Алые глаза / Crimson Eyes

Гет
Перевод
NC-17
В процессе
124
переводчик
jojva бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://cutt.ly/ggt05WQ
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 64 страницы, 13 частей
Описание:
Ютубер Кайло Рен нуждается в помощи: музей естествознания закрывают на неопределённый период, и он вынужден проводить дни напролёт у себя дома в компании тысячи мотыльков. Рей, у которой нет ни крыши над головой, ни приличной работы, отвечает на зов и начинает новую жизнь в его загородном доме в качестве личной помощницы. Но после того, как ее внимание привлекает таинственный ключ, Рей обнаруживает, что Кайло Рен хранит огромный секрет: он не тот, кем кажется.
Посвящение:
Октябрь – месяц страшных историй. Их слишком много в реальной жизни, так что заменим повседневные ужасы пушистыми крылышками. (И всевозможным сексом).
Примечания переводчика:
Внимание! Работа в сексуальном плане не для впечатлительных, так что если кого-то отталкивает монструозный анальный секс с овипоцизией или насекомые!!!, прошу не читать. Текст специфический, но я надеюсь, что кто-то найдёт в нем особую красоту.

У работы появилась шикарная эстетика от Victoria M Vinya https://bit.ly/34AVLni
Спасибо большое за такую прелесть!
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
124 Нравится 0 Отзывы 29 В сборник Скачать

Заточение

Настройки текста
Примечания:
Спасибо всем, кто не побоялся и взялся за прочтение этой работы! Мне очень приятно, что она нашла своего читателя! Ну а мы уже преодолели половину текста, приятного прочтения 💜
Рей проснулась рывком и, тотчас же потянувшись за телефоном, встретилась лицом к лицу с черным экраном – батарея села еще ночью. Переведя взгляд на окно, она, увидев высоко стоящее в небе солнце, инстинктивно поняла, что уже наступил полдень. Голова буквально раскалывалась. Но сводящая с ума головная боль стала не единственным для Рей потрясением – вишенкой на тортике было воспоминание о сексе с Алооким. Она со вздохом вылезла из-под одеяла, стараясь направить свои мысли в другое русло. Рей сняла все еще липкую ночную рубашку и бросила ее в ванную. Надела старенькую футболку и первые попавшиеся джинсы, которые так же отчаянно нуждались в стирке. Затем спустилась на первый этаж. Кайло было не видать, но на кухонном столе лежала предусмотрительно накрытая тарелка, в которой, как надеялась Рей, ее ожидало что-нибудь вкусненькое. Сверху лежала небольшая записка.

Рей,

Надеюсь, с тобой все хорошо. Этим утром я попытался разбудить тебя, но ты не услышала мой стук, а твой телефон оказался выключенным.

Я оставил тебе немного курицы, кушай на здоровье.

К.

Рей умирала с голоду, и поэтому, даже не разогрев блюдо, проглотила несчастную курочку в мгновение ока, и затем поднялась наверх, чтобы проверить, как там поживают гусеницы. Кайло уже подкинул им свежих листьев, и Рей, более не мешкая, постучала в дверь его студии. На этот раз она не стала без спроса врываться в личное пространство Кайло, а принялась терпеливо дожидаться ответа. Когда он наконец открыл дверь, на лице расцвела теплая улыбка, а на щеках появились ямочки. Кайло выглядел слегка подуставшим, будто он подобно ей провел ночь в бодрствовании. Она запихнула куда подальше свою чертову заботу – он нехороший человек, и ей следует перестать о нем беспокоиться. – Привет, как себя чувствуешь? – поинтересовался он. На нем была надета тематическая футболка с выпрыгивающим из покебола красноглазым человеком-мотыльком, а сверху красовался яркий слоган: «Всех их соберем!». Рей чуть ли не прыснула от ироничности всей этой ситуации, поскольку, если можно так выразиться, прошлой ночью она поймала собственного алоокого «покемона». – Не очень, – призналась Рей, отводя взгляд. – Мне… мне как-то нехорошо. – Простыла? – обеспокоенно спросил он и приложил к ее лбу свою ладонь. Раньше она бы с удовольствием купалась в тепле его прикосновений, но сейчас? Сейчас Рей точно этого не хотела, поэтому быстро отвернулась и оттолкнула его руку, держа Кайло на расстоянии. Рей была подобна вечно недовольным бражникам, которые всякий раз, когда она приближалась к ним, гудели и отползали еще дальше. – Не знаю. Может, у меня аллергия. – Вполне вероятно, – сказал Кайло. – Твоя шея вся покраснела.Ты что, расчесала ее? Вот дерьмо. Рей совсем забыла об укусе Существа. Она кивнула и повернулась к нему лицом. – Где ты была прошлой ночью? – поинтересовался он. Рей побелела. – Я… я была в своей комнате. А что? – Ничего, – пожал он плечами. – Возможно, ты просто ненароком прикоснулась к какой-то фигне. Послушай, тебе не нужно беспокоиться о сегодняшнем дне. Я уже сделал всю основную работу. Попробуй расслабиться и отдохнуть, хорошо? Рей кивнула и, оставив Кайло наедине с его драгоценными видео, возвратилась к себе в комнату. Она сменила постельное белье, быстро искупалась, застирала ночнушку, и затем спустилась вниз, чтобы загрузить все это в машинку. Но, как оказалось, в ней уже крутилась какая-то простыня, и Рей прикинула, а не забросить ли ей свои вещи в сушилку? Сделав дело, она достала из кладовой бутылку воды, глубокую тарелку, ложку и банку меда. Ведь она обещала Существу, что покормит его. Рей не имела ни малейшего понятия, чем он обычно питался, но все бражники просто с ума сходили от меда. Убедившись, что Кайло по-прежнему коптел в своей студии, она на цыпочках пробралась в голубятню, неся с собой воду и мед. Ее шаги, которые обычно были всегда тихими, теперь для ее ушей звучали подобно стаду слонов. И еще этот ключ– взял да и скрипнул на весь коридор! Сердце бешено стучало в груди. Лишь бы ее копошение не достигло ведома Кайло. – Хэй, – прошептала она, закрывая за собой дверь. – Это я, Ре… Комната была пуста, в ней остались лишь цепи да мебель, а вот простыни куда-то исчезли. Ее сердце ухнуло в пятки. В воздухе витали слабые нотки аромата Существа, но самого его здесь не было. Более не в силах держать в себе боль, слезы безмолвно покатились из глаз Рей. – Где же ты? – одними губами прошептала она. – Что он сделал с тобой? Рей в тот же миг покинула голубятню и вернулась к себе в комнату, обессиленно рухнув на кровать. Как же она ошибалась! Ей ни в коем случае нельзя было доверять Кайло! Разум услужливо предоставил воспоминания о Малыше и всех тех ужасных вещах, что случились с ним за такой недолгий срок жизни. Рей вспомнила и о плачущем над деформированным тельцем мотылька Кайло, когда тот безрезультатно пытался распрямить крылышки, и о том, как он, будто одержимый, заботился об этом обреченном на смерть существе. Она наблюдала собственными глазами, как Кайло в прямом смысле подставил мотыльку свое плечо. Неужели, это все оказалось ложью? Рей почувствовала себя бесполезной, ведь все утро провалялась в постели. Она почувствовала себя бессильной, когда в определённый момент осознала, что Кайло действительно был самым настоящим монстром, прямо как он и сказал. Его нелогичное поведение стало тому доказательством: он мог с лёгкостью совмещать роль заботливого родителя мотыльков и надзирающего мучителя этого изумительного мотылькоподобного существа. Какой же она была дурой, что позволила себе влюбиться в него. Слепо верила в его стеснительность, полагая, что такое поведение связано исключительно с детской травмой. Рей не могла сидеть сложа руки. Вытерев слезы, она отослала Кайло сообщение, чтобы тот не ожидал ее к ужину, потому как ей нужно отоспаться. Рей не преминула написать и Роуз, и после того, как умыла прохладной водой лицо, ей стало чуточку лучше. Мысли медленно начали собираться воедино. Рей нуждалась в отдыхе, но, с другой стороны, она не могла тратить время на такое несущественное занятие, когда впереди ее ждало нечто большее, нечто значимое. Нужно как можно скорее узнать, что же случилось с Существом. И, если потребуется, она без страха сойдется в поединке с Кайло. Рей села за стол, разложив перед собой чистый лист бумаги и фотографию ее подруг. Какой информацией она владела на данный момент? Ночью Алоокий был прикован к стене голубятни, но сейчас так называемая тюрьма пустовала. – Так, ладно, – сказала себе Рей. – Представим худший вариант развития событий. Худший вариант таков: пока я гостевала у Роуз, Кайло поймал Алоокого, чтобы проводить над ним эксперименты. От одной только этой ужасной мысли Рей едва не стошнило. Она щедро отпила из бутылки, надеясь облегчить накатившую тошноту. Слезы готовы были вот-вот политься из глаз, но она, тяжело дыша, изо всех сил старалась сосредоточиться на написанном. – Это означает, что этим утром Кайло его куда-то забрал, – продолжала она, неустанно строча на бумаге. – Но куда? Что Кайло с ним сделал? А если он все еще жив, то есть ли шанс, что Кайло опять посадит его на цепь? Лист бумаги за пару минут превратился в сплошной театр боевых действий вопросительных знаков. А Рей все продолжала писать. – А теперь представим не самый ужасный вариант развития событий. Кайло поймал Алоокого и убил его этим же утром. Эта мысль не меньше предыдущей пробирала до костей своей жестокостью, но, по крайней мере, там не было варианта с принудительным экспериментом. Нужно всего лишь дождаться, пока Кайло не ляжет на боковую, и затем вернуться в голубятню, чтобы проверить свою теорию. Она хотела вписать с свой список еще один пункт, но ей никак не удавалось найти разумное объяснение тому, почему же Существо оказалось в голубятне именно ночью, а не днём. Прикинув, Рей осознала, что всегда видела его только по ночам. А что, если он проявлял активность лишь в ночное время суток, уподобляясь сумеречным мотылькам? А что, если он днём возвращался в леса, чтобы просто-напросто поспать? Но в этом не было никакого смысла, ведь тогда ее теория предполагала определённую степень соучастия со стороны Алоокого, будто он действительно хотел быть прикованным к холодной стене загадочной голубятни. – Поехали дальше, – пробормотала она, переворачивая страницу. – Наилучший вариант развития событий номер один. Кайло поймал Алоокого, но, после моего ухода, он каким-то образом освободился. Утром ее работодатель выглядел вполне нормально. Ничего такого особенного она не заметила. Было ли возможно, что он вообще не был в курсе исчезновения Существа? Она тяжело выдохнула и спрятала лицо в ладонях. Теперь, когда Рей прописала все свои предположения на бумаге, они стали выглядеть еще нелепее. Но вот что она знала наверняка – Кайло Рен был самым настоящим монстром. А ей только остается ждать, что же произойдёт дальше. Она рухнула на постель. Простыни были чистыми, но материал все равно сохранил на себе слабый аромат, что напоминал о прошлой ночи. Обхватив со вздохом подушку, Рей быстро провалилась в сон.

------

С дрожью в коленках, Рей вернулась в голубятню уже около полуночи. Перед этим аккуратно проверила, уснул ли Кайло. Она не знала, что в этот раз могло всплыть на поверхность, поэтому на всякий случай взяла с собой рюкзак с аптечкой и всеми необходимыми ингредиентами для приготовления медовой смеси. Несмотря на то, что ее не покидала вера в близкое присутствие Алоокого, – северный коридор снова окутало его запахом – ее руки тряслись настолько сильно, а сердце стучало так быстро, что открыть дверь удалось лишь с третьей или четвёртой попытки. Отворив дверь и увидев, что Алоокий снова был здесь – живой и невредимый – она рухнула на пол и разразилась слезами. Будто камень с души упал. Завидев Рей, Алоокий сразу же заурчал и пополз к ней навстречу, – насколько, конечно, позволяла длина цепи – чтобы коснуться ее. Его руки были обращены к ней, а чарующий аромат вспыхнул пламенем. Часть ее хотела тот час же принять его руку и устроить надлежащий осмотр, чтобы окончательно убедиться в его целостности и сохранности, но вторая – разумная часть ее мозга – не хотела повторить вчерашний опыт. Рей особо не думала о той ночи. Что сделано, того не воротишь. Она окончательно и бесповоротно решила, что больше этого не повторится. Кайло во многих своих видео объяснял, что мотыльки в большинстве своем ведомы инстинктами, и что их единственной целью было отыскать пару. Алоокий просто действовал так, как и положено любому мотыльку вести себя перед самкой, даже если эта самка была представительницей совсем другого вида. А то, как реагировало на природу Существа ее тело, как реагировала она сама – это уже вопрос другого порядка. Сейчас у нее вообще не было ни малейшего желания думать об этом. Открыв рюкзак, она достала аптечку и респиратор модели N95. Рей надеялась, что этого будет достаточно, чтобы противостоять феромонам. – Все хорошо, – доверительным тоном сказала Рей, и затем вытерла слезы и надела маску. – Это я. А эта штука просто небольшая мера предосторожности, чтобы избежать… ну… сам знаешь чего. Алоокий снова потянул за цепь, заставляя ее заскрипеть. Со стены посыпалась штукатурка. Рей подошла ближе и взяла его за руку, на что из его груди вырвалось такое громкое урчание, что Рей едва не оглохла. – Я кое-что принесла тебе, – объявила она и выудила из рюкзака свободной рукой мед. Пока Рей доставала глубокую тарелку, ложку и бутылку воды, он с нескрываемым интересом наблюдал за ее движениями. – Мне понадобится вторая рука, чтобы приготовить тебе нечто вкусненькое, – продолжила она, отпуская его ладонь. – Я потом снова возьму тебя за руку, обещаю. Алоокому не понравилась затея Рей, и он дал ей об этом знать своим глухим назальным звуком. Она быстро пресекла его нытье, сунув в руки тарелку, отчего когти звонко стукнули по фарфору. Он подозрительно понюхал смесь, затем радостно взвизгнул и выпустил язык прямиком в тарелку. Рей расхохоталась до боли в животе. Алоокий жадно проглотил блюдо и причмокнул губами. – Понравилось? – спросила она и медленно подошла к нему, чтобы забрать посудину, но он оказался куда быстрее и живо сгреб в свои объятия. Пустая тарелка покатилась по матрацу, а лицо Рей оказалось прижатым к серой шее. Маска не позволяла шелковистыми волосками щекотать ее лицо. Сильные тёплые руки со всей нежностью обнимали тело Рей. Ей так хотелось закрыть глаза – предательский разум принялся соблазнять образами тех самых рук, что прошлой ночью прижимали ее к матрацу. Затем ей в ягодицы ткнулось что-то твёрдое, и Рей быстро пришла в себя и начала извиваться до тех пор, пока Алоокий не выпустил ее из своих медвежьих объятий. – Эй! – запротестовала Рей. – Перестань! Я не разрешала тебе это делать! В ответ на ее слова Существо почти комично опустило свои антенны, не отрывая от нее взгляда, красные сферы будто приклеенные следили за ее мшистыми глазами. Рей медленно подошла к нему с вздернутым указательным пальцем. На этот раз он уже не пытался ни расплющить ее, ни проткнуть своим любвеобильным членом. – Хороший мальчик, – похвалила его она, поглаживая темные волосы. – Никакого спаривания без разрешения Рей. Алоокий издал глухой звук, но не двинулся. – Отлично, – продолжила она. – А сейчас позволь мне осмотреть тебя, ладно? Мне нужно убедиться, что Кайло не ранил тебя. Не двигайся. Удивительно, но он покорился, и Рей поблагодарила всех тех, к кому взывала с мольбами. Ей совсем не хотелось опять возвращаться в комнату в пропитанных его жидкостью вещах. Рей начала осмотр с его определённо человеческих ног, трогала их, надавливала, массировала, отчего Алоокий возобновил свое утробное урчание, следя за ней взглядом. Она продолжала изучение его стройных ног, пока не достигла по-прежнему твёрдого члена. Рей подумывала о том, чтобы пропустить пах, но что, если он был ранен прямо там? Член мягко лежал на изгибе его бедра – такой же красный, как и глаза Существа. Рей осторожно ткнула пальцем коническую головку, в ответ на прикосновение Алоокий заурчал еще громче, и плоть стала увеличиваться прямо у нее на глазах, наполняясь кровью и продуцируя из крестообразного кончика солидную бусину кристально-чистой жидкости. Какое удивительное зрелище. Рей на всякий случай проверила весь ствол вплоть до покрывающих пах шелковистых волос, затем двинулась вверх по торсу и достигла рук. Ни следа насилия. Напоследок она прошлась по крыльям и голове, при этом нежно поглаживая длинные пушистые антенны до тех пор, пока Алоокий не уснул. – Кажется, все в порядке, – прошептала она. Рей все никак не могла понять, зачем он вообще понадобился Кайло? Нужно освободить его как можно скорее. Закрыв глаза, Алоокий умиротворенно рокотал под магией ее прикосновений. Он был прекрасен, даже эти цепи и распластанная по матрацу фигура не умаляла истинного порядка вещей. Сознание хитро подкинуло воспоминания о том, что произошло между ними той ночью. Покраснев, Рей еще раз решила проверить его пах – член исчез, он, по всей видимости, втянулся в специальное место, служившее защитой, когда тот не был возбужден. Она сжала бедра – трусики уже промокли от выделений. Она вздохнула. – Какого черта я снова творю?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты