Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6516
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6516 Нравится 5668 Отзывы 1943 В сборник Скачать

Часть 15 Камешек в жерновах 4

Настройки текста
Почему Ксанатос отправил Мола на Мелидаан в медкапсуле, Оби вроде как понял: постоянная подача лекарств и вообще контроль. Оби малолетний ситх-убивец не слишком волновал, гораздо больше его занимала медкапсула, которую он — естественно! — возвращать не собирался. А что? Подарок от крайне щедрого и заботливого старшего брата. Оби очень по-братски капсулу заграбастал, в медцентр заволок и даже сообщил всем желающим, откуда и от кого лично такое счастье на них свалилось. И пусть попробует теперь Ксанатос очень недешевое оборудование отобрать. Да. Хикс и остальные стопчут и не заметят. Юный медик влюбился в прекрасное видение сразу и безоговорочно, железной рукой и командным тоном загнав в ее стерильные недра тех, кто больше всего нуждался: искалеченных детей, дышащих на ладан стариков, неоднократно раненных взрослых. Очередь на отдых в капсуле растянулась минимум на год вперед, но Хикс не унывал: теперь у пострадавших этот год будет. А Оби-Ван вновь почувствовал себя жирафом: меддроид и оборудование — это хорошо, но целитель-джедай — это еще лучше. Гораздо лучше: потому как обученный специалист способен вытянуть пациента буквально с того света, и это не метафора. Осталось только придумать, каким образом заманить на Мелидаан хоть один экземпляр ходячего чуда, и тут вполне могли помочь связи Оби в Храме. А именно — его друзья. В частности — Бент. Наметив примерно, когда лучше всего будет связаться с будущей звездой на поприще исцеления, Оби-Ван вернулся к обыденности, первым делом плотно занявшись текучкой. С прилетом джедаев дела определенно пошли на лад. После долгих и плодотворных обсуждений были окончательно составлены планы терраформирования, восстановления оригинальной флоры и фауны по возможности, а также ферм и полей. Естественно, с нюансами. К примеру, в этом году коконы шелкопряда почти не собирали для дальнейшей обработки и превращения в нити: слишком мало уцелело бабочек, да и деревьев явно не хватало. Поэтому собранное очень аккуратно пустили в дело, прядя, окрашивая, обрабатывая — технологии приходилось восстанавливать почти с нуля. Естественно, о том, чтобы выткать хоть пару штук ткани, и речи не шло, пришлось ограничиться лентами разной ширины. Под присмотром джедаев сажали будущие рощи и строили вольеры для бабочек: все, от мала до велика, с восхищением наблюдали, как срезанные ветви после медитаций и применения Силы на глазах отращивают корни и растут как сумасшедшие после посадки. Наступила осень, пришло время собирать уже третий урожай и второй раз стричь орбаков — тех самых овцеподобных животных, которые оказались настоящим живым сокровищем. Оби смотрел на толстых, откормленных орбаков и видел сытых и согретых подданных: шерсть была неимоверной. Очень длинная, до полуметра, не сваливающаяся, тонкая, легко окрашиваемая, легкая и очень, очень теплая. Нитки вышли на загляденье, теперь осталось это богатство превратить в ткань и вязаные изделия. Ткачи накинулись на шерсть, как оголтелые. Растащили сырье по отстроенным цехам и приступили к работе, напоминая гигантских трудолюбивых пчел. Также потихоньку варили первые партии своей собственной косметики: мыло, твердое и жидкое, шампунь, даже простейший крем умудрились сделать, экспериментируя с собранным растительным и минеральным сырьем. То и дело отправляемые на поиски полезного люди приносили новости: где-то земля превратилась в пустыню, где-то заросла бурьяном и чахлыми лесами, а то и стала натуральным болотом. Составлялись карты с подробным описанием — на будущее, слишком мало было тех, кто мог физически работать на земле в настоящий момент. Намечались пастбища, исследовались реки и озера, удалось даже начать потихоньку ловить рыбу, собирать моллюсков: любое разнообразие приветствовалось и встречалось с энтузиазмом. Естественно, все равно добывалось не очень много, и людей мизер, и техника с инструментом и прочим отсутствует, единственное, что радовало — почти решилась проблема с каторжниками. Направляемые на самые тяжелые работы, время от времени бунтующие, они мерли как мухи — и никто их не жалел. Ни Молодые, которые до сих пор иногда нервно стискивали оружие при виде взрослых… А ведь с ними постоянно работали целители разума. Ни те взрослые мелидцы и даанцы, что не хотели ввязываться в бесконечную войну. Ни мандалорцы, что, образовав общину, взяли на себя охрану. И уж тем более не Сераси с Оби-Ваном. Им и так весело жилось, особенно последнему: пришлось попотеть, обламывая рога мелкому забраку, настороженно щерящему зубы. У бедолаги полностью разрушилась картина мира: сначала захват Ксанатосом, потом переезд на новое место жительства… Когда до Мола дошло, что связь с мастером исчезла, у личинки ситха началась банальная истерика. А мандалорцы и мелидаанцы воочию увидели, что это такое — сорвавшийся с нарезки Одаренный ребенок, прошедший пусть минимальное, но обучение. Естественно, сейбера у Мола не было, но это его совершенно не смутило. Рычащий как больной бешенством зверь, фонящий смесью дикого животного ужаса и ярости, он бросился на Оби-Вана, в котором явно чуял если не источник всех своих бед, то минимум соперника, а максимум — врага. Мол был быстрым и юрким, он хотел убить единственное препятствие к свободе: ввалившихся в палисадник охранников он даже не воспринимал как помеху. Оби пришлось туго: убивать Мола не хотелось, но, когда тот едва не отгрыз ему руку, все моральные барьеры пришлось отбросить и бить, не жалея. Мандалорцы с мелидаанцами лишь рты пораскрывали от изумления, когда по земле, снося кусты и ограду, покатился визжащий и ругающийся комок. И вот тут Оби-Ван возблагодарил Дуку за выматывающие тренировки, а Джона — за обучение рукопашному бою. А потом совершенно ничего не соображающий Мол оскалился на выскочившую из дома Сераси, и Оби-Ван взбесился. Под ударами хрустнули ребра забрака, потом рука, а потом Оби буквально вбил уже не нападающего, а защищающегося мальчишку в землю, ломая ему голени, схватил за глотку, и Мол испуганно уставился в лицо Оби-Вана, трясясь от ужаса: эта жестокая и болезненная расправа явно напомнила Молу методы Сидиуса, которыми тот вбивал в почти ученика дисциплину и послушание. — Ты смеешь перечить? — выдохнул Оби-Ван, сам едва стоящий на трясущихся от бешеного прилива адреналина ногах, Сила ревела горным водопадом, и Мол опустил глаза: — Простите, мастер, простите! — Сейчас тебя отнесут к медикам, — размеренно начал Оби-Ван, не прекращая давить рукой и Силой малолетнего ситха. — Назначат лечение. Ты будешь вежливым, почтительным и исполнительным. Я понятно говорю? — Да, мастер! — пискнул Мол, даже не пытаясь трепыхаться. — Хорошо, — кивнул Оби, внимательно вглядываясь в лицо так и не рискующего поднимать глаза мальчишки. — И не мастер. Старший брат. Мол вздрогнул, явно ничего не понимая. Оби осторожно подхватил его на руки и передал Майлзу, судя по доспехам. — Веди себя хорошо, — Оби легко потянул за маленький височный рог — для забраков это было эквивалентно растрепыванию волос. — Получишь конфету, — неожиданно прогудел Майлз, и совершенно растерянный Мол тяжело моргнул заплывающими глазами. — Конфету?! — Конфету, — заверил его Майлз, совершенно без напряжения несущий свою ношу. — Ты же любишь конфеты? Мол явственно завис. — Э… Не знаю? — Ты не знаешь, что такое конфеты?! — донёсся затихающий голос, и Оби поджал губы, тяжело оседая на чудом уцелевшую скамью. От палисадника остались пеньки и взрытая земля, раздавленные полевые цветы тихо роняли лепестки, Сераси горестно вздохнула, покосившись на поломанные кусты и пару сваленных деревьев, после чего села рядом с супругом. — Ты уверен, что он нам нужен? — поинтересовалась девушка, не обращая внимания на начавшуюся суету. Мандалорцы встали на страже, остальные начали убирать погром, в палисадник осторожно заглянули несколько джедаев, примчавшихся на шум и всплески Силы. — Нужен, — твердо кивнул Оби, растирая основательно отбитый бок: бил Мол со знанием дела, надо будет провериться на предмет трещин и переломов. — Он очень силен. А если мы правильно себя поведем, то он будет ещё и благодарен. — Хорошо, — кивнула после непродолжительного обдумывания Сераси. — И как его зовут? Твоего младшего брата? — Мол. Мол Кеноби, — злорадно ухмыльнулся Оби и скривился, любуясь опухшей покусанной рукой. — Семья.

***

Это было как удар под дых. Пальцы конвульсивно сжались, дробя раритетную шкатулочку, Палпатин тихо выдохнул, почти с любопытством наблюдая за превратившимся в кучку щепок произведением искусства. Какая жалость. Хорошо, что сейчас в кабинете никого не было: начальство пошло на обед, посетители временно разбежались… Палпатин как раз разглядывал врученную ему взятку в виде шкатулочки, относящейся к периоду Первых ситхских войн, и тут произошло это. Ручеек Тьмы, так хорошо ощущаемый ситхом, резко обмелел и пересох. Палпатин подошёл к окну, разглядывая вздымающиеся в небо шпили башен. Огромный зиккурат Храма было хорошо видно, и сейчас ситх, пользуясь моментом тишины, разглядывал место обитания своих врагов с нехорошим прищуром. Как? Почему? Что произошло? Кто? Вопросы теснились в голове, но ответов на них не было. Поджав губы, ситх сделал мысленную пометку разобраться в этом вопросе, равнодушно смахнул в мусорную корзину остатки шкатулочки и сел за стол: ещё пара минут, и вернётся сенатор. Дверь распахнулась, Палпатин подобострастно улыбнулся. Время работать.

***

Связываться со Скайуокером категорически не хотелось, уж очень не нравился Оби-Вану этот персонаж, но и оставить все на самотёк он попросту не мог: Одаренные, особенно сильные, — это ходячее физическое воплощение «Закона Мерфи», одного из. «Если что-то может пойти не так, то оно пойдет не так». Жить, зная, что все пошло не так из-за его личных тараканов, Оби не собирался. Особенно если эта жизнь будет короткой и жалкой. К тому же, раз есть шанс хоть что-то выправить, надо его использовать. Естественно, искать лично он никого не собирался, у него и так работы по горло, да и зачем напрягаться, если есть профессионалы? Поэтому он связался с Джанго и изложил суть проблемы: пойди туда, не знаю куда; найди то, не знаю что. Хорошо хоть, пол и имя известны. — И зачем тебе эта рабыня? — Джанго смотрел цепко и внимательно. — Мне рабыня ни к чему, — пожал плечами Оби. — Но она только что родила моего ученика. Будущего. Джанго моргнул с тем сложным выражением лица, с которым встречал любое упоминание «джедайского дерьма», как философски обзывал мандалорец все, относящееся к сверхъестественному. — Поэтому она нужна мне как можно быстрее, целой и невредимой. Ну и Энакин, конечно. Сразу говорю, где она сейчас — понятия не имею. Хотя… Может, она на Татуине? — с огромным сомнением протянул Оби. — Не знаю. — Ты платишь, — пожал бронированными плечами Джанго. — Это точно, — вздохнул Оби. — Ладно, что мы все о грустном? У вас что нового и интересного? А то Майлз такое рассказывает… Джанго аж заерзал от возбуждения. Судя по всему, его распирало желание почесать языком с заинтересованным собеседником. — Крайз лишился титула Джорад’алора, — с явно различимым злорадством выпалил мандалорец. — И титул герцога под вопросом. — Герцог. Вот мне интересно, откуда у мандалорца дворянский титул? — Вот и Манд’алору интересно, — осклабился Джанго. — И не только ему… — А можно поподробнее? — Оби, с видом «я слушаю во все уши», потянулся за чайником. Джанго оценил возню и кивнул: — Нужно! Началось все с того, что отец решил проверить деятельность Крайза. Уж очень Сундари ему не понравилась… Оби слушал, кивал, пил чай и мысленно балдел. Мерил деятельность развил бурную, даже очень. И наследие Дозора чистит, и в подноготной Кланов копается… Естественно, начал рыть под своего политического противника, Адоная Крайза, вождя одноименного клана, а также главу объединения под названием «Новые мандалорцы» и герцога по совместительству. Ну и накопал на свою голову. Из того, что болтали мандалорцы, те ещё сплетники, как выяснилось, картина вырисовывалась противоречивая. С одной стороны, Крайз действовал вроде как на благо жителей Сундари и окрестных земель, ну и всех тех, кто считал себя его последователями. Прижал криминал, дал льготы торговцам, фермерам и производителям. Ратовал за мир и вообще осуждал насилие. Население потихоньку богатело, экономика восстанавливалась и укреплялась… Вот только была в этой бочке меда ложка дегтя, и не одна. Несколько. Конкретные такие ложки, каждая с хороший половник размером. Начать стоило с отвратительных частностей, сливающихся в не менее отвратительное общее. Да, Крайз был за мирную деятельность, и это хорошо, вот только тех, кто не хотел пахать и сеять, торговать и производить, потихоньку тупо выживали с подконтрольной Крайзу территории. Все те охотники за головами, ищейки, наемники, они как-то крайне естественно и легко переселялись на Калевалу, и планета практически превратилась в место ссылки всех, кто считал себя мандалорцем не по названию, а по духу. И, насколько смог уловить Оби-Ван, крайне внимательно слушающий Джанго, одними чертами характера уже не ограничивались: почему-то в Сундари процент светлокожего светловолосого населения увеличился, гуманоидного — уменьшился, а вот на Калевале количество черноволосых смуглокожих крепышей аж зашкалило. Как и остальных вуки с тогрутами и забраками. Дальше — больше. Вместо мандо’а чаще зазвучал Общий язык, уже не все поголовно население стало носить доспехи. Появилась социальная служба, курирующая сирот… Короче говоря, Сундари медленно, но верно превращалась в типичную республиканскую планету: тем более тревожный звонок, потому как Мандалорский сектор частью Республики не являлся. Судя по тому, как пару раз замялся Джанго, было что-то ещё, что наследник Манд’алора не озвучил, но Оби-Вану и так стало ясно: Резол’наре в Сундари и не пахло. И просто так спустить на тормозах попрание устоев, на которых стоит мандалорское общество как таковое, Джастер не хотел, да и не мог. Иначе какой он глава государства? А ведь впервые за века у сектора появился правитель. Не светский, чисто номинальный, как Крайз, не подходящий лишь самым отмороженным, как Визсла, а тот, за кем пойдет каждый. Сейчас, столкнувшись с культурой мандалорцев вплотную, Оби многое переосмыслил, в частности — поступок того Джанго Фетта, что стал прародителем армии клонов, поспособствовавшей уничтожению джедаев как класса. Того Фетта приняли бы как родного самые верные подручные Тора Визслы и поклонники Дозора Смерти. И это говорило о многом, в частности, о падении нравственности. Значит, Мерил погиб к этому моменту, иначе лично открутил бы сыну голову. Впрочем… А остались ли вообще к тому моменту мандалорцы как культура? В свете нынешних откровений Оби обоснованно сомневался. — Джанго, — Оби подался вперёд, в упор глядя на Фетта. — Береги отца. Мандалорец тут же встрепенулся, напоминая взведённую пружину. — То есть? — Крайз… Он же не сам действовал? Так? И остальные… Их кто-то подтолкнул в таком направлении. А твой отец мешает. — Ты что-то знаешь? — сощурился Джанго. — Ситхи вернулись, — буднично сообщил Оби-Ван. — И это очень серьезно. — Я… — Учи историю, Джанго. И подумай. Чем заканчивалось для Мандалора сотрудничество с ситхами. — Я передам отцу, — мрачно буркнул Фетт, отключаясь. — Передай, — прошептал в отключённой комлинк Оби-Ван. — Обязательно передай.

***

Вернувшийся после перерыва Дуку только поднял бровь, придавливая опасливо его разглядывающего мелкого забрака тяжёлым взглядом. — Это кто? — светски поинтересовался джедай. — Это Мол, — радостно отозвался Оби, сжимая плечи выписавшегося из лазарета забрака. — Личинка ситха, представляете, гроссмейстер? — И откуда взялась эта личинка? — Дуку словно невзначай положил руку на пояс в опасной близости от сейбера. Мол гулко сглотнул: после пережитой трепки он слушался Оби-Вана идеально, но высоченный джедай его явно испугал. — Ксанатос поймал, представляете? И мне в подарок прислал. — Надо же, — задумчиво протянул Дуку. — Как интересно. — Ещё более интересно, кто был его мастером. — И кто? — Дарт Сидиус. Мол весь сжался, явно опасаясь самого худшего. Ян вздохнул. — Идёмте, молодой, — Дуку перехватил поудобнее коробку. — Нас ждёт познавательный разговор за чаем и конфетами. Мол приободрился: тех, кого собираются убивать, чаем не балуют. Допрос, замаскированный под благожелательную беседу, Дуку провел мастерски. Объевшийся сладкого Мол давно дрых в своей комнате, а Дуку переваривал вытащенные из него сведения. — Есть ещё кое-что, гроссмейстер, — Оби подвинул по столу листок с записанными на нем двумя рядами цифр. — Король Набу Веруна и бывшая королева Эритаэ, а ныне Абха Абаллоне, хотят с вами побеседовать. — О чём? — Дуку даже не притронулся к листку. — О ком, — поправил его Оби. — Об одном небезызвестном вам пока ещё младшем помощнике сенатора от сектора Чоммель. Глаза Дуку вспыхнули, он покосился на листок и ловко вбил в память комлинка номера. — Мы так ничего и не обнаружили, — тихо произнес джедай. Оби улыбнулся. — Его величество Веруна Справедливый ищет союзников для борьбы против общего врага.

***

— Благодарю за поддержку, мастер Диас, — Тьюн вежливо поклонился. — Она оказалась очень кстати. — Я рад, что смог помочь, — пожал плечами Диас. — Но это только начало. Тьюн покосился на невозмутимого Диаса, жестом предлагая прогуляться. — Вы уверены? — Абсолютно, — отозвался Диас. — Что вы видели, мастер? — после непродолжительного молчания выдавил Тьюн. Как и многие, он не знал, как реагировать на этого обновленного провидца, ранее абсолютно неадекватного, по мнению большинства джедаев. — Или мы меняемся, растем над собой… — Или? — Или нас сметут, — буднично произнес Диас. — Всех. — Вы… — Тьюн пытался переварить высказанное с уверенностью утверждение, отзывающееся правдивостью в Силе. — Вы это видели? — И не только я, — заверил его Сайфо. Тьюн нахмурился, в глазах мелькнуло осознание. — Кеноби. — Да. Он тоже это видел. И кстати… Он был так любезен, что сообщил своему гроссмейстеру о волне Тьмы, недавно прокатившейся по галактике. — Волна?! Но… — Тьма будущее закрывает, — на губах мужчины мелькнула неприятная улыбка. — Впрочем, теперь определённо будет легче. — Очень на это надеюсь, — пробормотал Тьюн. — Скажите, мастер Диас… А Кеноби поделился своим мнением о природе этой волны? — Поделился, а как же, — кивнул Диас. — Крайне образно и экспрессивно. — И? — Я думаю, как главу Совета Первого знания вас эта новость обрадует, — тонко ухмыльнулся Диас. У Тьюна засосало под ложечкой. — Одним ситхом в галактике стало меньше. Тьюн молча развернулся, ухватил Диаса под руку и потащил вперёд, явно в Башню Совета. Диас рассмеялся. Наконец-то сказанное им восприняли всерьез. И это только начало. Автору на поправку душевного здоровья и закусить 410012741315515 Яндекс-деньги
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.