Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6516
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6516 Нравится 5668 Отзывы 1943 В сборник Скачать

Глава 16 Камешек в жерновах 5

Настройки текста
Ксанатос мрачно пялился на отчет экономистов, не в силах прочитать даже строчку. То, что не просто так Сидиус его выбрал, он знал с самого начала их общения. Вот только если он, движимый гордыней, поначалу думал, что ситх просто выбрал его, как самого лучшего ученика, — ведь недаром же джедаи называли его гением? — то Сидиус явно имел собственные соображения, совершенно не лестные для сознания Ксанатоса. ДюКриона не зря считали гением: он умел думать, особенно когда припекало. Визит начинающего диверсанта заставил начать проверки по всем фронтам и, к своему ужасу, Ксанатос обнаружил весьма нехорошие вещи. Сверив отчеты аналитиков и результаты аудита своих компаний и счетов, Ксанатос выявил неожиданные траты и весьма подозрительные распоряжения. На первый взгляд ничего опасного, вот только в соединении с подкинутым забраком компроматом это могло вызвать нехороший интерес некоторых организаций, из которых Юстиция являлась самой безобидной, волнения на Телосе и падение деловой репутации. Не то чтобы последняя его так уж сильно волновала… Но разговоры с Кеноби помогли принять некоторые истины, от которых Ксанатос самоуверенно отмахивался, считая себя выше прочих смертных. Да, работая за гранью закона, он получил очень большую прибыль, вот только данный факт мог восхитить лишь воротил теневого бизнеса, а никак не Дуку, учеником которого Ксанатос твердо вознамерился стать. А что? Чем он хуже Кеноби? Да и Дуку не будет утюжить его молниями, как пресловутый Сидиус, и требовать макаться в грязь и дерьмо во имя непонятных целей. Увы, мечты Ксанатоса резко претерпели изменение, когда Сидиус совершенно неожиданно назначил встречу. Таким… существам… не отказывают. Ксанатос сутки медитировал, приводя мозги в порядок и укрепляя ментальные щиты, после чего собрался как на войну и отчалил. Встреча прошла быстро и вроде как с пользой для Ксанатоса, вот только теперь в это он не слишком верил. Не после того, как через пару дней увидел полностью почерневшие ногти. Как? Как это случилось? Когда? Ксанатос смотрел на руки и судорожно шарил в памяти. Ничего. Абсолютно ничего. Он не мог вспомнить не то что лицо ситха — подробности этой встречи совершенно размывались в памяти. Только темная фигура в плаще и снисходительно искривленные губы во мраке капюшона. Да, Сидиус явно не знал, что его диверсанта поймали, заботливо составленная дезинформация сработала, вот только это не помешало ситху окончательно списать неудавшегося почти ученика в утиль. Ксанатос это понял только потому, что ввел правило проводить самодиагностику каждый день, утром и вечером. И пропустить отмирание нервных клеток он попросту не смог. Что самое кошмарное, Ксанатос не только не мог понять, когда его отравили, но и доказать причастность Сидиуса: рукопись, переданная ситхом, исчезла, а в памяти появились провалы. Но что хуже всего, с таким трудом обретенные ясность мыслей и душевное спокойствие разлетелись в клочья, будто их и не было. Он готов был взорваться от любой мелочи, держать себя в руках становилось все труднее, и надежды на излечение не было: взятые анализы свидетельствовали, что жить ему осталось недолго. Ксанатос долго бесился в горах, куда удрал проораться и спустить пар, изувечив ландшафт и спровоцировав пару обвалов. Осознание того факта, что он даже не может позвать хоть кого-то на помощь, окончательно добило. Ксанатос, всегда такой идеальный, выверенный и жесткий, валялся посреди сотворенного его руками и Силой хаоса и выл от отчаяния. Впрочем, он не был бы собой, если б не нашел выход из тупика.

***

Дуку утомленно прикрыл глаза, грея руки о чашку с чаем. Некультурно — жуть, но сейчас ему было все равно. Он слишком устал. Сотрудничество с набуанцами оказалось очень полезным и продуктивным, и если поначалу юный возраст монархов, бывшего и нынешнего, джедая чуточку смущал, то теперь он только восторгался недюжинными умственными способностями Веруны и Абхи, искренне сожалея, что приносить своей планете пользу эти бриллианты могут максимум два срока. То есть восемь лет. Всего. Откровенно мало, и нет гарантии, что следующий монарх будет таким же умным, деятельным, готовым идти до конца ради благополучия подданных. Как Веруна, который вынашивал план возрождения Военных Сил на планете. Казалось бы, что тут такого? Армия — крайне необходимая вещь в условиях окружения агрессивными соседями, вот только несколько робких попыток, сделанных предшественниками Веруны на этом поприще, наталкивались на противодействие во всех слоях населения. Создавалось полное впечатление, что создание собственной армии для набуанцев — жутчайшее табу, преступить которое смерти подобно, да и вообще Набу позиционировалась как сугубо мирная планета. Единственные, кто владел оружием и изучал боевые искусства, — телохранители монархов, их двойники и гвардия. Все. Тем более странное положение дел, что некоторые кланы успешно занимались разработкой и продажей вооружения всем, кто имеет кредиты в кармане, и отказываться от накопленных состояний, оплаченных кровью, не имели намерений. И уж тем более странно, что давший задание аналитикам промониторить настроения масс Веруна с изумлением узнал, что за последние несколько лет градус пацифизма в обществе пополз вверх и останавливаться не собирается. В общем, прежде чем проявлять инициативу, королю придется потрудиться. В принципе, казалось бы, не проблема Дуку совершенно - где он, и где Набу, но оказалось, что все не так уж просто. Вызванный на откровенный разговор Оби-Ван только тяжко вздохнул и максимально подробно расписал будущий конфликт на Набу, ставший для Ордена и Республики поворотным моментом и камнем преткновения. Ну как, максимально… Все подробности видения, события и их последствия. Дуку тут же провел параллель с явной демилитаризованностью Набу: планету, которая не может похвастать хоть каким-то подобием армии, и захватывать легче. Ну что набуанцы сделают, когда им организуют блокаду и концлагеря? Разве что заплачут. И только. А вот Веруна с Абхой, услышав о конфликте и действиях юной королевы переглянулись с очень понимающим видом. Им имя королевы сказало о многом, что обнадеживало: возможно, трагедию удастся предотвратить. А еще Дуку неприятно удивил тот факт, что Веруна и Абха отменно знали, кто такие ситхи и чем грозит их возвращение в политику. А они не могут не влезть с ногами, не тот контингент, так сказать. Все одаренные, независимо от своей направленности, лезут на вершину горы. Даже если они не хотят по каким-либо причинам, рано или поздно, но их выпинывают на трудную дорогу вверх, а там… Аппетит приходит во время еды. Это уж совсем оторванные от реальности отшельники законопачиваются в пещеры и щели, но и они работают и развиваются, просто, допустим, не в тех сферах, что видят обыватели. Когда ты сильнее, умнее, живучее — естественный процесс. Ситхи — не исключение. А уж Сидиус, по словам Оби-Вана, и вовсе ситх из ситхов. Квинтэссенция радикального учения. И, судя по мрачным и скупым обмолвкам набуанцев, Палпатин — достойный потомок своих жестоких предков. И он умный. Настолько умный и сильный, что инкриминировать ему приверженность Темной Стороне попросту невозможно. Когда Оби-Ван выслушал предложения Дуку по разоблачению подпольного ситха, то рассмеялся и удрученно покачал головой. На лице рыжика было сожаление. Дуку, к своему прискорбию, вскипел, разразившись гневной тирадой, что ситхов требуется уничтожать. Оби-Ван выслушал, покивал, а потом… Потом Ян в очередной раз осознал, что таким внуком можно только гордиться. — Прошу прощения, гроссмейстер, — тон Кеноби был извиняющимся, вот только глаза смотрели цепко и жестко. — Я насчет политики в отношении ситхов с вами полностью согласен. Их действительно надо уничтожать, в этом вы правы. Но не потому, что они на противоположной стороне спектра, так сказать, а потому, что, вступив на этот путь, они становятся… Деградантами. Я отменно прочувствовал то, что разнеслось по галактике после гибели, видимо, мастера Сидиуса. Зло. Чистое и незамутненное зло. Эгоизм в крайней степени. Потакание своим желаниям и оправдание этого потакания. Нет никакой другой точки зрения, есть только их… И все. Для ситхов все остальные — угроза и конкуренты. Враги. Потому как союзников у такого существа нет, есть лишь рабы и в лучшем случае слуги. И да, согласно моему видению, первым делом ситх начнет уничтожать всех, кто, пусть теоретически, но сможет дать ему отпор. И уничтожать он будет физически. И вот тут, гроссмейстер, вы делаете ошибку. Очень… — Оби-Ван пожевал губами, пытаясь подобрать точные слова, — очень характерную ошибку. И логичную. Ситхов всегда искореняли физически. Штурмовой отряд, одиночка… Неважно как. Вот только в этом случае данный способ действия не пройдет. Не так. — То есть? — нахмурился Веруна. — То есть, — неприятно ухмыльнулся подросток, — если и убивать, то тайно. Так, чтобы это выглядело происками врагов-политиков, несчастным случаем… Ответьте на вопрос: кто такой сейчас Палпатин? — Младший помощник сенатора от сектора Чоммель. — Именно! — поднял палец вверх Оби-Ван. — Помощник сенатора. Тот, кто лезет в политику. Тот, кто действует как политик. Тот, кто является прежде всего политиком, а то, что ситх, — уже второстепенно. Ведь вы так и не смогли найти хоть какие-то доказательства, что он ситх, не так ли? И не найдете. Артефакты собирает? Мало ли какое хобби у человека и чем он взятки берет. Тьмой не воняет? Значит, поклеп. А то, что скрывается в Силе… Так что? Даже если вы демонстративно возьмете пробу на мидихлорианы, что вы сможете ему инкриминировать? Что? Не замечен, не пойман и прочее… И вообще. Быть ситхом — не преступление в Республике. Я специально уточнял. Оби-Ван вздохнул, пошевелил пальцем конфету в вазочке. — Нельзя сбрасывать со счетов его умения и знания. Вон, Мол с ним общался плотно, и что? Пытай его, а лицо не опишет. Нет доказательств. Поэтому убирать его надо, как политика. Только так. Убивать? Наемники, яд и прочее в том же духе. Никаких схваток с мечом наголо… Разве что толпой, и то не факт. А лучше без этого. Я больше чем уверен, что шпионов у него даже в Храме уже прорва. Дуку молча кивнул. Он и сам об этом думал. — И что вы предлагаете, гранд-падаван? — пророкотал джедай. — Что я предлагаю? — протянул Кеноби, оставив несчастную конфету в покое. — Давайте разберем проблему. Итак. У нас есть ситх, который строит политическую карьеру. Можно бы его уволить — да не за что. Никаких грехов и служебных несоответствий. Да и то, что он ситх, доказать невозможно. Не преступление это к тому же. С другой стороны, у нас есть Орден Джедаев, который уверенно заявляет, что ситхов нет, а если есть — то они вам мерещатся. И есть Тени, которых пошлют искоренять угрозу: не в первый раз, да и не в последний. Скажите, гроссмейстер, что будет с Орденом, если Тени все-таки убьют Сидиуса? И не тайно, а как привыкли: пафосно и напоказ? Я вам скажу. В сторону Ордена не плюнет только ленивый, а сенаторы сделают все, чтобы окончательно его задавить. Кончились те славные времена, когда джедаи с ситхами резали друг друга и чхать хотели на мнение окружающих и сопутствующий ущерб. Для обывателей это не противостояние адептов Светлой и Темной стороны Силы. Это — религиозная война. — Вы ошибаетесь, гранд… — начал, нахмурив густые брови, Дуку, и Оби-Ван удрученно покачал головой. — Увы, гроссмейстер. Обыкновенная религиозная грызня. Тем более непонятная и страшная, что ее участники не стесняются втягивать непричастных в свои разборки. И если про ситхов уже фиг знает сколько веков ничего не слышно, то репутация джедаев за это время в такую яму провалилась, что выбраться оттуда уже невозможно. Никак. Я могу вам многое высказать про упадок Ордена, про порядки в Храме, про отношение разумных, особенно живущих не в Ядре, к его членам, но вы и так все это отлично знаете и без меня. Просто… привыкли уже, не обращаете внимания. Так вот… Что я предлагаю. Оби-Ван прищурился, побарабанил пальцами по столу. Веруна с Абхой внимательно слушали, явно запоминая все дословно, анализируя и то, как сказано, мимику и прочее. Дуку молчал, с терпеливостью дипломата ожидая ответ. — Есть три варианта, гроссмейстер. Первый: оставить все как есть. И максимум через двадцать лет все наши проблемы решатся сами собой, окончательно и бесповоротно. Второй: вы собираете в кучу своих друзей, знакомых, вообще джедаев, грузитесь на корабли и сваливаете в Неизведанные регионы. Куда подальше. Хоть на Тайтон. — Неприемлемо, — отрезал Дуку. — По обоим вариантам. — Я понимаю, — кивнул Оби-Ван. — И есть третий. Самый непредсказуемый. Возвращение Ордена к истокам. — То есть? — Разрыв Руусанского соглашения. — Это измена, внук. — Да мне плевать, — безмятежно пожал плечами Оби-Ван. — Мелидаан не является членом Республики. — Вы уверены, радж? — сухо щелкнула веером Абха. Оби-Ван кивнул. — Единственный вариант, госпожа. Смерть Сидиуса не решит проблемы, скорее всего, только усугубит. Он не причина, а следствие. Республика гниет и трещит по швам, катясь в пропасть. Пусть не он, так другой решит этим воспользоваться. А Орден… Он уже почти разрушен, как ни больно это признавать. Ладно с внешней репутацией, это дело поправимое. Годы работы, пиар, пропаганда… Можно восстановить. Ужасно то, что восстанавливать некому. Дуку опустил глаза, глядя в пол. Вся его могучая фигура словно сигнализировала о том, что сказанное — правда. Увы, так и было. Ян уже давно и сам так думал, просто не говорил вслух. Ему было больно и горько признавать, что Орден, ставший его семьей, домом, уже давно не живет, а попросту агонизирует. А все попытки хоть как-то исправить ситуацию наталкивались на противодействие Йоды и остальных магистров. Обыкновенная политика отрицания. — Это… Это будет… — Единственный вариант, гроссмейстер, — Кеноби смотрел с грустным сочувствием. — Пока Орден подчинен Сенату, все попытки противодействовать, искоренять и прочее будут бессмысленными. Против законов не попрешь. Даже если получится банально удрать… Это дезертирство и измена. Пути назад не будет. Поэтому… — Схизма*, — тяжело уронил Дуку, нервно сжимая сейбер. — Схизма, — кивнул Оби-Ван. — Иначе никак. И встать на острие придется вам. Больше никто не потянет. Дуку демонстративно оглядел высказавшего крамольную мысль потомка, надменно изогнув бровь. — Квай-Гон. — Очень смешно. — Сайфо. — Пугало для Ордена. Ни власти, ни влияния. — Йаддль. — Пошлет болотом. — Винду. — Политик. Сам зарубит, чтоб воду не мутили, — развеселился Оби-Ван. — Некому, мастер. Просто некому. — Йода? — Йода? Втопчет вас в грязь публично. И после смерти не отмоетесь. — Он не поверит… — вздохнул Ян, вспоминая своего мастера. Кеноби хмыкнул. — Даже если поверит, делать он ничего не будет. Слишком он привык к статусу кво. Слишком. Мы все для него бабочки-однодневки. — Это его… убьет. — Сам виноват, — отрезал Оби-Ван. Дуку внимательно посмотрел на напряженного подростка. — Месть — не путь джедая. — Скажите это Йоде, — фыркнул Оби-Ван. — Меня не волнует его мнение. Как его не волновало мое. И не только мое. Дуку кивнул. Абха и Веруна переглянулись. Сегодняшняя встреча рассказала им об Ордене и его внутренней жизни больше, чем они могли рассчитывать. — Это ведь не только личное? — прищурился Дуку, садясь свободнее. Он явно принял решение и немного расслабился. — Да. Дело не во мне. Я… Йода любит детей. Он воспитывает малышей, учит их первому прикосновению к Силе. Показывает первые приемы Шии-Чо. Учит доверять Силе. Он действительно хороший учитель… — И?.. — подтолкнул погрузившегося в свои мысли подростка Дуку. Оби-Ван вздрогнул, расправил плечи. Верхняя губа застывшего лица дернулась, словно у хищника, собирающегося оскалить клыки. — Он бросит этих детей умирать. Сила дрогнула, щиты Кеноби треснули, Дуку, даже не желая этого, с легкостью уловил мешанину образов: поле боя, выстрелы и взрывы, искалеченные дети и тела в пещерах под простынями, едва не начавшийся Шторм Силы, порожденный отчаянной попыткой защитить. Оби-Ван вскинул подбородок, и щиты схлопнулись, превращаясь в монолит. — Прошу прощения, гроссмейстер, — голос подростка был ломким. — Для меня это болезненный вопрос. Дуку молча кивнул, не рискнув говорить банальности о том, что понимает. Он видел множество смертей, но… — Мне надо будет многое подготовить. — Нам, — неожиданно заговорил Веруна. — Нам.

***

Джанго озадаченно почесал затылок. Полученное от Кеноби задание, щедро проплаченное, поначалу казалось издевательством. Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Где искать рабыню, пусть и с ребенком? Да, имя он знает, и что? Раб — это имущество, просто говорящее. И то не всегда. Искать раба — даже не гальку на пляже разыскивать. Впрочем, Джанго не унывал, восприняв это как вызов своим способностям и навыкам. Естественно, он не собирался отмахиваться от подсказок Кеноби, первым делом полетев на Татуин. Отвратительная планета на первый взгляд, не менее отвратительная на второй. Подконтрольна хаттам, частью Республики не является, находится на достаточно оживленном перекрестке: здесь сходятся несколько гиперпутей. Не широкие трассы, типа Хайдианского пути, но тоже загруженные. Разведка ничего не дала, на планете рабыня отсутствовала, и Джанго, некоторое время пошатавшись по базарам и отклонив пару сомнительных предложений поработать, отправился на Нал-Хатту, не забыв как следует прикормить осведомителей: если Кеноби утверждал, что рано или поздно, но Шми на Татуин прилетит, надо этим знанием пользоваться. Ему уже самому было интересно добиться успеха, да и информаторы наконец откопали первые крохи информации. Да, есть такая, был целый торговый клан Скайуокеров, был, да вымер в столкновении с Торговой Федерацией, раскатавшей конкурентов в блин. Кто погиб, кто был продан в рабство, как Шми, и теперь надо только пройти всю цепочку хозяев, пока не найдется последний владелец. Уже проще. Сбросив отчет Кеноби, Фетт сварил себе пряный каф и связался с отцом, как раз собирающимся зачищать очередную базу Дозора. Расположенная на Конкорд-Даун, она пряталась в истощенных и заброшенных шахтах, куда никто, имеющий хоть крупицу мозга, не лез. Но Тору, видимо, было плевать на опасность обрушения сводов и горы отходов от переработки руды. Пожелав отцу удачи, Фетт связался с Сайласом, напомнив лысому пожилому коруну о том, что Манд`алора надо беречь и стеречь, и отключился. Его ждала охота.

***

— Здравствуй, Тала. Тала сдержала вздох, выпрямившись и глядя на источник раздражения равнодушно и спокойно. Новости о том, что Джинн начал посещать целителя разума, разнеслась по Храму молниеносно. Джедаи от мала до велика мусолили ее несколько недель, пока не надоело. Тала, если честно, в то, что Джинну это поможет, не верила. Она слишком хорошо знала своего бывшего друга и любовника, чтобы позволить себе надежду, исповедуя принцип, что поверит только тогда, когда убедится в этом сама, неоднократно. Поэтому визит Квая неожиданностью не стал — хвастать Джинн очень любил, — и теперь Тала просто молча ожидала развития событий. И хотелось бы верить в лучшее, но не в этом случае. Жужжали насекомые, где-то слева тихо попискивала птичка, пахло травой и землей. Комната тысячи фонтанов была тихой, относительно: малышня разбежалась по занятиям, а джедаи постарше в большинстве своем оккупировали столовые. Сама Тала поела раньше, решила помедитировать и банально не успела удрать, почуяв знакомое присутствие. — Я знаю, я поступил плохо, недостойно… — бубнил Джинн, Тала слушала, автоматически раскладывая монолог на составляющие, и слушала Силу. А Сила исправно показывала, что надеяться на улучшение рано. Не было в Джинне раскаяния, зато была все та же непоколебимая уверенность в собственной правоте. — Я вел себя… В принципе ничего не изменилось. — Я рада, что вы осознали свои ошибки, рыцарь Джинн, — дослушав монолог, Тала уставилась в лицо мужчины полуслепым взглядом. — Вот только, чего вы хотите? — Я хочу, чтобы ты меня простила, — нахмурился Джинн: ему явно не понравилось, что Тала назвала его рыцарем. Да, он сохранил звание мастера, но… — Простила… — задумчиво покивала Тала. — Хорошо. Считайте, что я вас простила. — Но… — Прошу прощения, но мне надо идти. Хочу встретить своего падавана после уроков. Тала поклонилась, развернулась и неторопливо пошла по дорожке, не обращая внимания на попытки Джинна что-то сказать. М-да… Хорошо, что она не ждала ничего, вот и не пришлось разочаровываться. Простить? За что? Лично ей он ничего не сделал плохого. Значит, не у нее и прощения просить. В памяти всплыл разговор с Кеноби. Тогда, когда ей оставалось только ждать и надеяться… Брошенный своим мастером падаван сразу заявил, что не собирается ни в чем ее винить. Наоборот, благодарен. Она пыталась помочь, и не ее вина, что не получилось. И уж тем более она не виновата в поступках Джинна. Тала плакала, слушая такого взрослого ребенка, и чувствовала, как упала часть тяжести с ее плеч. Услышать, что он выжил, что здоров и даже счастлив, было самым прекрасным в ее жизни за последнее время. Жаль, что она ничем не могла помочь, разве что дать исчерпывающую информацию по членам Советов Ордена: являясь воспитанницей мастера Ню, Тала знала очень многое и умела работать с информацией. И если это стало началом плодотворной дружбы… Что ж. Значит, это воля Силы. *Схизма — разделение, расщепление. Раскол в религиозном порядке, церкви. Автору на конфетку 410012741315515 Яндекс-деньги
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.