Сияние

Гет
NC-17
В процессе
26
автор
icexfludd соавтор
Alixgallagher бета
Размер:
планируется Макси, написано 68 страниц, 9 частей
Описание:
Земля круглая, запомните это.
Она — обычная девушка, с которой он подружился ещё в далеком детстве. Узнают ли они друг друга? Загадка...
Посвящение:
Кириллу и моей лучшей подруге 💘
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 21 Отзывы 3 В сборник Скачать

глава 8. двойное свидание, или как заработать домашний арест.

Настройки текста

8 глава

Утром просыпаюсь раньше будильника и с неимоверной бодростью подскакиваю с кровати. Это что, ночные переписки с Незборецким так влияют на мое настроение? Удивительно! Спускаюсь на кухню, где меня уже ждут яичница и кофе, заботливо приготовленные мамой. С аппетитом всё это поедаю, не замечая, как уже подходит время одеваться. Решаю сегодня надеть мои любимые голубые джинсы с завышенной талией, белую футболку (что-то из старого мерча Саши) и джинсовку Кирилла. Ну, он же не будет против? Прогноз погоды, отмеченный в телефоне, гласит, что сегодня, на удивление, тепло. Бабье лето, или как там, так что замерзнуть я не должна. Когда я уже полностью готова, выхожу из дома, закрывая его. У ворот замечаю машину блондинчика, от чего настроение ползёт ещё выше. С улыбкой влетаю к нему в объятия. По парню видно, что он несколько удивлён моему хорошему настрою, но ничего не говорит, лишь лыбится. — Ого, Мария Смирнова в моей джинсовке? — Ого, а Кирилл Незборецкий этому не рад? — перефразирую его, улыбаясь во все тридцать два. — Что Вы, аве-е Мария, я просто на седьмом небе! — вместе смеёмся, усаживаясь в авто. Доезжаем быстро, так как пробок сегодня не было. Удивительно, как будто всё сегодняшнее утро настроено под моё чудесное настроение. К чему бы это? У входа на территорию школы наблюдаем Шатохину, целующуюся с Арсеньевым. У Кирилла от удивления аж глаза на лоб вылезли, но я схватила его за локоть, а то мало ли, разнесёт сейчас тут всех. — Это шо такое? К такому меня жизнь точно не готовила! — воскликает блондин, когда мы немного отходим от парочки. — Это её парень… Арсен Арсеньев, собственной персоной. — Нет, блять, Иван Иванов! Откуда она Лизера знает? — Кого, простите? — Арсен по-русски — Лизер. Это типо псевдоним, — поясняет, оборачиваясь на темноволосого. — О, Господи… — закатываю глаза, от подступившей к разговору банальщины. — Блять. Слушай, это ненормально! — Что именно? «Псевдоним» этой девочки с каре, или… — То, что они встречаются. Я бы рассказал тебе больше, но ты не поймёшь. — Это почему это? — Ой, блять… Потому что ты не была в местном клубе, где ошивается династия и подобные Лизеру типы, — тут-то у меня и всплывает в голове флешбэк вчерашнего вечера. Кирилл, знал бы ты, где я вчера была… — А что там? — строю из себя дурочку, потому что понимаю, что если он узнаёт, что я там была, то потребуются подробности. И если Незборецкий о них узнаёт — пизда всему. — Если кратко… Это не просто клуб, не просто притон — это водоворот наркоты, блять. Лизер — очень крупный дилер. Ты только не разбазаривай эту инфу везде, а то всех наших накроют из-за слухов. — А ты там был? — приподнимаю брови в вопросе, с неким страхом на лице поглядывая на парня. Если учесть, что у него в друзьях ВКонтакте есть хозяин этого самого клуба, то бишь тот самый Олег Нечипоренко, значит, вероятнее всего, белобрысый там был. Возможно, даже неоднократно. Парень слегка мнётся от моего вопроса, опуская взгляд на свои пыльные вансы. Попался, дружочек мой. — Был… — больше ничего не говорит, продолжая смотреть в пол. — Ты чего? — подхожу чуть-чуть ближе, пытаясь заглянуть в синеву родных глаз. — Ничего… Просто… Мне не хотелось, чтобы ты это знала. Стыдно, — недолго задерживаю на нём взгляд, а позднее просто притягиваю его в свои объятия. — Всё нормально, «шо» ты так стесняешься? — А шо ты мою фишку пиздишь?! — смеётся, прижимая меня к себе своими сильными руками. Через некоторое время всё же решаемся пройти мимо парочки, что всё это время продолжала тихо переговариваться и целоваться. — Эй, голубки! — воскликнул Кирилл, от чего темноволосые аж дернулись, отпрянув друг от друга. — О, Маш, привет! — подруга подошла ко мне, притянув в объятия. С закатыванием глаз хлопаю её рукой по спине, стремительно отходя. Шатенка смотрит на меня непонимающим взглядом, на что я только отворачиваюсь. Да, да, я буду на неё теперь дуться, из-за вчерашнего. Она мне, блять, даже не позвонила, даже не поинтересовалась почему же я уехала из клуба. Девушка здоровается с Кириллом, но не обнимает, поскольку чувствует на себе ревнивый взгляд брюнета. Тот кивает мне в знак приветствия, а блондину пожимает руку. — Арс, ну мы с Машей пойдём. Вы тут пока поболтайте, может, подружитесь, — сказав это, Шатохина целует Лизера в щеку, хватает меня за локоть, и мы уходим, оставив парней стоять в недоумении. Как только мы находимся на таком «безопасном» расстоянии, что они нас не слышат, шатенка начинает свою речь. — Ма-аш… — ноет, понижая голос, — Маш, ну, прости меня, пожалуйста… Я не хотела, чтобы ты там себя чувствовала некомфортно… Мне хотелось как лучше, чтоб ты знала, какого человека я люблю, чтоб ты развеялась… — прерываю Наташу, обнимая. — Все нормально, успокойся, — улыбаюсь, не сообщая тот факт, что меня вчера чуть не изнасиловали. Ну, ей это знать не к чему. — Как тебе Арсен, кстати? — Такой же ебанутый, как и ты, — коварно улыбаюсь, складывая руки на груди. Подруга лишь смеётся, закатывая глаза. — Слу-ушай… У меня тут назрел план… — таинственно говорит она, кидая взгляд на мальчиков. — О Боже, мне уже страшно! — вновь закатывает свои глаза, продолжая озвучивание идеи. — Го устроим двойное свидание? Ты с Кирюхой, а я с Арсеном… — Какое свидание, мать? Ты ебнулась? Мы с ним просто друзья и чем-то большим явно не станем. — Не пизди-ка ты, гвоздика. Я же вижу как вы оба друг на друга смотрите. Вы такие милахи, когда вместе. А ещё ты ходишь в его вещах — это явный знак. Кир никогда никому свои вещи не отдавал, своим бывшим шлюшкам в том числе. Он тебя любит, подруга. — Бля, Наташ… Ну отстань… — пытаюсь отмахнуться, увиливая от того факта, что мне очень нравится Кирилл. — Нет! Кстати, там Арсен как раз и рассказывает эту идею твоему ненаглядному Незборецкому, я уверена, что он не будет против. — Бля-ять… Я тебя убью, Нат! — И я тебя люблю, — в этот момент звенит спасительный звонок, и мы заходим в школу. Из-за теплоты сегодняшнего дня в раздевалку не приходится заходить, поэтому мы сразу же направляемся в класс. Сажусь с Незборецким, как и обычно. Наташа приземляется сзади нас, так как парта свободная. На уроке передаю Шатохиной записку. «Нат, ты ебнутая. И когда ты собираешься устроить это всё?» Ответ не заставляет себя долго ждать. Чувствую, как девушка тычет в мою спину ручкой, от чего дергаюсь, выхватывая бумажку. «Я знаю. Сегодня, после школы, мы все поедем на машине твоего будущего парня;)» Вот же ехидна, блять! Меня ещё никто там не подставлял! «Куда едем?» «Сперва просто прогуляемся, потом в кафеху какую-нибудь зайдём.» Больше не пишу ей ничего, у меня нет вопросов. Да это уже и неважно в общем.

***

Да-да, тот самый парк, в котором я недавно гуляла вместе с Кириллом. Возвышающееся колесо обозрения, что сразу бросается в глаза, заставляет улыбнуться. Знаете, когда-нибудь я эту Наташу точно пришибу! Обещаю! Мы с блондином просто, как два дебила, таскались за ними, пока они в обнимку целовались и о чём-то ворковали. Классно! — Блять. Маш, может съебем отсюда? Если я просижу с ними ещё минут пять, меня стошнит. Че это за мылодрама, блять?! — слегка посмеиваюсь с шепота Незборецкого над ухом, но всё же соглашаюсь. Мы в их компании сейчас реально лишние. Пока ребята не видят, мы тихонько съебываемся. Потом, держась за руки, выбегаем из злополучного дорогого ресторана, направляясь к машине. — Уф, блять. Я думал, что сдохну там. Нахуя они вообще нас позвали? — Делать им нечего, — отвечаю не совсем правдой, ну, не могу же я сказать ему: «они позвали, чтоб свести нас»! — Время уже почти восемь часов. Тебя домой везти, или мож ещё прогуляемся где-нибудь? — Давай погуляем где-нибудь, че, дома скучно сидеть, — парень улыбается, приоткрывая мне дверь в салон автомобиля. Как только тачка выезжает с парковочного места, Кирилл давит на газ сильнее. По радио играет какая-то песня и у её исполнителя очень похожий с блондином голос. — Классная песня, да? — восхищенно произносит он, когда трек подходит к концу. — Ты так говоришь потому, что у вас с этим чуваком голоса похожи? — А разве похожи? Я не заметил… Прекращаем этот странный диалог, когда авто останавливается у рощицы, находящейся неподалёку от дома Незборецкого. — Слушай, а как эти два придурка до дома доберутся? Мы же с ними в твоей машине в ресторан приехали. — Ой, такси вызовут, ничего им не будет. Они живучие, нигде не пропадут, — глухо посмеиваюсь с этой недошутки, медленно шагая с парнем по аллее городского парка. Деревья уже частично голые, в некоторых местах потеряли всю красоту осенней поры. По широким дорожкам, обильно заметенными листьями, ходят парочки разных возрастов: от детишек лет четырнадцати-пятнадцати, до весьма пожилых бабушек и дедушек. Всё это придавало какую-то особую, ламповую атмосферу. А присутствие Незборецкого ещё и создавало ощущение дома и своей компании, словно я нахожусь с самым родным человеком на земле. Как говорится, хорошего понемножку. Отвлёк меня звонок на телефон. Мой полностью раздолбленный, недавно купленный телефон. — Алло, мам, — сразу же отвечаю на звонок, прикладывая мобильник к уху. — Дочь, где тебя носит?! Ну-ка живо домой, без разговоров! — строгим голосом, почти крича в трубку говорит мама, сбрасывая звонок. Настроение вмиг из хорошего превратилось в отвратительное. Чувствую, что на меня сегодня будут орать… — Шо случилось? — спрашивает Кирилл, вопросительно смотря на мою грустную мину. — Мама орёт, говорит домой ехать… — опускаю взгляд, пиная какой-то камень, что мирно лежал на асфальте несколько мгновений назад. — Бля, ну, поехали тогда. Лучше не подливать масла в огонь, а то хуже будет, — согласно киваю, и мы разворачиваемся, шагая к машине, что стоит неподалёку от входа в парк. Дорога из-за позднего времени суток не занимает много времени. Обнимаю Кирилла на прощание, выхожу из машины и нехотя отправляюсь в дом. Мама уже стоит на пороге, грозным взглядом как бы «протирая дыру» во мне. Сглатываю, готовясь выслушивать очередную лекцию. Однако ничего не происходит, мать лишь разворачивается и уходит на кухню. Вот это поворот событий… Снимаю с себя всю уличную одежду, включая кроссовки, и бегу в свою комнату, где беру с собой домашние шмотки, отправляясь в душ. Там провожу минут двадцать, расслабляясь всем телом под струями тёплой воды. После этого прекрасного действия переодеваюсь в пижаму, и только потом решаюсь спуститься к маме. Нахожу её на кухне за приготовлением чего-то явно очень вкусного. Подхожу к ней со спины, обнимая. — Маш, ну вот с кем ты там была, время вон уже почти девять часов. Ты уже не первый раз так поздно приходишь. Мне это не нравится. — Мам, ну, я же с Наташей была… И Кириллом… — Тебе мало того, что тебя уже избили?! — Ма-ам… Ну мне что теперь, вообще никуда не ходить из-за этого? — Ходить, но не по ночам! — Да блин, я уже не маленькая, чтоб… — Ты что, матери хамишь? Базар-то хоть немножечко фильтруй! С подружками своими так разговаривать будешь! — Но, мам… — Не мамкай мне тут. Всё! Ты под домашним арестом! Злость моментально пронзает разум, заставляя закипать кровь в жилах. От обиды показательно поднимаюсь к себе в комнату, очень громко хлопая дверью. В ответ слышу бубнеж мамы, но не обращаю на него никакого внимания, так как оно занято другим делом: поиск самых необходимых вещей. Не буду же я её слушать! Лучше, свалю куда-подальше, денёк-два мама побесится, да и все нормально будет. Вообще, не советую так делать — это может быть опасно. Но в моем случае, с моей-то мамой… Натягиваю джинсы, утеплённое худи, достаю какие-то первые попавшиеся кроссовки из шкафа, и мой «лук» готов. Зарядка, телефон, пижама, ещё какие-то вещи первой необходимости — рюкзак собран. Ещё было бы не плохо надеть плащ или куртку, но вся такая одежда висит внизу, а палиться нельзя. Так как это уже не первый мой побег из дома, вылезти из окна не такая уж и проблема. Хоть моя комната и находится на втором этаже, спустится на землю крайне легко. Потом перелезаю через забор, и вот она: свобода. Остаётся лишь одно дело: найти человека, у которого ночевать. Первой в голову приходит Наташа. Набираю номер подруги, но она оказывается вне зоны доступа. Блять. Только мне может так повезти. Следующий, и по совместительству последний вариант — это Кирилл. Делаю глубокий вдох и нажимаю на кнопку «позвонить». Сперва идут длинные, нудные гудки, а позднее автоответчик сообщает, что Незборецкий не отвечает. Класс. Влипла ты, Мария. Очень сильно влипла. Вот тут-то я растерялась. Идти мне больше некуда. Назад тоже не вернуться, поскольку на второй этаж мне не забраться, а если идти через главный вход — мама спалит и будет ещё больше проблем. Единственное, что мне пришло в голову — поехать в клуб Олега. Какое там название было? «Вегас», кажется? Не долго думая, вызываю такси и приезжает оно в считанные минуты. Называю водителю предполагаемое название клуба, которое, к моему счастью, оказывается верным. Уже через двадцать минут я оплачиваю поездку, направляясь в этот притон. В надежде найти знакомое лицо, что так нужно мне в данный момент, пробегаю глазами по всему залу. Ну, хоть где-то мне сегодня повезло. Нахожу Олега у барной стойки. Парень стоит, о чём-то весьма эмоционально разговаривая с барменом. Как только он замечает меня, сразу вскидывает брови в удивлении, слегка улыбаясь. Что-то наспех кидает своему рабочему, и подходит ко мне. — Какие люди в Голливуде… Мария, не ожидал тебя вновь здесь увидеть. Ты же говорила, что не ходишь в подобные заведения, — ухмыляется, переминаясь с ноги на ногу и складывая свои татуированные руки на груди. — Скорее, не в Голливуде, а в Вегасе… Ну, так вышло, что мне больше некуда деваться… — стыдливо смотрю на него снизу вверх, пока парень осмысливает мои слова. — Та-ак… Пошли, расскажешь, — аккуратно касается моего предплечья и ведёт в неизвестном направлении. Вскоре мы оказываемся в его кабинете. Здесь уже нет такого приторного запаха алкоголя и помещение отделано в другом стиле, более похожим на рабочую комнату в собственном доме. Какие-то явно дорогие обои в темно-зелёных тонах, рабочее место состоящее из большого офисного стола, какие-то шкафы, дверь, и светлое окно, открывающее вид на тёмный дворик. Надо сказать, что если над оформлением думал Нечипоренко — то у него явно есть вкус. — Кофе будешь? — только сейчас замечаю небольшую приставную тумбу, на которой находится кофемашина. — Ого, в таких клубах ещё и кофе делают, ничего себе! Буду, спасибо, — дредастый ухмыляется, но ничего на это не отвечает, заваривая мне американо. — Так почему ты приехала? Не может же быть настолько некуда ехать, что ты заявилась в, цитирую, «Свинарник»? — Может, как видишь. У меня всего одна подруга и один друг и оба вне зоны доступа… — опускаю взгляд, вспоминая ситуацию из-за которой нахожусь сейчас здесь. — А дома уже не вариант побыть? — протягивает мне белоснежную чашечку с таким же жемчужно-белым блюдцем. Забираю кухонные принадлежности в руки, благодаря парня. Отпиваю немного, после чего продолжаю свой рассказ. — Мама на домашний арест посадила, вот я и сбежала. Ты извини, что я так заявилась, просто мне действительно некуда идти, — кидаю на Нечипоренко сожалеющий взгляд, пока тот отмахивается. — У меня вообще-то круглосуточный клуб здесь, можешь приезжать в любое время. Тут, на втором этаже есть комнаты, могу тебе на ночь одну сдать. Для тебя бесплатно, — на последнем предложении улыбается. Очень радуюсь словам парня, принимаясь усыпая его благодарствованиями. Тот протягивает ключ, показывая мне на плане строения местонахождение комнаты. Ещё раз благодарю его и выхожу из кабинета, начиная поиски места, в котором я сегодня буду ночевать. С одной стороны, это же клуб, неизвестно ещё, сколько людей там спало и чем они ещё занимались. Но с другой, это лучше, чем спать на улице. Ладно ещё летом, можно всю ночь пошастать в каком-нибудь парке, отдохнуть на скамейках. Но сейчас холодно, отморозить себе все конечности не хочется. Поэтому, мне ещё, можно сказать, повезло. Всё могло быть намного хуже. Нахожу нужную мне дверь, открываю её и попадаю в самую обыкновенную комнату. Кровать, с разных сторон от неё две тумбочки, большое окно и светильники. Опять же, могло быть и хуже. Скидываю рюкзак на кровать, достаю оттуда телефон. Что ж, уведомлений от моих друзей нет, от мамы тоже. Та видимо ещё не заметила моей пропажи. Да и это даже к лучшему. Не в силах больше что-либо обдумывать и соображать, скидываю с себя кроссовки и плюхаюсь на кровать, проваливаясь в сон. Просыпаюсь уже под утро, сама не понимая от чего, желания спать нет совершенно никакого. Друзья мои мне так и не ответили. Поэтому решаю уйти. Поправляю волосы перед камерой телефона, экран которого разбит в хламину, обуваюсь, и, закинув на плечи рюкзак, выхожу из комнаты. Тихонько стучу в кабинет Олега, после чего захожу. Тот, оказывается, даже не ложился ещё. — Мария, ты чего не спишь? — Я ключ пришла отдать, поеду, — подхожу к его столу, кладя на него ключ. — На чём? На оленях? Давай подвезу. — Да ты и так уже много для меня сделал… — Даже не думай, что ты отвертишься. Я сказал подвезу, значит подвезу, — встаёт из-за своего рабочего места, накидывает куртку, что до этого висела на вешалке, и мы выходим из помещения, а затем и из клуба. Что и следовало ожидать, утром здесь не так много народу. Усаживаемся в его белоснежный мерин, после чего парень спрашивает, куда ехать, выезжая со двора. — Циолковского десять… — Ты че, в школу ходишь? Или училка? — Хожу, хожу… А ты что, думал я не школьница? — Ну, по тебе не скажешь… Я бы тебе лет двадцать дал точно. А сколько тебе? — Первого числа будет восемнадцать. Старею. А вообще, у девушек не прилично спрашивать! — ехидно улыбаюсь на последнем предложении, поглядывая на дредастого. Тот лишь закатил глаза, — Тебе-то сколько? — Двадцать четыре. Так что, кто тут из нас ещё стареет! — Ого… — Я сам удивлён, как мог завязать такой весьма конструктивный диалог с такой маленькой девочкой. В моём-то возрасте найти хорошего собеседника девушку очень сложно, а в твоём — тем более. Всё таки ещё не все потерянно, — ухмыляется со своих же слов, поворачивая руль, — И как учишься? — Хорошистка. Сейчас стараюсь на максимум баллы поднять, чтоб в универ потом поступить. — Ой, нахуй оно тебе надо? Вот я, например, похож на человека, который поступал в универ? И при этом смотри, на какой я тачке езжу, какие у меня часы и какое заведение. — Это ж че ты такое сделал, чтобы всё это иметь? Если не универ, то что? Наркоту продавать? — на последнем предложении усмехаюсь, разворачиваясь корпусом к Олегу. — Хех, тебе об этом пока рановато знать, — теперь уже усмехается он, манерно крутя руль в лево, — Я тебя слишком плохо знаю. — Ну так-то я тоже тебя плохо знаю, однако сижу с тобой в одной машине, прихожу к тебе посреди ночи в клуб. — В клуб ко мне много кто посреди ночи приходит. А вот про машину, да… Редко кто ездит со мной в ней. Не доверяю свою малышку даже красивым девушкам, — произнося последние слова, шуточно гладит левой рукой панель управления тачки. Глухо посмеиваюсь, принимаясь дальше задавать вопросы. В ходе всего разговора, очень много нового узнаю о парне. Тот рассказывает о своём нелёгком детстве, какие-то веселые (и не очень) истории из жизни. Оказывается, дредастый родился в Питере, где и жил до восемнадцати лет. Потом переехал в наш городок, поскольку денег на квартиру в Москве не было, от слова совсем. Открыл здесь какой-то бизнес, какой именно — Олег меня не просвятил. Так же, у него есть младшая сестра, которой на данный момент всего двенадцать лет. Та живет с их мамой в Санкт-Петербурге, поскольку женщина не хочет покидать тот город. Тоже делюсь какой-то частью своей биографии, которую Нечипоренко слушает, пока его машина не останавливается у ворот школы. Договариваемся ещё обязательно увидеться, когда и где — обговорим позднее в ВКонтакте. Благодарю парня за то, что приютил сегодня ночью, а так же довез до учебного заведения. Захожу в здание и усаживаюсь на диванчики, что стоят в своеобразной «зоне отдыха», в конце коридора. Включаю телефон, где нахожу сообщения от Кирилла. Кирилл Незборецкий Бля-ять… Маш, прости пожалуйста, я вчера к брату ездил, приехал поздно и сразу улёгся спать. Не слышал твоего звонка. Что-то случилось? 7:23

Мария Смирнова Всё нормально. За мной заезжать не нужно, я уже в школе. Как приедешь, расскажу, что случилось. 7:26

Незборецкий моментально прочитывает сообщение, но ничего не отвечает, вероятнее всего, сгорает от интереса, из-за чего и помчался сразу в школу. Приезжает парень, на удивление, быстро. Обнимаемся в знак приветствия и поднимаемся к нужному нам кабинету. Рассказываю блондину практически всю историю, но вру на моменте, где же я ночевала. Отмахиваюсь, что ночевала якобы у давней подруги. Видимо, парень забыл, как я рассказывала, что друзей у меня нет. Точнее, сейчас-то есть, но до этого не было. Спросите, почему же я решила солгать? Мне вспомнились слова Голубина, что я услышала от него позавчера, когда тот подвозил меня до дома: «…мой тебе совет: не говори об этом вечере Кирюшеньке, ему явно это не понравится». Немного логически подумав-поразмышляв, я поняла, что Незборецкому действительно лучше лишнего не говорить. Он хороший человек, особенно для своих друзей. И может в буквальном смысле порвать на куски, если случится что-то серьёзное. А если его позлить — он хуже атомной бомбы, ей-Богу! Хотя, я не совсем поняла, что же конкретно имел ввиду Глеб. То, что я ходила в клуб, то, что я неплохо сдружилась с его хозяином, то, что меня чуть не изнасиловали, или же то, что длинноволосый подвозил меня до дома? В любом случае, думаю, что ничто из вышеперечисленного Кириллу знать не стоит. Узнает — мне, и всем людям, которые хоть как-то связанны с этими событиями, откровенно говоря, пиздец. Не побьет никого, так значит на всех причастных обрушится шквал отборного трёхэтажного мата или ещё какие-нибудь проблемы. Объясняю парню, что у меня с собой только пенал, который я вчера вечером взяла в последний момент, и прошу поделиться учебниками. Тот, к счастью, не отказывает, и мы, как и всегда, сидим на всех уроках вместе. По окончанию учебного дня едем в наше любимое кафе, поскольку я ела в последний раз вчера вечером, в том самом ресторане, из которого мы с Незборецким благополучно сбежали. В кофейне проводим целый час, после чего парень спрашивает куда меня везти. Но, признаться честно, я и сама ещё не знаю. Возвращаться домой как-то стремно. Просить у парня заночевать у него — стыдно, хоть я и знаю, что он точно не откажет и с удовольствием примет меня к себе. Поэтому отзваниваюсь Наташе, которой, кстати, не было сегодня в школе, да и на мои сообщения и звонки она не отвечала, как и в сей раз. Сообщаю об этом блондину, на что он говорит, мол поехали ко мне, шо ты, не стесняйся у меня что-либо просить. Ты же знаешь, я всегда рад помочь тебе. Так и происходит: мы отправляемся в квартиру Незборецкого, где я принимаю душ и переодеваюсь в пижаму, которую, к счастью, взяла из дома. Завтра выходной день, решаем устроить марафон просмотров сериалов. Сперва, сидим на кухне, поставив компьютер на стол, но потом практически одновременно начинаем ныть о усталости и затёкшей спине, поэтому перебираемся на диван, где я пишу подруге, интересуясь, жива ли она там вообще. Тут уже начинаю не на шутку волноваться, поскольку в сеть Шатохина не заходила со вчерашнего дня. Однако, внезапно мне пишет Кизару. От неожиданности мои брови ползут вверх, а глаза заметно округляются. Но, так как рядом со мной находится Кирилл, мне приходится пока что оставить сообщение непрочитанным. Через минут сорок блондин вырубается, положив голову мне на плечо. Умиляюсь с этой картины, выключаю сериал и глушу свет (благо, горел только светильник, что стоял на расстоянии вытянутой руки от меня). Только сейчас открываю сообщение Олега, за переписками с которым провожу почти три часа. Мы вновь обсуждаем какие-то фильмы золотой классики девяностых, рассказываем забавные истории из школы, играем в правду или действие. Под конец переписки я просто засыпаю, положив свою голову на давно спящего Незборецкого.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты