом. Его же серая кожа, залегшие тени и исхудавшее тело – ни есть хороший результат. Он не сможет при личных встречах казаться таким же, как и всегда. Если голограммы можно править, что таяк и делали, скрыв реальность, то воочию немурэ не страдаю слепотой, а потухший взгляд не закрасишь, как кожу. На данный же момент, так как Венму за ум взялся, ожидая пробуждения любимого супруга, его тело скоро вернется в норму. Конечно, вес придется набирать, но оно не страшно. Главное лицо, и горящие глаза, а с остальным они придумают как справиться. - Знаешь, ты больше не похож на слизняка. – Мадаи, который сидел с ним за одним столом и обедал, чуть приподнял бокал, - надеюсь, больше умирать не собираешься? - Нет, кислотный язык, не собираюсь. – Венму приподнял свой бокал и чуть кивнул головой. – Благодарю, я бы сам не справился. - На то и нужны родичи. – Мадаи улыбнулся, отпил глоток, после чего поставил его рядом с тарелкой. – Вот только есть одна деталь, которую я хотел бы также обговорить. Но не хочу драться. - И что же это за деталь? - Фаворитка. - Что? – В руке Венму бокал хрустнул, грозя разлететься на осколки. - Не та сажа, о которой ты подумал. – Замахал левой рукой Мадаи, поморщившись. – Я говорю о той, которую надлежит выбрать для последыша. - Не сейчас об этом… - Именно сейчас. – Мадаи поставил локти на стол, по бокам чаши с мясом, переплел пальцы и уперся в них подбородком. – Фаворитка нужна, но не из официального списка. Та, которая родит, но у которой не будет сообщения со своей семьей, с твоим сектором, и даже внутри кеет, при посторонних, она будет далеко и за закрытым шлюзом. Раз уж в дело Дома Аталь-Кебеж вмешался посторонний, нам надлежит отвечать соответственно. - Не сейчас. – Повторил Венму. - Понимаю. Давить не буду, но ты должен этот вопрос решить. Либо сам, либо попроси владыку. Пустое место фаворитки маякует в пространстве, и как только об этом узнают, начнут предлагать. И ты, как никто другой, прекрасно понимаешь, что постоянные отказы породят недовольство. А где есть оно, там есть и лазейки. Насколько наше положение опасно, даже не могу представить, но эту сторону ты закрыть обязан. Пусть просто живет в кеет, но она быть должна. Венму заскрипел зубами. Он прекрасно понимал, что такое недовольство отверженных кандидаток. В отличие от женского начала, мужское может плодить последышей столько, сколько хватит силы его семени. Хоть всю свою жизнь. Это женское начало требует время, требует отдать часть своего здоровья на производство малыша. Мужское начало избавлено от этого. Наличие пустого места и отсутствие растущего плода в теле фаворитки, породит ненужное любопытство, предложения, и, конечно же, отказы. А за ними лазейки для врагов. Просто подарок ультре. - Я обдумаю это. Не торопи. – Согласился Венму. - Не буду. – Кивнул Мадаи, расцепил пальцы, взяв бокал, отпил глоток. – Медики что говорят? - Сегодня его выводят из искусственного сна. – Улучшение состояния наследника Аталь было еще и от того, что наконец-то медицина могла дать положительный ответ о состоянии любимого супруга. – Как показали обследования, раны заживают хорошо. - Он сможет ходить? Это был страшнейший диагноз, ведь медики вообще не давали гарантий. Смещение позвонков спинной мозг все же задело. Будут ли у него проблемы с передвижением или нет, решит только время и лечение. Из-за невозможности лечения генным способом, все последующие операции будут только через физическое вмешательство, разрезы, проколы. Пусть и запустят ему в тело биоботов, это не изменит того факта, что полностью выздороветь Айдани сможет только через несколько лет. И от силы, сложности травмы, зависит срок лечения. - Пока неизвестно. Травма опасна. Легкое практически восстановили, но эта ткань легко поддается обработке биоботов. Спина, - он вздохнул тяжело, - ты ведь и сам знаешь, что тут объяснять. Мадаи только головой кивнул, соглашаясь. Спина да, труднее, когда нет коррекции генетической структуры ткани. Если бы не это, то вопрос: «сможет ли ходить?», - вообще бы не стоял. В палате, где стояла капсула, в данный момент работало много немурэ, таяк, да и вообще было слишком активно. Удаленно за данным помещением следило несколько немурэ. Венму был в их числе. Из-за опасности заражения, хоть тело и поддерживали особыми составами, никому, кроме медиков в специальных медицинских хамелеон системах, находиться нельзя. Венму не настаивал, прекрасно понимая, что лучше не спешить. Главное, это здоровье Айдани, а с остальным можно смириться и потерпеть. Таяк подготовили специальную оборудованную кровать, а немурэ аккуратно переводили работу капсулы из рабочего состояния в нерабочее. Отключали системы, фиксировали показатели состояния пациента. Автоматически провести подготовку и перенос из капсулы на кровать нельзя. Это такой же закон, как и многие другие. В большей степени он основан на случаях, когда очнувшиеся немурэ пугались автоматики, случался приступ из-за чего они умирали. Все же живое присутствие, говорящие голоса и тепло рук – лучший успокоительный состав. И здесь срабатывал фактор не того, что аппаратуру боятся, а того, что это некрополь и таяк из усыпальницы. Никто не хотел шока у Айдани, так что действовали так же, как и в любых других случаях: нежно, аккуратно и максимально надежно. Их опасения были оправданы. Как только крышка капсулы открылась, а медики попытались поднять пациента, Айдани вздрогнул. Спустя секунду его уже удерживали в пять пар рук, прибегая к помощи таяк. - «Бархан! Прием! Бархан! Убирайся оттуда! – закричал он во всю мощь своих легких, закашлял. – Прием! Бархан! Уходи оттуда, сукин сын!» Венму и Мадаи вздрогнули, так как кричал Айдани не на том языке, на котором говорят немурэ. Переглянувшись, со-главы Аталь-Кебеж могли только вздохнуть – приступ, это дело неосознанное, порой страшное. Инела и Тамайли сидели рядом, чуть повели бровями, не выказывая ни удивления, ни какого-либо волнения. О таком их предупредили медики, но не упоминали, что говорить он будет на странном языке. Извивающееся тело, которое пытались остановить от движения, находилось в агонии видений, что разум проецировал в мозг. Подобные случаи, когда тело немурэ действует вне разума и сознания, не редки. Иногда говорят на странных языках, иногда ведут себя как озверевший хищник, но редко это состояние продолжается дольше нескольких минут. Если же немурэ не выйдет из него в короткие сроки, то тут на лицо патология мозга и без генной коррекции полностью вылечить не получится. Сжав кулаки, Венму с болью смотрел на то, что делал Айдани. О чем он кричал, что он хотел или не хотел сделать, на данный момент останется загадкой. Когда придет в себя, и супруг знал это, сам слова переведет, объяснит, что они значат. В отличие от остальных, он и владыка в курсе, что сокрыто за завесой потерянной памяти. Крик начал стихать, тело, блокированное и удерживаемое десятком рук, медленно начало расслабляться. Когда приступ закончился, его переложили на кровать. Медики сразу провели диагностику, включив систему под спиной Айдани. Спустя пару минут кровать вывезли из палаты, накрыв сверху защитной мембраной. Венму, до этого сжимавший пальцами подлокотники, едва заметно выдохнул. Будь ну хоть какое-либо отклонение, Айдани тут же был бы возвращен внутрь капсулы. Но этого не произошло, а маркер кровати горит зеленым. - Ну вот, опасность миновала. – Мадаи улыбнулся чуть бледными губами. - Еще не все. – Прикрыв глаза, Венму постарался вернуть себе спокойствие. Через день ему дадут право посещать супруга лично, а не через удаленное подключение. - Но уже практически. – Мадаи повеселел, глаза засияли. – Он боец, Венму, выжил в некрополе, выживет и здесь. И ногами своими ходить будет. – Встав, Мадаи сжал кулаки, глядя на проекцию идущих по коридору медиков, между которыми плавно двигалась медицинская кровать со встроенной диагностической системой. Для него маленький Айдани был как последыш. Так получилось, что Мадаи совсем не привлекают представители противоположного пола. Даже смена пола не изменила перепутанное половое влечение. Это словно в тело мужчины изначально посадили женщину, а затем их переставили местами, но и тело перевернули. Эта форма болезни не лечится. Какими бы технологиями не владели немурэ, они все же не всесильны. От бесплодия излечить могут, спинной мозг зарастят так, словно и не было травмы, а вот такую болезнь, как неправильное восприятие партнера, увы, не в силах. Психологи не могут повлиять и переставить восприятие, тем более у взрослого немурэ. Это нечто связанное с душой, чье существование не отрицают, но и описывают исключительно как особую энергию жизни. Страшного в этом нет ничего, но потомство такие немурэ оставляют редко. Вот и Мадаи не смог, будучи женщиной, потяжелеть. Он просто не представлял себя с мужчиной. Даже искусственно оплодотворить его не получилось – три выкидыша и решили более не мучить. Когда кондульсцент провели, думали, что все нормализовалось. Спустя время, когда надо было подстегнуть и стабилизировать работу либидо в физическом плане, стало ясно – Мадаи из тех, кто живет с однополым партнером. Сейчас, спустя семнадцать лет, у него так и нет родного последыша, зачатого естественным путем. Став мужчиной, сдав семя, он предслед, раза четыре, если не больше. Хотя физически даже не встречался со своими фаворитками. Он знает имена своих последышей, видел их изображения, но не участвует в жизни. Оно ему не надо. Женщины, что родили, поднялись по статусной лестнице, принесли себе и семье своей благодать, так что обиду за отсутствие интереса к последышу, не имеют. Айдани же, когда родился, стал отдушиной для Мадаи. В тот период было очень тяжело из-за выкидышей, не своей роли и постоянного лечения. Сейчас лечение требуется этому малышу. Хорошо, что именно Мадаи ранее выбрали, как представителя Кебеж, иначе он бы просто с ума сошел от волнения и неясности ситуации. Малимель смеется над Мадаи, называет его не родичем для Айдани, а предследом. Какая разница, если честно? Этот мальчишка с рождения запал в душу, заставляя над собой трястись. Вот и по сей день, Мадаи не может перестать трястись над ним, и ему страшно, что в один прекрасный момент что-то случится, а помочь будет некому. Наверное, так и выглядит забота о своем последыше?

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты