Флаг над замком

Джен
NC-17
В процессе
6516
автор
Efah бета
Размер:
планируется Макси, написано 316 страниц, 38 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6516 Нравится 5668 Отзывы 1943 В сборник Скачать

Часть 29 Хлопок одной ладонью 3

Настройки текста
Свадьба была идеальной. Бреха утомленно прикрыла глаза, сжимая руку Бейла, сидящего рядом. Теперь уже супруг осторожно поцеловал ее в висок, опустился на пол и принялся стаскивать с ног Брехи бальные туфли: на низком широком каблуке, шелковые, густо покрытые золотой вышивкой, идеально подходящие к ее платью, на которое пошло полотнище вытканной в единственном экземпляре ткани. Созданные руками мастеров и мастериц Мелидаана, ткань и ленты заставили ахать и исходить пеной зависти очень многих гостей, недвусмысленно свидетельствуя о богатстве и тонком вкусе правящей четы. Эти наряды, как и наряды их предшественников, потом выставят в музее, чтобы жители и гости планеты могли любоваться этими произведениями искусства, и никому не стоит знать, что две трети цены — стоимость лечения у мастера-джедая, организованного мудрым и расчетливым не по годам раджем Мелидаана. Бейл помог своей уже жене переодеться, усадил ее на диван, всунул в руки чашку горячего травяного чая, помогающего расслабиться, и рухнул рядом, со стоном расправляя гудящие ноги. Нет, свадьба — это хорошо, но как же это утомительно! — М? — неопределенно промычала Бреха, слегка толкнув его плечом, отставляя пустую чашку. — М… — так же неопределенно ответил Бейл, еле сдерживаясь, чтобы не завыть от облегчения: как прекрасно, что можно сесть и не шевелиться! А церемониал — это зло. Чистое и рафинированное. Бреха утомленно прислонилась к нему, положив ему голову на плечо, Бейл расплылся в глупой и совершенно счастливой улыбке, не собираясь вставать или шевелиться в ближайшую вечность. Пусть Бреха отдохнет… Она тихо засопела. Бейл слушал дыхание своей королевы и вспоминал, какой долгой и мучительно болезненной была дорога к исцелению. Хорошо, что до свадьбы было еще далеко, потому что просто так такие вещи не делаются при всем желании. Мастер Корли со своими учениками и помощниками сотворил чудо, которое началось с того, что у Брехи взяли массу анализов, провели не один десяток сканирований и осмотров и начали подготавливать к исцелению. Бейл ничегошеньки не понимал в процессе, но ему хватало дюрастиловой уверенности Кеноби в том, что все возможно и Бреха станет здоровой. Джедаи часами медитировали рядом с ней, будущая королева то спала, то занималась делами, не вставая с кушетки, то просто разговаривала с Бейлом… Конечно, приходилось возвращаться на Альдераан, не давая повода родным и прочим любопытствующим интересоваться делами будущей королевской четы, но потом все равно они летели на Мелидаан, объясняя это желанием контролировать процесс создания для них заказанных тканей. В четвертый визит на будущую королеву неожиданно напал жор. Бреха не могла похвастать хорошим аппетитом, а тут она буквально не имела сил оторваться от стола, опустошая тарелку за тарелкой, в перерывах — стаканы с концентратами. Все съеденное словно проваливалось в черную дыру, Бреха ела и спала, пока неожиданно не начала задыхаться. Начали отторгаться имплантированные кибернетические легкие. Бейл не успел даже как следует поистерить, как Бреху уволокли в операционную, а после запихнули в очень дорогую реанимационную капсулу, которую тут же обступили джедаи. Бейл смотрел, как купается в призрачном сиянии его невеста, и трясся от волнения, не находя себе места. Когда через пять суток с четвертью Бреха сделала первый самостоятельный вдох, он просто вырубился от усталости. А когда проснулся и привел себя в порядок, то не поверил своим глазам: Бреха сидела за столом, завтракая, румяная, веселая и счастливая до крайности. Бейл не знал, каким образом джедаи это сделали, но у Брехи теперь были собственные легкие, практически исчезли шрамы, оставшиеся от операций, а главное — она явно стала здоровее. Конечно, совершенно здоровой она не стала, но теперь болезнь не грозила загнать ее в раннюю могилу. А будущие дети… Этот вопрос они будут решать чуть позже. Пока требовалось лечиться и еще раз лечиться. И сменить лейб-медика. Обязательно. И, самое главное, поднять историю взаимодействия Альдераана и Ордена джедаев. С самого начала.

***

Все-таки карты не соврали: Оби смотрел на стопку деревянных ящиков, доверху набитых добытыми камнями, и даже не пытался выдавить из себя улыбку. Казалось бы, с чего нервничать? Кто молодец? Он молодец! Все мучения окупились с лихвой: когда Оби рассматривал добычу на прииске перед тем, как ее упакуют, то едва удерживался от желания орать от радости и скакать как бешеный. Что самое приятное, они успели выбрать почти все крупные гнезда, осталась сущая мелочь, практически не стоящая внимания. Закупка остальных необходимых компонентов прошла через Фимора, благодаря чему вся орава джедаев, поселившаяся на планете, обзавелась световыми мечами, и Оби мысленно поставил галочку, выполнив «предвыборное обещание». Теперь дело осталось за обучением, тут уже обещал помочь Дуку, завершающий постройку храма и резко подобревший местами благодаря этому, а также остальные магистры, желающие приманить и к себе полезных специалистов. Оставшимся драгоценным камням тоже найдется применение, как и не разобранным кристаллам Силы. И это хорошо, это значит, что все одаренные на планете будут вооружены и, если что, постоят за себя и своих близких. И вот поэтому он смотрел на ящики с камнями, чувствуя, как ноет сердце и кишки в узел завязываются, словно вооружение джедаев стало точкой невозврата. А ведь только начала жизнь налаживаться, Сераси стала счастливо и смущённо улыбаться, чуточку улучшился быт. Оби-Ван был не настолько наивен, чтобы считать, что смог чего-то там предотвратить и не допустить благодаря знанию, пусть и обрывочному, будущего, и своим несомненно героическим усилиям. Он лишь надеялся, что получится минимизировать ущерб и спасти как можно больше людей. Сила взревела, за окном грохнуло так, что дом едва не подпрыгнул. Оби на миг смиренно прикрыл глаза, и вымелся за дверь раньше, чем у него запищал комлинк. Началось.

***

Фимор отключил датапад, расплываясь в кресле медузой. Восстановление заводов по добыче азурита и ионита шло с трудом, но дело сдвинулось с мертвой точки. Уже хорошо, а местами даже вовсе замечательно. А ведь кроме этого он учился: Дженза Дуку взяла и его, и Раэля, и даже Оби-Вана в оборот, обучая тому, что должен знать и уметь каждый хороший планетарный правитель, впихивая в них зачастую специфичные знания и помогая обрастать нужными связями. Женщина, недавно пережившая очередное покушение, выгнала к ситховой бабушке своих сыновей, уличенных в организации этого самого покушения, и теперь была бодра и весела, зато Ян погрузился в размышления, временами нервно поглядывая на пылающую энтузиазмом Комари. Утомленно потерев глаза, Фимор вызвал слугу: заказал чай и легкий перекус. Разминка помогла привести в тонус мысли, он встряхнулся и достал самую настоящую папку с листами флимпси, содержащую в себе копию ответа о консервации Академии, расположенной на Телосе, описи содержимого, план зданий. Бесценная информация, полученная лично из рук Пло Куна, причем у Фимора создалось впечатление, что разрешение на предоставление документации пришло с самого верха. Вообще, размышляя о сделавшей крутой поворот судьбе, Фимор не мог не отметить, что ему грех жаловаться на все произошедшее. Да, формально он числится покинувшим Орден, причем давно, чуть ли не сразу после получения рыцарства. В реальности же, как отчитывался перед Мастером теней и Советом Первого знания, так и продолжает отчитываться, просто начальство поменялось. И, что неожиданно подействовало бальзамом, пролитым на так и не зажившую рану, он восстановлен в своей Родословной, числясь падаваном Джинна. Когда испытующе смотрящий в глаза Пло Кун сообщил эту новость, Фимор даже не смог что-то выдавить в ответ. Слов не было. В тот день он попытался напиться, запершись в кабинете, но крепкий алкоголь так и не принес ни облегчения, ни даже забытья. Пусть второе падаванство было коротким, да ещё и в корне отличающимся от учебы у его первого погибшего мастера, Фимор Джинна всё-таки уважал и считал самым настоящим учителем. Конечно, о полном взаимопонимании и речи не шло, но они сработались. Через пень-колоду, но сработались. Фимор даже не обращал внимания на укусы говнюка Ксанатоса, воспринимая его как вредного и ревнивого младшего брата с завышенным самомнением. И публичный отказ от него Джинна стал ударом. Тем более болезненным, что он наложился на память о потере мастера Родди. И пусть он взрослый, пусть стал Тенью, пройдя специфическое обучение, но вот так вот оказаться выкинутым из семьи… Гвоздями в гроб стало молчание Йоды, не сделавшего ничего для исправления этой кошмарной для любого джедая ситуации. Он это пережил, хоть и пришлось долго ходить к целителю душ, ему казалось, что он смог отбросить обиды и смириться, принять все, как настоящий джедай. А потом рыжеволосый мальчишка назвал его братом, спокойно и без издевки, с полным пониманием этого слова, и Фимор осознал, что занимался самообманом. Ксанатос, тоже обратившийся к нему как к брату, доконал его окончательно. Он вновь обрел семью… Чтобы потерять часть ее уже навсегда. Что ни говори, но Ксанатос, Падший и ставший тем еще гадом, все равно воспринимался им младшим, тем, за кем надо присматривать, раз уж родитель у них непутевый, да и остальная родня подкачала. А теперь у него снова есть статус, Узы звенят, связывая его с гроссмейстером, дядей и тетей, с братьями. И их много, пусть принятые Оби-Ваном Мол, Саваж и Ферал не являлись падаванами Джинна. Так что? Они все равно часть его Родословной. И ради них Фимор готовился вскрыть Академию, в которой хранились весьма специфические артефакты, а также наладил связи с Агрокорпусом, взяв обитателей Бендомира под свою защиту. А Джинн… А что Джинн? Встретив во время одного из посещений Агрокорпуса своего бывшего мастера, Фимор поклонился и даже немного пообщался, как со знакомым, с которым давно нет никаких точек соприкосновения. И, судя по всему, такое положение дел устроило их обоих. Значит, пусть так и будет.

***

— Огонь! Выстрелы из тяжелых штурмовых винтовок, слившихся в одно целое, попали точно туда, куда и планировалось. Кореллианский грузовик, переделанный в нечто непотребное, ощетинившееся орудиями и еще Сила знает чем, завалился набок, с утробным воем понесся к земле. Еще один корабль резко клюнул носом, с грохотом разваливаясь на части. Джанго резко упал на землю, поливая все вокруг отборными ругательствами: слетал, называется, в гости к другу. Переждав атаку, мандалорец огляделся, одновременно запуская ракеты в сторону очередного смертника. Визжали выстрелы, выла роторная пушка, которую Майлз таки притащил неведомо откуда, установив на крыше своего дома, рвались снаряды, ударяясь о практически ставший видимым купол, который держал смертельно бледный Оби-Ван, закрывая максимально возможную площадь от льющейся и валящейся с небес смерти. Возле него сгрудились его братья: Мол скалился, вцепившись в активированный сейбер, Ферал и Саваж облепили Кеноби и так и застыли. К ним подтягивалась часть джедаев, остальные помогали бороться с врагами, обрушившимися на беззащитный город. Майлз с остальными мандалорцами показывал тот финт ушами, о котором в прошлом сочиняли полные ужаса и восхищения легенды: пятерки воинов одновременным выстрелом сбивали корабли чуть ли не с орбиты. Сераси молча замотала оторванной от подола юбки полосой ткани руку и продолжила подгонять малышей, эвакуируя их в безопасные убежища. Все остальные сейчас охотились за врагами. Сераси понятия не имела, кто это, помощь Джанго приняла с удовольствием, подталкивая ребятню в нужном направлении, бдительно следя за шустрой мелочью, хватающейся за ножи. Так же неожиданно, как все началось, так и закончилось. Прекратилась бомбардировка, утихла стрельба… Сераси первым делом нашла взглядом супруга, облегченно выдохнув: живой. И даже целый. Смертельно бледный, утирающий льющуюся из носа кровь, шатающийся, но под присмотром хлопочущего возле него мастера Корли и его помощников, окруженный толпой телохранителей, и даже отдающий приказы всем подряд. Руки затряслись. Сераси всхлипнула, но тут же сдержала позорную слабость. Она должна быть сильной, подавая пример своим людям. Выпрямившись, она поправила палантин и твердой походкой направилась к супругу. Сейчас его таланты нужны им как никогда.

***

Джастер содрал с головы шлем, с наслаждением втягивая воздух в легкие. Воняло болотом и какой-то химией, но Джастеру, валяющемуся на груде камней, покрытых вяло шевелящимся мхом, эта вонь совершенно не мешала наслаждаться каждым вдохом: последний удар головой об стену повредил системы, электроника сдохла, и мандалорец сражался практически вслепую и задыхаясь. Отдышавшись, Джастер повернул голову, еще раз внимательно посмотрев на поверженного врага: располовиненное тело не подавало признаков жизни, но для собственного успокоения он встал, подобрал упавший между двух камней сейбер и тщательно и не торопясь рассек останки на несколько частей. Рисковать не хотелось. Мало ли… А то в голову сразу лезли ужасы, рассказанные Оби-Ваном под калишский чай с пряной настойкой, о том, какими живучими являются ситхи и их творения и чем грозит недооценка противника. Пинком отбросив голову, Джастер прижал ее подошвой сапога, вглядываясь в ядовито-желтые глаза, окруженные практически багровыми белками, оскаленные острые зубы в воспаленных деснах, черную сетку сосудов, просвечивающих сквозь трупозно-белую кожу. После чего еще один взмах сейбера рассек ее пополам. Во избежание. Мало ли… Не хотелось, чтобы духу мерзости было за что уцепиться, вылезая обратно, оттуда, куда бы он ни отправил чудовище. Комлинк, встроенный в наруч, захрипел, связь стабилизировалась, крошечный Сайлас гневно открывал и закрывал рот, эмоционально о чем-то вещая, потрясая руками. Выглядело смешно, Джастеру даже напрягаться не надо было, чтобы понять, о чем орет верный заместитель. Как он посмел, где он пропал, отзовись, поганец, даже если помер. Постучав по комлинку, Джастер тряхнул рукой, и сбоящая техника заработала нормально. — …Манд`алор! — эмоционально закончил экспрессивную речь корун. — Не ори, голова отваливается, — попросил Джастер, заставив Сайласа облегченно выдохнуть, одновременно скрежеща зубами от ярости. — Раз отваливается, значит, она есть! — рявкнул успокоившийся воин. — Манд`алор, ради Ка`ры, стой и не шевелись. Мы уже рядом. — Стою, не шевелюсь… — пробормотал Джастер, закрывая глаза, чувствуя, что начинает заваливаться на бок от накатившей дурноты. В уши вонзился вопль явно заметившего неладное Сайласа, и все поглотила темнота. Очнулся Джастер предсказуемо в медкапсуле, под безразличным взглядом меддроида, под звуки ругани. Так же предсказуемо ругались Сайлас и Миа, отрядный медик, естественно, костерили они на чем свет стоит самого Джастера, его альтернативные умственные способности, манию величия и дурное влияние на слабовольного Манд`алора всяких разных подпольных джети. Джастер тут же малодушно закрыл глаза, надеясь, что его шевеления не заметили, но Миа не даром ела свой хлеб, тут же оборвала разговор и принялась тормошить его, проводя стандартную процедуру проверки. С трудом отбившись от нее, Джастер выбрался из медотсека и почесал на кухню, морщась от завываний собственного желудка. Сайлас, приготовивший обильный обед, с умилением на роже проследил за тем, как Джастер набивает желудок, разлил пряный каф по чашкам и принялся сверлить его взглядом, пока он не сдался. Мерил налил себе еще кафа, щедро плеснув в чашку сливок, и под обжигающе-горячий напиток рассказал, как вообще так получилось, что он едва не отдал концы, потерявшись ситх знает где. Он рассказывал, четко и обстоятельно делясь подробностями, и сам поражался своему везению. Стьюджон Джастеру не понравился с первого взгляда. Как и сопровождающим его воинам. Впрочем это было взаимно: местным жителям бронированные пришельцы тоже не нравились. Они отмалчивались, не желая идти на контакт, не реагировали на попытки подкупа и даже легкие угрозы. Джастер смотрел на них и поражался. Сейчас, зная историю обитателей планеты, он отчетливо видел, что Ортон не соврал. Стьюджонцы выглядели людьми, но все-таки глаз улавливал нюансы. Волосы с отчетливо металлическим блеском, сильные, выносливые тела — он видел, с какой скоростью и ловкостью гоняет малышня, красивые — никаких грубых черт лица или непропорциональных фигур. Изолированные, причем добровольно: никакого желания нормально познакомиться с чужаками, что-то купить или продать, да и космопорт — одно название, маленький и зачуханный, чуть ли не голое поле с табличкой на палке. Техника есть, но старая. Дроиды, эта вездесущая живность галактики, почти не попадались на глаза, а те, которых видел Джастер, вызывали недоумение своей древностью. Но самым главным было даже не отсутствие технического прогресса: в глаза бросалась какая-то… забитость? Он не знал, как это назвать. Ортон Рен не соврал — стьюджонцы действительно добровольно и совершенно осознанно пребывали в стоячем болоте своего затхлого мирка и контактировать с галактикой, что-то меняя, совершенно не желали. Все попытки разговорить, даже познакомиться с историей планеты, элементарно зайдя в библиотеку, музей — провалились, по причине отсутствия таких заведений. Джастер, помыкавшись, уже даже плюнул на все свои планы, решив лететь назад, домой, как произошло нечто, кардинально изменившее его мнение и об этой богами забытой планете, и о ее обитателях. Как он отделился от сопровождающего его отряда, Джастер не знал. Банально не помнил. Не понимал. Как и того факта, что его сопровождающие не забили тревогу, потеряв его из виду. Он просто был вот тут, со своими verde, скептически разглядывая руины какого-то древнего форта, а потом вдруг обнаружил, что чешет по каким-то тоннелям хрен знает в какую сторону, и как он в них попал — загадка. А потом стало не до размышлений: электроника неожиданно начала отказывать, понять, где он и куда идти, чтобы выбраться, — невозможно, связь исчезла, как не было, вдобавок нарастало удушающее чувство опасности, какого-то тяжелого, мутного страха. Джастеру пришлось читать боевые марши, чтобы хоть как-то заставить ноги двигаться, а мозги — соображать. Тем более что тоннели, по которым он топал навстречу неизвестности, были явно рукотворными, непонятно на кого рассчитанными. А потом он буквально ввалился в огромный зал, заброшенный века назад, судя по слоям пыли, грязи, проросшим корням деревьев и потекам воды на стенах, и все мысли улетели прочь, сдутые прочувствованной руганью. Увиденное резко напомнило некоторые не самые приятные миссии в качестве охотника за головами и кадры из низкосортных голофильмов ужасов про разных вивисекторов: прозрачные колбы в рост человека, прозекторские столы, шкафы с наглядными пособиями… Хорошо еще, что все это было покрыто грязью и давно заброшено. Джастер обошел зал, полюбовался раздолбанной аппаратурой, несколькими мумифицированными образцами очень странных пропорций, десятком скелетов, вроде, человеческих, пожал плечами и развернулся в сторону выхода. Обо что он запнулся, Джастер и сам не понял, поблагодарив доспех за то, что не ободрал колени и не расквасил нос. Вот только, вставая, он заметил тонкий алый луч, идущий откуда-то сбоку. И заметить его можно было, только лежа на полу. Он успел повертеть головой, соображая, как часть стены разъехалась, оказавшись дверями, и в зал, вспыхнувший огнями, вошел молодой парень, явный стьюджонец, судя по похожим на золотую проволоку коротко подстриженным волосам, насмешливо оскалившийся. — Правильно встречаешь своего повелителя, — одобрительно прищелкнул языком то ли гость, то ли хозяин этого места, и Джастера буквально подбросило от накатывающего бешенства. Он только открыл рот, чтобы достойно ответить на это наглое заявление, как взгляд наткнулся на то, что было скрыто ранее невидимой дверью, и Джастер застыл, пытаясь осознать то, что увидели глаза. Он думал, что лаборатория — а это была лаборатория, целый центр, — покинута? Он ошибался. Джастер еще раз посмотрел за спину идущего к нему парня, рука сжалась на «Вестаре»… Стьюджонец оскалился, стремительно сокращая расстояние. Первый выстрел он просто отбил зашипевшим в мертвой тишине, наполненной бешенством мандалорца, алым сейбером. От второго и третьего увернулся. Джастер еле успел вернуть бластер в кобуру, подставляя под падающий клинок бескаровый наруч. В следующий миг он полетел спиной вперед, успев выпустить со второго наруча «свистящую птицу». Миниатюрная реактивная ракета с диким свистом, давшим название этому виду вооружения, устремилась в сторону агрессора, мчавшегося на Джастера с бешеной скоростью. Парень увернулся, ракета влетела в открытые двери и вонзилась в… Мандалорец даже думать не хотел о том, в чем именно она сейчас прожигает себе путь. Стьюджонец оглянулся, на миг его глаза почти комично расширились, а потом он с диким воплем бросился прямо на Джастера, размахивая алым клинком. Черный меч не подвел, как и уроки Оби-Вана, немного натаскавшего Джастера во владении весьма специфичным оружием, и сейчас он вспоминал терроризировавшего его мальчишку с горячей благодарностью. Да, пусть Джастер имел чувствительность кирпича, но Черный Меч его любил, что бы это ни значило, и он не просто размахивал им как палкой, как пресловутый Тор Визсла, а вполне уверенно владел, не боясь отрубить себе что-то нужное, к примеру, ногу. Сейчас его спасали только меч, которым Джастер парировал удары, бескаровые доспехи, обучение у Кеноби и… неопытность противника. Как ни странно, но опытный взгляд воина отмечал, что этот парень явно уступает в умениях тому же Кеноби. Сильно. Оби-Ван разделал бы этого наглеца, не напрягаясь. Создавалось впечатление, что стьюджонец начал заниматься с сейбером относительно недавно, но Джастер не обольщался. От случайностей никто не застрахован, в жизни случается всякое, к тому же с пользователями Силы, особенно едущими мозгами, как его противник, всегда надо держать ухо востро. Джастер парировал удары, стрелял, запустил оставшиеся четыре ракеты, лишился тросика и всех ножей, но никак не мог подойти на расстояние удара — свой шанс закончить эту дикую схватку не на жизнь, а на смерть. Голова гудела, тело ломило от напряжения, наконец удалось улучить момент и сделать выпад, отрубив руку настырной сволочи, скачущей, как сумасшедший стрилл. Стьюджонец заорал, Джастера впечатало в стену, шлем треснул, электроника угробилась, и он, отлепившись от стены, прыгнул на звук и еле видное сквозь ставшее почти непрозрачным стекло визора шевеление. Рука сама описала полукруг, словно меч в его руке, раздраженный идиотом хозяином, взял бразды правления на себя. И все закончилось. Почти. Джастер сидел, смотрел, как Сайлас орет, как бешеный, эмоционально высказывая мирозданию все, что он о нем думает; на снующих подчиненных, потрошащих лабораторию; на ряд могил, выкопанных дроидами… И составлял план дальнейших действий. Таунгов он, конечно, не нашел, зато нашел кое-кого другого. А значит, ему срочно нужна консультация специалиста. Джастер ткнул в комлинк, но не успел набрать номер, как раздалась трель звонка. Джанго. Он слушал сжатый, по-военному четкий отчет сына и не мог отделаться от мысли о том, что и его находка, и Мелидаан — все это звенья одной цепи. Осталось только понять, к кому она ведет. На жужжание муз и успокоительное автору 410012741315515 Ю-мани (бывший Яндекс) darksithlady@gmail.com PayPal
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.