Что луна, что солнце — одна беда

EXO - K/M, Bangtan Boys (BTS) (кроссовер)
Гет
R
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Миди, написано 26 страниц, 3 части
Описание:
Им всегда знала, что Минсу выручит её и поддержит в любой ситуации. Они были как единое целое. Две подруги были настолько неразлучны и счастливы вместе, что им могли все позавидовать. Душа Хан Сохи горела огнём зависти к ним и она решила разлучить их. Решив наложить заклинание забвения на обеих, Сохи была твёрдо убеждена, что их крепкая дружба больше не потревожит её чёрное сердце. Но появилась проблема — недалеко от Хогвартса обнаружили труп девушки. Ученицы Пуффендуя.
Посвящение:
— всем, кто оценит работу и кому она понравится.
Примечания автора:
маленькая сказка, в которой я стараюсь не убить половину своих персонажей. пейринги не указаны в связи с тем, что только у одной пары устоявшиеся и серьёзные отношения. остальные будут появляться и меняться по ходу рассказа.
Hogwarts!AU

я пыталась. пожалуйста, отнеситесь с пониманием к тому, что я изменила учителей, директора, возраст. и, возможно, есть некоторые несостыковки с оригинальными локациями/предметами/терминами/и так далее. мне просто захотелось такую историю увидеть у себя — k-pop и Гарри Поттер. ну что может быть лучше? только ваше внимание ;)

я отметила не все фандомы, так что не удивляйтесь, что тут будут появляться персонажи в лице, например, blackpink, nct, itzy, txt, astro и тааак далее (не люблю лишнее в шапке). я решила отметить один основной фандом, лица которого будут появляться ну очень часто. это НЕ значит, что они являются единственными лицами, которые будут играть ключевую роль. это НЕ значит, что они какие-то особенные.

я бы хотела, чтобы люди не относились предвзято к ОЖП. я стараюсь описывать персонажей такими, какими их вижу. со всеми плюсами и минусами, поэтому всегда за основу беру «серую мораль». её значение указано в метках. прошу отнестись с пониманием к моим героям, и если Вас что-то в них не устроило — я Вас тут не держу, честное слово. эта работа НЕ единственная на фикбуке и НЕ особенная. она, что я считаю самым главным, МОЯ.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

3

Настройки текста
      Хэчана обнаружил профессор До и профессор Ким, которых Юта позвал на помощь, когда староста не смог найти Ли. Была глубокая ночь, когда они обыскали весь Хогсмид и не смогли никого найти, и только отойдя от назначенного курса Кенсу решил, что стоит пройтись до границ леса у хижины, потому что следы ученика обрываются. Профессоры, быстро добравшись до хижины, побежали внутрь леса и только через километр скитаний они увидели на одной из веток сломанную метлу, ещё через несколько метров они заметили чёрную тень, которая склонилась над учеником и направила на него свою палочку.       — Остолбеней! — уверенно крикнул Кенсу, но силуэт мужчины мгновенно отбил заклинание и убежал так быстро, как мог, скрываясь в густой чаще. — О, Мерлин! — воскликнул профессор До и упал на колени перед учеником. Это и был пятикурсник, который не вернулся вовремя в Хогвартс.       Профессор Ким устремился за преступником с намерением поймать его, однако его будто и след простыл.       Через некоторое время они уже оказались в стенах школы, и Ли был доставлен в больничное крыло — его пытали запрещённым заклинанием после того, как он упал с метлы. Господин Мун, целитель в Хогвартсе, утверждал, что мальчик остался жив благодаря целительным заклинаниям, потому что у него сломана рука, к которой уже была прикреплена шина, и несколько рёбер, которые были вправлены, но из-за заклятья «Круциатус» он потерял сознание. Всех учителей успокоили тем, что Хэчан обязательно придёт в себя, однако его стоит направить в больницу Св. Мунго, так как там ему окажут лучшую помощь.       Так и было решено сделать — в ночь с девятого на десятое ноября Хэчан должен был отправиться в больницу в сопровождении двух волшебников. За день до отъезда мальчик очнулся с болезненными хрипами и стонами — профессор Ли Чэрин, декан Пуффендуя, тут же оказалась рядом с учеником. В течение некоторого времени ему дали прийти в себя и рассказали, что произошло, однако Хэчан лежал с удивлёнными глазами, уставившимися на декана. Как и Джемин, пятикурсник ничего не помнил. За исключением того, что какой-то неизвестный мужчина помог ему до того, как Ли отключился.       Мальчика оставили в покое и позволили господину Муну продолжить лечение и подготовку к перевозу в Св.Мунго. Учителя были в растерянности, ученики напуганы, а родители встревожены. Многим не хотелось оставлять своих детей в школе, а министерство ничего полезного не говорит. Ни в одной газете нет новостей, которые бы приободрили или вселили веру на то, что покушение на жизнь учеников закончится.       Директор О решил собрать деканов факультета после ужина, чтобы обсудить дальнейшие действия.

* * *

      — Он помешал мне! Вмешался, а из-за твоего приказа я даже не мог… — профессор остановился и перестал кричать, закончив фразу тихим шёпотом, — убить его.       — Всему своё время. Если его найдут мёртвым, то не на кого будет повесить все убийства. Ты не можешь так рисковать, это в твоих же интересах. Не смей поддаваться эмоциям, — директор О спокойно расхаживал по кабинету, пытаясь проанализировать случившееся. — Этой ночью его увезут. Будут сопровождать волшебники больницы Св.Мунго, поэтому тебе же будет легче. Но в стенах школы даже не думай его трогать. Ты меня понял? — Сехун подошёл ближе к мужчине и заглянул ему в глаза. Профессор молча кивнул и отвернулся, кусая нижнюю губу до онемения.       — Почему он не обращается в Министерство? — профессор обернулся, разглядывая стены кабинета.       — У него нет доказательств своей невиновности. Ему никто не поверит.       — Но мы же можем его убить и спрятать тело! — нетерпеливо воскликнул профессор, на что получил неодобрительный взгляд О.       — Никаких «мы»! Забыл наш уговор? Четыре ученика, один учитель — и ты покидаешь Хогвартс навсегда. Я помогу тебе сбежать, но после этого не смей связываться со мной!       — Извини…       — Министерство в панике, родители собираются забирать своих детей из школы. Либо ты заляжешь на дно до рождественских каникул, либо наоборот — успеешь всё сделать до них. Выбирай.       — Я всё понял. Сделаю всё до наступления весны.       — Уходи, — директор был на удивление спокоен, несмотря на то, что ему предстояло ещё увидеться со всеми учителями и постараться во второй раз убедить их в безопасности. В пределах школы никто не умирал, значит — стоит запретить ученикам выходить. Если профессор сдержит своё слово и остановит свой план до Рождества, то все смогут убедиться в том, что всё в порядке.       Однако как ему стоит поступить с тем, кто помешал профессору сегодня убить мальчика? Как Чонин осмелился выйти из своего убежища, где бы он не прятался, и так близко подобраться к школе. Для чего он здесь и с какой целью гулял по лесу? И вправду ли у него нет доказательств вины профессора? Когда О помог ему сбежать из Азкабана, то и мысли не было, что Ким решится помешать им, сам того не понимая. Ну и гулял бы себе на свободе, сбежал бы куда-нибудь, зачем же полез в Хогвартс и к прилежащим к школе территориям?       Сехун садится за свой стол и смотрит на дневник, который он конфисковал у профессора. Если бы тогда О первым не подобрал вещь, которую мужчина обронил в школьном коридоре, весь его план развалился бы, ведь на этих листах — список жертв. В начале даже история профессора, в которой подробно расписана причина, мотив и сама схема. Где убивать, с какой периодичностью и для чего? Сотрудничество с директором было прописано также на первых листах.       Профессор знал, что директор поможет ему — Сехун был обязан ему жизнью.       И хоть О знал, что профессора никак нельзя оправдать, продолжал помогать ему и находить глупые отмазки. Его предали, ему разбили сердце, его бросили, его выгнали, он спас Сехуна — профессор был совершенно один с разбитой душой, никому не нужный сирота, над которым издевались в детстве из-за его родителей магглов, которые погибли в автокатастрофе, когда мальчику было тринадцать, из-за несуразной внешности. Это было давно, но профессор хранил эту обиду годами, и только подпитывал её своей ненавистью.       Сехун спрятал дневник в одной из полок своего стола и тяжело вздохнул. Если бы его жена сейчас видела его, то её постигло бы страшное разочарование. Директор на мгновение был даже рад, что она давно мертва. И всего на секунду его пробила дрожь от тоски, которой он позволял съедать себя исключительно по ночам.       На собрании ничего толкового не случилось. Директор принял решение запретить ученикам покидать стены Хогвартса, учителя с этим согласились. Некоторые из них. Он заметил в глазах некоторых сомнения, но самое интересное О заметил в профессоре До — его лёгкую нервозность и тревогу. Кенсу был и раньше отрешённым, погружённым в свои мысли, но сейчас он казался и вовсе апатичным. Настолько, что и вовсе не принимал участия в собрании, будто не слышал ни единого слова деканов. Директор решил опустить этот момент, ведь голова была итак полна множеством мыслей. Беспокоиться о настроении профессора было бы лишним — Кенсу сам справится.       — В министерстве обеспокоены происходящим, директор О. Это уже третий пострадавший ученик, — холодно отозвался Джехён, когда понял, что директор намеревается бездействовать и ограничиться лишь запретом на выход из школы.       — А Вы заместитель министра, профессор Чон? Предложите свой вариант, как нам поступить, — ответил в ответ директор О, однако никто, кроме самого профессора Чона, не понял этого язвительного комментария. Джехён больше не был частью министерства, поэтому разве имеет он право возражать директору? Сехун знает, что никакого права у него на это нет.       — Почему бы Вам не попросить министерство помочь? Приглядывать за территорией Хогвартса, за её учениками? — в ответ на слова Джехёна директор громко вздохнул.       — Всему своё время, Джехён. Да и разве Вы не в курсе? Министерство не хочет громкой огласки. Я держу ситуацию под контролем, а господин Мун прекрасно справляется, верно? — обратился к целителю директор, на что Тэиль согласно кивнул. — Поделитесь состоянием ученика Ли Хэчана и На Джемина, — Сехун слегка махнул рукой в сторону деканов факультетов и предоставил тем самым слово господину Муну.       Когда же собрание подошло к концу и все покинули кабинет директора, Сехун без сил упал на стул и закрыл лицо ладонями, зная, что Хэчан погибнет сегодня ночью.       Подтверждением смерти ученика был крик несколькими часами позднее, разносившийся так громко и так далеко, что у директора, который гулял вдоль коридоров, зазвенело в ушах. Оказавшись внутри лазарета, директор заметил рыдающего на койке, где ранее лежал Хэчан, Ли Тэёна, который узнал обо всём раньше остальных от декана факультета. Волшебники, сопровождающие Ли, были оглушены и безоружны, когда их нашли, а тело ученика не успело остыть.       Чонин в лесу сделал всё, что мог, однако одно неизменно — в стенах Хогвартса ученики совсем одни, без сторонней помощи. Директора утешала лишь мысль о том, что он успел уйти до того, как Чонин понял, кто помог ему сбежать из Азкабана.       О смерти ученика всех оповестили утром. Заместитель министра Ву Ифань, уже год пребывавший на данной должности, прибыл незамедлительно в Хогвартс для встречи с директором. Дальнейшие действия О были понятны — он не видел смысла в том, чтобы прекращать учёбу, потому что убийства были совершенны за пределами школы. Господин Ву же был другого мнения, однако он приехал сюда уже с готовым приказом от министра — школа продолжит свою деятельность, ведь мракоборцам удалось напасть на след Кая.       Хогвартс продолжил свою работу, а учеников Пуффендуя настигло отчаяние.

* * *

      — Мне бывает страшно по ночам, — тихо шепнула Минсу и ближе прижалась к подруге, надеясь, что в этих объятиях она будет чувствовать себя в безопасности. Ей не хотелось тревожить Сомин своими переживаниями, ведь у неё тоже могут быть свои заботы, да и Намджуну докучать не хочется, Тэхён резко занялся учёбой и даже стал общаться ближе с Суджин (чему гриффиндорка несметно рада).       — Понимаю… Но всё будет хорошо. Главное быть немного осторожнее, чем раньше, — тихо ответила Им, аккуратно гладя подругу по волосам. Утешения, конечно, не её сильная сторона, зато обнять или крепко взять за руку, защитить или ударить обидчика Ли — без проблем. Всё отлично получается безмолвно, потому что Сомин не умеет красиво говорить.       — Надеюсь, этому кошмару пришёл конец, Сомин.       И Минсу тихо расплакалась, виня себя за проявленную слабость. Пустой туалет на втором этаже стал их недолгим убежищем, когда закончились уроки. До отбоя оставалось ещё несколько часов, и девушки решили, что стоит побездельничать некоторое время прежде, чем они отправятся в библиотеку, где их наверняка ждал Намджун. Накамото же был, как и всегда, занят, но Сомин это не расстраивало. Они не были официальной парой, друзьями их назвать тяжело, а вот незнакомцами точно уже нельзя. Пожалуй, двоих это устраивало. Им нравилось проводить время вместе, видеться в коридорах и даже пересекаться на тренировках, потому что первая игра между Пуффендуем и Гриффиндором будет через месяц. Игра между Слизерином и Когтевраном неделей позже.       Финальный матч состоится за неделю до Рождества, когда ученики после разъедутся по домам на праздничные каникулы. И все игроки в нетерпении узнать, кто будет играть в финале. Для Сомин это будут последние игры, после чего она оставит Квиддич позади, как школьное воспоминание. Им на несколько минут даже задумалась о том, чтобы пойти вместе с Минсу учителем, ведь так они всегда будут рядом. А этого Им хочет больше всего — быть рядом с Ли настолько долго, насколько ей это позволит жизнь.       Минсу была рядом с ней во все переломные моменты. С её стороны не было осуждения. Ли могла высказать своё мнение и честно сказать, в чём была не права Сомин, но продолжать поддерживать её и делать это только для её блага.       Чимин был в своей комнате, а вот Тэхён, наоборот, сидел в Большом Зале в компании гриффиндорцев и удивлялся тому, как его сюда занесло. Чонгук всё ещё подозрительно косился на Кима, Сохи же глубоко наплевала на его присутствие, а Суджин сидела рядом счастливее, чем всегда. Чон и не помнит, когда бы девушка была такой радостной. Ведь если подумать, Тэхён был её наваждением. После первого провала она сделала вид, что ей всё равно на Кима, однако глубоко в душе она продолжала надеяться, что Ким взглянет на неё.       Несмотря на то, что они с Хосоком стали проводить больше времени с Суджин и Чонгуком, Тэхён ни разу не дал ложной надежды Со на отношения, ну потому что не любил. И сколько бы внутренних стараний Ким не прилагал, его сердце продолжало молчать. Да и чего Ким ожидал? Что спустя четыре с половиной года его любовь внезапно куда-то испарится без следа?       Ким продолжал провожать Сомин молчаливым взглядом в коридорах, следить за ней в библиотеке, когда она сидела там в одиночестве (Минсу была занята с Намджуном, Чимин тоже где-то ходил). А Тэхён откладывал свои дела, закрывал глаза на обещанные Суджин встречи и упрямо сидел, спрятавшись за учебниками, как можно дальше. Он мог стоять за стеллажом, делая вид, что читает книгу, а на деле просто прожигал в спине Им взглядом дыру. Наверное, ему не хватало смелости подойти к ней после того, как он самому себе дал обещание забыть свою привязанность к ней. Ким даже не предполагал, что это окажется тяжелее, чем он думал.       Стоило Киму заметить, как к девушке подходил японец, он будто давился воздухом. Сомин улыбалась ему, приглашала сесть рядом и он соглашался. Потом они вдвоём молча сидели за столом, их плечи слегка касались друг друга, Юта мог позволить себе поправить волосы Им, а Сомин же в ответ только игнорировала это. Лишь лёгкая тень счастья на её лице позволяла понять Тэхёну, что её это устраивает. Они делали уроки вместе, помогали друг другу, и когда Юта заканчивал со своими, то просто наблюдал за девушкой. Также, как Ким.       Вот только у Тэхёна сердце от этого трещит по швам, а у Юты беспорядочно бьётся в груди.       Ким всегда ощущал себя лишним в такие моменты, ведь он подглядывал без разрешения. Столько лет дружбы с Сомин не дали в итоге ничего, а Накамото всё досталось будто по щелчку пальцев. Тэхён не знал, куда себя деть. И достаточно причинив себе боль, он трусливо сбегал в гостиную, где попросту лежал на своей кровати без единой утешающей мысли. Это продолжалось неделями. Даже смерть Хэчана не могла отвлечь Кима от собственных переживаний. Ему было уже абсолютно наплевать на то, что происходило вне Хогвартса. Он учился и посвящал учёбе всё свободное время, стал плохо спать из-за обнаружившейся болезни отца и совсем прекратил общение даже с Минсу.       Чимин старался выдавить из Кима хоть слово о том, что происходит внутри друга, но Тэхён избегал вопросов и отвечал несвязно, непонятно. Паку оставалось только принять это. Чимину пришлось смириться даже с тем, что Тэхён на несколько недель предпочёл компанию Чонгук и Хосока, чем его. Пак знал, что у Кима бывают моменты, когда ему нужно отдохнуть от всех и изолироваться от общения, но слизеринцу было нелегко принять это маленькое «предательство». Слизеринец ничего не сказал другу, потому что не имеет права ограничивать Тэхёна в общении, а Ким не извинялся, потому что не видел в этом проблемы.       Тэхён погрузился в обманчивые иллюзии того, что всё в порядке, пока Чимин старался приглядывать за ним.       Когда наступил декабрь, все в Хогвартсе, за исключением нескольких людей, пребывали в напряжённом состоянии. Учителя опасливо озирались в свои окна, ученики стали раздражительнее, директор же был спокоен, выражая лишь внешне обманчивое беспокойство. Первая неделя декабря проходила медленно. Минсу была напугана больше обычного, Сомин скрывала свои переживания, Хосок и Тэён же мало разговаривали, некоторые ученики уже готовились морально к Рождеству, а кто-то потихоньку складывал вещи в чемодан и покупал подарки.       В день, когда должен был состояться матч по Квиддичу, Чимин, наконец, смог уговорить Тэхёна появиться вместе с ним в вестибюле. Там их уже ждали Сомин с Минсу. В руках у Им был флажок с гербом Пуффендуя — это заставило Кима улыбнуться, что Чимин заметил моментально.       — Даже не знаю, хорошо ли, что матчи не отменили? — первым заговорил Ким, когда заметил на парадной лестнице Чонгука.       Рядом с ним стояла Хан, которая держала его метлу, пока парень снимал мантию. Сохи на несколько минут опустила свой взгляд на девушек и, безразлично пожав плечами, отвернулась обратно к Чонгуку, который, наоборот, с каким-то презрением окинул силуэт Чимина. Чон намеревался выиграть этот матч, чтобы одолеть Слизерин в следующем.       — Директор О настоял на том, чтобы Квиддич проводился. Это поможет нам отвлечься от плохих мыслей и вернуться в прежнюю жизнь, — ответил Пак, не обращая внимания на учеников Гриффиндора, которые прошли мимо во главе с Чоном.       — Я считаю это неуважением… — проговорила Минсу. — Однако соглашусь, что ученики воодушевлены сегодняшней игрой.       — Надо же, ЧонИдиот сегодня такой нервный, — посмеялась Сомин, из-за чего получила укоризненный взгляд подруги. — Ладно, ладно! — сдалась Им, и только от Чимина получила улыбку.       — Встретимся тогда после игры, хорошо? — вопрос был больше к Тэхёну, так как Пак боялся, что он будет избегать встречи после матча. Ким неоднозначно хмыкнул и, взяв Минсу под руку, устремился к полю, чтобы занять свои места.       — Тебе не кажется поведение Сохи странным? — внезапно спросила Сомин, когда они остались с Паком вдвоём. — Так непривычно… Она делает вид, будто вообще нас не знает.       — Я бы на твоём месте этому радовался. Было бы отлично, веди себя так ещё и Чонгук. Они точно обыграют сегодня Пуффендуй, и Чон будет злорадствовать над нами, пока мы не выиграем Когтевран. Жди новых подколов от него.       Чимин устало вздохнул и пошёл вслед за остальными учениками, держа Сомин за руку, чтобы она не затерялась в толпе. Накамото не было видно с самого утра, поэтому Им решила, что им удастся увидеться позже. Всё-таки рядом с Паком было комфортнее, он всегда находил им хорошие места на трибунах, приносил сладости, чтобы перекусить (перенял эту привычку у Тэхёна). И обсудить с ним всегда можно было всё на свете. Во время перерыва они вдвоём обсудят свои планы на Рождество и новую стратегию игры, которую придумал капитан команды.       А поведение Сохи беспокоило не только девушек, но и почему-то Чонгука. Обнаружить однажды то, что в ней нет ненависти к Сомин, было удивительным явлением. На протяжении всего месяца Чон наблюдал за подругой и не мог объяснить самому себе, почему она перестала замечать даже Минсу — словно их вовсе не существовало.       — Разве имеет смысл кого-то ненавидеть или любить до безумия? Почему бы не найти середину? — однажды ему ответила Сохи, на что Чонгук так и не нашёл ответа. Его ненависть не кажется ему пустой и бессмысленной. Он не замечал проблемы в том, что видел в Чимине, Сомин и всех с факультета Слизерин соперников. Как их ещё воспринимать?       Изменение Хан было резким, абсолютно неожиданным и немного неудобным для Чонгука. Он больше не мог обсудить провалы Чимина или неудачный день Сомин, потому что Сохи открыто игнорировала это. И сама девушка не помнит ни дня своего презрения к ним. Когда Чонгук напоминает ей об этом, у неё в голове один только тёмный силуэт незнакомого мужчины, который прошёл мимо неё и оставил за собой шлейф кофейного аромата, что не выходит у Хан из головы.       — Твоя одержимость ненавистью к слизеринцам наводят на мысли, что в твоей жизни нет ничего интереснее, — перед матчем аккуратно сказала Сохи, уже намереваясь уйти. До начала игры оставалось полчаса.       — Ты в альтруистки заделалась? — злобно прошипел Чон, с силой сжимая свою метлу, из-за чего его ладонь заныла от боли.       — Наверное, я просто поумнела, — Хан ободряюще улыбнулась парню и удалилась на трибуны, оставляя Чонгука злиться в одиночестве.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты