Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6516
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6516 Нравится 5668 Отзывы 1943 В сборник Скачать

Часть 18 Принцип домино 2

Настройки текста
Смерть Ксанатоса испугала Оби-Вана не на шутку. Ксанатос, пусть и отбитый на все мозги, был тем еще параноиком, так просто в пасть дракону бы не полез, и то, что он не помнил, как именно его отравили, — а это был яд, без сомнения, скорее всего, совмещенный еще с какой-то гадостью, — было весьма показательно. Поэтому Оби-Вану было банально страшно. А когда ему становилось страшно, включалась вбитая военными действиями и прочими радостями жизни реакция на испуг: агрессия и желание уничтожить источник страха. Кроме того, он не собирался спускать ситху с рук успешное покушение на жизнь члена его семьи. Да, хреновая семья, весьма своеобразная, но какая есть. Хорошо хоть, такая, а не совсем никакой. И вообще простить такое — себя не уважать, особенно здесь, где кровная месть — не пустой звук и не просто словосочетание. Поэтому с Веруной он связался сразу же, как напился чаю со сладостями, восполняя потерю нервных клеток, обрисовал ситуацию и принялся ждать ответного звонка. И набуанец не подкачал. У него, как у короля, была прямая связь с сенатором от сектора, который отчитывался за каждый чих. Естественно, отпуск по болезни, пусть и младшего помощника, не прошел мимо внимания Веруны, и он тут же позвонил Оби-Вану. То, что Палпатин взял отпуск на неопределенный срок, внушало надежду. Естественно, Оби не собирался считать Сидиуса ультимативной хтонической тварью. По зрелом размышлении, показанное в каноне превозмогательство Палпатина следовало делить на два. Очень нечисто было с боем с магистрами и прочими акробатическими этюдами. Сенатор, а затем и канцлер, который годами не вылезал из кабинета, дал прикурить целому отряду бойцов? Лично? Что-то тут явно не то. Да, может, пока Сидиус не попал в Сенат, он и тренировался как сумасшедший, изучал техники и прочее, в это еще можно было с натяжкой поверить. А вот в то, что сейчас, будучи пусть и младшим помощником, он умудряется найти время на личностный рост — не очень. Сенаторы и их свита постоянно на виду, постоянно в толпе, постоянно где-то там, где есть разумные. Нет у них лишнего свободного времени. Нет. Оби был готов поверить в то, что набуанец — гений интриг, который снисходительно поглядывает на Талейрана и Макиавелли похлопывает по плечу. Он очень обоснованно предполагал, что Сидиус отменно управляется с ядами, скорее всего, разбирается в алхимии, возможно, хорошо знает ритуалистику — эти сферы взаимосвязаны, по словам Дуку и Сайфо. А вот в то, что он великий дуэлянт — нет. Даже если он гений, которому достаточно показать один раз, и он научится, то где взять боевой опыт? Причем не тренировочный, когда до летального исхода и расчлененки не дойдет, а настоящий? Лицом к лицу с врагом, который будет зубами землю грызть, ползти к цели и не щадить ни себя, ни противника? Вон, Дуку — один из десяти лучших мечников Ордена. Так его слава заслужена. Он с пяти лет с сейбером каждый день тренируется. Каждый. Если в Храме — то вообще почти половину суток в залах скачет, один или с соперниками. По галактике мотается, из таких жоп выбирался, что поверить невозможно. И скакать будет до очень не скорой смерти. Палпатин младше Дуку на двадцать лет. Это уже на двадцать лет меньше опыта. Плюс политическая карьера, на Набу и теперь в Сенате. Да, были годы, когда о Палпатине никто не слышал, где он шлялся — неизвестно, но даже если он стал супермечником, сейчас у него нет времени на рост. В крайнем случае, пара часов на поддержание формы. Этого откровенно мало. А значит, Сидиус берет другим. Ядами, Принуждением Силы и прочим насилием над волей и мозгами разумных. Это — да, в это можно поверить. И значит, сейчас есть шанс. То, что он задумал, было чистой авантюрой, такой, что волосы дыбом вставали и сбегали с дурной головы. Но другого выхода Оби просто не видел. Да и Сила ясно и четко говорила: или сейчас, или очень потом, с чудовищными жертвами и напряжением сил. Кроме того, уверенность в том, что вот он — сможет, зашкаливала. И это было не дурное самомнение, Оби отлично представлял свой уровень: падаван. Отменно обученный, но падаван. Можно сказать, что старший падаван: что Дуку, что Джон — гоняли отменно, да и сам Оби не отлынивал, но… Но у него есть шанс внезапности. И он собирался этим шансом воспользоваться. Главное — подойти к процессу правильно.

***

— Я требую виру за смерть моего брата. Зал был прекрасен. Покрытый лепниной, росписями и полотнищами с символикой всякого разного. С мозаикой и витражами в фальшивых окнах. Он был воздушным и эфемерным. И стоял на пропитанном кровью и Тьмой основании. Оби-Ван не хотел знать, что там, под ногами. Какие подземелья, ритуальные комнаты и жертвенники. Ему было достаточно ощущения… И ситхских глифов, прячущихся среди изображений плодов, цветов и прочих узоров. Веруна стоял в полных регалиях, и сейчас, в полночь, когда зал освещала только одна лампа, принесенная двойником короля, подросток казался суровым и жестоким правителем, решающим судьбы подданных. — Шив Палпатин из дома Палпатин стал причиной гибели моего брата, Ксанатоса ДюКриона. Без объявления дуэли, вероломно. Я требую виру. — Какую виру вы хотите получить, радж Кеноби? Веруна стоял, расправив плечи, и скудные отблески света играли на золотых украшениях, а ритуальный грим делал лицо нечитаемым. Король стоял несокрушимой скалой, и его совершенно не смущала пыль на стенах и потрескавшаяся мозаика, на которой цвели символы Темной стороны Силы, похожие на стилизованные цветы. Оби-Ван положил ладони на пояс, в опасной близости от сейбера, сейчас свисающего с кожаного ремня. — Жизнь за жизнь. — Да будет так. — Да будет так. — Да будет так, — звонкий голос Абхи поставил точку в церемонии. Телохранитель короля подхватил лампу, и все присутствующие покинули заброшенный уже не первое столетие малый церемониальный зал. Дроид-уборщик зажужжал, убирая следы пребывания живых. Абха улыбалась: только благодаря ее усилиям удалось раскопать отброшенный за ненадобностью закон возмещения виры. Прецедентное право, оно такое… Никогда не знаешь, что можно найти.

***

Визит короля стал полнейшей неожиданностью. Палпатин с трудом сполз с плиты, на которую приволок матрас с подушкой, и пополз к двери, запечатав за собой вход в убежище. Квартира большая, а то, что по плану шесть комнат, а не пять, так кто этим интересоваться будет? Идти было тяжело, даже опираясь на трость: постоянную прислугу Шив не держал, опасаясь неожиданностей, обходясь дроидами уборщиком и секретарем. Рухнув на диван — покореженную энергетику за эти два дня удалось исцелить разве что на пару процентов, — Шив попытался встать, но степенно вошедший Веруна со свитой лишь покачал головой. — Ваше величество… — прокряхтел Шив. — Не стоит, господин Палпатин. Вижу, сенатор Брахмари даже преуменьшил ваше бедственное положение. Увы, болезни никого не щадят. Оби, стоящий в толпе двойников Веруны, во все глаза смотрел на Палпатина. А в голове завывали сирены и истерически орало чувство опасности. Теперь, столкнувшись с ситхом лицом к лицу, стало ясно, почему Палпатин так стремительно взбирался по карьерной лестнице, почему ему верили все, от мала до велика, почему никто не подозревал, почему… Бездна харизмы и обаяния. Ухоженный рыжеволосый мужчина лет сорока на вид, среднего роста, с красивой фигурой: широкие плечи, узкая талия, весь подтянутый даже в многослойных широких одеждах, он производил впечатление добродушного, веселого щеголя, говорил очень вежливо и изысканно… Весь такой из себя придворный, одним своим видом показывающий культуру и воспитание человека высокого происхождения. Оби хватило буквально секундного осмотра, а потом он сосредоточился на том, что выдает любого подготовленного Одаренного: кисти рук и запястья. Палпатин поднял руку, широкий рукав соскользнул… Никаких мозолей. Запястье чуть шире, чем должно быть, а у мечников запястья утолщаются, кости и связки, испытывающие постоянные нагрузки, укрепляются. Специфика. У всех без исключения. Палпатин встал, опершись на трость, и Оби отвел взгляд. Что надо, он увидел. Опытный боец, но сейчас конкретно не в форме. Веруна милостиво кивнул, заканчивая дежурный разговор, вся толпа схлынула к дверям. Оби сделал шаг вперед, практически сталкиваясь с вставшим ситхом. Палпатин все понял. Оби не знал, как, почему, что стало причиной, ему в этот момент было абсолютно плевать. Кукри свистнул, рассекая воздух… Палпатин отшатнулся. Один шаг назад, трость полетела в сторону, пальцы начали сжиматься, готовясь ухватить нечто… Тяжелое лезвие перерубило руку в локте, и ситх вскрикнул. Одна секунда, и миловидный привлекательный мужчина превратился в исчадие ада. Лицо словно потекло и потрескалось, глаза зажглись желтыми огнями. Кукри обратным ходом чиркнуло по колену, подрубая сустав. Оби, последние сутки находящийся в глубоком медитационном трансе, упал на колени, пропуская над собой вспоровшие воздух Молнии, с треском разворотившие попавшийся на пути изящный шкаф с разной эстетичной дребеденью. Кукри с гулом врубился в ступню, отсекая пальцы, а затем его пришлось отбросить. Палпатин, перехвативший целой рукой прилетевший хрен знает откуда золотистый сейбер, оскалился. Тяжелый палантин, прошитый по нижнему краю тяжелыми каменными бусинами, захлестнул обожженную культю, вызвав крик, и ударил наотмашь по лицу. Алое лезвие рассекло ткань, завоняло палёной шерстью. Оби ткнул сейбером вперед: простой и безыскусный удар, тем не менее сработавший. Ситх почти уклонился, но бок оказался разрублен. Сила сгустилась, кошмарный удар выбил воздух из груди, Оби покатился, уворачиваясь от упавшего сверху клинка, подхватил валяющийся на полу кукри и метнул, целясь в ноги, вскочил, уворачиваясь, в следующее мгновение сейбер выбили из руки. Палпатин оскалил желтые зубы в воспалённых деснах, делая замах. Оби рванул вперед, используя преимущество в скорости, вцепившись в кисть руки, держащей меч. Палпатин ударил коленом, отбросив прочь. Сила схватила за горло невидимой удавкой, заставив захрипеть. Оби конвульсивно сжал руку, и ситх взвыл, из раздавленной в кашу культи хлынула кровь. Палпатин бешено оскалился, шагнув вперед на подламывающейся ноге, оставляя кровавый след, мелькнуло росчерком алое лезвие. Оби прыгнул, уклоняясь вправо, в сторону травмы, ситх дернулся, потрясенно уставившись в лицо своего убийцы. Алый сейбер упал на драгоценный паркет, выжигая борозды. Ситх опустил глаза, уставясь на прозрачное лезвие шото, легко прошедшее сквозь алый клинок, как фантом. Оби дернул рукой, рассекая грудь и горло Палпатина, хрипя от боли: умирающий, искалеченный ситх в последнем усилии ударил целым пучком Молний, и успокоился только тогда, когда шото рассекло позвоночный столб. Они рухнули на пол, Шив заскреб рукой, все еще живой, просто не контролирующий тело, и Оби пополз на карачках вперед, рубя шото все, что попадалось на пути, чувствуя как распадается спокойствие, навеянное медитацией, как блокированные болевые ощущения доходят до мозга, взрывая сознание адскими фейерверками, как концентрируется Сила, заворачиваясь смерчем, готовящимся вырвать с корнями все вокруг. Его хватило только на то, чтобы создать вокруг себя Барьер, а затем на него навалилось цунами. Когда волна Тьмы схлынула, Оби с трудом разогнулся, бросил взгляд на валяющиеся рядом куски тела и едва успел упасть в сторону — желудок выворачивало наизнанку. Перед глазами плавали черные точки и световые пятна, голова гудела, а тело болело так, словно по нему промчалось стадо бант, танцующих качучу. Оби поморщился от запаха и свистнул дроиду-уборщику, заставив его убрать пятна желчи. В дверь вежливо постучали. — Войдите, — просипел Оби, закашлявшись. Зашедший Веруна со свитой на миг прикрыл глаза, переваривая открывшееся его глазам зрелище, после чего хлопнул в ладони. — Вира взыскана. — Свидетельствуем, — хором произнесли двойники и Абха. — Помощь нужна? — деловито осведомился Веруна, рассматривая бойню более внимательно. — Да, пожалуйста, — просипел Оби, вставая. В груди хлюпало и щелкало, левая рука висела плетью, судорожно подергиваясь. Левую же ногу сводило судорогой, а поясница просто отказывалась сгибаться. Он поймал Силой брошенный ему Веруной комлинк, отданный на хранение, и нажал на кнопку. — Квинлан… Смуглокожий киффар распахнул глаза, уставясь на пожеванного непонятно кем друга. — Квинлан. — Оби?! Оби!!! Что произошло, где… — Квинлан! — попытался рявкнуть Оби-Ван, закашлявшись. — Позови мастера Толма. — Оби, во что ты вляпался?! — прошипел киффар. — Мастер на собрании, он… — Квинлан, — тяжело выдохнул Оби-Ван, с трудом поднимая руку. — Живо беги к нему и дай нам поговорить. Живо! — Оби, — зарычал понесшийся по коридору парень. — Не дай Сила, ты пострадал! Лично голову оторву! — Да, Кви, я знаю, ты настоящий друг, — просипел, кашляя, Оби-Ван. Раздались голоса, стук, снова голоса… Изображение стабилизировалось, комлинк показал обеспокоенное лицо Толма. — Мастер Толм, — Оби попытался куртуазно поклониться и едва не свалился на пол. — Пришлите команду Теней на Республиканскую, 350. У меня тут дохлый лорд ситхов. И врача. И рухнул на пол под крики Воса.

***

Очнулся он в тишине, наполненной чужим присутствием. С трудом разлепив глаза, Оби потер лицо ладонью, и уставился на комитет по встрече. Сплошь птицы высокого полета: Толм, рядом мужчина, которого память Кеноби смутно опознала как Тьюна, Дуку с Диасом, и Винду. И Вокара Че, синекожая фигуристая твилечка, запакованная в мантию целителя. И вот именно ее хмурый взгляд заставил непроизвольно зарыться в одеяло. — Опять, Кеноби? — тоном, не предвкушающим ничего хорошего, произнесла Вокара, подходя ближе и встряхивая кистями рук. Только пересохшее горло, в котором нагадили сарлаки, помешало сглотнуть. Вокара подхватила стакан с трубочкой и дала напиться. Прохладная подкисленная вода показалась амброзией. — Тебе есть что сказать в свое оправдание? — продолжила его прессовать мрачная твилечка. — Э… Так получилось? — сделал вялую попытку оправдаться Оби-Ван. Вокара фыркнула, показывая, что она думает по этому поводу. — Я действовал по воле Силы? Присутствующие дружно закашлялись, Вокара скептично скривила губы. — Не впечатляет, следующая попытка. — Ситхово отродье убило моего брата, — Оби допил и протянул стакан женщине. — И за это я отхреначил твари голову и все остальное. — Джедаи не мстят, — мрачно произнес Винду. — Да что вы говорите… Ну тогда я убил его в праведном желании сделать галактику чище. Сойдет? — Крайне оригинально, — похвалила его Вокара, проводя ладонями, светящимися бледным золотистым светом, вдоль тела нежданного пациента. — Радж Кеноби, — Винду смотрел так, словно пытался просверлить дырку в голове собеседника. — Кеноби. Ты понимаешь, что наделал? — Конечно, магистр Винду, — Мейс был страшным, но после Палпатина не котировался. — Конечно, понимаю. Я взыскал виру с убийцы моего брата, и монарх Набу, Веруна Справедливый, одобрил это, дав согласие на отнятие жизни своего подданного в возмещение. Еще вопросы? Оби почти слышал скрип зубов магистра. Дуку и Сайфо покосились друг на друга, давя ухмылки. Толм с Тьюном смотрели умильно, как на любимого внука, который в очередной раз отколол нечто самоубийственное и теперь чего-то там лепечет в свое оправдание. — Это действительно так, радж Кеноби? — голос Тьюна был мягким и вкрадчивым, Оби пробрало до костей. — Конечно, мастер Тьюн, семь свидетелей, из которых один — бывшая королева Набу Эритаэ, Абха Абаллоне. Или вы думали, я с голой жопой на ежа полезу? Знаете ли, смею надеяться, что серое вещество в моей голове умеет думать и даже соображать. Временами. Тьюн, не выдержав, хихикнул, но вновь принял суровый и безмятежный вид. — Откуда вы узнали, что Палпатин — Темный? Оби моргнул. Оп-па… Темный. Не ситх. Не Падший. Темный. — Ксанатоса отравили, — плюнув на веселье, начал Оби-Ван. — Он умирал, но страстно хотел поквитаться с убийцей. Поэтому в присутствии двух свидетелей провел ритуал. — И какой ритуал провел Падший? — от вопроса Винду у Оби зачесались руки, так хотелось врезать по равнодушной роже. — Не знал, что Орден Джедаев обучает Темным ритуалам… Ксанатос ДюКрион, мой старший брат, — голосом Оби можно было резать камни, — прочел Литании Света: «Светящиеся существа» и «Гнев небес», надеясь покарать убийцу. Свидетели: я, наш старший брат Фимор, моя супруга Сераси. Надеюсь, этих свидетельств вам достаточно, магистр Винду? А через пару часов сенатор Брахмари сообщил своему королю о том, что его младший помощник слег.  — Кеноби, ты не должен… — Я сам решаю, что я должен, а что нет. И кому. Магистр Винду. Я не являюсь членом вашего Ордена. Только тяжелое состояние и предупреждающий взгляд Вокары не давали сорваться. Оби чувствовал, что еще немного, и он вылезет и попытается повторить эпичный подвиг убиения Одаренного гораздо более высокого уровня, чем он сам. Или хотя бы покусать… — Почему вы не обратились к нам, радж? — вновь подал голос Тьюн. — Мы могли… — Что? Что вы могли, мастер Тьюн? — с грустью посмотрел на него Оби-Ван. — Орден давно ничего не может. И вы не можете это отрицать. А уж предъявить обвинение члену Сената… Это настоящее время, а не тысяча лет назад. И это Корусант, а не Ондерон. Я прикрыл свою задницу Законом и разрешением, полученным лично от короля. Никто и не пикнет. Что здесь, что на Набу. — Нам сообщили, что была зафиксирована гибель сильного Темного. — Да, мастер Тьюн. Чистое зло. Палпатин убил своего учителя. Мы это почувствовали. Кошмарно. — Почему ты полез к нему, гранд-падаван? — наконец не выдержал Дуку. — Ты мог погибнуть. — Шанс, гроссмейстер. Сила сказала это четко и ясно. Я положился на нее… И не прогадал. 410012741315515 Яндекс-деньги (ЮМани)
Примечания:
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.