Избавь меня от стресса

Гет
NC-17
Завершён
1912
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
342 страницы, 21 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1912 Нравится 284 Отзывы 478 В сборник Скачать

хранитель тайн, предвестник бед; мудрейший и коварный

Настройки текста
В одну смену случалось и хорошее, и плохое. Утром строгим голосом Сакура могла прикрикнуть на помощницу: – Нико, скорее! Не стой на месте! Вечером снимая перчатки с улыбкой произнести: – Жить будет. Идём пить кофе, Нико-чан? Никто давно не спрашивал, как она себя чувствовала после потери пациента. Никто давно не сомневался в её способностях. Конечно, были и те кто ждал её промаха и завидовал успехам. Тринадцатилетние ирьенины смотрели с восхищением, как хвостики следовали за ней и радостно улыбались, когда Сакура угощала их ужином. Она кивала, когда была довольна результатами учеников, просила не приходить к ней до тех пор, пока не будет выполнено задание. Лентяи отсеивались сразу, а прилежным ученикам шанс давался всегда. Всё чаще люди видели в ней вторую Тсунаде, и Сакура была совершенно не против. – У вас случилось что-то хорошее, Харуно-сан? – осторожно спросила Нико. Сакура изогнула вопросительно бровь, сделав второй глоток кофе. – Вы стали спокойнее. Ах, если бы Нико-чан только знала, как она сдерживала себя. Из-за всей этой истории с огнем, Сакура была вынуждена на время сосредоточиться на лаборатории и учениках, соглашаясь лишь на сложные операции. Она опасалась, что на медосмотрах или на неотложке её выдержка даст слабину. Шизуне совершенно не была рада таким переменам, хоть и дала своё разрешение. Госпиталь совсем изменился под руководством Шизуне: организационные моменты улучшились, но вместе с тем и усилилась дисциплина. Если Пятая действовала кнутом, то Шизуне предпочитала пряник. И уж лучше бы это был кнут. – Будем надеяться, что хорошего в этом куда больше, – пространно объяснила. – Совсем забыла! – Нико подскочила с места, кудряшки подпрыгнули следом. Она стушевалась и села обратно. – На днях приходил один шиноби на медосмотр. Он хотел, чтобы вы его осмотрели, но вы не ведете медосмотры сейчас, поэтому мы направили к другому врачу. Да вот он не пришел в назначенный час, потом и вовсе оказалось, что назвал не своё имя. Мы нашли его в базе данных, но по словам Кейко этот мужчина не был блондином. Во время рассказа руки Сакуры начали дрожать от волнения, из-за чего начала трястись и чашка. Сакура поставила посуду и спрятала руки под стол. Человек, который её искал, знал кем она являлась, её фамилию и имя. У него были темные волосы. И он не хотел быть узнанным другими. – Как он выглядел? – выпалила Сакура прежде чем сама осознала свой вопрос. Она поджала губы, ругая себя за поспешность. – Кейко толком и не помнит. Говорит: всё было как в тумане. День был суматошным и ещё этот неизвестный. – Понятно, – протянула Сакура, хотя ничего понятного не было. Если он знал, то почему не пришел лично к ней? Сомневался? Быть может, он не был уверен в том, что именно она была его родственной душой? Или он играл с ней в игры? И почему сейчас? Спустя почти месяц с того дня, как у неё появилась новая способность. Сакура избегала любой ситуации, что угрожала жизни, и перед выходом на работу принимала успокоительные. Однако от этого легче не становилось. Это спокойствие было самообманом. Вынужденным самообманом. Вдобавок ко всему, она до ужаса боялась встретиться с ним лично. Не хотела даже этого представлять. И как итог накручивала себя ещё больше. Ни к чему так и не придя, было решено после работы встретиться с Яманака. Подруга в два счёта разберется и расставит всё по полочкам. – Для начала мы должны сходить в бар! – Ино схватила Сакуру за руку, чтобы та не убежала. – Никаких возражений. Я же вижу, в каком ты напряжении. Это поможет тебе расслабиться. – Очень в этом сомневаюсь. Напомнить тебе, что я владею неуправляемой стихией? А если добавить к этому пьяную голову, то случится катастрофа. – Катастрофа! Нам она как раз-таки и нужна. Что тебе сказал Саске? Огонь сам приведет тебя к соулмейту. Мы тебя подтолкнем немного. – И почему в твоих словах прослеживается логика? – Надо такой родиться, Харуно. У тебя мышление прямолинейное, я смотрю на мир шире. – Себя не похвалишь, никто не похвалит, – пробормотала Сакура и послушно последовала за подругой. Ей и самой хотелось расслабиться. Даже если что-то случится, то Яманака придет ей на помощь. Удивительным образом все шло просто замечательно. На первом круге они обсудили рассказ Нико-чан и пришли к выводу, что её родственная душа из тех кто сам себе на уме, на втором – облегчённо выдохнули, что он был брюнетом. Что таить: Сакуре нравились что шатены, что брюнеты. – А как тебе сложные люди-то нравятся. Сложные и загадочные, – напомнила Ино. – Разве что чуть-чуть. На третьем круге они играли в глупую игру в слова, в которой победила Сакура. Спасибо тут следовало сказать справочникам в её личной библиотеке. На четвертом Ино вспомнила как на днях к ней зашел Ли в поисках цветов юности для сокомандников. – Из всех команд седьмая единственная не общается как раньше. – Восьмая тоже. Хината говорила, что они собираются раз в год. Взрослая жизнь, всем некогда. У всех свои заботы. – Наруто с Саске всегда были близки. После развода родителей и долгов отца мне было не до команды. Вот и отдалились. Сакура перестала стыдиться проблем родителей и говорила как есть. Однако в то время ей было стыдно рассказывать Наруто и уж тем более Какаши-сенсею на пару с Саске, а когда тайное стало явным и вовсе игнорировала друзей. Только сейчас поняла как глупо себя вела. – Главное, что вы видитесь. Хоть и редко. Ну что, по пятому кругу? – Последнему, – предупредила Сакура. Однако с вкусными закусками и порозовевшими щеками грех было бы не продолжить вечер. Между делом Сакура в красках описывала курьезные случаи из госпиталя. – Без чувства юмора в наше чистилище лучше не заходить, – Сакура подняла палец вверх и хихикнув объяснила: – Чистилище от слова чисто! Ино в ответ кивнула, склонив голову. – Яманака! – Сакура хлопнула себя обеими руками по коленям. – Нам нужно идти! – Куда идти? Нам и тут хорошо. Харуно всегда отличалась связной речью, сколько бы не выпила, но вот действия, что она совершала и близко не были таковыми. – К Саске! Прямо сейчас. – Заявиться к Учиха в это время? – Ино прищурилась задумавшись. – Мне нравится эта идея! Но понравится ли она Саске? – Это неважно! – Сакура встала с места, чуть ли не опрокинув стул. Приложила ладонь к месту, где находилось сердце. – Вот эта штука говорит мне, что надо идти к Саске. Меня туда тянет огонь. Я чувствую жар в груди. Харуно схватила руку подруги и поднесла ее ладонь к своей груди и спросила: – Ты чувствуешь? Ты его чувствуешь? Яманака моргнула, а после пьяно захихикала. – Я чувствую твой нулевой размер. Сакура хрюкнула от смеха, совершенно не обидевшись. По одной причине: – Зато задница у меня шикарная. Своими трудами сделана! – этим фактом она была горда и довольна. – Расплачиваемся и идём. Обе они были полны решимости, пусть мотивация была так себе. До особняка Учиха оставался один перекресток. Ино вдруг захотелось забежать в магазинчик, из-за чего Сакура осталась дожидаться на улице. Ночь была чудесной: прохладно и свежо. Тут вдалеке она увидела знакомую катану. В темноте было не разобрать ни одежды ни лица, но катану она могла узнать из тысячи. – Саске-кун! – она вытянула руку, будто это могло его остановить. Фигура продолжила путь. Сакура недовольно фыркнула и пошла за ним следом, позабыв об Ино. Вскоре и сама Яманака, потеряв Сакуру из виду, позабыла, куда направлялась и решила заглянуть к Тен-тен на чашку чая. – Саске-кууун! Была бы Сакура в другом состоянии, сама себя посчитала бы раздражающей, но как же она понимала сейчас Наруто: доставать Саске то ещё веселое занятие. – Не думала, что ты будешь дуться на меня из-за такой мелочи. Подумаешь, маленький укус. Фигура резко остановилась. Сакура лукаво улыбнулась. – Если ты боялся, что останется след, то скажу так: после моих операций никаких шрамов и следов. Хочешь, докажу? – она подошла ближе, заметив, как напряглись мужские плечи. – Нет, – глухо ответили. Голос у него был ниже обычного. Простудился? И добавил: – Спасибо, но нет. Сакура насторожилась. Не в стиле Саске отвечать так вежливо. И походка была другой. Она пригляделась: катана с вероятностью 99 и 9 процентов принадлежала Саске. Рисунок ястреба на рукоятке и был тому доказательством. «Кто-то притворяется Саске!»‎ – её пронзила догадка. Поскольку натурой Сакура была авантюрной, первым делом подумала, что это был вражеский шиноби. – Слушай, Наруто сегодня искал тебя. Узумаки, конечно же, никого не искал, заваленный делами в кабинете Шестого по самое не хочу. – Ясно, – коротко ответил мужчина. Сакура принялась рассказывать всякие глупости для отвлечения, а сама настроилась на атаку. Как быстро она сможет вытащить из ножен катану? Нет, он выше её на целую голову. Нужно встать так, чтобы он не успел ранить ее оружием. Она завела одну руку назад, к сумке, где находился кунай, мужчина шел замедленным шагом, и не подозревая, что же его ждёт. Сакура двинулась влево, если катана лежала на левой стороне, значит ему удобнее было доставать ее с правой. Она сделала выпад вперёд. Мужчина увернулся, сместился в сторону (и тут причина скорее была в её координации, а не его ловкости). Задней мыслью Сакура надеялась, что огонь защитит её как защитил от Саске, но ничего не происходило. В ночи блеснул кунай, блокировали вторую атаку, повернувшись к ней лицом. Капюшон слетел с головы шиноби, и Сакура тихо ахнула, прижав руки к груди. Следующей реакцией был её неловкий смех. Их взгляды пересеклись на долю секунды, а после мужчина перевел взгляд на кунай в правой руке Сакуры. Похоже он ждал от неё объяснений. Только вот любое объяснение прозвучит глупо. – Хорошего вам вечера и до свидания! – натянув свою самую милую улыбочку с зажмуренными глазами. Как любил говорить Какаши-сенсей, проще всего сделать вид, что ничего не произошло. И сбежать. – И вам хорошего, – было похоже, что он был в таком же недоумении. Сакура резко развернулась, чтобы поскорее убежать, но так же резко вернулась в первоначальную позицию после его вопроса: – Так куда вы держали путь? – На юго-запад. – И вы и я держим путь на юго-запад, Харуно-сан. Но что вы собираетесь делать в особняке Учиха? Луна скрылась за облаками, и Сакура с трудом могла разглядеть выражение его лица. Она моргнула. Действительно, а в чем была затея? Заявиться к Саске домой, поговорить о тщетных поисках соулмейта и поделиться новыми сведениями, ведь так? «Раздражать вашего брата» – мелькнула мысль, но ответ был другим: – Обсудить кое-что с Саске, – она вовремя вспомнила, что лучшая защита это нападение и выпалила: – Вы могли с самого начала дать о себе знать. И в тот день могли сказать, кем приходитесь Саске. Не очень было приятно чувствовать себя глупо тогда. И сейчас… тоже. – Не хотел ставить вас в неловкое положение. – По вашему голосу сложно понять: вы пытаетесь произвести впечатление приятного человека, потому что удобным быть легче, или вы не хотите делать ситуацию запутанной? – как на духу выдала, задавшись вопросом, почему заострила внимание на голосе. Её вновь охватило то странное чувство, от которого все внутри дрожало. И Сакуре оно не нравилось. – Оба варианта, – в нем не было высокомерия Учиха, но его манера речи не могла нравиться всем. – Представляться видимо вы и не собираетесь, – беззлобно пробормотала. К чему такая скрытность? Будто она на его имя оформит кредит и оставит разбираться самому. Сакура не её отец. – Вспомните ли вы меня завтра? Сакура поджала губы. Какие же выводы он сделал в своей голове, чтобы так говорить? В другой любой день она бы отступила, дабы не пересекать черту, но алкоголь подталкивал на странные поступки. Например, подойти к нему на расстоянии ладони и смотреть снизу вверх. Кто-то сказал бы: рассматривать бесстыже. – К вашему сведению, у меня великолепная память. Она знала, что от её пристального взгляда могло быть некомфортно, но опять же её мало что волновало в данный момент. Об этом всём она подумает завтра. Интересным был факт того, что мужчина не отстранился, за весь разговор не двинулся. – Перед тем как назвать своё имя, – он сделал паузу. – Могу ли я задать вопрос личного характера? Сакура коротко кивнула, пряча кунай обратно в сумку, тем самым показывая своё дружелюбное расположение. Хотя в большей степени было любопытно, что же он хочет спросить такого личного. – В каких отношениях вы с моим братом? И какого рода укусы вы имели в виду ранее? – от его открытого взгляда было не по себе. – Оу, – протянула Сакура, подняв удивленно брови. До неё постепенно начало доходить, что все сказанное ранее и шутки Шисуи о свидании могли быть восприняты не как забава. Скрывать было нечего – за исключением её большой проблемы с соулмейтом – поэтому она дала честный ответ. – Не сказать, что мы никто друг другу, но мы и не друзья. И знакомыми нас не назовешь. А насчет укусов, – не могла же она рассказать о своей новой способности. – Вам знать не обязательно. Я не причиню вред Саске, не беспокойтесь. – Вам никто не помешает. Отец с матерью отсутствуют эту неделю. Он явно собирался сказать что-то другое, судя по морщинке меж бровей, что сразу же разгладилась. Слова его звучали так, будто бы он снова недопонял, и Сакура решила подобрать более четкое описание отношений с Саске. – Несомненно, Саске хороший человек, достойный шиноби Конохи и как и все Учиха обладает харизмой. Но… – как бы прозвучать мягче. – Не ёкает. Ни у меня, ни у него. Мы как планеты на разных орбитах. Как две параллели в одной плоскости. Как лёд и солнце. Как... – Я понял, Харуно-сан, – уголки губ его дрогнули. Это была улыбка или вид его поджатых губ – та ещё загадка. – Я провожу вас. – Проводите до собственного дома? – повеселела Сакура и жестом показала, что готова идти. – На той же улице расположена моя квартира. – Оу, – протянула в ответ, радуясь, что волосы скрывали её лицо. К радости многим, Сакура не знала, что щёки её с самого начала их столкновения имели то розовый, то красный оттенок, а короткие волосы слегка спутаны. Их разделял шаг. Сакура опережала, и замедлилась, чтобы они поравнялись. – Однако, – пауза. Сакура наконец поняла, почему из всего его образа выделила именно голос. Глубокий голос подобно морской волне погружал в себя. И если бы он повысил тон, то это было бы похоже на обрушившуюся волну. От этого осознания быстрее забилось сердце, и она почувствовала, что близка к разгадке. – Могу ли я проводить обратно? Не хочу обидеть, но ваше состояние вызывает беспокойство. Будь на его месте Наруто, слова звучали бы примерно так: «Сначала дойдем до твоего дома. Как будущий Хокаге я должен защищать жителей деревни. Сегодня от тебя». Сакура медленно повернула голову в сторону Учиха. – У вас отлично получается закладывать в свои слова скрытый смысл. Сложно на вас злиться, ведь крайней в итоге окажусь я. Да, я пригубила саке. Неделя была сложной. Даже себе не представляете насколько. Странно, что несмотря на раздражение, которое я испытываю при виде вас, и мое внезапное агрессивное поведение, вы, чьё имя является большой тайной, не горите в этом чертовом огне! – грудь её подымалась от тяжелого дыхания. Она высказала все, что копилось внутри. Между ними повисла звонкая тишина. – Моё имя, – он сглотнул, будто все ещё сомневался. И решительно посмотрел ей в глаза. – Учиха Итачи. Как только это было произнесено, Сакуру будто что-то толкнуло назад. А после ударило прямо в грудь, да так сильно, что она согнулась от боли. Огонь внутри начал бушевать, разгораясь. На этот раз сосредоточившись внутри, не выходя наружу. Что черт возьми происходило? Какая печать была наложена на его имя? Разве такое возможно? – Я не могу его остановить, – она сжалась от боли, и если бы Учиха не подхватил её за локоть, упала бы на землю. Всё происходило так быстро. – Больно… Он внутри горит... Огонь… Сделайте что-нибудь. – Попробуйте активировать регенерацию, – он не впал в панику, быстро проанализировав ситуацию. – Откуда вы знаете о регене… – Сейчас не время, расскажу вам позже. Сакура послушно кивнула и схватилась за его плечо, чуть ли не ломая ключицу. Печать Бьякуго линиями расползалась по её телу. – Легче, но, – она зажмурилась, чувствуя, как клетки восстанавливаются, несмотря на это огонь съедал ткани (от мышечных до соединительных). – Когда оно утихнет? И почему… – Вы ещё не поняли? Сердце Сакуры сделало кульбит. Это ведь не то, что она подумала? Ведь так? – Мне передалась ваша регенерация Бьякуго. А вам, похоже, моя стихия огня,– в голосе его были нотки извинения. – Первое время это было незаметно, но появившаяся сила возрастала. В то утро когда вы назвали своё имя, она достигла своего максимума. И я понял, какую роль вы теперь играете в моей жизни. Так у меня появилась теория: назови я своё имя, вы почувствуете настоящую силу моей способности. Потому он так хотел скорее уйти с тренировочной площадки. – К сожалению, вам оно причиняет боль. Сакура в неверии покачала головой и инстинктивно оттолкнула его, скорее отвергая правду нежели его самого. Почему мужчина из клана Учиха был предназначен ей судьбой? Нет, она не таила неприязнь к Учиха, как это делали другие кланы Конохи, не испытывала страх, как некоторые жители деревни. Сакура не могла вообразить себе эту связь. И не просто с одним из Учиха. А с сыном главы клана, о котором немногое было известно. – Чем я могу вам помочь? Отнести в госпиталь? К Тсунаде-сама? Возможно, иллюзия как-то ослабит боль, – он сделал вид, что не заметил то, как она отстранилась. – Впервые жалею о том, как много тренировался. – Бахвальство вам не идёт, – простая констатация. Яркий лунный свет падал на его лицо. Сходство с Саске бросалось на глаза, была в нём мягкость, которой не обладал его брат; не было беспечности, как у Узумаки, внутренней агрессии, от которой страдала Сакура. От него исходила уверенность и вместе с тем будто тяжесть всего мира. – Я знаю другое решение, – сдавленно проговорила. – Оно не понравится нам обоим. Но это единственный способ покончить со всем этим. – Что от меня требуется? – Учиха-сан, – Сакура посмотрела на него, серьезность и уверенность в том что все решаемо читались в его глазах, и это придало ей смелости. Как бы следующая фраза не прозвучала, этого требовали обстоятельства. – Вы должны… вы должны поцеловать меня! За всю свою жизнь Учиха Итачи никогда не был ещё так удивлен. Он был в полной растерянности. – Вы уверены? – хрипло. – Я ещё никогда не была так уверена, – Сакура всегда отличалась напором. Если поцелуй мог сразу решить проблему с огнем, то эту возможность она не упустит. Они стояли напротив друг друга, она ждала, он колебался. – Поцелуя в щёку будет достаточно? – Учиха-сан, я говорю о настоящем поцелуе, – Сакура нервничала не меньше его, из-за нервозности голос её был пронзительный. – Взрослом. Как в глупых книгах Джирайя-сама. О таком, что почву выбивает из под ног. О таком, что вспоминают перед сном. О... – Я понял, – поспешно перебил. Огонь продолжал царапать в груди. – Отбросьте всю свою деликатность, – она и не пыталась скрыть раздражение. Он наклонился к её лицу, рассматривая ресницы, зелёные глаза, курносый нос, тонкие губы. От этого внимательного взгляда огонь бушевал. – Сделайте это, Итачи-сан… Подействовало ли то, что она назвала его имя, или печать Бьякуго отчетливее проявилась, напоминая, какую боль причинял огонь – он притянул к себе, удерживая за талию одной рукой. Очередная заминка дала ей время приготовиться, и Сакура была ему за это благодарна. Они оба понимали, что поцелуй в их ситуации – это вынужденная мера. От него пахло хвоей: чуть горьковатый смолистый запах. Значит вернулся из южной части леса. Её же одежда пропиталась жареным мясом и пролившимся саке на рукава. В этом была своя ирония. Противовес её ожиданиям, поцелуй не был осторожным. Он был пылкий, чувственный, как она и просила взрослый. Губы его были сухие и обветренные – она почувствовала это, случайно или не совсем случайно задев языком. Её: наверняка были мягкими благодаря бальзаму для губ. Сакура протестующе застонала, когда всё прекратилось. Протест был истолкован по-своему: этого недостаточно для снятия проклятья. И Итачи поймал её дыхание, притягивая ещё ближе, не оставляя между ними никакого расстояния. Сколько стараний и страсти лишь для того, чтобы ей помочь. Это было неким проявлением альтруизма или скрытым коварством? – Сработало? – дыхание сбилось, он безуспешно контролировал этот процесс. – Не знаю, – честный ответ. – Вы как думаете? Его широкая ладонь скользнула по спине, он будто сомневался: отпустить её или нет. Сакура сглотнула дрожь и несмело посмотрела в его глаза, черные как уголь, что она измельчала для пилюль. Эта чернота сменилась красным с тремя томоэ. – Получилось, – для убедительности кивнул. – Вы истощены, на минимальном уровне чакры. Моя квартира в десяти минутах ходьбы. – А вы не поспешили с предложением? – будто бы не она минутами ранее настаивала поцеловать во имя высшей цели. – Я проявляю беспокойство. – Не стоит утруждать себя. Скажу сразу: я не намерена с вами видеться дальше. То, что мы с вами связаны нитями судьбы – называйте, как хотите – ещё ничего не значит. Считайте ошибкой вселенной, – Сакура знала, как жестоки были её слова, но она приняла для себя решение и стойко ему следовала. Не желая обидеть ещё больше, мягко убрала его руку и сделала два шага назад. – Моё мнение вас не интересует? – Всё верно. – Почему? – оскорблённым он не выглядел. – Не ищите причин в себе. Я не заинтересована ни общаться, ни строить с кем-то отношения. И если вы действительно посланы мне судьбой, то отступите и примите это. Итачи обдумывал её слова. То, как спокойно он слушал и реагировал, подкупило. На его месте горделивый Саске рвал и метал бы, Наруто шумел, а Неджи...скорее всего, нахмурился. – Что вы собирались делать, не столкнись мы? – Проклинала бы вас, судьбу и огонь, что делал мою жизнь невыносимой. К счастью, вопрос решен, и мы можем притвориться, что не знакомы, – Сакура делала это для своего же блага. Страшно представить, какой была бы её жизнь с Учиха Итачи, сыном главы клана. Отец Сакуры это бы так просто не оставил: без ее ведома обязательно будет клянчить деньги, влезет в новые карточные долги, а какие скандалы он умел устраивать. При мысли об отце в ней просыпалась злость, смешанная с жалостью. – Я понял вас, – в третий раз фраза звучала бесцветно. Он сложил печати призыва, и в небе появился чернокрылый ворон. Птица села ему на плечо и громко каркнула, пристально смотря на Сакуру. – Он присмотрит за вами. Если вам станет плохо по дороге домой, то даст знать госпиталю. – Зачем вы это делаете? – Если вы посланы мне судьбой, то примите мою заботу, как я принял ваше решение. – Скажите, это вы искали меня в госпитале? – она вспомнила рассказ Нико. Ворон взмахнул крыльями и лапами вцепился в её плечо. В отличие от хозяина птица церемониться не собиралась. Итачи кивнул. – Зачем? – Для человека, что не хочет связывать себя узами, вы любопытны. Сакура была уверена: он не упрекал. Эта уверенность шла не от знания, а от внутреннего ощущения. – Вы ведь дразните меня? – Совсем немного, – он слабо улыбнулся, Сакура поняла это по слегка поднятым уголкам губ. – Я редко бываю в деревне. Это и есть причина, как бы странно ни звучало. – И вы намерены снова уехать? – оно вырвалось не по её воле. – Я буду стараться не попадаться вам на глаза до этого времени. – Это не то, что я имела в виду, – поспешно исправилась. – Берегите себя. Итачи отвернулся, накинув капюшон, и зашагал вперёд. Ястреб на катане при каждом его шаге словно кивал головой. Ворон на плече Сакуры каркнул, пробуждая будто от долгого сна. – Идём домой, Карасу-кун, – обратилась к птице, та недовольно крякнула. – Карасу-сан? Карасу-сама значит. Добравшись до дома, Сакура первым делом поблагодарила птицу двумя кусками сырой курицы, и только после этого Карасу-сама покинул квартиру. Не найдя в себе силы принять душ, она легла в кровать в одежде. День был длинным и полон неожиданностей. Кто бы мог подумать, что она случайно встретится с мужчиной, которого искала, он окажется братом Саске; и их короткий разговор приведет к поцелую. А после они спокойно поговорят о дальнейших планах. Просто. Слишком просто. Вселенная подобрала идеальный вариант. – Чертова вселенная, – сонно пробормотала и забылась крепким сном.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.