Я помогу тебе выжить. Обещаю [version 2.0]

Гет
NC-21
Заморожен
15
автор
Размер:
96 страниц, 9 частей
Описание:
Смертельные вирусы, сыворотки от неизлечимых болезней, эксперименты на людях. Эмма думала, что такого не существует, пока не узнала секрет отца. Старший сержант - Антон Шастун взялся за загадочное дело, не подозревая, чем ему это обернётся...
Посвящение:
В первую очередь автору заявки! Надеюсь, что мой второй заход тебе понравится:) Ну и, конечно же, моим читателям. Люблю вас ❤️
Примечания автора:
Фанфик начинается мной второй раз. Прошлая попытка, на мой взгляд, не удалась. Предупреждаю, что завязка тут довольно продолжительная.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 40 Отзывы 12 В сборник Скачать

Глава 7: Апокалипсис и первые потери.

Настройки текста
Примечания:
Привет всем! Пока всё хорошо, и главы выходят по расписанию. Спасибо всем, кто оставил отзывы под предыдущими частями, ставил лайки и нажимал кнопочки "Жду проду". Место сдвинулось с мёртвой точки (как и сюжет), и всё больше людей читают эту работу. Спасибо вам! Вы - моя главная мотивация.

События главы происходят параллельно с: https://ficbook.net/readfic/9954797/26677911

По поводу новой главы скажу, что она тяжёлая. Начинаются первые трудности и драки. Главные герои становятся командой. Какой именно: дружной или нет, судить вам. По объёму вроде получилось нормально. Даже больше, чем ожидала.

Жду вашего мнения и вопросов. Вдруг, я что-то упустила или наоборот написала лишнего. приятного чтения!)

Мой твиттер: https://ficbook.net/away?url=https://twitter.com/DreamsPopov?s=09
Голоса за дверью слышны громко и отчётливо. К счастью для Антона и Эммы, табличка «Staff only» останавливает подручных Березина. Они переговариваются, спорят, что надо оперативно проверить все комнаты до последней, однако ребятам везёт. - Без указания Андрея Андреевича никто не входит в служебные помещения, - командный голос спасает пару, и они хоть немного, но успокаиваются. – Вы трое, на четвёртый этаж! Часть людей дружно убегают, а остальные остаются на стрёме. Антон шёпотом спрашивает, есть ли у девушки идеи, как выкрутится из сложившейся ситуации. Как назло он вчера сдал штатное оружие и жетон. Даже потянуть время угрозами не получится. - Блять! – топает ногой Шастун и слышит, как в коридоре воцарилась тишина. – Блять, - он переглядывается с Эммой, получая её злобный укор. Он внимательно смотрит за её движениями, попутно поглядывая назад. Джонсон подходит к лабораторному столу и дёргает шкафчик, однако он ей не поддаётся. На всю комнату раздаётся шум упавших колб и реторт. Часть медицинских инструментов с грохотом рассыпаются по полу, отчего оба перестают дышать и замирают на месте. Казалось бы, в служебной лаборатории происходит что-то странное. Звуки исходят такие, будто кто-то крушит всё, что там находится. Помощники Березина обязаны проверить, но в это время они задерживают пациентов, прогуливающихся по коридорам, и осматривают палаты. Второе везение к ряду. Третьего может и не быть. - Он был открыт! Я не знала, - оправдывается дрожащим голосом Эмма. – У тебя есть кусочек проволоки? Или что-то похожее? Нужно взломать замок. - А ты умеешь взламывать? – Антон поражён, и его лицо вытягивается в удивлении. - Есть или нет? – она начинает рыскать по всем шкафчикам подряд в поисках отмычки. – Антон! Мужчину завораживает бесстрашие и смышленость Эммы. Он общался со многими девушками, но как она, ещё не встречал. Есть в ней стержень, не позволяющий впадать в панику и отчаяние, в отличие от него. Спустя минуту он приходит в себя и говорит, что такой предмет есть. Шастун хлопает по себе ладонями, а затем оттягивает карманы штанов. И ура! И из них выпадает красная канцелярская скрепка. - То, что нужно! – восклицает девушка и быстро поднимает её. Она крутит и вертит её пальцами, выпрямляя в прямую линию. – Придержи дверь. - Ты это… - он ищет глазами что-нибудь, чем можно обороняться в случае проникновения мед. работников в лабораторию. – Поосторожнее с ней. - Со скрепкой? – блондинка прекращает манипуляции с взломом и разворачивается к мужчине. Он к тому времени прильнул всем телом к двери, плотно её придерживая. – Почему? - Взламывай быстрее! Потом расскажу, - его голос слишком громок. Люди Березина улавливают посторонний звук и начинают переговариваться. – Скорее! Кажется, я их съагрил. Он с досадой хмурится и чуть приседает на месте. Вариантов мало, так что придётся пытаться держать оборону. Ещё сильнее он прижимается к двери и вслушивается в происходящее снаружи. Люди подошли вплотную, и через секунду он сдерживает их первый удар. Раздаются требования открыть дверь по-хорошему, иначе им придётся принять крайние меры. - Насколько крайние? – Антон решает поглумиться над мужчинами. – Поймаете и закроете вместе с вашими чудищами? – ещё один удар, и снова он не позволяет им войти. - Потерпи немного. Я почти всё! – негромко говорит ему Эмма. – Всё! Девушка дёргает ручку, и шкафчик чуть ли не выскакивает из стола. Железный механизм останавливает его, и она просовывает внутрь руку. Нащупав кнопку, Эмма нажимает её, и предупреждает, что ей нужно ещё около 30 секунд. - Считаем до трёх и силой выламываем дверь. На этот раз вы её не удержите! – кричат по ту сторону, и один из мужчин кричит о подмоге. - Тварей своих позовите! Хотя… скоро о вашей врачебной тайне все узнают! – издевательская интонация сержанта заставляет их замолкнуть. Последней фразой блондин активирует спусковой механизм. Издалека слышится голос Березина, и по его команде все разом толкают дверь. Такой силы мужчина не выдерживает. С криком он отлетает и падает на ледяную плитку. Скула и плечо начинают гудеть и щипать. Ему трудно пошевелиться, но он быстро реагирует (как и положено полицейским) и здоровой рукой метает медицинский скальпель в толпу. - А-а-а! Сука! – он точно попадает в цель, и на долю секунды противники опешили от внезапной атаки. – Помогите мне! - Антон! – Джонсон подбегает к нему и помогает встать. Пока один пытается осторожно достать инструмент из руки коллеги, остальные с грозным оскалом надвигаются на нарушителей. Молодые люди успевают встать, и Шастун оборачивается назад. Шкаф для хранения лабораторной посуды отодвинулся, открыв им проход в тёмный коридор. - Беги! Я их задержу! – девушка отпускает его руки и встаёт в боевую стойку. Он тут же вспоминает, что в её досье было написано о спортивной карьере боксёра. - Ну, уж нет, я тебя одну не брошу, - он подмигивает ей, в конце ойкнув от резкой боли в области подбородка. Перепалка длится недолго, так как профессиональные удары Эммы вырубают мужчин с первого раза. Она кричит после каждого замаха и громко дышит. Буквально за секунду в неё вселяется нечто нечеловеческое и из обычной девчонки она превращается в боевую машину. Она ощущает приятное жжение на косточках пальцев. Ей приятно от одного осознания, что тело не забыло годы тренировок, и что её способности спасают их в такой экстренный момент. Антон вносит не менее важный вклад в драку. Он ведь тоже проходил обучение в школе полиции, где его обучили самообороне и рукопашному бою. Он берёт на себя тех двоих, которые возятся со скальпелем. После того, как один из них навзничь падает на пол, сержант с довольной ухмылкой переводит взгляд на второго. Замах, удар в живот, и соперник складывается пополам. Он хватает его за одежду и разворачивает в сторону третьего. Толкает на похрамывающего врача, и они оба падают на пол. - Давай! Бежим! – окликает его Эмма. – Проход сейчас закроется! Шастун бежит и помогает удержать шкаф, чтобы та могла пролезть в коридор. Когда Эмма оказывается внутри, он выкрикивает «Вот так вам, ублюдки!» и видит Березина, стоящего на пороге комнаты. Он смотрит на своих подчинённых, корчащихся от полученных травм. На его месте другой бы крикнул что-нибудь в ответ или рванул бы к ним, однако Андрей стоял и молча всматривался в Антона. Он будто запоминал в мельчайших деталях лицо копа. Запоминал того человека, с кем сбегает его племянница и дочь младшего брата. - Ты рассказал ей всё? – спрашивает Владимир, лежащий под капельницей. - Про нашу идею, про эксперименты, и что у неё иммунитет, - подтверждает старший брат и крепко сжимает ладонь младшего. – Про нас не говорил. - И не нужно. Она ещё не готова узнать, что ты – мой родной брат. - Она же меня всё равно возненавидит. Я заразил весь город и подвергал её опытам. - А потом откроешь ей тайну, - голос мужчины с каждым днём становился слабее и слабее, но именно сегодня он был в критическом состоянии. - Она будет ещё больше тебя винить в том, что ты ей не рассказал об этом. - А тебя? Ты тоже в этом замешан, - Андрей встаёт и переключает кнопки на мед. оборудовании. Механизм пикает, и пациент издаёт приглушённый стон. – Морфий. Он помогает притупить боль. Младший брат отпускает слабую улыбку и говорит, что он уже свыкся с ней. Последние несколько дней он ощущает каждую венку своего тела. Что-то овладевает им изнутри, подчиняя себе сознание. Он смотрит на Березина-старшего краснючими от усталости глазами и просит прекратить мучения, на что тот заявляет: - Ты с ума сошёл? Ты выкарабкаешься! Вакцина почти готова, - он хочет потрясти брата за плечо, но вспоминает, что любое прикосновение доставляет тысячу неприятных ощущений. – Ты не умрёшь… - Мы оба знаем, чем это закончится. Я заразился по своей же глупости. Поторопился, разбил колбу и вдохнул газ, - смех переходит в тяжёлый грудной кашель. – Эмма не будет меня ненавидеть, ведь к тому времени меня на этом свете не будет. Любая ненависть к человеку проходит, когда наступает смерть.. Губы Андрея дрожат, а сам он застыл в одном положении. Он держался из последних сил, чтобы не заплакать. Пару недель назад всё шло отлично, а сегодня он сидит перед полуживой кровинкой и наблюдает, как её становится хуже с каждой минутой. Сказать нечего, Владимир прав. Из них двоих выживет только один, и ответ здесь очевиден. - Антон вскоре придёт за ней. Она должна уйти. Для её же пользы, - на последнем издыхании говорил младший брат. – Я говорил с ней. Она хочет уйти. - Думаешь, если дать ей время, она сама придёт и предложит помощь? – Березин сглатывает и незаметно для того вытер слезинку. - Когда увидит, что происходит с людьми, кхм… - из его рта сочится кровь, из-за чего врач моментально реагирует и вытирает её платком. – Не дай мне превратиться в то чудовище. Пожалуйста, Андрей… Старший брат молчал от бессилия. Его руки дрожали, пока он выкручивал кнопки на максимум. Он закрыл глаза и закрутил переключатель на максимум. Повернувшись на тяжёлые всхлипы Владимира, он говорит, что увеличил дозу морфина, и скоро он почувствует лёгкость и блаженство. По щекам текут слёзы, а сознание отказывается понимать, что он только что сотворил. Он широко распахивает глаза и всматривается в морщинистые ладони. Ноздри с жадностью захватывают воздух, но он больше кажется ему тем самым отравляющим газом. Боковое зрение видело брата, отчего Березина посетило безумное желание заразиться. Это он должен был умирать, а не его братишка. Не так всё должно было случиться. - Не вздумай винить себя. Мы знали, на что шли. И даже если это погубит город, ты и наши семьи останутся при деньгах до конца своих дней, - его слова испугали старшего. Неужели это он промыл ему мозги настолько, что он говорит такие страшные вещи. – Главное, чтобы никто не узнал, откуда взялся вирус. - Эмма обо всём расскажет. - Нет. - Почему? – повысил тон Андрей. Нервы сходили на нет. - Она не скажет, что её отец – создатель вируса. Её тут же обвинят, - голос становился всё тише. – О её иммунитете никто слушать не будет. Без доказательств не поверят, а они… - А они будут у меня, - закончил за младшего мужчина. И тут Андрей понял весь план до конца. Он понял, что всю жизнь был глупее своего брата. Тот продумал всё, включая последние слова для дочери. Владимир напряг всё тело и, повернув голову в его сторону, сказал, что в день побега Эммы скажет ей, что во всём виноват он. Попросит прощения и заодно попрощается. - У неё не будет выбора, она убежит, однако вскоре вернётся. - А если наступит тотальный пиздец? – Березин был в лабораториях. Твари сходят с ума и калечат его подчинённых. Близилось нечто страшное. - Сбежишь. Ты знаешь, где наш второй штаб. Если она не выйдет на тебя, то ты сам её найдёшь, - Владимир поднимает руку, хотя по состоянию здоровья сделать бы этого никак не смог. – Вакцина не доработана. А иммунитет внутри Эммы ещё до конца не сформировался. Тебе нужно продержаться месяц. - Или больше… - Или больше, - подтверждает он.       Молодые люди наощупь проходят половину пути. Внезапно Антона озаряет, и он достаёт из кармана телефон. Яркий свет от фонарика освещает всё пространство, и девушка благодарит его. Они продолжают пути в полной тишине, но в итоге коп не сдерживается. - Откуда ты знаешь про этот проход? И куда мы идём? - Мне отец про него рассказал. Мы идём к нему. - Зачем? Антон по присущей ему неуклюжести спотыкается, из-за чего Эмма врезается в его спину. Он делает разворот на 180 градусов и подхватывает её за талию. Телефон, конечно же, падает на землю экраном вниз, но мужчину это ни капли не тревожит. Он до сих пор чуть дрожит после драки от адреналина, но не даёт девушке упасть. Блондинка смотрит на него снизу вверх, как жертва на своего преступника и пугается столь близкому контакту. Они уже обнимались в лаборатории, но здесь какая-то другая обстановка. Трудно назвать её интимной, но стены по обе стороны, образующие слишком узкий проход, сближают их в два раза сильнее. Её кажется, что её сдавливают не мужские руки, а обстановка в целом. - Всё в порядке. Пошли дальше, - она опускает глаза в пол и неловко дёргает плечами, дабы высвободится. - Да, пойдём, - Шастун садится на корточки и поднимает телефон. – Фух, экран не разбил.

***

      К концу тайного прохода их ждёт запертая дверь. Эмма просит посветить, и Антон вновь приближается к ней, едва касаясь подбородком девичьей макушки. Она слышит учащённое дыхание позади, и сама от этого дышит глубже.       - Чёрт, - еле шевеля губами, произносит Джонсон. - Что такое? – быстрый разряд проходит по телу, когда мужчина кладёт ладонь на её плечо. Она нащупывает рычаг и со всей силы тянет вниз. Механизм открывания дверей запускается, и раздаётся приглушённый скрип. Пока они ждут, Эмму посещает мысль, что внутри неё воскресают позитивные эмоции и то, что она пыталась спрятать последние месяцы – симпатию и дружелюбность к противоположному полу. Из-за сложных отношений с Максимом она привыкла держать всё в секрете. Зато она не привыкла к такому открытому отношению в свой адрес. Именно по этой причине в их первую встречу, она восприняла Шастуна в штыки. На это, конечно же, повлияли и другие события вроде похищения, отравление и опытов, но появление незнакомцев, предлагающих помощь, никак не облегчило жизнь и не вызывало доверия. - Прости, - говорит девушка и кладёт ладонь поверх его пальцев. - За что? – а сержант не против прикосновений. Хоть что-то приятное происходит с ним за последние два дня. - Что не поверила вам с другом, - напоминание о Журавлёве заставляет Антона содрогнуться. - Ничего, - он больно сжимает пальцы в её плечо, впившись ногтями в нежную кожу. – Это ты прости, - тут же расслабляет и по привычке смеётся. – Пойдём. Путь открыт, и они входят в палату Березина младшего. Он неподвижно лежит на койке и, кажется, что его грудь даже не вздымается. - Папочка! – девушка плевать хотела, что их сейчас ищут. Она пытается докричаться до него, однако тот не реагирует. – Нет, этого не может быть. Антон, сделай что-нибудь. - А что я? – он отвечает грубо не специально. Попросту не знает, что делать в таких ситуациях, ведь в медицине он полный ноль. – Я ничего тут не понимаю. - Он будто под наркозом, - тонкие пальчики тянутся к аппарату поддержания жизнеобеспечения. – Кто-то превысил норму морфина. Он без сознания.       Слёзы капают на грязную плитку, и когда она замечает волнение копа, вытирает их тыльной стороной ладони, оставляя на щеках кровавую полоску. Антон сам подходит и приобнимает девушку, показывая тем самым, что он рядом. Ему не приходилось терять родных, однако в эту минуту он словно забрал часть этого чувства у неё. Он выражает слова сожаления. Девушку действительно жалко, так как она буквально за две недели теряет и друзей, и последнего из родителей. Хоть Шастун не сталкивался с трагедией, ему всё-таки вспоминается вечер, когда он чуть не теряет Журавлёва и пару раз не погибает сам. Чёртова память… никакие воспоминания нельзя в ней закрыть на замок…       - Эмма, - на последнем издыхании произносит Владимир.       - Папа, боже, папочка! – она снова выныривает из рук Шастуна и падает на колени рядом с койкой. – Ты жив. Это хорошо. Я вытащу тебя отсюда!       - Не нужно, деточка, - поразительно, как у мужчины остаются силы для улыбки и малейших движений. – Ты знаешь, что должна сделать.       - Я тебя здесь не б-б-брошу, - язык заплетается от того, что происходит перед глазами. – Сбегу только с тобой, - от прикосновений отцовской руки внутри всё застывает.       В глубине души она понимает, что он в последний раз гладит её вот так по-детски по головке. Совсем скоро этого не будет. Совсем скоро у неё вовсе никого не будет. Эмме хочется сжаться в комочек и, дрожа от шока, пролежать рядом с отцом до прихода Березина. Она ненавидит его всеми фибрами души за безответственное отношение, и Владимир это, несомненно, чувствует.       - Андрей Андреевич отличный мужик. Сделал всё возмож…       - Нет! Это он виноват в этом! – указательный палец указывает на экран, на котором демонстрируется пульс мужчины. – Кто тебе повысил дозу морфина? Он?       - Я сам попросил. Я смирился со смертью. А кого попросил, увы, не помню, - он в последний раз проводит рукой по девичьим волосам, после чего она от бессилья падает на кровать.       - Пап… прошу, нет…       Эмма упирается лбом в простыни и начинает плакать навзрыд. Ей кажется, что весь мир вокруг исчезает, а она вместо отца сама отправляется на тот свет. Она дёргает его руку, чтобы он очнулся, однако безрезультатно. Мужчина умирает от паралича центра дыхания, вызванного передозировкой лекарственного препарата.       - Эм, нам надо уходить. Я слышу людей Березина, - Антону не хочется этого делать, но время сильно поджимает. – Прости.       - Пусть! Я хочу посмотреть ему в глаза! Он убил его, и поплатится за это…       Она уверенно встаёт на ноги и осматривает уже мёртвое тело. Нечаянно взгляд падает на странный предмет, лежащий во второй руке Владимира. Девушка, вкорень не слышащая упрашиваний Антона, с всхлипом достаёт его. Это был скомканный листок бумаги, на котором написано прощальное письмо отца. Эмма только-только разворачивает его, чтобы прочесть и сказать пару слов перед уходом, как оказывается в воздухе.       - Отпусти меня! – она не выпускает письмо из рук и снова плачет. На этот раз от истерики и срыва. – Отпусти! – она сосредотачивает всю силу удара в оба кулака и ударяет мужчину прямо по почкам.       - А-а-а! П…. – мат так и хочет сорваться с губ копа, но он сдерживается. Знает, что это защитная реакция и непринятие смерти близкого человека. – Извини, но мы должны идти.       - Ничего я тебе не должна! – Джонсон брыкается, дёргается и кричит. – Помогите!       Шастун выбегает на первый этаж с девушкой на плече, естественно, привлекая к себе всё внимание. Администраторы выстраиваются в ряд и преграждают тому путь отступления. Слышатся крики охраны, и сержант вертит головой по сторонам в поисках выхода.       - Проклятье, - скрипя зубы, говорит он. Главный вход тоже заблокирован. Его окружают со всех сторон и постепенно начинают сужать круг. Эмма наконец-то сдалась и спокойно попросила отпустить её. Для расспросов времени нет, поэтому он опускает и говорит, что по его команде они бегут в сторону окна и просто выбивают его нахуй. - А что ты предлагаешь?! – он рычит от злости и безысходности. – А? Всех их мы не перебьём. - Они убили моего отца, так что ты не знаешь, на что я способна, - блондинка делает шаг вперёд, однако её отдёргивают. - Не время геройствовать, Эмма, блять! – он матерится на неё и при этом винит себя. – Пошли! Окружающие их люди срываются с мест и бегут за ними вдогонку. Такой скорости Антон не развивал никогда, даже на государственном экзамене по физической подготовке. Широкими шагами он преодолевает расстояние от центра холла до окна в считанные секунды. Готовясь сгруппироваться в прыжке, он поворачивает голову и видит наравне с собой Джонсон. Её лицо не выражает ровным счётом ничего. Полное отсутствие эмоции на секунду заставляет его замешкаться. Возможно, это объясняется смертью отца, или переизбытком адреналина. Но что действительно сильно удивляет его, так это быстрота и ловкость девушки. Она ничуть не отстаёт от него, бежит так же быстро и уже выставила руки, чтобы защититься от будущих осколков. - ДАВАЙ! Молодые люди прыгают и выбивают огромное окно с треском. Прокатившись пару метров на земле, они помогают встать друг другу на ноги. Не оборачиваются и бегут сломя голову, куда глаза глядят. Благо, хоть в одну сторону. Остановившись в стенах ветхой заброшенной постройки, к ним возвращаются отдышка, боль и остальные чувства. Не обходится без царапин, кусочков стекла в коже и других мелких травм. Как иронично складывается. Им бы сейчас посетить врача, но они сами от него только что сбежали. - Как ты? – спрашивает первым Шастун. – Болит? – кивает, смотря на сочившуюся кровь из царапин. - Лучше не бывает, - с сарказмом отвечает девушка. – У тебя кровоподтеки начинают проявляться. - Ерунда, на службе и не такое бывало, - он отмахивает и вновь хихикает. – Извини, это глупая привычка смеяться в неподходящее время… Я… Эмма его не слышит. Она даже не дышит. Несмотря на то, что их ещё могут застать врасплох, она делает паузу и принимается с трепетом читать письмо. Зрачки бегают слева направо, выжигая буковку за буковкой. Пальцы сжимают бумагу так, что в некоторых местах она рвётся. Спустя минуту она отрывается от письма, и оно моментально улетает куда-то в сторону. - Воу! Что там? – Шастун подпрыгивает, чтобы поймать его, но девушка даёт команду стоп. - Антон, - слова даются ей очень трудно. Она словно подбирает правильные слова. – Мой отец… - Что? - Это он руководил эпидемией…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты