Избавь меня от стресса

Гет
NC-17
Завершён
1912
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
342 страницы, 21 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1912 Нравится 284 Отзывы 477 В сборник Скачать

шипит и злится, воды боится

Настройки текста
      Всё началось с пожара. Сакура чуть ли не со слезами на глазах смотрела на то, как отчёты и медицинские карточки сворачивались в трубочку. Каких-то двадцать-тридцать секунд назад она вписывала данные одного из пациентов, бурча на Шизуне, оставившую её на произвол судьбы с бумажной горой; как вдруг рука дрогнула, рисуя кривую линию на бумаге. Эта линия с закорючкой в конце испортила всего лишь один лист, легко заменяемый новым, но этого было достаточно. Достаточно для того, чтобы стукнуть по столу. Ручка упала, покатившись по полу, папки подпрыгнули, за окном недовольно крякнула птица; Сакура же почувствовала себя лучше. Но длилось это недолго, поскольку испорченный лист вдруг охватило пламенем. Недоумение на лице Сакуры сменилось тихим ужасом: что станется с её многочасовыми трудами? Она в панике вскочила и огляделась вокруг в поисках плотной ткани. Стихией воды она не владела, а медицинские техники здесь точно не помогли бы. На шум прибежала Инко, старшая медсестра; вежливая улыбка на её лице сползла, и она вскрикнула: «Пожар!» – Воду неси! Воду! – опомнилась Харуно, снимая с себя халат. Спустя десять минут от огня не осталось и следа, зато стол покрылся уродливыми пятнами. Об отчетах она и думать не хотела. День выдался не просто ужаснейшим, он продолжался: её ждал выговор от Шизуне и дополнительные часы работы. Если произошедшее она списала на случайность, потому как разбираться времени не было, нужно было начинать работу заново, а сроки как всегда подгорали, то случившееся днями позже уже было более чем подозрительным. Вернувшись с ночной смены, уставшая и голодная Сакура решила приготовить себе ужин, который люди с нормальным графиком работы назвали бы завтраком. Начиналось всё на прекрасной ноте: масло в сковороде не шкворчало, рыба была уложена слоями на сковороде, а какой возбуждающий аппетит был запах. Блюдо было закрыто крышкой и поставлено на тихий огонь. Как вдруг что-то щелкнуло – это кончился газовый баллон. Сакура нахмурилась: только недавно же покупала новый. Недавно для неё было понятием растяжимым. Для людей, что не проводили половину своей жизни на работе, оно называлось тремя месяцами ранее. За две минуты рыба никак не могла успеть приготовиться. Сакура моргнула три раза, чувствуя, как в груди нарастает напряжение, а скопившееся раздражение вот-вот выйдет наружу. Она открыла крышку, чтобы найти утешение в рыбе. Та смотрела не то что грустно, у той даже не было головы – и Сакура закричала, что есть сил. Именно по этой причине она и купила себе квартиру со звуконепроницаемыми стенами. Можно было вдоволь накричаться, не превращая квартирный блок в руины. Этот способ посоветовала ей Темари, чей темперамент был таким же взрывным, как и у Сакуры. После того, как Темари чуть не лишила жизни одного из толстосумов Суны, Канкуро настоятельно попросил её пройти курс управления гневом. Оттуда она и узнала этот чудодейственный способ. Вместе с криком появился и огонь, охвативший сковороду. Мощности было достаточно, чтобы рыба приготовилась. Сакура посмотрела на свои ладони, позабыв о голоде и усталости. Она никогда не была предрасположена к стихии огня, несмотря на свой характер; более того её никогда не интересовали природные стихии. Тсунаде советовала ей овладеть стихией земли, но Сакура была слишком увлечена созданием собственной медицинской техники. Исходящий от сковородки аромат был изумительным, поэтому она инстинктивно достала тарелку, положила в неё идеально прожаренную рыбу и села за кухонный стол. Мысли её испуганно крутились в голове. Сакура была к этому не готова. Абсолютно. Она сжала вилку, которая начала плавиться в её руках, и вскрикнула от боли. С ожогом первой степени справиться было легко, а с осознанием того, что… Того, что… Окончательно сформулировать мысль помогла Яманака, которая любезно открыла входную дверь, хоть и на часах было семь утра. Сакура и сама не поняла, как ноги привели её к дому подруги. Не скрывая зевок, Ино сонно спросила, что стряслось (выглядела она как всегда потрясающе в своём пеньюаре). – Я пожарила рыбу, – чуть ли не икая ответила Сакура, Ино выгнула бровь. – Понимаешь? Сама! – Никогда не сомневалась в твоих кулинарных способностях. Спасибо, что поделилась. Уверена, вкус был божественный. – Своими руками! – это можно было сравнить с криком отчаяния. – И тот пожар устроила я! Затем она достала из набедренной сумки ложку, верхняя часть которой была расплавлена. – И это моих рук дело! Голос был столь звонкий, что Ино отшатнулась. – Даже не знаю, что тебе посоветовать: отоспаться или записаться на сеанс психотерапии к Абураме. Ты привыкнешь к его манере речи после второго посещения. – У Абураме график забит, надо за год вперёд записываться. Но не об этом! Это стихия огня! Ты знаешь меня двадцать лет – если не считать те шесть лет одиночества без тебя – и за все эти годы до элемента стихии огня мне так же далеко, как Саске снизойти до простых смертных. – Спасибо, что назвала меня простой смертной… Стой.... Глаза Ино округлились. Она взяла её за руки и радостно вскрикнула: – Неужели это случилось?! Ты нашла свою родственную душу! Умению Ино зрить в корень завидовали все. Но Сакура пришла не за тем, чтобы та вынесла ей вердикт, а за тем, чтобы поплакать на её плече. Для шиноби найти свою родственную душу было большой редкостью, и почему-то из всех именно Сакура стала жертвой вселенной. Поскольку это случалось не так часто, как многие мечтали, Сакура и не надеялась встретить свою вторую половинку. К тому же, всю свою юность она потратила на тренировки, а последующие годы на пациентов. С таким забитым графиком не было времени подумать о любви и всех вытекающих из неё факторов. Конечно, подростковая влюбленность её не обошла стороной: к счастью, влюбленность в Хьюга Неджи закончилась красиво. Тогда Хината всячески помогала Сакуре сблизиться со своим двоюродным братом, но Неджи был слишком увлечён проблемами побочной ветви и вежливо ей отказал, как подобало представителю семейства Хьюга. Его поступок тронул сердце Сакуры, и она в очередной раз поняла, в какого прекрасного человека была влюблена. К сожалению, за всё время ей не встретился мужчина, который смог бы поразить её своими манерами, чувством такта, потрясающей внешностью и способностью обуздать нрав Сакуры. Как настоящая подруга Ино приготовила самую острую лапшу, которую можно было есть и плакать без стеснений. Наевшись и наплакавшись вдоволь, Сакура спросила: – Как мне избавиться от этого? – Ты не будешь его искать?! – опешила Ино, она-то всю жизнь мечтала встретить человека, что будет идеально подходить ей. – Знаешь, сколько пациентов проходит через мои руки? С того пожара счёт пошел на две сотни. – Всего лишь, – фыркнула подруга, складывая руки у груди. – И вообще. Захочет – найдёт сам. – Не удивлюсь, если тебе попадется такой же повернутый на работе. Но ему найти тебя куда проще. Ирьенинов в Конохе куда меньше обладателей стихии огня. – Я хочу научиться контролировать огонь, пока не спалила всех вокруг, а обращаться с такой просьбой к Саске… – она скривилась, представив выражение лица бывшего сокомандника. – Мы должны провести расследование! – слова Ино строились на чистом энтузиазме, это ничего хорошего не сулило. Хочет или не хочет Сакура, а от расследования не отвертеться. – Ино! – возмутилась Сакура. – Я пришла не ради этого! – Ты пришла для этого, не ври себе. – Никто не сравнится с Хьюга, – грустно протянула. – Не хочу разочароваться, когда узнаю, что моя родственная душа – это грубый эгоистичный болван. Я же его убью на первом свидании. – Не убьешь, – заверила подруга, принимаясь ходить по комнате, она уже была погружена в собственное расследование. – Родственная душа, согласно рассказам людей, что уже нашли того самого или ту самую, идеально подходит тебе. Вы дышите в унисон, мыслите одинаково и всё в таком духе. – Менять ритм дыхания – это стресс для организма. Пока что родственная душа изрядно потрепала мне нервы: я потратила два дня на восстановление документов, возместила испорченный стол и получила ожог. – И разница между первым и вторым случаем – две недели. Нужно понять причину пробуждения способности. – Всё, что я помню: мои мертвые нервные клетки. – Хорошо, а что ты делала сегодня? Перед тем, как заняться готовкой? Сакура кашлянула в кулак, не особо горя желанием признаваться. – Ничего особенного. – Харуно, детали, – Ино опасно сверкнула глазами. – Закончился газовый баллон, и я расстроилась, – выдавила из себя, смотря на свои руки, как обычно делала, когда пыталась что-то скрыть от посторонних. – Сильно расстроилась. – А с ложкой? – Задумалась, – промямлила. – Просто задумалась? – не поверила Ино, прищурившись. – Немного расстроилась. – Уверена, что твоё состояние называлось: «расстроилась»? – Ладно, я разозлилась! – сдалась Сакура, вспылив. В ту же секунду вспыхнул маленький огонек и тут же потух на её правой ладони, оставляя покраснение. Странно, что в первый раз она не почувствовала боли. – Кажется, мы нашли причину. Ты разозлилась и тогда, и сейчас. Каждый раз когда ты испытываешь злость или ярость, возможно, сильные эмоции – проявляется твоя способность. – Великолепно! Мне теперь и злиться нельзя! Я и так сдерживаю себя, как могу, – она тихо ойкнула, когда огонёк появился снова. – Что если ты не будешь искать родственную душу, то стихия огня поглотит тебя? Есть истории с печальным исходом. У этой вещи две стороны медали. – Серьёзно? Кто-то умирал от этого? – опешила Сакура, такого никто ей не рассказывал. – Не совсем так. Тебе передалась его стихия огня, а ему, скорее всего, твоя способность лечить. У шиноби есть техники поопаснее. – Хорошо устроился. Я годами тренировалась, а он может затягивать раны без усилий, – Сакура недовольно фыркнула. – Ты должна принести данные всех пациентов, мы изучим каждого и найдём того, кто владеет стихией огня. – В медицинских картах такой информации не найдешь. – Тогда мы изучим их личные дела. У тебя ведь есть связи в Резиденции. – Какаши-сенсей – сомнительная связь, – закатила глаза. – И что я ему скажу? Я ищу свою родственную душу, чтобы злиться тогда, когда мне этого хочется? – Шестой и не заметит. Ты притворись, что пришла ему помочь, и под шумок… – Ой, не, – захныкала Сакура. – Скинет на меня всю работу. Сам пусть разгребает завалы, мне своих хватает. – Предложи другой способ, раз такая умная, – огрызнулась Ино. – Не понимаю твоего недовольства. Жизнь даёт тебе шанс на настоящую любовь, а ты нос воротишь. Разочаруется она, видите ли. Неджи с тобой хорошо обошёлся. Тебе напомнить, как меня Саске отшил? – Прости-прости, – Сакура почувствовала вину. – Просто это так неожиданно. Я не готова. – Если он и правда твоя родственная душа, то жизнь вас сведёт снова, – Ино улыбнулась, показывая, что не сердится. – Для начала тебе бы научиться контролировать огонь. – У меня нет денег на то, чтобы искать человека, что будет меня учить. За спасибо никто сейчас не работает. – Саске деньги не примет, гордость не позволит. Уж два урока можно потерпеть. – Команда семь распалась шесть лет назад. Если бы не Наруто со своими посиделками в Ичираку раз в три месяца, то мы с Саске ни разу не пересеклись бы. Это будет неловко и некомфортно. Что если он начнет задавать вопросы? Хоть и не показывает, Саске жуть какой любопытный. – Скажешь, что тренируешь элементы стихии. – Никогда таким не интересовалась и вдруг? – не получилось скрыть иронию. – Харуно, всего один урок. Не зазорно просить помощь. Он никому не расскажет о вашем уроке. В Конохе много болтунов, но в их число Учиха не входит. – Ты права. Он не из разговорчивых. Я почти ничего о нём не знаю. Вроде давно знакомы… Привести в действие решение получилось не сразу. Сакура сомневалась ещё дней пять, пока не сожгла свой пропуск. Автомат с газированными напитками съел её купюру, а после и монетки, так и не выдав вишневый сок. Сложно было не разозлиться. Хорошо, что в руках не было кошелька. Такого удара её нервная система бы не выдержала. На удивление Саске воспринял её просьбу спокойно. Сакура и забыла, что Саске больше не был подростком, которому не было дела до других, он не был раздраженным большую часть времени, но вежливостью по-прежнему не отличался. Сакура прикрылась тем, что из-за недавнего пожара, их архив потерял ценную информацию о пациентах, и попросила прийти на медосмотр. К счастью, Сакура помнила все о сокоманднике кроме его группы крови. Так себе отмазка, но сработала. Саске пришел в назначенный час и даже согласился выслушать её. – С твоим контролем чакры проблем быть не должно, – звучало не совсем заинтересованно. Челка его отросла, прикрывая правый глаз, из-за чего он казался мрачнее обычного. По словам Ино пик его привлекательности выпал на семнадцатилетие. Сакура же смотрела на него, как на коллегу по цеху, так сказать, поэтому сколько не присматривалась, что же в нем было привлекательного, так ничего и не нашла. Сакура издала нервный смешок. Ей нечего будет контролировать, если огонь появлялся от негативных эмоций. – Приходи на тренировочную базу в среду в шесть. Спрашивать, почему он согласился, Сакура не решилась. Вдруг передумает. В среду, в пять пятьдесят, Сакура уже была на месте. Саске подошёл ровно в шесть, одет он был в хлопковую черную рубашку с гербом клана на спине. – Показывай, что умеешь, – не очень вежливо попросил Саске и кинул ей эластичный бинт. – Может пригодиться. Сакура словила бинт и недовольно поджала губы: Учиха как всегда не считался с её медицинскими способностями. Будто не полагался на её помощь во время миссий. – Не трать чакру на другие техники. Первое время затрачивается большое количество, – объяснил он. – Огонь считается самым опасным из четырех стихий. Не заметишь, как сгоришь заживо. – Не сгорю, – сдержанно проговорила, чувствуя, как начинает закипать. Чтобы вызвать огонь, ей придется прокручивать самые плохие моменты в жизни. Ухватившись за это ощущение, она принялась про себя перечислять то, что раздражало в Саске больше всего: его высокомерие, врожденный талант, снисходительность. Чем сильнее она себя накручивала, тем больше становился огонь на её ладонях. Из маленькой вспышки он разрастался, обжигая. Сакура терпела боль, закусив нижнюю губу. – Шаннаро! – вскрикнула, когда стало невыносимо больно. Огонь не потух, а продолжал кусать. Поскольку Саске был давно знаком с Сакурой, её вспыльчивость не была для него открытием, странным для него было другое: – Огонь чувствует тебя, но ты – нет. Ты не можешь остановить его. – Потуши! Потуши его! – она замахала руками, пытаясь избавиться, но тот только становился сильнее, потому как Сакура нервничала, не знала, как ей быть, и злилась больше. – Не дергайся, – Саске схватил её за обе руки и зафиксировал на месте. – Дыши глубже. Успокойся. – Ты ни черта успокаивать не умеешь! – рассердилась Сакура и зашипела от боли. – Сделай что-нибудь скорее. Вот тут и пригодились бинты. Плотная ткань была обмотана вокруг ладоней Сакуры. Кожный покров был поврежден, пузыри лопнули под бинтом, и Сакура расстроенно вздохнула. Игра с огнем оказалась опаснее, чем она себе представляла. – Зачем учиться тому, что не получается с самого начала? – Не твоё дело! – огрызнулась и зажмурилась от вспыхнувшего маленького огонька под бинтами. – Это не природная стихия, – Саске всматривался, пытаясь найти ответы на невысказанные вопросы. – На первых порах огонь слабый, он не появляется, когда ему вздумается. И твоя чакра… Она посмотрела на свои руки, пряча глаза, в надежде, что ей сегодня повезёт, и Саске не догадается. Но удача была не на её стороне. Не тогда когда перед ней стоял представитель клана Учиха, искусно владеющий Шаринганом. Саске часто использовал Шаринган для удовлетворения своего любопытства, в чём он не признается даже на смертном одре. – Ты не задействовала чакру. Огонь питается твоими эмоциями, но не чакрой, – Саске посчитал нужным поделиться своими размышлениями лишь по одной причине: вывести её на чистую воду. – Правда? – неестественным голосом спросила, строя из себя дурочку. – Может, ты чего-то не знаешь о стихии огня? Развиваются технологии, вот и стихия совершенствуется… Саске хмыкнул, складывая руки на груди. Она знала этот жест: Учиха готов вступить в полемику. – Стихии уже как двести лет действуют по одной схеме. – Каждый человек индивидуален! – не согласилась Сакура. – В таком случае в моем клане все одинаковы. – У вас мышление узкое. – Благодаря традициям клан процветает. Уверена, что хочешь спорить с человеком, который владеет катоном треть своей жизни? Ты не расположена к огню – это факт. Такой же факт, как и то, что Саске ненавидел проигрывать. – И? – Сакуре ничего в голову другого не пришло. Обезоруживающий вопрос. – Не в твоём характере вдруг заинтересоваться запретной техникой. Смысла учиться стихии огня тоже нет. Остаётся последний вариант. Сакура была уверена, что Саске скептически относится ко всей дребедени про родственные души. Саске сделал драматическую паузу, только Сакура ему не подыграла, смотря на него с тем же вопросом: «И?». – Ты столкнулась с человеком, который владеет огнем, – Саске так гордился тем, что был прав, и даже не скрывал этого. – И этот человек твой соулмэйт. Это было самое романтичное, что когда-либо говорил Саске. Харуно же никогда так не ошибалась в своих суждениях: Учиха Саске верил в существование родственных душ. Более того, он в глубине души мечтал встретить человека, что будет понимать и принимать все его отрицательные стороны, однако гордость была сильнее – и это никогда им не было озвучено. – Я не собираюсь его искать, – Сакуре казалось, что эту фразу она повторила уже в десятый раз. – Ни за что! Поэтому я и пришла к тебе. – Не знаешь, где искать, – по-своему понял Саске. – Огонь сильный, а значит человек не ниже ранга чунина. Возможно, на одном уровне со мной и Наруто. – Но не на моем уровне? – оскорбилась Сакура. Комментарии и любые намеки о ее бесполезности, бесхребетности и слабости выводили из себя. – Твой круг сужается. Проще найти его, чем калечить себя. Этот огонь опасен, Сакура, – в его голосе были знакомые нотки: так говорили с людьми младше и ниже себя ранга. – Опаснее настоящей стихии огня. Тебе лучше не быть упрямой и прислушаться. Что-то в поведении Сакуры заставило его спросить: – Ты не веришь в судьбу? – А ты? – встречный вопрос. – Верю. Его ответ эхом раздался в голове. Верю...верю...верю. Учиха Саске, черт возьми, верил и надеялся встретить родственную душу! Сакура рассмеялась, согнувшись. – Ты никогда не умел шутить! Ни один мускул на лице Саске не дрогнул, но его взглядом можно было уничтожать – смех Сакуры резко оборвался, и она пробормотала слова извинения. – Мне некогда заводить романы. Даже с человеком, предназначенным мне судьбою. – Чтобы избавиться от огня тебе не обязательно с ним встречаться всерьез, – и это говорил ей Саске, не Яманака. – Ну уж нет! Я не буду с ним...с ним.. целоваться лишь бы снять... проклятье! – Сакура вскинула руки, вокруг нее образовался круг из огня, будто защищающий от Саске. – Родственные души? Чушь собачья! Она с горечью вспомнила развод родителей, которые считали, что предназначены друг для друга, а в итоге расстались, и сейчас жили в разных концах деревни. Возможно, они ей врали и никогда не были родственными душами. Или вселенная ошиблась, соединив слишком разных людей. – Я научусь контролировать огонь. С тобой или без тебя, – твердо заявила, стараясь скрыть свой страх. – Встретимся в субботу, – в итоге сдался Саске, с интересом наблюдая за тем, как успокаивался огонь вместе с самой Сакурой. – Я подготовлю все необходимое. – В субботу я не могу. Может быть, в пятницу? – Нет. Семейный ужин. – Пожалуйста? – взмолилась Сакура, сложив ладошки. Она умела быть милой, когда хотела. – Саске-кун, помоги старой боевой подруге. – Суббота. Твои ужимки сработают только на Наруто. – Я не займу много времени. У меня три операции в субботу. Если я их перенесу, мои пациенты умрут! – она вцепилась в его рукав. – Саске-кун, я согласна начать тренировку хоть ночью. Саске-кууун! Сакура знала, как он ненавидел, когда к нему так обращались, а значит сделает все, чтобы она прекратила. Например, придушит её… когда-нибудь. – В субботу. В девять утра. Сейчас правила диктовал ей Саске. Придется упрашивать Шизуне заменить первую половину дня, а это будет стоить ей дополнительных смен и коробочки данго. Сакура вздохнула, кивнув. Суббота пришла незаметно. Сакура глазом не успела моргнуть, как пролетели три дня. За это время огонь не давал о себе знать, Сакура контролировала свои эмоции, чем больше пугала своих коллег, привыкших к её экспрессивной манере поведения. День начался прекрасно: Сакура неспешно позавтракала. Частью утреннего ритуала было пролистывание медицинского справочника прямиком из Деревни Тумана. Она была страстно увлечена коллекционированием справочников со всех уголков мира. Все знали, что это прекрасный подарок на день её рождения. – Знание – сила, – эти слова навсегда отпечатались на подкорке. Шишо частенько повторяла их, когда на неё нападала депрессия, а воспоминания о любимом человеке, которого она не смогла спасти, были полны сожаления. Пятая Хокаге была ещё одним печальным примером. Её соулмейт умер задолго до того, как Тсунаде стала выдающимся ирьенином, способным справиться с его болезнью. Смотря на то, как страдала шишо, Сакура в очередной раз убедилась, что любовь обязана обойти её стороной. Но как это обычно бывало, она приходила к тем, кто так от неё бежал. Приближаясь к тренировочной базе к назначенному часу, Сакура подумала, что перепутала шестую базу с седьмой, потому что двое шиноби, устроившие спарринг, были ей незнакомы. Сакура остановилась неподалеку, присматриваясь к ним, и узнала герб клана Учиха. Распознать лица было сложно, движения обоих были стремительными, примерно с такой же скоростью и интенсивностью проходили её тренировки с Тсунаде в тайдзюцу. Увлеченная их боем, Сакура не услышала приближающиеся шаги позади. Ей понравился выпад одного из них, но тут скорее сам удар был эффектным, да и визуальная составляющая была на пятерочку: как бы не двигался шиноби, волосы его, повязанные шелковой ленточкой, идеально ложились на плечи, да и растрепанный вид совсем его не портил. Учиха все были бессовестно привлекательными, впрочем как и Хьюга. Сакура вздохнула: прошло больше пяти лет, а сердце все ещё трепетало от мысли о Неджи. Ино считала, что неправильно идеализировать человека, с которым Сакура говорила за всю жизнь четыре раза, но никто прислушиваться к её мнению не собирался. Сакура повела плечами, почувствовав чужое присутствие, и обернулась, встретившись взглядом с Саске, который чем-то был недоволен. – Жди, – пробормотал он и направился к двум Учиха. Шиноби с короткими волосами увернулся от удара локтем и в ответ применил кекоми, проникающий удар ногой, один из тех приемов, что так хорошо давались Сакуре. Второй поставил блок и отпрыгнул назад, оказываясь рядом с Саске. Ростом он был чуть выше, плечи его были не такие широкие, как у её сокомандника. Он что-то сказал, заставившее Саске рассердиться, судя по его поджатым губам. Сакура сделала шаг вперёд, прислушиваясь к разговору, но те говорили так тихо, что было не разобрать. Её любопытный взгляд словил третий Учиха, он хитро улыбнулся и помахал, будто был с ней давно знаком. Действуя на автомате Харуно помахала в ответ и тут же спрятала руки за спину. – Идёмте к нам! – крикнул он, не переставая махать в ответ. Сакура направилась к ним, стараясь не замечать шиноби, что стоял рядом с Саске. В тот момент, когда она бросила на него взгляд, что-то внутри неё запротестовало. Это ощущение было неуютным. Сакура сделала вывод, что ей нужно избегать его, контактировать как можно меньше. Поэтому она не могла заметить направленный на неё внимательный взгляд. – Представишь нас своей девушке? – а наглости этому дружелюбно машущему всем Учиха не занимать. Услышав предположение касательно связи с Саске, Сакура поперхнулась и толкнула сокомандника в бок, чтобы он поскорее разобрался с двумя недоразумениями. Первое недоразумение улыбалось, а второе спокойно себе стояло и игнорировалось Сакурой. – Мы займем другое поле, – Саске был из тех, кто не считал нужным оправдываться. – Учиха, – тихо прошипела, а после вспомнила, что Саске сейчас был не единственным представителем клана, и решила сама рассеять недопонимание: – Я из команды номер семь. Сакура Харуно. – Харуно Сакура, – протянуло первое недоразумение с неестественным воодушевлением. – Саске говорил, что собирается на тренировку, но не сказал с кем. Сакура потянула к себе Саске и нервно прошептала ему: – Я отпросилась до двенадцати, Саске-ку.. Договорить ей не дали. Саске сверкнул глазами, процедив: «Ни слова. Больше». – Надеюсь, – их перепалку прервал мужской голос. Сакура испуганным зайцем замерла, догадавшись, кому принадлежал голос; она не знала, чего именно опасалась. – Мой брат был с вами добр, Харуно-сан. Услышав столь вежливое обращение, Сакуру затопило чувство вины. К ней были так добры, а она из-за какого-то странного предчувствия вела себя грубо. Глаза её сами нашли взгляд самого воспитанного человека на тренировочной базе. Манеры и обращение всегда привлекали её в людях, ведь сама она была так от этого далека. Сакура, наконец, смогла рассмотреть его вблизи. Она была права насчёт шелковой повязки, такую же носил Неджи, за которым она тайком наблюдала (для неё это было тайком, сам же Неджи замечал её на первых же порах). Только она развила в своей голове мысль о том, какие симметричные были черты лица, и вроде бы он был как и все Учиха, но что-то было в нём не то, как её стукнуло осознанием, что это был брат Саске, о существовании которого Сакура по каким-то причинам и не подозревала. Как это прошло мимо неё? Если она про него не слышала, то может быть это был... – Двоюродный брат? После её вопроса повисла неловкая тишина. – Троюродный? – с неловким смешком спросила Сакура. Улыбчивый шиноби покачал головой. – С-сводный? – Нам пора, – не будь рядом этих двоих, Саске потянул бы её за воротник и оттащил куда подальше, как он иногда проделывал с ней и Наруто. – Приятно познакомиться, – нервно рассмеялась Сакура и дабы сгладить обстановку добавила: – Учиха-сан и… ещё один Учиха-сан. Раздался мужской смех: – Шисуи. А это род… Договорить ему не дали. – Мы не будем вам мешать. Наша тренировка окончена. Сакуру не покидало ощущение, что таким образом то ли троюродный, то ли сводный брат Саске (а мысль о том, что он вполне мог оказаться родным, её не посетила) пытался сделать ситуацию менее неловкой. Она посмотрела на него украдкой и чуть ли не подпрыгнула на месте, когда поняла, что её поймали с поличным. – Удачного свидания, Саске-кун! – попрощался с ними Шисуи. Однако брошенная фраза дошла до Сакуры не сразу. Саске поправлять никого не стал, как всегда не придавая значение подобным мелочам. Они остались одни на тренировочной площадке. – Если из-за этого в деревне пойдут слухи, – вяло начала Сакура, все еще пребывая в смешанных чувствах. Она не могла понять, что же её так беспокоило. Только беспокойство было приятным, не таким, когда на ковёр ждала Тсунаде после провалившейся миссии или неудачной операции или когда звонил отец с просьбой погасить очередной невыплаченный долг. Поводов для беспокойства было множество, но сейчас оно было приятным. – Маловероятно, – сказал как отрезал и кинул ей два свитка среднего размера. – Заберешь домой, они подавляют огонь. Сакура заторможено кивнула. – Соберись, Харуно. Тренировка проходила из рук вон плохо, как бы она не старалась, агрессия и злость подавлялись этим странным ощущением. – Не выходит, – в итоге расстроенно вздохнула. Саске казался задумчивым все это время. – Что же, другого не остается. Не успела она спросить, что имелось ввиду, как Саске сложил печати и направил на неё огромный шар огня. Сакура отпрыгнула назад, выкрикнув: «Ты с ума сошел?» Шар продолжал преследовать свою цель, ускоряясь. Она чертыхнулась. Техника замещения должна сработать. Или чертов огонь заденет её. Вот и доверяй потом своим сокомандникам. Сакура чувствовала жар от приближающегося огня. Как вдруг огненный шар Саске поглотила более мощная огненная вспышка, а после вокруг Сакуры образовался круг. Огонь, что защищал её, местами доходил до пояса, местами был выше самой Сакуры, и был настроен довольно-таки агрессивно по отношению к Саске. – У меня для тебя плохие новости. Ты не сможешь контролировать огонь. – То есть мне так и жить?! Мне не нужна родственная душа! Я не хочу разочаровываться даже в человеке, который послан мне судьбою. Должен быть способ! – Сакура, – а вот теперь терпение терял Саске. – Ты знаешь способ. – И как я найду его? – Огонь сам тебя приведет, – он был уверен в своей правоте. Как и всегда. – Наши тренировки окончены. Воспользуйся свитком, он погасит огонь. Однако ответа на вопрос, почему таинственный человек с навыками чунина или даже выше до сих пор не встретился, ни у Саске, ни у Сакуры не было. – Кстати, – уходя Саске обернулся. – Это был мой родной брат. Сакура зажмурилась. Ну и цирк она устроила. – А раньше сказать было нельзя?! – крикнула вслед. – Это было бы не так весело, – спокойно ответил он. И к радости Сакуры, в его спину полетел маленький шар огня. Саске запрыгал на месте, пытаясь избавиться от мстительного кусающего шара. Сакура рассмеялась. А в этой необъяснимой связи с родственной душой был свой плюс.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.