Сказания о (самых лучших) молодых годах

Слэш
NC-17
Закончен
72
Размер:
Макси, 104 страницы, 13 частей
Описание:
Рутина. Абсолютная рутина. Горы домашки на третьем курсе, свет настольной лампы, голоса и визги ребят за стенами общежития. Серые будни разбавляют два братана в университете, без которых уже невозможно прожить, и периодические звонки родителей.
Самые лучшие годы? Молодость, расцвет сил? Вот так они проходят? Джисон явно не представлял себе эти годы вот так. Но один человек способен спасти его из этой не заканчивающейся депрессии.
( пристанище для уставших)
Посвящение:
Асе и Ким КаРин, которые и есть теми корешами, без которых я бы не смогла ничуть.
Примечания автора:
Я как-то думала зафиксировать свою жизнь в виде фанфика еще в прошлом году, но вдохновение так и не пришло. Но теперь, кажется, я закончу этот масштабный проект. Буквально всё, что происходит, не будет чем-то фантастическим и супер классным, потому что я за реальность, я пишу чистейшую жизу (ладно, в одном моменте это не будет жиза), поэтому, как вы все понимаете, сверх чуда не будет. Думаю, тут будет ангст... Какое-то время он меня преследовал, не смогу его обойти стороной в этой работе. Но стекольное стекло я не люблю, поэтому всё будет хорошо :)

Здесь рады всем, кто устал, кто в депрессии или измучен жизнью. Я всех обнимаю.

Однако, я ярый обожатель Минсонов, поэтому им суждено присутствовать. Я думала, что вся работа будет примерно одного настроя, но Минхо рассеял мрак в жизни Хана.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
72 Нравится 56 Отзывы 26 В сборник Скачать

Луч среди тьмы

Настройки текста
Я шел по длинному коридору в состоянии замешательства. Я переваривал те несколько слов, которые бросил мне Чан, прежде чем зайти в свою комнату назад. Странный и «того»? Очень однозначно, скажу вам. Я пытался проанализировать выражение его лица, пока помню. Но и там, кроме пренебрежения и удивления, я ничего не увидел. В любом случае, пошел ты в жопу, Кристофер, ты сам не менее странный. Я вошел в свою комнату, раздеваясь и сбрасывая обувь. На часах около четырех, и я планирую закончить все дела со скоростью света, чтобы пойти к Минхо. Признаюсь, в общаге есть один плюс, но его моментально перекрывают все остальные минусы. А плюс заключался в том, что, если ты заведешь друзей, то тебе не нужно одеваться снова, далеко бегать и прочее. Просто встал и пошел в комнатных тапках и пижаме. Я в жизни так быстро не делал этот чертов юнит по бизнесу, как сегодня! Китайский, конечно, меня здорово задержал, ведь при всём моем желании сделать быстрее, запись, которую мы записываем на слух быстрее идти не может. Сан, Уён и Минки что-то возились за столом, собираясь готовить кушать. Мы перестали общаться. Не ссорились, не грызлись, просто меньше перестали общаться. Инициатива, конечно же, была моей. Не хочу с ними разговаривать. Ну, кроме Минки. Так как Сан и Уён близки, друзья не разлей вода, а Минки совсем недавно с ними познакомился при поступлении, то они и общаются меньше. Собственно, поэтому он ни на их, ни на моей стороне. Мы с ним болтали как-то вечером, когда тех двух не было. Он признался, что его тоже коробит, когда Уён начинает целоваться со своей девушкой прям в нашей комнате. Причем его кровать находится к ним ещё ближе. Не завидую парню. Но всё-таки моментально после этого доверять я ему не стал. Я помню, что поспешных выводов нельзя делать, а также наша общая неприязнь с тошнотворным поцелуям на людях не является причиной дружбы. К восьми я справился, в некоторых вещах на «тяп-ляп, но сойдет», поэтому почти сразу, как положил ручку, взял телефон, чтобы написать хёну. Хан Джисон: хён, я закончил ты не занят? я могу придти Он не отвечал минут пятнадцать. Я начал изводиться, потому что я всегда непоседа. Я не могу ждать что-то долго. Я не говорю уже о посылках, например. Я хочу всё и сразу, а ждать не умею. Я весь извелся, прежде чем получил тихое оповещение с моего телефона. Ли Минхо: не занят, приходи Я спрыгнул с кровати, сунул ноги в тапочки, молча вышел и направился в противоположное крыло. Я не хотел встретиться ещё раз с Чаном, что, к счастью, и не произошло. Постучал в дверь. Она почти сразу открылась, и оттуда выглянула мордочка домашнего Минхо. Ой, лицо. Мордочка Дори и лицо Минхо, да. — Проходи, Дори тебя уже заждалась, — хихикнул Минхо, и я вошел. Минхо выглядел, словно только с душа, но по запаху я так и не определил, потому что в комнате стоял аромат еды. Или он стоял и на этаже — я не знаю. Всегда, даже когда готовишь на кухне, но потом переносишь в комнату, то она тоже пропитывается запахом еды. Это огромный чертов минус общежития, ведь вечно с открытым окном не просидишь, особенно зимой. У Минхо комната была с недавним ремонтом, по крайней мере, она так выглядела. Обставленной мебели было меньше, но так уютно. Просторная и атмосферная. Мне нравится. — А ты, ты ждал? — робко спросил я, но понял, что опять я язык за зубами не держу, болван. Зачем я это спросил? — Хм… признаю честно, ждал больше самой Дори, — он усмехнулся, лишь один уголок губ приподнялся, но его глаза всё равно сверкали по-доброму. Он вовсе был на вид теплый и уютный. — Ты хочешь кушать? И тут я вспомнил, что так и не поел после университета, кроме снэка, который я не съел в университете. — Ну… я ещё не ел, так что… — промямлил я. — Садись тогда со мной, я приготовил лапшу и куриные желудки в соусе, — он пригласил за его столик, где заранее стояли две пиалы, словно он знал мой ответ. Внезапно меня осенило, что про куриные желудки, да и вообще о мясе, я рассказывал ему, пока мы шли в магазин, а ещё и любимый рецепт мамы рассказал. Я даже не смотрел, а ведь он, оказывается, выбирал желудки в мясном отделе. Божечки, вот это мужик, нужно забрать себе. — Ваа, — выдохнул я, смотря на ещё не остывшую еду, которая ждала только нас. Минхо усадил меня, дал кошечке тоже в её миску, и мы принялись есть. — Ты… знаешь, кто живет напротив тебя? — спросил его между делом. — Не-а, — легко ответил он. — Совсем? А как давно ты тут живешь? — Не смотря на то, что поселился тут я ещё с первого курса, я никого не знаю. Лишь рабочих на вахте, — он говорил это таким будничным тоном, словно это обычное дело. Знаешь, Минхо, это правда обычное дело. Для меня. Я тоже ведь ни с кем не общаюсь, будто отшельник. — Ого… хотя, чему я удивляюсь, я тоже никого не знаю, — махнул рукой, наслаждаясь, как вкусно готовит Минхо. У меня такое настроение предложить ему жениться на мне, потому что он готовит соус даже вкуснее моей мамы. Но пока предложение руки и сердца повременит. — А почему ты спрашиваешь о соседях? Он тебе сказал что-то, да? Тот, с кудряшками, — он серьезно посмотрел на меня, и без его улыбки мне было страшно. Кажется, он слышал мой разговор с ним днем. — Ну… просто он знает тебя, а ты его нет. Его Чан зовут. Я раньше довольно часто общался, — ответил я. — Плевать. Я даже не подавал никаких инициатив с кем-то знакомиться, — он подложил мне ещё лапши, смотря, что я довольно быстро умял всё. — Я тоже ни с кем не общаюсь. Пока те соседи не заехали, то я вовсе не разговаривал с людьми тут. Было здорово. Уединение и полная гармония, — я мечтательно вздохнул, вспоминая те времена. — Спасибо большое, мне неловко, я объедать тебя пришел. — Кушай, кушай, не отвлекайся, — заботливо всучил мне палочки назад в руки, потрепав по волосам. И кто я такой противиться самой вкусной, халявной еде от Минхо? — Кушай, а я ещё посмотрю на твои милашные щечки и на то, как ты набиваешь их во время еды, — он мягко засмеялся, пока я пинался под столом. — Йаа, хён, это мой комплекс, а ты так легко об этом говоришь! — я серьезно посмотрел на него, успев вытереть рот. Я сейчас был правда расстроен. Я так не люблю, когда кто-то замечает, как я ем. Я вообще не люблю то, как я ем. А теперь и Минхо это заметил. — Ты не так понял, Хани, ты очень милый, я не насмехаюсь… Извини, если я обидел тебя, я больше не буду упоминать об этом, если скажешь, — мой слух ласкал его нежный, мелодичный голос. Он словно убаюкивал меня. И мой пыл мгновенно улетучился. Мне так нравится то, как он меня зовет. И голос его. Черт, кажется, я выйду отсюда точно втрескавшись. — Ладно, извини за возмущения… — я снова стал есть, совсем не стараясь скрыть щеки, но Минхо больше не засматривался, чтобы не смущать меня. После ужина он собирался помыть всё сам, но я стал сопротивляться, мол, я что безрукий? Я и так халявно поел, нужно хоть что-то полезное сделать. Завершив уборку, я наконец нормально поздороваюсь с Дори. Всё это время она периодически подходила и обнюхивала меня, но в основном держалась подальше, за Минхо. Хэй, кошечка, у меня ведь тоже есть кот, я тоже кошатник, не бойся меня. Я завалил её на ковре, почесывая за ушком, пока Минхо забрался на кровать вместе с ногами. Он развалился и все эти пять или десять минут наблюдал, как я играюсь с ней, а она и не сопротивляется. Он улыбался и смеялся одновременно со мной, а потом просто смотрел. — Ладно, малыши, я отойду на недолго, — Минхо поднялся и вышел с комнаты, оставляя меня валяться на полу с его кошкой. Она мяукнула ему вслед. — Дори, не переживай, он скоро придет, — я поставил её себе на живот, лежа на спине. Она, вроде как, не была против. Вдруг я услышал трель своего звонка. Вытащил из кармана телефон. Звонила мама. Я решил не выходить никуда, поговорить прямо здесь. — Алло, мам. — Привет, дорогой. Ты как? Дома? — услышал я её обычный вопрос, который она мне задает каждый раз. Она лишь меняет местами его с " что ты сегодня кушал?» — Дома, конечно же. Хотя, я сейчас не у себя в комнате, зашел погостить. В этот момент вернулся хозяин комнаты, прикрывая тихо дверь, когда заметил, что я разговариваю. Я общался с мамой, и мы смотрели друг на друга, пока он перемещался по комнате. — К Чану? — спросила мама. Я ей пока не говорил, что мы как-то перестали общаться. — Не, к одному человечку, который, как оказался, превосходно умеет готовить, а особенно куриные желудки по твоему рецепту. Мам, прости, но они ничуть не хуже твоих! Я в восторге. Минхо беззвучно смеялся, пока присаживался рядом со мной на ковер. Кошка лежала всё еще у меня на груди, не обращая внимания на Ли. — Правда, дорогой? Ну, что я могу сказать? Нужно жениться в таком случае! — мамочка думала, что я говорю о девушке, коль расхваливаю кулинарные способности; я засмеялся включил громкую связь, чтобы Минхо тоже послушал. — Жениться, говоришь? — я переспросил. — Да, если этот человек готовит тебе куриные желудки и они превосходны на вкус, то нужно жениться. Наконец, я скину с себя эту обязанность на неё, — она продолжала говорить, вовсе не подозревая, что рядом со мной сидит эта самая ошарашенная «невеста». — Ох, ладно, мам, мне пока что неудобно разговаривать, я тебе перезвоню потом, хорошо? — я решил, что с Минхо хватит и поспешил попрощаться с матушкой. Выключив телефон после маминого «пока-пока», я посмотрел на притихшего Минхо, который гладил Дори на мне. — Мама сказала жениться, хён, — я посмотрел на него с напущенной серьезностью, пытаясь не рассмеяться. — Ну жениться так жениться, что бубнить-то? — совершенно спокойно ответил он, пока кошечка перелазила к нему на колени. Я лежал и смотрел на него с улыбкой, словно влюбленный. Я бы не хотел перескакивать с одной влюбленности на другую, но на фоне Минхо теперь, кажется, Чан лишь привлек меня тем, что он был единственным человеком, который общался со мной здесь.

***

Я ушел к себе ближе к двенадцати. Мы смотрели аниме вместе, комментируя почти каждую минуту, и особенно смеясь над шутками друг друга и этими вставочками к репликам героев. Кровать у него, конечно же, стандартная, полуторная, но спустя небольшой отрезок времени, мы уже не чувствовали смущения или дискомфорта. Дори спала межу нами, будучи согретой теплом с двух сторон, и мы периодически гладили её шерстку. Он проводил меня к двери, я поблагодарил за гостеприимство и за приятную атмосферу, которую я и не ожидал получить в стенах этого общежития. «Я буду ждать тебя ещё, если что». Засыпал я впервые за долгое время с улыбкой до ушей и трепетным чувством внутри. Как же я быстро влюбляюсь, мне так хотелось противиться этому, но чем дальше, тем больше я поддавался той приятной неге, которая разливалась прямо посреди грудной клетки внутри меня, когда я думал о Минхо. Я буду молить небеса, чтобы не вышло так, как с Чаном. Но радоваться жизнь мне долго не позволила, так как мой идеальный сон при любых обстоятельствах от начала и до будильника стал постепенно рушиться. Я это заметил ещё месяц назад, когда какого-то черта проснулся в пять утра вместо шести тридцати. Думал, что ничего страшного, сейчас засну, как это было всегда, и досплю эти полтора часа. Но уснуть я так и не смог. Это продолжало повторяться почти каждую ночь. Я очень тяжело засыпал, просыпался по несколько раз на ночь, а утром после четырех-пяти больше не мог уснуть. Я, конечно, подозревал в чем проблема. Мои мысленные ссоры с соседями по комнате не могли не сказаться на моем психическом здоровье. Я был очень нервным в этом плане. Наверное, я не гожусь для совместной жизни, ведь не могу справиться со своими загонами. Кажется, я в любом случае найду, что мне будет не нравиться, а потом начну постепенно ненавидеть человека за его привычки или качества. Я совсем не хочу так делать, я сопротивляюсь, но ничего не помогает… Это происходит каждый чертов раз.

***

Пришло время ехать с Феликсом на день рождения к моей сестре. Ну, лично я ехал исключительно отдохнуть и поесть, чего уж таить. Хотя, отдохнуть я вряд ли смогу там. Каждая моя поездка домой не отличается особым отдыхом ни моральным, ни физическим. Уроки не успеваю нормально поучить, постоянно есть какие-то дела, с которыми нужно помочь дома. Время пролетает быстро и в итоге, приехав назад, трачу много времени, чтобы разложиться и привести в порядок комнату, а потом до полуночи доделываю домашку. Вот поэтому я не езжу каждые выходные домой, как это делают многие другие. Мы прошлись по магазинам с Ликсом перед отъездом, так как он хотел выбрать ей подарок, а после нас ждали почти два часа езды и музыки в наушниках, которые мы делили пополам. Приехав туда, мой папа встретил нас ещё на вокзале. А дома поприветствовала мама с вкусной, горячей едой. Пока они тискали Феликса, словно котенка, я разместил наши вещи в моей комнате. Замучают моего друга, потом дефектный будет, что я его маме скажу? Особенно я не любил, когда моя младшая сестра и младший брат к нему цеплялись. Они не знают меры, а Феликс не может отказать. И психую в этой ситуации лишь я. — Хён, давай поиграем в майнкрафт! — Оппа, посмотри какой красивый рисунок я нарисовала тебе и Джисони. — Хён, расскажи, как в Австралии? — Оппа, да, расскажи! О, покажи свои веснушки. — Хён, где твои веснушки? — Оппа их спрятал, так не пойдет, ты стесняешься? И это бу-бу-бу я слышал все дни напролет, пока мы были здесь. Конечно же (обязательно!), я постоянно отгонял их под предлогом, что Ликси устал, он не хочет, ему не интересно, он сейчас занят, но у этих двоих шило в заднице и слишком много энергии, чтобы переиграть нас двоих сразу. Я забрал Феликса с собой на кухню, где возилась мама, будучи по голову занята готовкой к вечеру. Мне нужно было ей помочь. — Мам, мы пришли помочь, — объявил я, завязывая фартук сзади на Феликсе, а потом на себе. — Ох, прекрасно, нужно почистить овощи и яйца, — она, стоя у плиты, показала пальцем на миски, в которых было всё, что нужно. И молча принялись за работу. Ну как молча… она постоянно спрашивала всякое у Ликса, о родителях, об учебе и о прочем. Феликс много шутил и веселил нас. Он вообще шутник серьезный, мы когда жили в одной комнате, то у меня всё время живот болел от смеха, а он всё не затыкался. Поэтому и дома он стал душой компании. — Феликс, а ты пьешь? — спросил с порога отец, когда зашел в дом. Дом у нас частный, к слову. Отец часто проводит время на улице по делам. — Ну господин Хан, что ж Вы так сразу… если это вопрос, то на самом деле нет, а если предложенииие, — заманчиво протянул Ли, рассмешив моего папу. — Всё понятно, у меня есть отличное вино, Джисон закодировался ещё в 14, некому теперь давать на дегустацию, — мужчина притерся к моему другу под бок, расхваливая своё вино собственного изготовление. — Пап, ты так говоришь, словно я был алкашом в четырнадцать, — закатил я глаза. — Ну почти, я помню тебя пьяным. Так вот, Ликси, выпьем сегодня? — Господин Хан, я чисто из уважения к Вам попробую, но пить много не буду, я не пью, — мило улыбнулся Ли своей лучезарной улыбкой, и я сразу понял, что батяня мой пропал, охамутили. Хах, как потом жаловался мне папа по телефону, он-то думал, что Феликса сумеет хоть чуть-чуть напоить, а тот один бокальчик выпил и всё. Так-то, папа, у меня в кругу общения алкашей нету. В общем, наелись мы от души дома. Мама испекла домашний торт, Феликс от радости, когда узнал, аж завизжал — так он любит домашнее. Шумно, весело и вкусно мы отпраздновали день рождения сестры, я нарадовался проведенному времени с Рамзесом, который почему-то выглядел уставшим, словно выдавливал из себя мурлыкание, когда мы его гладили. Мы переночевали с Ликси у меня и на следующий день, в воскресенье, отправились назад в Сеул. Приехав в общежитие, я никого не застал. Быть может, они тоже домой поехали. Попутного им ветра, скажу я. Я присел на свою кровать после того, как разобрал все вещи и еду, которой напичкала меня мама, и тут в мою голову ударило осознание того, что я за эти несколько дней совсем не общался с Минхо. Не приходил после того первого раза, не писал, абсолютно ничего. Черт, интересно, что он думает? Подумал ли, что я балабол, например? Я тут же схватил телефон и открыл чат с ним. Хан Джисон: привет, хён, ты дома? Ли Минхо: привет, да. Хан Джисон: я могу подойти? Ли Минхо: конечно После этого сообщения пулей запихнул все вещи на места окончательно, чтобы, если приедут соседи, они не мешали им, и, закрыв комнату на ключ, пошел к Минхо. Я негромко постучал в его дверь, тут же слыша «заходи» за ней. Я осторожно открыл и заглянул. В комнате был приглушен свет, задернуты шторы, лишь настольная лампа освещала пространство. Прямо как у меня раньше. Я люблю такую атмосферу, выходит, Минхо тоже. Кошка спала на кровати, а сам Минхо сидел рядом, согнув ногу в колене к себе. Я вошел, приветственно улыбнувшись. — Привет, хён, — я присел на свободный стул рядышком. — Я это… я только что приехал от родителей. — Так тебя не было? — тут же услышал вопрос от него. — Угу… Прости, я не сказал тебе, что уезжаю, да и вообще не написал после того вечера, — я опустил виновато глаза, жуя нижнюю губу. — Ох, Хани, всё хорошо… На самом деле, я думал, что ты не сильно хотел продолжать общаться, поэтому и не напоминал о себе, — тихо признался Минхо. Всё таки он надумал в своей голове такой бред! Он заметил, что я не появлялся. — Хён, нет-нет, нет, — я часто-часто замотал головой, пытаясь доказать обратное. В порыве сожаления я пересел к нему на кровать и обнял за плечи, совсем необдуманно прижимая к себе. — Прости, Минхо, прости, я так был занят и озабочен этой поездкой, совсем забыл сказать тебе, что меня не будет пару дней. Он сидел неподвижно, но с самого начала я чувствовал, как он рефлекторно приобнял меня поперек, когда я подскочил к нему. Спустя секунду мне стало страшно за свои действия, но также было страшно отрываться от него, чтобы взглянуть в глаза. Дори, помоги, подруга. Пока я прижимался к плечу её хозяина своей головой, киса спала, словно так и надо. — За что ты так извиняешься, Джисон? — спиной я ощущал тепло его руки, — всё хорошо, совсем не страшно, ты не должен быть подотчетным мне. — А я хочу, — прошептал я, всё ещё прижимаясь щекой к его плечу; он усмехнулся и начал гладить мою спину, — хочу, чтобы ты знал где я. А также, что я сам хочу ощущать присутствие тебя в моей жизни. Если ты не против… — Я бы хотел, Хани, — я ощущал дыхание возле своей шеи, а потом и легкую тяжесть, казалось, он тоже положил свою голову на моё плечо, утыкаясь в шею, — хотел бы присутствовать в твоей жизни.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты