Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6501
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6501 Нравится 5662 Отзывы 1940 В сборник Скачать

Часть 19 Принцип домино 3

Настройки текста
Тьюн устало откинулся на спинку кресла, помассировав виски. Он чувствовал себя выжатым и уставшим, а горы отчетов на флимси, угрожающе высящиеся на столе, только добавляли головной боли. Неожиданный звонок Кеноби, расколовший их жизнь на «до и после», прозвучал громом небесным. Заявление о дохлом лорде ситхов подняло бурю в Совете Первого знания, пусть они и побеседовали с Диасом, неожиданно вывалившим на них подробности своих и не только своих видений, но вот так получить доказательства… Когда Тьюн, Толм с рвущимся вперед падаваном и Тенями примчались по указанному адресу, их встретил настоящий заградительный отряд: два монарха Набу — действующий и бывший — и телохранители в количестве шести штук, а также три телохранителя Кеноби, смотрящие как сквозь прицел. От обилия вышивок, драгоценностей и пышных одежд рябило в глазах. Зала-гостиная, в которой произошел бой, была разгромлена, на полу валялись золотой — из электрума! — сейбер, разрубленный на куски труп явно набуанца, судя по одежде, и Кеноби, находящийся на последнем издыхании. Что самое интересное, его, да и все остальное, никто не трогал: как потом выяснилось, Кеноби перед тем, как пойти на верную смерть, отдал очень четкие указания и приказы, и набуанцы с мелидаанцами выполнили их в точности. Кеноби и спешно запакованный труп отправили в Храм в компании мелидаанцев, которых невозможно было оторвать от своего раджа, и Теней. А Тьюн с Толмом и Восом и оставшимися Тенями начали обыскивать квартиру. Невзирая на тщательный обыск, доказательства, что заявления Кеноби не голословны, нашли с трудом и только благодаря Восу, который касался всего не снимая перчаток, во избежание. Потайная комната стала ударом в лицо: огромная каменная плита, то ли жертвенник, то ли еще что, покрытая выбитыми ситхскими глифами, почему-то с матрасом и подушкой, от которой мощно тянуло ненавистью и яростью. Полка со свитками и несколько пирамидальных голокронов. Мантии из тканой брони. Целый набор ампул с жидкостями и газообразными веществами, а также банок с таблетками, к которым и подходить страшно. Стопки датападов и папки с флимпси. Разные мелочи. Абсолютно все — несущее на себе следы Темной стороны. Тени вычистили все, даже стенные панели, покрытые вязью символов, оторвали и утащили, а Тьюн с Толмом крайне вежливо принялись допрашивать набуанцев. И сейчас, уже зная немного предысторию конфликта, джедаи оценили всю красоту замысла Кеноби по достоинству. Прежде чем начать бой, Кеноби проделал тщательную подготовительную работу в компании короля и госпожи Абаллоне. Первым делом был подготовлен приказ об увольнении Шива Палпатина, так как подорванное здоровье не позволяет ему занимать должность младшего помощника сенатора. Взамен набуанцу выделили небольшую пенсию, чтобы болезный ни в чем не нуждался, а то, что оба приказа, принятые монархом почти сразу же после доклада сенатора, ползли через канцелярию двое суток и легли на стол Брахмари только тогда, когда Палпатин уже остывал… Ну так бюрократия, она такая. Вторым указом стало разрешение на взыскание виры с жителя планеты Набу, Шива Палпатина, раджем планеты Мелидаан Оби-Ваном Кеноби. Эта бумага одним махом переводила банальное убийство в разряд культурных особенностей: ссылки на законодательство Набу и подписи свидетелей непрозрачно намекали, что законы Республики в данном случае не действуют, а потуги Ордена взять дело под свой контроль никто не оценит по достоинству. Тьюн с остальными проглотили эту горькую пилюлю и продолжили копать дальше. На вопрос, как же это Веруна разрешил убить своего подданного, вместо того, чтобы вызвать джедаев, король лишь надменно приподнял бровь. — Орден джедаев, — Веруна оказался опытным оратором, сарказм в голосе даже не слышался, — в своей неизъяснимой мудрости еще тысячу лет назад неоднократно заявлял, что ситхи искоренены. Раз и навсегда. А раз искоренены, то какое дело мастерам, размышляющим о благе Республики денно и нощно, до внутренних мелких конфликтов планеты, находящейся на задворках галактики? Тем более что Сенатор от сектора Чоммель никаких заявок не подавал. Король и его двойники смотрели прямо и равнодушно, и Тьюн с остальными не могли ничего прочесть ни на лицах, покрытых одинаковым гримом, ни в Силе, словно всю эту роскошную толпу окружали глушащие эмоции и мысли щиты. Попытка побеседовать с мелидаанцами провалилась полностью. Молодые парни, целеустремленно сопроводившие Теней с носилками в Залы Исцеления, отказались говорить хоть с кем-то, нагло разбив импровизированный лагерь прямо в коридоре, и смотрели на дверь палаты своего раджа горящими фанатичным огнем глазами, то и дело пересматривая какую-то запись. От них мощно перло восторгом истинно верующих, узревших свое божество, и общаться — кроме самого минимума — они отказывались напрочь. Сам Кеноби в это время напоминал хорошо отбитую котлету на косточке, которую вошедший в раж повар от всей души отходил молотком. Треснувшие кости, пять переломов, отбитые и раздавленные внутренности, сильное сотрясение мозга, раздавленная гортань, многочисленные синяки и кровоизлияния, в том числе и внутренние, и Силовое истощение. Чуткие руки Вокары и еще целой команды целителей собирали это тесто с начинкой в нечто похожее на человека, а Тьюн смотрел на бессознательного подростка и думал о том, какого бойца и дипломата потерял Орден, ведь этот талант мог быть его славой… В том, что потеря Ордена велика, Тьюн и остальные члены Совета Первого знания убедились, когда в их руках оказалась запись боя, сделанная одним из набуанцев, крайне прозорливо и очень ловко оставившим включенный на запись комлинк в гостиной Палпатина. Они смотрели, и волосы вставали дыбом. Немощный, едва шевелящийся почти труп, резко преобразившись в чудовище, несколько минут оказывал ожесточенное сопротивление, перешедшее в нападение, показывая такой уровень подготовки, какой не каждый рыцарь продемонстрирует, и то, что мальчишка смог не только продержаться, но и убить своего соперника, говорило о многом. В том числе и о том, что он продолжает обучение и у него есть поддержка: кристаллы для сейбера с шото из воздуха не берутся сами собой. Впрочем, о личности учителей Тьюн догадывался: Дуку постоянно курсирует к Внешнему кольцу, да и Сайфо с внуком своего друга тоже общается, а ведь провидец когда-то славился как прекрасный боец, пусть об этом предпочли забыть окружающие… Естественно, эти шевеления не остались без внимания, к моменту выхода Кеноби из медикаментозной комы к Тьюну с Толмом присоединились не только разъяренные и в то же время едва не лопающиеся от гордости Дуку с Сайфо, но и Винду, являвшийся не только магистром Ордена, но и главой Совета Примирения, ведь все политическое находилось в его ведении. Увы, те славные времена, когда мелкий Кеноби был полон почтительности и страха перед сильными Ордена сего, давно прошли, и тут выяснилось, что травмы на мозги и характер Оби-Вана не повлияли в лучшую сторону и на него где сядешь, там и слезешь. А тут еще и подкопаться, надавив на возможные политические последствия, невозможно: когда тебе демонстрируют мандат от монарха планеты, то можно только покивать и думать свои мысли молча, без озвучки.

***

Мейс скривился, растирая виски. Голова разваливалась на части, в ушах тонко звенело трескающимся стеклом: именно так Сила сигнализировала о новых точках разлома. Носитель тяжелого дара, Мейс с детства находился в идеальном равновесии между Космической и Живой Силой, что позволяло определять ключевые события и разумных, благодаря которым совершается история. В тот день, когда Джинн вернулся на Корусант без падавана и с раненой Талой на руках, у Мейса от боли шла носом кровь… Он смотрел на только очнувшегося бодро огрызающегося мальчишку, и перед глазами улетали в темноту осколки, на которых был Кеноби. Кеноби с Джинном, Кеноби с падаванской косичкой, падающей ниже плеча, Кеноби с отросшими волосами, Кеноби в кресле советника, Кеноби с каким-то смутно видимым ребенком в светлых одеждах, седой, как лунь, Кеноби в потрепанном плаще… этих вероятностей больше не будет, как и заявил тогда в Зале подросток. Не будет.

***

Как Веруна с остальными и рассчитывал, весть о смерти Палпатина мало кого заинтересовала и опечалила. Оставшийся сиротой в результате целой серии несчастных случаев и покушений, случившихся с его родными, Палпатин, невзирая на все свое обаяние, не имел друзей. Знакомых и деловых партнеров — прорву, а вот друзей не было совершенно. Для Брахмари он был одним из подчиненных, подающих большие надежды, и только. Мудрый седой набуанец даже не поинтересовался, за что на его вроде как благонадежного помощника ополчился король, ему хватило фразы о возмещении ущерба. Воспитанный надлежащим образом сенатор только пробормотал, что «жизни подданных — в руке короля», и на этом разговор закончился. Даже выползшим из квартир соседям хватило намека, чтобы молча вернуться к себе и не лезть не в свое дело: невзирая на всю свою наглость, сенаторы и их помощники отменно знали, в чьих руках находятся их жизни и благополучие. И то, что труп Палпатина джедаи не вернут, препятствием и проблемой не стало: на Набу отправили запечатанный гроб, который похоронят, как подобает, и род Палпатин окончательно уйдет в историю, уменьшив количество Королевских домов еще на одну единицу. Печально, но такова жизнь. Горевать по ситху ни Веруна, ни Абха не собирались, им было чем заняться: то, что Палпатина удалось убить до того момента, когда тронуть его будет совершенно невозможно, это хорошо, вот только союзников и деловых партнеров слишком ушлого набуанца это не отменяло. Веруна с Абхой помнили рассказы о возможном будущем и расписанные с кислым выражением лица подробности правления некоей Падме Наберри с тронным именем Амидала. Они раскладывали эти знания и так и этак, пытаясь понять, что привело к такому положению дел, и почему Падме, ведущая себя не как королева, а как шиложопая девчонка, не только не слетела кубарем с трона, но и стала сенатором. Это не лезло ни в какие рамки, и объяснить это можно было лишь одним: покровительством ситха, ведь, невзирая на всю полноту власти, имеющуюся у монарха, скинуть его с трона возможно, но этого не произошло. Веруна не собирался оправдывать конфликт вероломным нападением Торговой Федерации, не они, так другие, то, что конфликт вообще начался, — вина того, кто это допустил, а именно — Амидалы. А раз это допустили, то есть несколько причин: слабость ее, как королевы, а также выгода, которую получила она и ее клан. Или вообще и то, и другое. В любом случае основную выгоду получил Палпатин, катапультировавшись с помощью дурехи прямиком в канцлерское кресло. Да и дальнейшие телодвижения вызывали вопросы, в частности — желание лезть куда не просят и намеренное провоцирование конфликта. Это вообще не вызывало ничего, кроме глубокого изумления, а также не самых приятных и цензурных вопросов. Оставалось только принять как вариант, что мозги Падме не просто перепрошили, а выкинули из черепной коробки во избежание зарождения хоть каких-либо разумных мыслей: воспитание в Королевских домах всегда было очень жестким, порой даже жестоким, и чем древнее Дом, тем более специфичными были взгляды на обучение, впрочем, равняющаяся на монархов аристократия тоже старалась обтесывать своих отпрысков надлежащим образом. А тут… Ладно, что-то можно списать на молодость клана, но все же это не оправдание. Для Веруны неумение просчитывать свои действия и их последствия было настоящим преступлением.

***

Джастер смотрел на скрутившуюся в комок Арлу, дремлющую вполглаза, и чувствовал, что сердце кровью обливается. Многолетний плен основательно расшатал психику сестры Джанго, то, что она не превратилась в хохочущую психопатку, бросающуюся на все, что шевелится, — просто чудо. Целители разума действовали крайне осторожно, но твердо, медленно вытягивая пациентку из бронированной скорлупы на свет, обещая, что через пару лет интенсивной терапии Арлу можно будет уверенно назвать достойным членом общества. Мерила сроки не волновали, он был готов предоставить все время мира, вот только Арлой занимались еще и специалисты по допросам. Как ни странно, женщина оказалась носителем бесценной информации: Тор Визсла не мог отказать себе в удовольствии похвастаться, а еще любил почесать языком, размышляя на разные темы вслух во время сеансов пыток. И Арла все это запомнила: и потому, что не могла не слушать, и потому, что надеялась, что когда-то эта информация пригодится. И она пригодилась. Еще как. Благодаря крайне тщательным и осторожным допросам, Арла вспоминала иногда такое, что волосы дыбом вставали. Оговорки, какие-то мелочи, замечания… Аналитики работали посменно, складывая из этих частичек стройную картину, и с каждым докладом Джастер все больше мрачнел. Потому что открывшееся было крайне неприглядным. Как выяснилось, не таким уж правильным и мирным было движение Новых Мандалорцев, и не настолько они были противниками Дозора. Естественно, касалось это не рядовых членов политического движения, а верхушки, и то не всей, но Джастеру этого было достаточно для понимания глубины отхожей ямы, в которую тянули Мандалор его отрекшиеся от прошлого и будущего дети. Выяснилось, что Калевала — не просто место ссылки для неугодных, она служила своего рода перевалочным пунктом, откуда всех, кто не желал присоединиться к Новым мандалорцам, под чьим влиянием находилась планета, выпихивали на Трацин, Конкорд-Даун и остальные планеты и луны системы. Сама Калевала, невзирая на то, что являлась поставщиком элитного вина и еще кое-каких предметов роскоши, была крайне вредным для здоровья местом: кислотная атмосфера и выжженные пустоши, среди которых возвышались купола биодомов. Плюс жители — агрессивные пацифисты. Естественно, прибывшие или тоже становились такими же, или скатывались в противоположность, превращаясь в оголтелых фанатиков, и вот тут их с распростертыми объятиями встречал Дозор. Потому как, может, Новые мандалорцы и Дозор ненавидели друг друга, но у них была общая проблема, над решением которой можно и поработать вместе, морща нос. А именно — Джастер и его Истинные мандалорцы. Ладно, это еще можно было пережить, хуже всего оказалось найти следы заговора, тянущиеся куда-то в Республику: счета, деловые контакты… Вновь всплыл проклятый Галидраан. Кто-то очень тщательно финансировал едва не воплотившуюся в реальность бойню, которая должна была положить конец Джастеру и его детищу. От всех проблем пухла голова, Джанго, носящийся по галактике в поисках неуловимой рабыни, мог только сочувствовать по комлинку. Но Джастер не падал духом. Он — Манд`алор и он справится. Иначе не стоило и браться за все это.

***

Как приятно, когда ничего не болит! И как восхитительно, когда организм не представляет из себя конструктор «Собери сам». Вокара совершила очередное чудо и пересобрала сломанного пациента, долечив заодно травмы, полученные на войне, которыми занялись, когда у них появился нормальный меддроид, а также более ранние, те, на которые тогда еще Кеноби не обращал внимания, боясь непонятно чего… Она даже расщедрилась на серию прививок, которые были в Храме обязательными и которые Оби пропустил по причине выхода из Ордена. Оби-Ван был так счастлив очнуться живым и выздоравливающим, пребывал в таком прекрасном расположении духа, что его настроение не смогли испортить даже магистры и мастера, и Бент с Восом, просочившиеся в палату и обещавшие другу все кары небесные за то, что он себя не бережет. С чего это не бережет? Еще как бережет! Дожил же до оказания помощи! Настроение было прекрасным, пока в палату не приперся Йода в компании Джинна. Невзирая на все сеансы с мозгоправами, невзирая на всю свою работу с тараканами, расплодившимися в родной черепушке, тут же сработал коленный рефлекс и Оби сам не понял, как провалился в медитационный транс, приходя в полную боевую готовность. Что с Джинном, что с Йодой ухо стоило держать востро, особенно с последним: не тот контингент, чтобы расслабляться. Йода читал разумных на раз и настолько привык всеми манипулировать, что на лету отгрызал не только неосмотрительно протянутые к нему руки, а вообще сжирал целиком, не выплевывая костей. И если понять, почему Йода приперся в гости, Оби мог, все-таки не каждый день ситха убивают почти на пороге Храма, то вот просчитать мотивы Джинна — нет. Мысли в голове Джинна жили редкой степени укуренности, как у матерого хиппи, поселившегося на конопляной плантации, предположить можно все, начиная от любопытства и заканчивая выдвижением обвинений в Падении, поэтому проще было подождать и действовать по обстановке. И с Йодой тоже: это в прошлую встречу Оби попер буром вперед, обвиняя и не давая возражать. Тогда ему банально повезло. Он налетел, обвиняя и не давая высказывать свое мнение, не давая зацепиться, утопить в риторике и запутать в софистике, и успел удрать до того, как советники собрались с мыслями. В этот раз номер не пройдет, хотя… Опять-таки надо ждать. Йода проковылял к стулу для посетителей, демонстративно кряхтя и постукивая палкой, после чего с легкостью подпрыгнул и сел на высокий для него предмет мебели, Джинн упал мешком с клубнями. Оби-Ван едва глаза не закатил на этот цирк: да, Йода стар, но роль мудрого и безобидного старца явно пришлась ему по душе и приросла насмерть. Все эти кряхтения и ковыляния — и прыжки с помощью Силы — являлись частью образа и абсолютно не отражали реальность. Древний гранд-магистр до сих пор являлся отменным бойцом и под настроение давал прикурить всем желающим припасть к источнику мудрости, Силой пользовался постоянно, помогая телу, а не только в залах. И себя за легкомысленное использование Силы не корил… Впрочем, сейчас все это играло Оби на руку: пока гости устраивались, он все глубже проваливался в медитацию. «Дыхание вселенной» — абсолютное спокойствие, возросшая на порядки внимательность… и разогнанная на максимум реакция. Все то, благодаря чему он не только остался жив в схватке с Палпатином, но и победил. В прошлый раз он медитировал часами, готовясь, сейчас, чтобы войти в нужное состояние, понадобились секунды. Что значит — мотивация! — Здравствуй, Оби-Ван юный… — как всегда, степенно начал Йода. — Давно не виделись мы. — Гранд-магистр Йода… — как можно чопорнее и формальнее наклонил голову Оби. Тяжко быть вежливым, валяясь в кровати, но он постарается. Старик, судя по легкому флеру укоризны, не оценил. Джинн молчал, и вот это было самым странным и нервирующим. — Вежливый ты… — прокряхтел Йода. Ага. Понимай, как хочешь. А он и стараться не будет. — На помощь не позвал почему? И вот что тут ответить? Что ни скажешь, все используют против тебя, вопрос с таким подвохом… Оби мысленно вознес молитву Силе за то, что Джон научил его этой медитации, иначе б ляпнул что-то и… — Простите, мастер Йода, но это был личный конфликт, не требующий участия посторонних, — наконец родил умную мысль Оби. Сила вокруг была безмятежной, как бездонное болото, покрытое сочной травкой. Не дай бог, сделаешь шаг на поверхность-обманку. Йода задумчиво помычал, рассматривая не желающего идти на контакт подростка. — Но я благодарен за ваше беспокойство. Йода прищурился. Оби молчал, изображая бревно с глазами. Джинн просто смотрел, никак не реагируя на происходящее. — Всегда помочь готов я Родословной своей, — неожиданно выдал Йода, и Оби замер. Сейчас, в медитационном трансе, с разогнанной реакцией, чутко воспринимающей любую мелочь… Скажем так, даже невзирая на медитацию, он просто обалдел. Йода ни разу — ни разу! — не признавал его своим гранд-падаваном до всей этой свистопляски. Невзирая на попытки навязать Джинну не желаемую им обузу, на помощь в обучении — как и любому другому юнлингу и падавану, — и даже один разговор по душам, когда Йода призывал отчаявшегося мальчишку верить в Силу… Йода ни разу не показывал, что является не просто Великим мастером Ордена, а гроссмейстером. Да Оби и знал об этом только потому, что перерывал данные на мастеров, пытаясь понять, кто согласится взять его падаваном! И вот так вот — обухом по голове? Почему сейчас?! Потому что он показал, что, невзирая на то, что его выбросили из Ордена, не скатился в канаву и живет? И не просто живет, а даже хорошо временами? Или из-за дохлого Палпатина? Которого очень обтекаемо назвали Темным, потому как назвать ситхом — стремно и опасно, и имеет далеко идущие последствия, а Падшим — никак, ведь набуанец ни разу не джедай? Вот поэтому Йода опасен. Хрен поймешь, что он имеет в виду, какой смысл вкладывает и чего хочет. Пальцы непроизвольно дернулись, и Йода это заметил. Оби просто чувствовал, как рассыпается транс, но сумел взять себя в руки и собраться. — Я рад за Вашу Родословную, — ровно произнес он. — Тем, кто является ее частью, повезло. Йода наклонил голову к плечу, как любопытный кот. Уши слегка опустились, старик был явно недоволен ходом разговора. — Частью ее являешься ты, — веско уронил он, приспустив тяжелые веки. На губах Оби-Вана сама собой зазмеилась ухмылка. — Я от своей семьи не отказываюсь… Если только она не отказывается от меня. Неизвестно, что бы сказал Йода в ответ, но тут у Вокары, которая последние пару минут стояла под дверью, лопнуло терпение. — Простите, мастер Йода, — безапелляционно выпалила целительница, — но у моего пациента процедуры по расписанию. Прошу. Йода с кряхтеньем слез со стула, кивнул и поковылял к выходу. — Увидимся еще, Оби-Ван юный… Это прозвучало угрозой. Джинн молча встал, сделал шаг к двери… Развернулся и подошел к койке. — Прости, пожалуйста, — выдавил из себя он и стремительно вымелся в коридор. Степень изумления Оби-Вана невозможно было описать словами. Такого он не ожидал. Совершенно. Нет, в одном из разговоров Тала упоминала, что Джинн пошел на терапию, о неудавшейся попытке извиниться… Неужели это смерть Ксанатоса так подействовала? Сдвинула нечто в мозгах этого уверенного в собственной исключительности человека? Бывают же чудеса! Вокара тем временем осмотрела его, глазами и через Силу, подключила капельницу, сделала несколько уколов… Оби воспринимал все происходящее фоном. Ему было о чем подумать.

***

Фимор отложил последний отчет и со стоном потянулся. В пояснице хрустнуло, он выпрямился и едва не упал. Ксанатос действительно его ненавидел. Искренне и до глубины души… Потому что, если бы ему было все равно, он бы никогда не сделал его своим преемником! Опытный ликвидатор, обученный как Тень, имеющий опыт и навыки в самых разных областях, он оказался не готов к свалившейся на него ответственности, а избавиться от нее — не вариант. Проклятый Ксанатос все предусмотрел… Что ж. Стоит признать, ему нужна помощь. Квалифицированная. Ему нужен… Раэль. — Так, где тут у меня его номер? — пробормотал Фимор, но тут же остановился. Завтра. Все завтра. А пока — спать.

***

Мол осторожно огляделся, прощупывая заодно пространство Силой. В доме было тихо. Сераси спала, телохранители — кто где — бдили, неся вахты. Молу не спалось. Все казалось, что тени сгущаются и ведут себя подозрительно. Не выдержав, он закутался в одеяло, сел ровнее на кровати и принялся дышать на счет. Надо медитировать. Ведь, если он будет успешен, Оби повезет его на Адегу… На лице мальчишки расплылась улыбка. У него будет сейбер! Свой, его личный… Надо только постараться.

***

— Что ж, господа. У меня есть крайне интересная новость… Дарт Сидиус мертв. — Этот бейнитский выскочка? — Он хорош… Был. — Именно, что был! И поэтому надо решить. Дальнейшие действия, господа? Думаем, размышляем, предлагаем. Итак? 410012741315515 Яндекс-деньги (ЮМани) На рюмочку успокоительного
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.