Солнце двух кланов

Гет
G
В процессе
9
автор
Размер:
планируется Миди, написано 97 страниц, 21 часть
Описание:
измененная версия магистра
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 6 Отзывы 1 В сборник Скачать

глава 13

Настройки текста
Следующим утром Вэй Усянь был уже в состоянии нормально вставать Обнаженную спину пришлось подставлять под руки Лили , чтобы проверить места переломов костей. Лили чуть хмурилась, но результат её вполне успокаивал. — Без лишних напряжений на пострадавшие участки все восстанавливается, но медленно, как у обычных людей, — произнесла Лили, помогая Вэй Ину натянуть снова ханьфу – Цзян Чэн раздобыл для него верхнюю клановую одежду, но и черный цвет присутствовал в одеянии Вэй Ина. — Понятно… — вздохнул тот. — Уж сил-то поднять флейту мне точно хватит. — Да, хватит, однако использование темной ци может негативно сказаться на травмах, пусть даже часть ци и поддерживает твоё тело я советую тебе пока отдыхать а там мы с сестрой научим тебя использовать темную энергию без вреда для тебя самого. Цзян Чэн пришел позже: ему пришлось рано утром покинуть спальню, оставляя Вэй Ина еще спать – того раньше девяти бесполезно пытаться разбудить, и кажется, эта его привычка точно неистребима. При виде Цзян Чэна Вэй Ин обрадованно улыбнулся. Цзян Чэн помог ему подняться на ноги и, приобняв для надежности и устойчивости, поинтересовался у обоих «братьев» Вэй: — Прогулка будет считаться за нагрузку? — Если только недолго, и если что то сразу камне Вэнь Нину либо к Сакуре -произнесла Лили выходя из комнаты . — Я только хотел спросить, долго ли мне еще сидеть тут, — произнес Вэй Усянь. Его свободолюбивая натура терпеть не могла подобных ограничений, нельзя было запереть его в одном месте, да так и оставить. — Все зависит от твоего самочувствия. А близнецам в оценке состояния твоего здоровья я доверяю, — ответил Цзян Чэн. — Готов? Вэй Ин только молча кивнул – они оба понимали, о чем сейчас идет речь. Одно дело – в ночи, с восставшими мертвецами, зачищать надзорные пункты ордена Цишань Вэнь, и совсем другое – при свете дня показать себя, когда еще так свежи воспоминания о том сражении. Они оба молча спустились во двор крепости: адепты и бойцы были там, возобновились тренировки . …Вэй Ин был на совете кланов вместе с Цзян Чэном. Взгляды, направленные на него, он замечал: вести о том, как закончил свою жизнь Вэнь Чжао, уже разнеслись по округе – нельзя было скрыть, что он использует темную энергию. Лань Чжань, еще более холодный, чем обычно, смотрел с явным осуждением, не забыв о том, как ему не позволили забрать Вэй Ина в Облачные Глубины. Вэй Ин сам не жаждал вновь оказаться там, особенно сейчас, когда он нужен ордену, когда нужен Цзян Чэну. Он оглядывал глав орденов – их всех объединило наличие общего врага; орден Цишань Вэнь, сам не ведая, сплотил остальных. Но сколько может продлиться такой союз? И раз объединенная мощь настолько велика, то кто даст гарантию, что такой же метод не будет использован против кого-нибудь неугодного? Позже это стоит обсудить с Цзян Чэном. — Я хочу поговорить с тобой, — произнес Лань Чжань, едва они вышли из палатки: Цзян Чэн задержался, разговаривая с Не Минцзюэ, и второй нефрит клана Лань этим воспользовался. — А мне этого не хочется, — признался Вэй Усянь. — Мы снова поссоримся, не поняв друг друга. — Тебе нужна помощь, — Лань Чжань сделал шаг вперед. — Ты скоро перестанешь контролировать это. — Пока же все получается, — возразил Вэй Ин. — Я нужен здесь. Лань Чжань видел, как разгорается алое в его взгляде: нет, контроль уже начал уходить, и чем больше Вэй Ин использует темную ци, тем сильнее будут последствия. — Тебе уже один раз ответили отказом, зачем спрашивать вновь? — сердитый Цзян Чэн подошел к ним, встав так, чтобы закрыть Вэй Ина собой. От глаз Лань Чжаня не укрылось, как на мгновение Цзян Чэн и Вэй Ин соприкоснулись пальцами. Он ушел, больше не говоря ни слова, и Цзян Чэн только выдохнул, успокаиваясь: ему не нравилось такое настойчивое стремление забрать Вэй Ина в Облачные Глубины. — У меня и в самом деле нет никакого желания идти с ним, — произнес Вэй Ин. — А что касается помощи... я не один, справлюсь. И признайся, что ты ревнуешь. Цзян Чэн что-то проворчал, услышав; Вэй Усянь рассмеялся: «Ты точно сердитая лисица!». Размышления молодого главы клана Лань прервал его возлюбленный . То, что он задумал – было и так понятно, ощутимо сразу. — Ты собрался не в Облачные Глубины, — услышав голос любимого , Лань Чжань на мгновение замер. — Нет, — произнес он, зная по давнему опыту, что в спорах между ними Лань Сичэнь имеет преимущество. — Лучше не делай этого, — Лань Сичэнь подошел к нему. — Не рвись в Пристань Лотоса, пойми уже наконец, что Вэй Ин выбрал отнюдь не тебя. Они любят друг друга, и это взаимно. — Я люблю только тебя а использование темной ци сведет его с ума, — произнес Лань Чжань подходя к любимому . — У нас Вэй Ину могут помочь. — Я разделяю твое беспокойство, но не уподобляйся отцу, прошу, — Лань Сичэнь высказал давнее опасение. — Твой поступок ни к чему хорошему не приведет, разве что может разжечь конфликт между нашими орденами. К то муже я что-то не готов сражатся против наших сестёр – выбор за тобой, брат. Но выбор Вэй Ина уже не изменить – в его сердце только Цзян Чэн. Лань Чжань молча кивнул и обнял любимого . Одно было ясно – в этот раз он прислушался к его словам и никуда не отправится. Лань Сичэнь отчаянно надеялся, что из-за Лань Чжаня в будущем не разразится новая война – между Гусу Лань и Юньмэн Цзян. Вэй Усянь осторожно, словно крадучись, обходил территорию резиденции. Бродя по мосткам и дорожкам, Вэй Ин дошел до беседки на Озере Лотоса. Здесь они любили играть детьми, здесь вечерами любят бывать госпожа Юй и Цзян Фэнмянь. — Как ты и говорил тогда – лотосы снова будут цвести здесь, — Цзян Чэн подошел к Вэй Ину. — Знаешь… там, когда все случилось… я вспоминал Пристань Лотоса и нашу семью, держался именно за это воспоминание. Не сдавался, потому что мне было к кому вернуться и зачем… а иначе – лежать бы мне среди остальных скелетов, тех, кто был до меня. — Такой, как ты, и не сдался бы никогда. Самый упрямый и самый лучший. — Знаешь, почему я всегда стремился быть первым? — Вэй Ин посмотрел на Цзян Чэна. — У такого главы ордена, как ты, просто обязан быть самый лучший слуга. — Ты не слуга, для меня – нет, — возразил Цзян Чэн. — А кто же? — лукаво прозвучал вопрос. — Тот, кому я могу доверить клан и довериться самому, кто поддержит и не бросит, правая рука главы ордена Юньмэн Цзян, один из двух его героев. Мой возлюбленный. Улыбнувшись, Вэй Ин потянул Цзян Чэна из беседки, чтобы пройтись. — Вода очистилась, хотя речные гули наверняка пировали не одну ночь, — Цзян Чэн вместе с Вэй Ином обходили свои владения. Вэй Ин хотел совершить долгую прогулку, посмотреть, все ли пришло в норму, а Цзян Чэн в любом случае не смог отпустить его одного, волнуясь за здоровье. Они чинно и медленно шли под руку вдоль берега; еще кое-где не восстановили мостки, но они знали, где и как можно пройти – это их дом. — Хорошая погода, — они отошли достаточно далеко от рабочих; Вэй Ин оглянулся и потянулся всем телом. —Давай погреемся на солнышке? Я так устал от всех этих одежд. — Хорошо, — Цзян Чэн согласился: Вэнь Нин говорил, что первому господину Вэй стоит чаще бывать под солнцем и в местах с чистой энергией. Вэй Ин скинул тяжелые верхние одежды и вдруг распустил волосы, лента змейкой упала в траву. — Лотосы цветут, жизнь возвращается. Ну, и ты давай погрейся, немножко солнышка не испортит твой мрачный образ хозяина Пристани Лотоса. Отказать Цян Чэн не смог, это снова был тот тон, по которому он соскучился – беззаботный, веселый, и улыбка не через боль. И вправду, кто их тут в зарослях увидит, и вообще, он тут хозяин и изволит отдохнуть от трудов. Вэй Ин сначала устроился на берегу, подставлял лицо солнцу, довольно жмурясь, Цзян Чэн же вознамерился залезть в воду в одних нижних штанах и достать самый красивый цветок лотоса. Вэй с интересом наблюдал, как он заходит в воду и плывет – у Цзян Чэна красивые, плавные движения, и еще виден шрам на спине. — Опять распугаем всех гулей, и демон будет недоволен, — Вэй Ин скинул нижний халат и присоединился к нему, фыркая, что Цзян Чэн не распустил волосы и его нельзя облить водой. Тот планировал, что ему еще идти к рабочим, и надо иметь благопристойный вид, а не мокрой лисицы. Вэй Ин лег на спину, снова подставляя лицо солнцу; Цзян Чэн, добыв цветок, устроил его у него на груди, закрывая метку-солнце. Они были на мелководье, вода едва доставала Цзян Чэну до плеч, теплые, знакомые воды успокаивали. Вэй Ин вдруг обнял его за плечи и поцеловал, при этом прижав цветок к груди. Цзян Чэн подхватил его за талию, отвечая. *** Цзян Чэн буквально чуял – Вэй Ин что-то задумал. Нет, все было нормально, ставшее уже привычным пребывание Вэй Ина в родной Пристани Лотоса ничем не омрачалось: поднятых умертвий тут не было, темную ци Вэй Ин не использовал, да и молодые адепты ордена переставали шарахаться от него, и все чаще можно было услышать еще робкое «Учитель Вэй!». От подобного Вэй Ин не отмахивался, и похоже, что ему пришлось по нраву объяснять молодняку про темных тварей, ночные охоты и применение на практике принципов, которые они изучали. Цзян Чэн прислушивался – в этих разговорах не было ни слова о темном пути или использовании темной ци, также Вэй Ин не рассказывал им о том, что на самом деле он видел на Горе Мертвецов. Вэнь Нин пока тоже настороженно вел себя, оказавшись в Пристани Лотоса – теперь уже на более законных правах, чем ранее. То он пропадал у лучников, то его видели среди целителей клана: тут тоже повезло, что не все из них были в резиденции в тот роковой день нападения. Вэнь Нин продолжал также поить «брата» лекарственными отварами, следя за тем, как происходит его излечение. Ему порой сильно не хватило сестры, ее уверенности и смелости, иногда ехидного голоса. Казалось, что самому Вэнь Нину никогда не сравняться с Вэнь Цин, но лишь сейчас, познакомившись ближе с теми, кто стал теперь его новой семьей, Вэнь Нин понял одно – он ценен сам по себе и не обязан сравнивать себя с кем-либо, даже с родной сестрой. Она талантлива в одном – его возможности заключены в совсем другом. Да и близнецы стали замечать влюбленный взгляд Ян ли на Вэнь Нина. Вечером, когда солнце уже окрасило небеса в закатные цвета, Цзян Чэн направился к беседке на Озере Лотоса: Вэй Ин в последнее время полюбил бывать там, задумчиво смотря на водную гладь и лотосы. — Что с тобой происходит? — прямо спросил он, обняв со спины приемного брата. — Размышляю, — уклончиво ответил Вэй Ин. — Все нормально, правда. Он пока не собирался говорить о том, к каким неутешительным выводам пришел, обдумывая сложившуюся ситуацию. Сейчас все кланы объединены во имя общей цели – уничтожения ордена Цишань Вэнь. Но затем – он был уверен в этом – кто-то окажется лишний и опасный. Что случится в таком раскладе – даже не нужно предугадывать, и так все становится понятно. Но жить хотелось. Он не для этого так отчаянно цеплялся за жизнь и стремление вернуться домой, вернуться к тем, кто дорог, чтобы потом быть обвиненным во всем и затравленным остальными. Потихоньку уже складывался план действий, для этого придется очень сильно постараться и сыграть свою роль – долго, несколько лет, но это того стоит. — Ты что-то задумал. — Ну да, — признался Вэй Ин. — Как ты понял? — Почувствовал. Что тебя тревожит, А-Ин? Он только вздохнул и прижался к Цзян Чэну, прикрыв глаза. Здесь было так спокойно, ветер доносил далекие голоса заклинателей, плеск волн и шелест крыльев стрекоз. Какое-то время они оба молчали, и затем Вэй Ин тихо заговорил: — Меня тревожит, что будет дальше. — Боишься, что начнешь терять контроль, как каркал Лань Чжань? — спросил Цзян Чэн. — И это тоже. У нас впереди много крупных сражений, и использование темной ци, поднятие мертвецов для защиты наших бойцов – необходимо. Мы должны справиться, положить всему этому конец. — Мы справимся, — Цзян Чэн потянул алую ленту, распуская и без того растрепанные волосы Вэй Ина. — Не вертись сейчас, хорошо? — Хорошо, — улыбнулся Вэй Ин, ожидая, что там делает Цзян Чэн с его прической. Впрочем, недолго было понять, что он заплетает сейчас косички, такие же, как у себя самого. — Ты не одобришь то, что я хочу сделать, — заговорил Вэй Ин. — Все зависит от того, что ты вкладываешь в это понятие, — хмыкнул Цзян Чэн. — Лютых мертвецов сюда не пущу, эксперименты над ними ставить тут не дам, таскать адептов на охоту – это пока слишком опасно. И ради всех небожителей, не вздумай показывать им возможности темного пути! А то придется изображать символом Юньмэн Цзян черный лотос, а не фиолетовый. — Не беспокойся о таком, — улыбнулся Вэй Ин. — Обещаю еще раз, что всего перечисленного тобой совершать не стану. Я над другим думал… Еще в Облачных Глубинах мне интересно было создание артефактов, и там, в библиотеке, все-таки удалось кое-что прочитать, да и тут, дома, дядя Цзян многое знает из артефакторики. А что, если получится создать артефакт, действующий так же, как мои силы – поднятие полностью подконтрольных мертвецов? Вот только пользоваться такой штукой может любой, не обязательно предпочитающий темный путь. — Опасно, — Цзян Чэн и не сомневался в том, что такая вещь принесет не пользу, а одни только проблемы, которых вот совсем не надо. — И зачем тебе такое? — Опасно, но с таким артефактом будет гораздо проще контролировать мертвую армию, и нет риска сорваться из-за темной ци, — пожав плечами, ответил Вэй Ин. — Я справлюсь, поверь. — Верю. Но и ты оцени степень угрозы от такой вещи. Нет, знаешь, это уж слишком. — Это поможет. Когда армии альянса доберутся до Безночного города, уж на своей территории Вэнь Жохань постарается на славу, тем более, раз оба его сына убиты, ярость его будет достаточной, а различных артефактов, награбленных из других кланов, и адептов у него хватит. — Ты уже все решил, и тебя не переубедить, — Цзян Чэн недовольно нахмурился. — Верно, моя сердитая лисица, — Вэй Ин приобнял его. — Я даже уже придумал, из чего создам этот артефакт, но только придется снова наведаться в пещеру, где жила Черепаха-Губительница. — Что?! Вэй Ин с трудом удержался от смеха – уж больно сейчас Цзян Чэн напоминал злую лисицу-демона. Вот уж воистину, привязавшаяся к нему ассоциация, да настолько подходящая! — Там, в той пещере, такое сосредоточение смерти, боли и желания мести, — снова мелькнули воспоминания о времени, проведенном там. — Все это копилось десятилетиями, впитывалось, становилось все больше. Каждая оставшаяся вещь наполнена всем этим и идеально подойдет. К тому же там теперь не опасно, ведь твари больше нет. — Зато пещеру может обжить кто-то другой, — Цзян Чэн все еще был против такой затеи. — Идти пешком туда слишком долго, но на мечах добраться быстрее, и… — Я пойду один, — прервал его Вэй Ин. Цзян Чэн едва ли не зашипел, услышав это, и категорически произнес: — Одного никуда не отпущу! — Волнуешься, — ответил Вэй Ин. — Не надо, если пещеру кто-то ещё облюбовал, то я справлюсь, и не хочу тащить кого-нибудь с собой: для них это может быть опасно, для меня – нет. — Не рискуй так, — Цзян Чэн отлично понимал, что он не сможет отправиться с Вэй Ином в пещеру: нельзя оставлять орден, он ему нужен. От охраны Вэй Ин точно откажется, а чего доброго, и сбежит тайком, но в одиночку отпускать не было ни малейшего желания: опасно, мало ли кто там бродит, да ещё и физическое состояние значительно далеко от нормы. — Хватит упрямиться, я все быстро сделаю и вернусь домой, — Вэй Ин уступать не собирался. — Обещаю не попадать ни в какие проблемы. Цзян Чэн только вздохнул: устраивать семейную ссору по примеру родителей ему совсем не хотелось, но и беспокойство не отпускало. — Ты отправишься туда либо с одной из сестер либо со мной — нашелся подходящий компромисс. — Такой вариант подойдёт? —Согласен, — Вэй Ин также уступил. Ему не хотелось ссориться и скандалить, посторонним лучше действительно не видеть того, что он собирается сделать. —Постой ты же глава ордена ты не можешь уйти ?. —Отец только отдал мне титул главы ордена но пока он им ещё и и является так что могу . —Тогда с тобой и Лили сказал Вэй Ин обнимая возлюбленного . — Хорошо но не думаю что близнецы согласятся разделиться . —Можно их попробовать уговорить .
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты