О бедном злодее замолвите слово

Слэш
R
В процессе
160
Размер:
планируется Макси, написано 215 страниц, 46 частей
Описание:
Юная Джоу-фанатка новеллы и дорамы "Путь белого лотоса" - знает все о мироустройстве, сюжете, традициях и персонажах обожаемой истории. Но одно дело любить произведение и совсем другое - оказаться в нем самолично. Да еще и в роли одного из злодеев - противника несколько марти сьюшного ГГ. Джи-Цуну-сыну главы Клана Черных фениксов в тело которого перенесло Джоу - каноном уготована смерть от руки героя. Но может еще есть способ как-то спастись? Тут не обойтись без смелости, смекалки и находчивости
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
160 Нравится 434 Отзывы 88 В сборник Скачать

Глава 8. О неловких моментах

Настройки текста
      Атна-Мари довольно улыбнулся, когда в стене раздался тихий шорох. Он заранее ощутил теплую и уютную ауру феникса и, отодвинув сундук, открыл дверцу лаза. Оттуда мигом показалась взлохмаченная голова Джи-Цуна.       — И о чем ты только думал, когда кинулся в пасть Гнева леса? – укоризненно поинтересовался лотос, вытаскивая гостя из шахты.       — Я знал, что все получится. – не очень уверенно отмахнулся юноша.       — Бестолковая, но очень смелая птичка. – улыбнулся Атна, устраиваясь подле Цуна на ковре.       — Кто бы говорил. Те, кто сражались в ущелье Бэй-Лунг – вот настоящие герои. – не согласился огненный.       Лотос отрицательно покачал головой: — Твой поступок намного храбрее и безрассуднее. В ущелье мы выполняли приказы брата-наставника, бились все вместе – бок о бок, прикрывая друг друга. У нас был ПРИКАЗ – стоять и держаться. Нам не приходилось импровизировать, рядом всегда оставались товарищи. А ты сделал то, что мог и не делать – никто не осудил бы тебя, не кинься ты в пасть демона, чтобы спасти достававшего тебя ворчуна из чужого Клана. На этом задании за ваши жизни отвечал брат-наставник. Ты имел полное право не рисковать. Защищать товарищей – дело важное и полезное, но геройствовать как ты – нечто совсем иное…       — В итоге мой поступок помог всем. Это было не только ради Ю-Ханя. – напомнил феникс, немало смущенный словами собеседника.       — Все верно. – кивнул Атна-Мари.       — Но хорошо было хоть куда-то выбраться. За неделю безвылазного сидения в стенах Академии я чуть с ума не сошел. Голова просто чугунная от всего того, что в нее приходится запихивать. – сообщил Цун, растягиваясь на ковре.       — Шин мне все уши прожужжал тем, какой ты зазнайка и образцовый ученик. – рассмеялся лотос. – Он сильно тебя невзлюбил.       — Вредный он какой-то. – пожал плечами юноша. – И как ты с ним общаешься?       Атна задумался: — Раньше он был лучше… Или казался мне лучше. Мы ладили.       — А теперь – нет? – уточнила Джоу.       — Нет…       Цун вздохнул: — Мне жаль.       — Не будем о нем. – отмахнулся Атна. – Так ты и правда выучил весь первый том наставлений?       Цун схватился за голову: — Ох, с трудом. Это было ужасно.       — На самом деле – все не так страшно. Есть одна хитрость. Ее имеет смысл применять после того, как ознакомился со всеми текстами первого тома. Братья-наставники в Лунном озере подсказали мне ее в первые полгода обучения.       Выслушав Атну, феникс улыбнулся: — А ведь и правда – так намного легче! Спасибо.       — Что до работы с магическими предметами, тот тут важно… — продолжил лотос. – А в целительстве не стоит забывать о…       — Что бы я без тебя делал! – восхитилась Джоу. Переданные Атной хитрости действительно серьезно упрощали жизнь.       — Хочу, чтобы у тебя оставалось побольше свободного времени по вечерам, и ты спускался сюда. – со смехом признался лотос. – Да и новому лучше учиться у более опытного и сведущего. Я всегда готов помочь младшему соученику в его тяге… к знаниям.       Последние фразы прозвучали столь многозначительно, что Цун невольно покраснел и рассмеялся в кулак.       — Если бы такое не было совершенно невозможно, я бы решила, что он флиртует. – с паникой подумала Джоу. – Он, наверное, просто подшучивает надо мной, чтобы смутить. Ему это не удастся.       — Опытного и сведущего? – переспросил феникс немного насмешливо. – А что, если я не терял времени даром и успел набраться опыта у себя в обители?       Атна-Мари явно взволновал ответ, но он постарался сохранить шутливый тон и улыбку на лице.       — Какая бойкая птичка. Кто же составлял тебе компанию… в обучении? – как можно небрежнее уточнил лотос.       Цун, окончательно сбитый с толку двусмысленностями, понял, что его следующий ответ окончательно расставит все точки над ай, не допустив разных толкований. Или же будет неверно истолкован Атной. Игра затянулась. Коварный лотос загнал его в угол.       Феникс закусил губу, думая, как поступить. Именно в этот момент Атна-Мари нахмурился. Его эмпатия подавал сигналы – к комнате приближался некто фоново раздраженный, но сейчас немало взволнованный и нетерпеливый. В последнее время такой шлейф раздражения сопровождал лишь одну персону.       — Сюда идут! Прячься! – шепотом произнес лотос.       Цун осознал, что нырнуть в лаз уже не успевает. Сундук был заперт на замок.       — Под кровать. – распорядился хозяин комнаты.       Кровати в Академии были широкими и низкими – одеяла свешивались до самого пола, залезть под них было довольно непросто. Но миниатюрный феникс вполне уместился. Атна проверил надежно ли покрывала скрывают гостя и тревожно замер.       Стук в дверь. Лотос отворил. На пороге, как и предполагалось, обнаружился Шин-Мари.       — Не ожидал тебя так поздно. – демонстративно зевнул воин. – Я уже собирался ложиться.       Джоу под кроватью умирала от ужаса. Ей казалось, что сердце грохочет как молот и вот-вот выпрыгнет из груди. Если ее здесь обнаружат, то решат, что это покушение на жизнь лотоса со стороны злобного феникса. Вздумай Атна ее защищать, скажи он, что впустил Цуна сам – пострадает и он – вел переговоры с врагом и теперь неблагонадежен – доставить в Клан, допросить предателя и бросить в темницу. Та же судьба ждет и Джи-Цуна по аналогичной причине.       — И зачем мы так рискуем?! – мысленно возопил Цун, понимая, что привык видеть лотоса и не хочет ничего менять.       На самом деле, обычно риск был не столь велик – двери и стены были прочными и звуконепроницаемыми, на двери – надежный замок, ходить в гости поздно вечером среди учеников было не принято, а уж без предварительного приглашения – и подавно.       — Какого черта понадобилось Шину? – мысленно ругнулась Джоу, радуясь, что под кроватью было чисто и не пыльно. Не хватало еще чихнуть в самый неподходящий момент.       — В последнее время мы реже общаемся. – пожаловался гость. – Ты стал холоднее и отстраненнее.       — Это все из-за учебы. Она отнимает много времени и сил. – заверил Атна.       — Ох, я так скучаю по прежним временам. Помнишь, как весело нам было тогда вдвоем на озере. – мягко произнес Шин. Он, шелестя шелком одеяния, приблизился к Атна-Мари и провел ладонью по его щеке.       — Да, это было прекрасно. – немного смягчился лотос. Тогда они с Шином и правда хорошо ладили. Им было приятно вместе.       — Я до сих пор не отблагодарил тебя за мое спасение от монстра – тогда, две недели назад, незадолго до отбытия сюда. – голос Шина обволакивал. Руки легли на плечи Атны, мягко и ненавязчиво гладя.       — Вот ведь! – возопила про себя Джоу. – Это же тот самый эпизод – первая ночь Атна-Мари и Шина. Только тогда главный герой проявил куда больше задора, став инициатором близости. А теперь застыл как изваяние, ибо у него под кроватью прячусь Я!       — Я не мог поступить иначе… — неуверенно произнес Атна-Мари. – Но давай продолжим разговор завтра. Я и правда очень устал.       — Твоя холодность ранит меня. – насупился Шин-Мари. – Почему ты так отстранен? Ты со своей развитой эмпатией прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь и вот так отталкиваешь? До приезда в Академию я думал, что тоже не безразличен тебе.       — Шин, я... – Атна готов был провалиться сквозь землю. Когда все успело так усложниться? Он догадывался о чувствах юноши, но надеялся, что те со временем поугаснут. Их связывало множество общих воспоминаний и из них могло зародиться нечто большее, но этого не случилось.       — Зря я сюда пришел. Будем считать, что этого разговора не было. – лотос гневно сверкнул глазами и вылетел из комнаты, закрыв дверь несколько громче, чем следовало.       Выждав немного, Джи-Цун – немало смущенный и с пламенеющими щеками, выбрался из-под кровати.       — Прости, что помешал… приятному времяпровождению. – проговорил феникс, отводя взгляд.       — Приятное времяпровождение – это у нас с тобой. А с Шином я бы не стал спать в любом случае. – заверил Атна. – Но получилось и правда неловко.       — Да… Я слышал его признания, хотя не должен был. – вздохнул юноша. – Надеюсь, у тебя не будет неприятностей? Он любимый племянник главы клана – фактически сын.       Лотос отмахнулся: — Шин-Мари все время на что-то дуется. И частенько устраивает сцены – не о чем волноваться.       — Хорошо. Не хотел бы стать причиной проблем. – тихо произнес Цун. – Мне, наверное, пора.       — Пообещай заглянуть в ближайшее время. – попросил Атна, приблизившись и положив руку на плечо юноши.       — Загляну. – с едва заметной улыбкой пообещал феникс.       Он попрощался с лотосом и вернулся к себе. Переодевшись, Цун растянулся на кровати. Ему предстояло о многом подумать.       — Как странно. По канону Атна и Шин отлично ладили. Шин остался его любовником даже когда главный герой женился. Согласно новелле, у лотоса было также много любовниц – все его многочисленные пассии относительно ладили друг с другом, хоть и ревновали. В прежней жизни я не была красавицей, а вот Цун откровенно привлекателен. Не такой огромный брутальный тип как Атна-Мари, а того же типажа, что и Шин, но симпатичнее. Раз мы с Атной общаемся – его флирт и намеки вполне объяснимы – он не против разжиться очередным трофеем. Вот только о последствиях подобного поведения лучше и не думать – даже если не узнает ни один из кланов, то любовник главного героя, в последствии уличенный в предательстве – первый кандидат в смертники в любом произведении. Такое в дорамах не прощают. Открытый враг, каким был изначальный Джи-Цун и то заслуживает в глазах зрителей большего понимания и снисхождения. – размышляла Джоу. – Да и я вовсе не собираюсь с ним…       Эту мысль девушка смущенно оборвала. В целом, Атна был красив и обаятелен, но оказаться в его и без того обширном гареме – вот уж спасибо, не надо! В ином мире Джоу пару лет встречалась с одним парнем. Но потом они расстались без особых конфликтов – не сошлись целями и характерами. На этом опыт отношений заканчивался.       — Как же необычно застрять здесь в мужском теле. Но оно гораздо сильнее, моложе, здоровее и красивее прежнего. Небесные живут до нескольких столетий, а я еще совсем юн. Если умудриться не погибнуть от рук фениксов, лотосов и прочих, то можно успеть как следует насладиться этим прекрасным миром. – отметил про себя Цун. – Надо продолжать дружески общаться с лотосом, создавая для соклановцев вид, что периодически пытаюсь его убить. Но что потом? Будет межклановая война. Белые лотосы одолеют Черных фениксов. Атна возглавит клан. Что в этом случае будет с ним, с Хэ и Раном? Может, удастся переждать в Академии? – Джоу вздохнула. Ее жизнь все еще оставалось очень запутанной, хоть и интересной.       — Так. Завтра же третий день после первой боевой вылазки. – припомнил Цун. – Джи-Тарн и Джи-Уду заколдуют дверь комнаты Атна-Мари. В итоге будет ранен один из лотосов, решивший заглянуть в гости к главному герою по утру. Надо что-то предпринять!       Феникс надел подаренный Ван-Сиином маскирующий ауру и эмоции амулет и выскользнул за дверь, размышляя, как бы незаметно пробраться в часть коридора, принадлежащую лотосам. Взгляд его упал на потолочные балки – расположенные слишком высоко и слишком тонкие для большинства людей. Но не для Цуна. Он взмыл вверх и пустился в путь, перебегая и перепрыгивая с одной балки на другую.       — Неплохой способ перемещения. Надо взять на вооружение. – подумал феникс, неслышно скользя под потолком. Он спустился на уровень ниже и тем же манером подобрался к комнате Атны, которую так недавно покинул.       Была уже ночь. Джи-Уду и Джи-Тарн уже были на месте, нанося на дверь особые руны моментально становящимися невидимыми чернилами. Они тоже применили какие-то скрывающие чары, так что если бы Цун не знал, что они тут будут, то, скорее всего, и не увидел бы.       Джи-Цун наблюдал за работой злоумышленников, прижавшись к балке. Когда дело было сделано и соклановцы ушли, феникс спрыгнул вниз и окатил дверь водой из поясной фляги, попутно вытянув ци из колдовских знаков. Пять минут спустя юноша уже был у себя в комнате и как ни в чем не бывало готовился ко сну.       Утром Атна-Мари проснулся от стука в дверь. На пороге обнаружился Лойто-Мари – худощавый подвижный лотос второго года обучения и давний товарищ Атны.       — Доброе утро! У меня к тебе вопрос… — с энтузиазмом начал гость, а потом осекся.       — Хмм… — почему у тебя вода под дверью? – удивленно спросил он.       Атна пожал плечами: — Понятия не имею.       Он немало удивился, уловив эманации чьего-то недоброго присутствия в коридоре, а затем – слабые следы пребывания своей птички. Приглядевшись к воде, лотос приметил в ней мелкие золотистые крупинки магических чернил. Слабые следы чернил обнаружились так же на двери.       — Цун был здесь ночью? Как странно. – подумал Атна.       Лойто потыкал пальцем в дверь: — Зачем-то окатили водой. Какие-то глупые шутки.       — Да, ты прав – глупые шутки. – поспешил согласиться лотос. – Проходи, не топчись на пороге. Так что у тебя за вопрос?       
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты