"Борода"

Слэш
NC-17
В процессе
11
Размер:
планируется Миди, написано 12 страниц, 4 части
Описание:
В нашем мире сленговым термином "борода" обозначается женщина, служащая прикрытием для мужчины-гомосексуала и играющая роль его жены или возлюбленной. В мире омегаверса "борода" - это мужчина-омега, фейковый романтический партнер для альфы, не желающего афишировать свою нетрадиционную ориентацию.
В один прекрасный день к скромному омеге Юри Кацуки обратился незнакомец с необычным предложением - поработать прикрытием для красивого и успешного альфы, предпочитающего других альф.
Посвящение:
Блогеру Антону Суворкину (Антону S), благодаря которому я узнал(а), кто такая "борода".
А также величайшим "бородам" российского шоубиза - Лере Кудрявцевой и Алле Пугачевой (что, впрочем, не точно).
Примечания автора:
Удастся ли Юри пробудить в сердце альфы, в которого он, Юри, влюблен давно и безнадежно, ответное чувство?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 11 Отзывы 3 В сборник Скачать

Инфо-повод

Настройки текста
Следующие три месяца пролетели как три недели – тренировки на грани возможностей человеческого организма, которые, казалось, способны вымотать и обессилить кого угодно… Кого угодно, но не Юри! Дня через два после начала их сотрудничества Виктор дал несколько восторженных интервью крупнейшим интернет-порталам и государственным телеканалам, где взахлеб расписывал талант Юри, с жаром в голосе и с фанатичным блеском в глазах говорил, что Кацуки – чистейший самородок, и ему, Виктору, несказанно повезло с воспитанником. И Юри изо всех своих омежьих сил делал всё возможное, а подчас и невозможное, чтобы похвалы его возлюбленного тренера были оправданы. Он как будто превратился в биоробота, и вечерами, по окончании тренировки, абсолютно не чувствовал усталости. О том, что Виктор «по альфам», у него есть возлюбленный, а между ним и Юри всего лишь договор о взаимном пиаре и создании определенного имиджа, японский фигурист старался не думать. Он лишь делал всё от себя зависящее, чтобы его тренер, его кумир и путеводная звезда им гордился. И старания омеги окупились! Под руководством Виктора Никифорова Юри Кацуки с блеском сдал квалификационный зачет для участия в кубке Азии. - Отлично! – тренер по-дружески обнял своего подопечного, лишь только судьи огласили свои оценки, - Нужно отметить наш успех! Ведь мы этого заслужили! (Виктор разорвал объятия и заговорщически подмигнул.) Завтра днем отдыхай, а в вечером, в 19-00, я за тобой заеду, и мы поедем поужинаем в шикарный ресторан. О деньгах не беспокойся – я приглашаю!

***

Утром следующего дня в предвкушении ужина с Виктором бабочки в животе Юри не позволили взять ему в рот ни крошки. Юри съездил в элитный салон красоты (благо, теперь он мог себе это позволить), где первоклассные мастера сделали ему маникюр, макияж и укладку, после бьюти-процедур – в деловой центр, где в дорогом бутике для омег ему подобрали изысканные вечерний костюм и туфли. И вот наконец, ровно в 19:00 под окнами трепещущего омеги просигналил клаксон. Не чувствуя пол под ногами, Юри пулей вылетел на улицу, и тут же остолбенел, завороженный невиданной красоты зрелищем: у белоснежного лимузина, одетый в роскошный костюм-тройку, вес залакированный и напомаженный, стоял Виктор. Запястье левой руки пятикратного чемпиона мира украшали драгоценные швейцарские часы, в рукавах рубашки блестели запонки из белого золота с сапфирами, в комплект к ним – массивный перстень на среднем пальце правой руки. - Wow! – восхищенно присвистнул Виктор, оглядев Юри с ног до головы, - Выглядишь просто потрясно! Оделся, как на собственную свадьбу! - То же самое могу сказать и о вас, Виктор… - омега покраснел и, смутившись, опустил глаза. В эту секунду бедняжка напрочь забыл о договоре, и у него возникла иллюзия, что они с Виктором – самая что ни на есть пара, отправляющаяся на самое что ни на есть настоящее свидание. - Прошу! – Виктор открыл перед Юри дверь у заднего сидения, обошел автомобиль, сел рядом, и водитель тронулся.

***

Увидев перед собой заведение, поужинать в котором когда-либо было вне пределов мечтаний, Юри растерялся поначалу, но Виктор ободряюще улыбнулся своему подопечному, галантно открыл передним дверцу автомобиля, подал омеге руку, помогая выйти, и предложил ему свой локоть. Не до конца веря в происходящее, Юри робко взял кавалера под руку, и пара проследовала внутрь, где ожидающий их метрдотель провел их в подготовленную заранее приватную комнату. - Ну что ж… - Виктор выдвинул перед Юри стул, и после того, как тот сел, сел сам и раскрыл меню, - Не будем нарушать традицию. Полагаю, что и в этот раз ты доверишь мне выбрать угощение для нас обоих! В знак согласия Юри опустил глаза, улыбнулся и моргнул. Пара глотков вина позволила Юри немного расслабиться и затолкать себе в горло несколько кусков, но, тем не менее, все внимание омеги было приковано к возлюбленному Виктору – то, как изысканно-утонченно Никифоров отрезает кусочки еды и кладет их себе в рот, казалось Юри отдельным видом искусства. Кацуки не сводил с предмета своего обожания влюбленного взгляда. После пары-тройки бокалов Виктор слегка захмелел. - Ты… это… - язык подвыпившего альфы начал заплетаться, - Только… не влюбляйся в меня по-настоящему… Слышишь?! Ведь я никогда не смогу ответить тебе взаимностью. Эти слова как обухом ударили по голове несчастного омеги, сбросив его с иллюзорных небес на грешную землю суровой реальности. «Эх, Виктор, глупый…» - горько вздохнул Юри, сглатывая подступившие к горлу слезы, - «Разве можно попросить или приказать любить или не любить?! Ведь наши чувства – это то, над чем мы не властны. К тому же твой приказ очень сильно запоздал, ты даже не подозреваешь, насколько сильно!» - Впрочем, когда-то я любил омегу… - При этих словах Виктора омежье сердечко Юри затрепетало слабой надеждой, а тренер, откинувшись на мягкую спинку стула, продолжил монолог скорее для себя, чем для собеседника, — Это случилось, когда мне было шестнадцать лет. Его звали Арсений Соколов. Он был моим одноклассником. У него было все, чтобы стать самым авторитетным омегой нашего класса – внешность, лидерские качества, богатые и влиятельные родители, заграничные шмотки… А я был нескладным, худощавым и прыщавым юношей и непропорционально длинными конечностями. К тому же, из-за чудовищной бедности моей семьи много лет носил одни и те же штопанные-перештопанные, с заплатами, свитер и джинсы, а мои ботинки «просили каши». Но у меня был мой спорт… Впрочем, любил ли я Арсения на самом деле, или же поддался стадному инстинкту (все альфы нашего класса были влюблены в него, и я туда же) – не знаю… Однажды я собрался с духом, написал Арсению письмо, где признался в своих чувствах и предложил встречаться. Я запечатал письмо в конверт и в раздевалке незаметно положил его Арсению в карман куртки. Знал бы ты, чего мне тогда стоило написать то письмо!.. На следующее утро, придя в школу, я почувствовал косые взгляды в мой адрес и хихиканье у себя за спиной. Когда я подходил к двери класса, у меня внутри всё оборвалось и похолодело: в коридоре, прислонившись к подоконнику, стоял Арсений, держа в руках (о, ужас!!!) мое письмо, и, шутливо кривляясь, читал его обступившим его полукругом альфам и омегам. Кривляния Арсения прерывало дикое ржание одноклассников. Когда я поравнялся с этим стадом, одноклассники, увидев меня, засвистели и заулюлюкали. Несколько человек свернули тетрадные листочки в трубочки и начали плеваться в меня «пулями» из жеваной бумаги. «О! А вот и наш герой-любовник!» - тявкнул кто-то из шестерок Арсения – «Арс! Никифоров ждет твоего ответа!» «Ах, да, ответа…» - толпа расступилась перед Арсением, и тот, покачивая бедрами, подошел ко мне – «Ну, что ж, Никифоров, я тебе отвечу…» - Арсений гадко ухмыльнулся, - «Мой тебе ответ – нет! Мне было бы западло идти рядом с таким уродом и нищебродом, как ты!» Эта тирада Арсения была встречена дурашливыми аплодисментами, хохотом и свистом одобрения. После этого эпизода с Соколовым мой и без того низкий авторитет в классе упал ниже плинтуса. Я стал объектом постоянных насмешек и издевательств. И я с головой ушел в спорт… Как бы там ни было, я благодарен Арсению Соколову. Кто знает – может, не будь того злосчастного письма и последующей травли, я бы никогда не стал тем, кем я являюсь сейчас?.. Именно тогда с традиционной ориентацией и было покончено. К слову сказать, когда я выиграл свой первый чемпионат Европы, Соколов нашел меня в соцсетях и предложил встретиться и пообщаться (Еще одно доказательство вашей подлой, продажной омежьей натуры!). Я мог бы ему ответить в его же стиле: «Извини, Арс, но мне западло сидеть за одним столом с таким нищебродом, как ты!», но это было ниже моего достоинства, и его сообщение я просто проигнорировал… - Виктор!..- в порыве душевного волнения Юри потянулся через стол и схватил ладонь тренера, - Так значит, вы не гей! - А кто же я?.. – Виктор освободил руку из ладони омеги. - Раз вам нравятся и омеги, и альфы, вы – бисексуал! – взволнованный, раскрасневшийся Юри жадно вглядывался в лицо альфы, стараясь уловить малейшие изменения выражения. - Послушай… - Виктор брезгливо поморщился, - Я самый что ни на есть чистый, стопроцентный гей! Меня тошнит от вашего запаха во время течки! Мне противны ваши субтильные тела! Ваши подтекающие задницы вызывают у меня отвращение! Но что мне противно более всего - так это ваши куриные, и вместе с тем, изворотливые омежьи мозги, это ваше стремление манипулировать всеми и всегда... Думаешь, я сексист и омеганенавистник?! Правильно думаешь! Прости, что говорю тебе это, ведь ты тоже омега… Но давай закроем эту тему и больше никогда не будем к ней возвращаться! - отрезал Виктор. На какое-то время повисло тягостное молчание. Ошарашенный Юри, с трудом подавляя слезы, переваривал услышанное. - Ну, нам пора, - вытирая губы салфеткой, наконец, нарушил тишину Виктор, - Браво, Юри! Ты отлично отработал сегодняшний вечер! - Я? Отработал?.. – ничего не понимающий Юри поднял глаза на тренера и растеряно захлопал ресницами. - Ну как же! Лимузин, ужин в приватной комнате… Превосходнейший инфо-повод! Папарацци (может, ты их и не замечал, но они были, уж Сева постарался!). Завтра, а может уже и сегодня (Виктор улыбнулся и весело подмигнул Юри) все желтушные СМИ раструбят о нашем с тобой романе! Бедный омега был не в силах даже заплакать, лишь уставился в стену расфокусированным, ничего не выражающим взглядом.
Примечания:
В этой главе, как и в других моих фф, имеет место быть автобиографический момент: в нежном возрасте я имел(а) неосторожность написать объекту моей влюбленности письмо, что привело к насмешкам и травле. Кто знает, возможно эта детская травма и стала причиной того, что меня стало клинить в сторону своего пола?..

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты