Фауст Туманного Альбиона

Гет
R
Закончен
1877
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Макси, 123 страницы, 22 части
Описание:
"Часть силы той, что вечно хочет зла и вечно совершает благо".

Когда запертый в доме Дурслей мальчишка просил высшие силы о помощи, он и подумать не мог, что его ангел именно в эту ночь решит подать в отставку. Зато на поддержку демонов, как оказалось, можно рассчитывать запросто.
Примечания автора:
Работа написана just 4 fun, в качестве возможности реализовать классную идею и немного передохнуть от основных фиков. Не ожидайте особой вдумчивости, я пишу, чтобы дать отдых фантазии и нервной системе.

Я позволил себе небольшое отступление от заявки: Гарри заперт не в чулане, а в самой маленькой спальне, поскольку действие работы начинается на третьем курсе.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1877 Нравится 600 Отзывы 709 В сборник Скачать

Глава 15

Настройки текста
      Прошло уже несколько часов с тех пор, как Гарри сбежал в госпиталь. Уже даже отзвонил колокол, призывающий всех на отбой, а третьекурсник все не возвращался. В гостиной Гриффиндора царила паника. Сначала Поттер дарит подружке ожерелье. Потом она попадает в больничное крыло - и все, отчего-то, сразу подумали на него. Памятуя о его внезапной перемене во внешности и характере, о ссоре с Роном и о разбирательстве за попытку опоить и решать за него, многие, с легкой подачи рыжего, подозревали, что Гарри так мстит Гермионе. Неужели она тоже пыталась повлиять на его выбор?! Впрочем, появление и реакция самого Поттера несколько охладили горячие головы. Либо он и в самом деле не при делах, либо он настолько мастерский лицемер, что становилось жутко. А уж после того, как он, услышав, что Грэйнджер в больнице, умчался туда, в его невиновность не верил только слепой, тупой или Уизли. И все же, куда он делся?! До госпиталя идти, дай бог, четверть часа. Ну пусть час он просидел бы там. Но все равно ведь должен был уже вернуться!       - Гарри предал все, что только можно! Он стал темным! Он ведь даже в цвета слизеринские одевается! А они сторонники Ты-Знаешь-Кого! Что тебе еще надо, чтобы понять?! - Возмущался Рон в сторону Невилла Долгопупса. - Да он же как Блэк! Даже хуже! Как Лестрейнджи! И ты будешь его защищать?! Будешь общаться с таким же, как они?       - Буду! - Фраза про Лестрейнджей была ударом ниже пояса. А потому обычно тихий и застенчивый травник сейчас напоминал разъяренного берсерка. - Если ты, Рон, до сих пор не понял - он ее любит! Даже если бы Гарри и решил кого-то убить, то будь уверен - Гермиона была бы последней в списке целей.       - Чушь! - Ко всеобщему удивлению в спор включилась Джинни. - Чем эта Грэйнджер могла ему понравиться?! Наглая, самодовольная заучка, которая вечно лезет не в свое дело! Правильно он сделал. Поделом ей... Она Гарри не пара.       - А кто тогда? - Голос Невилла буквально лучился иронией. - Или ты его уже на свой счет записала? Не рановато ли в двенадцать годиков?       - А если и записала - то что?! - Взвизгнула Джинни, тихий и скромный травник криво улыбнулся. Все, впала в истерику, теперь он из нее может веревки вить.       - А то, что чистокровной волшебнице не пристало решать за других. - Оскалился травник. - Кажется, Гарри дал понять, что он не потерпит вмешательства в его жизнь!       - Отвали от моей сестры! - Побагровел Рон.       - Не смей меня перебивать, Уизли! - Остановить Невилла было уже почти невозможно. - Если родители не соизволили воспитать в вас уважение к традициям - этим займутся другие чистокровные.       - Ты кто вообще такой, чтобы тут указывать?! - Джинни, казалось, готова была вспыхнуть. - В гробу я видела и тебя, и твои долбанные традиции, придуманные темными выродками для придания себе значимости!       После этой фразы в зале Гриффиндора мгновенно стало очень тихо. Джинни, поняв, что она ляпнула кое-что совершенно лишнее, побелела от страха. А мгновением позже задрожала, словно осиновый лист на ветру.       - А кто вы такие, чтобы решать, как мне жить? - Раздался ото входа отрешенный и безжизненный голос, от интонаций которого сглотнули в ужасе даже самые стойкие семикурсники алознаменного факультета.       На чернокнижника моментально обернулись все присутствующие в гостиной Гриффиндора. Выглядел Гарри жутко: бледный, будто лично со Смертью встретился, весь напряженный, собранный, как кобра перед броском. Костяшки пальцев сбиты и изодраны, как будто он с кем-то дрался. По лицу из знаменитого шрама на лбу - изрядно, кстати, уменьшившегося - стекает тоненькая дорожка крови, на которую маг не обращал ни малейшего внимания. И абсолютно ледяной, практически мертвый взгляд некогда выразительных изумрудно-зеленых глаз. Такой взгляд, который бывает лишь у холодных и расчетливых убийц или у людей, которым нечего больше терять, но никак не может быть у тринадцатилетнего парня. Рон вздрогнул. Точно таким же безжизненным, практически безумным взглядом смотрел на мир со страниц газет Сириус Блэк, сбежавший из Азкабана. А еще Гарри било мелкой дрожью. Поттер оторвался от стены, на которую опирался плечом, его повело так сильно, что он едва не свалился замертво.       - Гарри?! - Визгливый тон Джинни моментально сменился обеспокоенным и лучащимся добротой, вызвав в уголках сознания чернокнижника мысль "и так тоже умеет, тварь". Второкурсница же подхватила - Гарри, милый, что с тобой?!       - Убери от меня руки! - Гриффиндорец отшатнулся. - И прочь с дороги, а то хуже будет.       Он с трудом сделал еще один шаг вперед - и тело молодого чернокнижника рухнуло на пол. Зрелище вызвало новую волну паники. С чем таким встретился Поттер, что его так проняло?! Что произошло?! Это что-то с отличницей или у него другая причина так сорваться?       - Ребята, помогите ему! - Невилл приподнял тушку Гарри с пола. Двое рослых ребят с пятого курса уложили волшебника на моментально освободившийся диван. - Зовите мадам Помфри и декана!       - В-д... - Простонало тело. - В-д...       - Воды!       Кто-то из старшекурсников мигом сотворил кубок с водой, который быстро поднесли к сухим губам студента. Ко всеобщему удивлению, Гарри не сделал несколько маленьких глотков, как бывает обычно у истощенных, а почти в один миг осушил почти пинту воды, которая ушла будто в сухую землю. Дрожащая рука волшебника залезла в карман мантии, силясь там что-то нащупать и выуживая... шоколадку? Гарри с трудом откусил крошечный кусочек, вяло, словно нехотя, прожевал. Язык не слушался совершенно, было больно шевелиться. Мгновением позже откушенный кусочек шоколадки вместе с остатками обеда, съеденного еще в Коукворте, оказался на полу. Какой-то семикурсник моментально уничтожил лужу рвоты, а рядом с Гарри оказался тазик. Тошнило волшебника немилосердно, словно он выпил яду или мощного антитоксина.       - Дементоры... - Простонал он, наконец.       - Ребята, да он бредит! - На лоб чернокнижнику легла чья-то рука. - Боги, да у него жар! Мадам Помфри, помогите ему!       Склонившаяся над ним целительница была очень сильно встревожена. Никогда прежде никто в Хогвартсе не видел на ее лице такой тревоги. Мадам Помфри сделала несколько пассов над телом ученика. Мгновением позже дверь в общий зал Гриффиндора распахнулась, в комнату влетела сонная и растрепанная профессор Макгонагалл.       - Мадам Помфри, что происходит?!       - Не сейчас, Минерва! - Огрызнулась волшебница, творя над телом студента какое-то заклинание. - Сильное магическое истощение и отравление энергией смерти. Если ему не помочь - он покойник.       - Откуда?!       - А я почем знаю? - Целительница заметила, что губы у Гарри дрожат, как будто он собирается что-то сказать, склонилась к лицу волшебника. - Говори, Гарри! Не молчи! Не вздумай выключаться! - Чернокнижник прикрыл усталые глаза, выдохнул, шепча что-то ей на ухо. Стоило ему закончить фразу, тело его напряглось, словно струна - а затем он обмяк. На мгновение повисла полная тишина, взорвавшаяся каким-то потусторонним криком, от которого, наверное, даже мертвые бы встали: - НЕ СМЕЙ ИДТИ НА СВЕТ, ПОТТЕР!       На мгновение в комнате все затихло. Мадам Помфри швырнула в огонь камина пригоршню летучего пороха.       - Гиппократ! Бросай все и лети ко мне! Срочно! - Пламя в камине дрогнуло и угасло, а целительница, подхватив Поттера заклятием, направилась в сторону выхода.       - Поппи, что случилось?! - Едва поспевала за ней профессор Макгонагалл. - Что он сказал?!       - Сказал, что он уходит на свет. - После этой фразы самые впечатлительные едва не лишились чувств. - Просил позаботиться о мисс Грэйнджер и передать от него прощение. - Она снова обернулась к тушке Поттера, сделала взмах рукой, от нее в сторону Гарри потянулась волна магической энергии. - Нет уж, Поттер! Не вздумай помирать! Не пущу! Не в мою смену, Моргана тебя возьми!

***

      Посты дементоров были уже совсем неподалеку. Гарри понимал, что пути назад у него нет. С Уизли он еще разберется. Сейчас состояние Гермионы было куда важнее. Зажатый в левой руке кристалл, выполненный, казалось, из смеси аметиста и кусочка ночного неба, обжигал ладонь настоящим потусторонним холодом. Кристалл требовал темной энергии, которую Гарри следовало выкачать из дементоров и, пропустив через себя, влить в хранилище. Без этого жизнь его девушки висела на тоненьком волоске. Темная печать и влияние амулета ведь не безграничны. Вообще, только благодаря такой вот защите Гермиона и выжила, а не лишилась разума и части души моментально, как должно было быть по задумке виновника. Но кто был этим виновником?       Сперва чернокнижник грешил на Рона. Затем задумался и отказался от этой мысли. "Клинок праведника" - не то заклинание, которое подвластно обычному третьекурснику. Для него нужна довольно внушительная магическая мощь. Но кто тогда? "У Рона есть старшие братья!" - Пронеслось в сознании Гарри. Может, Перси? Кто бы что ни говорил, но у самого большого зазнайки в семействе Уизли довольно большой магический потенциал. Но сам бы он на такое не пошел. Перси - неплохой "начальник шлагбаума" и довольно сильный исполнитель, но инициировать такой конфликт его мозгов не хватит. Может, Рон нажаловался старшим братьям - и те решили, что надо проучить зарвавшегося мальчика-который-выжил? Возможно. Но если это так - им не жить. Впрочем, им в любом случае не жить. Предательство и попытку опаивания он прощать не собирался. Теперь степень причастности рыжего семейства и заклейменных девушек к попаданию Гермионы в госпиталь определяла лишь то, насколько быстрой и безболезненной будет их погибель.       Наконец, когда до поста первого дементора оставалось около десятка метров, слепой и умалишенный страж Азкабана заметил его и поплыл в сторону нарушителя. Со свистом в руках демона образовался сияющий зеленым магическим светом клинок. Оставалось лишь справиться с чудовищем и влить в кристалл всю ту темную энергию, в которую обратились поглощенные им воспоминания и души. Взмах меча отсек протянутую склизкую руку, чудовище застонало на вдохе. Гарри, уловивший энергию страданий монстра, тут же принялся впитывать ее в себя и мгновением позже выпускать ее в кристалл, невольно отмечая, что часть чистой тьмы оседает где-то на задворках разума.       В сознании начали всплывать дурные образы: плачущая Гермиона в тот день, когда он спасал ее от тролля; издевательства Дурсля-старшего; ненависть компашки Дадли; Волан-де-Морт, торчащий из затылка Квиррелла... И крики женщины, умоляющей убить ее вместо Гарри. Дементор тянул из него все то немногочисленное хорошее, что было в его мыслях и воспоминаниях, выводя на поверхность разума все темное, заставляя подростка-чернокнижника страдать, переживая заново худшие моменты в его жизни. А Гарри было еще хуже, чем кто-то мог представить. Он не мог отделить зерна от плевел и, увлекшись наполнением кристалла, не заметил, что вся Тьма, что возникала в сознании, тут же уходила в дело. Включая Тьму собственной души. Он не замечал, как пропадают в никуда эмоции и воспоминания. Чувствовал только мрак, перетекающий по его магическим жилам в кажущееся бездонным хранилище энергии. Когда он, добив несчастного стража Азкабана, это заметил и оградил свой разум от магического потока, было уже практически поздно. Еще немного - и душа, растворившись во мраке, ушла бы в так и зажатый в кулаке кристаллик. Но, все же, он справился.       Что было дальше он помнил обрывками. Тьма. Извилистая тропка, что ведет в школу. Грязь под ботинками. Кажется, он где-то едва не упал и, чтобы устоять на ногах, кулаком уперся в шершавый камень стены замка, начисто содрав кожу на костяшках. Снова мрак. Гостиная Гриффиндора, в которой спорят Рон и Невилл. Чувство благодарности к Долгопупсу, который поверил, что Гарри не виноват. Брошенная фраза, чтобы привлечь внимание. Попытка Джинни лезть к нему. И, наконец, перекошенное от ужаса лицо мадам Помфри, которая склонилась к нему, когда он шептал свою просьбу. И снова темнота, приятно окутывающая сознание. И свет, возникший где-то на задворках сознания, но так приятно манящий к себе. А затем - адски громкий возглас, требующий, чтобы он не отключался. Пустота. Он ощутил, как его подхватывают, что тело куда-то плывет. Потолки коридоров замка... И чей-то грубый мужской голос, требующий от мадам Помфри немедленно приготовить ритуальную площадку. И тот же грубый голос, посылающий ко всем херам профессора Дамблдора, заведшего любимую басенку про то, что Тьма раскалывает душу волшебника. А затем - резкая боль в груди, как будто кто-то вонзил в него несколько кинжалов. "Помфри, займись девчонкой! Она нужна ему!" - Приказывает властный седой мужчина, склонившийся над ним. Снова тьма. Вспышка боли. И снова, но уже не такая сильная. "Остановка сердца!" - кричит кто-то, комнату наполняют вздохи ужаса, видимо кто-то следит за происходящим, но не смеет вмешиваться. И снова резкая боль, пронзающая до костей. "Дыши! Дыши, твою мать!". - Продолжает тот же голос, но сознание уже растворяется в абсолютной тишине. "Мы опоздали. Он умер, мисс Грэйнджер". И вдруг в этой тишине, словно сквозь толщу воды, слышится истерический вопль Гермионы, что прижалась к его груди.       - Гарри! Умоляю тебя! Не умирай! Не смей уходить, слышишь?!

***

      В больничное крыло набился, казалось, весь Гриффиндор. Выгнать их так и не смогли. Над телами их однокурсников склонились мадам Помфри и приглашенный ею глава клиники Святого Мунго - Гиппократ Сметвик, телосложением больше похожий на медведя, чем на человека. Гиппократ, одним глазом взглянувший на Гарри, потребовал сиюминутно очистить ему круг для создания ритуальной площадки.       - Мистер Сметвик, я не могу допустить использования в стенах замка черной магии! - Попытался одернуть целителя директор Хогвартса, когда тот щелчком пальцев создал на полу госпиталя ритуальный круг со сложным пересечением внутренних рунных узоров.       - Прочь с дороги, Дамблдор! - Целитель собрался сделать шаг к октаграмме, на углах которой мадам Помфри сноровисто успела расставить свечи из черного воска, но снова был остановлен.       - Гиппократ, я уверен, что можно как-то обойтись... Тьма раскалывает душу! Нельзя допустить, чтобы юный Гарри...       - Да пошел ты на хер, козел бородатый! - Вспышка магии - и не ожидавшего подобного Дамблдора отшвыривает в сторону. Глаза Гиппократа налились кровью, он моментально повернулся к потянувшимся за палочками преподавателям и ученикам - и заорал так, что на стоящих в первом ряду затрепыхались мантии. - Парень умирает, сука! А поскольку я здесь целитель, то сейчас я - царь и бог! Мое решение не обсуждается! Помфри, пацана - на ритуал, а сама займись девчонкой! Она ему нужна!       - Есть! - В руках мадам Помфри сам собой возник иссиня-фиолетовый камушек, из которого в сторону Гермионы хлынула плотная волна магии.       Очнувшейся Гермионе пришлось, огородив ее кровать ото всеобщих ушей заклятием, быстро объяснять, что происходит вокруг и почему Гарри лежит в самом центре какого-то ритуального рисунка, а над ним стоит на коленях седой маг с серебряным кинжалом в руке. Услышав, что Гарри ради нее сунулся на пост к дементорам, Гермиона задрожала в ужасе. Об этих жутких тварях ходили такие слухи, что оторопь брала. А Гарри сам, добровольно, полез к ним, чтобы добыть темной энергии для ее исцеления! Какой же он... Девушка рвалась к парню, чтобы ее удержать понадобилась вся немаленькая сила целительницы и двух находившихся рядом семикурсников.       - Не сейчас, мисс Грэйнджер! Нельзя прерывать ритуал. Вы будете ему нужны позже.       Однако что-то, видимо, шло не по плану. Сперва от тела Гарри начала исходить какая-то странная черная дымка, словно кто-то рядом жег сажу. Он затрясся, словно в агонии. Ритуальная октаграмма вспыхнула магическим сиянием - и почти сразу погасла. Потухли и свечи, и даже факелы на стенах госпиталя, казалось, пришибло магической волной.       - Не в мою смену! - Взорвался Гиппократ, доставая палочку и направляя ее на грудь волшебнику. - Круцио!       Гермиона не поняла, что это за заклинание, но, судя по испуганным возгласам, оно было явно не из тех, которые ассоциировались с исцелением больных. Скорее даже наоборот. По телу Гарри прошла легкая дрожь. Тело выгнулось дугой, Гермиона поняла, что целитель зачем-то пытает третьекурсника.       - Остановка сердца! - Гаркнул Гиппократ, от чего все снова вздрогнули, а мадам Помфри, казалось, трансгрессировала к ритуальной площадке, на ходу проговаривая какие-то дополнительные чары. - Круцио кардис! Нет, Поттер! Не смей умирать! Дыши! Дыши, твою мать!       Они боролись еще около минуты. А потом вдруг остановились и с отрешенными лицами отошли от площадки. Гермиона не запомнила момент, когда бросилась к телу. Она не верила, что все закончится вот так. Не верила, что он погиб из-за нее. Так не должно было быть. Она обхватила Гарри, прижала его к себе, словно желала убаюкать, не желая верить, что не слышит его дыхания, не ощущает стука сердца...       - Не хватило всего минуты. Мы опоздали. - К ней подошел очень сильно расстроенный Гиппократ Сметвик, ненавидящим взором взглянувший на побледневшего Дамблдора. Тот прекрасно понял, из-за кого была упущена эта минута. - Он умер, мисс Грэйнджер...       - Гарри! - Продолжала шептать ему на ухо девушка, не желая признавать случившегося. - Умоляю тебя! Не умирай! Не смей уходить, слышишь?!       И через полную минуту, в абсолютной тишине повисшей в воздухе, она, прижавшаяся к телу того, который стал для нее близким человеком, почувствовала, как в груди Гарри раздался могучий толчок вновь запустившегося сердца и где-то рядом раздался тихий шепот, сказавший всего одно слово.       - Слышу...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты