Покой

Гет
NC-17
Закончен
23
«Горячие работы» 19
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 31 страница, 4 части
Описание:
Семейная жизнь совсем не так проста, как могло показаться на первый взгляд, особенно для тех, кто никогда не планировал в неё погружаться. Но они вместе, а значит любые трудности им по плечу, ведь сражения бок о бок для них не в новинку.
Примечания автора:
Эта работа, возможно, будет писаться долго, а может и наоборот) Как пойдет полет фантазии:) Просто захотелось немного углубиться в возможные отношения этой пары)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 19 Отзывы 6 В сборник Скачать

Доверие и признание

Настройки текста
      Приближение к Тарту наступает неумолимо. Он снова стоит на палубе корабля и смотрит на этот прекрасный остров, уже не испытывая ноющей тоски, ведь рядом с ним стоит та, чьи глаза даже прекраснее этих вод. К чему печаль и тоска, ведь даже если лорд Селвин или весь мир будут против их брака, ему плевать. Никто и ничто больше не помешает ему быть рядом с ней. Невольно его взгляд возвращается к любимому лицу, которое явно выдает переживания леди.       Она светится счастьем и предвкушением, но в то же время в её глазах ясно видны следы беспокойства. Чувства Бриенны, в отличие от её мыслей – открытая книга. - Тебе же не терпится сойти с корабля под руку со своим лордом-мужем, а, женщина? – ехидно интересует лев, и она, наконец, улыбается. - А тебе не терпится предстать перед моим отцом? - О, ещё как! Должен же я взглянуть в глаза человеку, воспитавшему первую женщину-рыцаря, - смеётся лев.       Бриенна с усилием пытается разглядеть людей, встречающих их корабль. Фигуру отца различить легко, он возвышался над остальными – широкоплеч, высок и крепок, на удивление статен для своих лет. А вот выражение лица разглядеть не получается, слишком далеко. Руки начинают дрожать, всё совсем как в детстве – так просто почувствовать себя маленькой и слабой рядом с Селвином Тартом.       Корабль причаливает, и Джейме галантно подает своей леди руку. Она с готовностью берет его под руку и сходит по трапу. Её муж прекрасен, как и всегда, он уверенной походкой направляется прямо к отцу и приветствует хозяина острова, согласно всем церемониям.       Селвина Тарта было легко узнать, даже если ты с ним незнаком – он был выше всех присутствующих, значит ростом Бриенна в него, но самое главное – глаза. Они почти такие же, как у женщины, только немного темнее. - Приветствую вас, лорд Джейме, - холодно ответствовал отец, практически сразу переводя взгляд на дочь. – Бриенна…       Услышав своё имя из уст родителя, женщина бросается в его объятия. Как же она скучала! Непрошеные слезы радости льются из глаз, когда отец крепко обнимает её в ответ.       Джейме улыбается, глядя на свою очаровательную жену, которая превращается в маленькую девочку рядом с могучим родителем. Кажется, Селвину Тарту муж дочери не по нраву, чего и следовало ожидать. Он кладет свои ладони на плечи Бриенны и внимательно оглядывает её с ног до головы, печально вздыхая при взгляде на её шрамы. - Сколько же ты пережила, моя милая, - качает головой Селвин, а после возвращает лицу официальное выражение гостеприимства и смеряет Джейме неодобрительным взглядом, - Я думаю, вы проголодались с дороги. - Это очень любезно с вашей стороны, - с поразительной учтивостью отзывается лев, а Бриенна делает шаг назад, поравнявшись с ним и снова обхватив его под руку. Джейме невольно усмехается, вновь ловя на себе оценивающие взгляды тестя. Нависшее напряжение преследует их на пути к замку и за ужином.       Селвин Тарт не мог не волноваться за дочь. Она – единственная наследница острова, а также вся его семья. Если когда-то давно он и искал для неё счастья в браке, в том, чтобы она смогла найти свое место и почувствовать себя женщиной, то сдался окончательно и безоговорочно, когда его милая дочь избила жениха, здорового мужчину, рыцаря…       Как он мог ругать её за это? Должен был, но не мог. Просто его дочь не была маленькой леди, как бы ему того не хотелось. Она любила лошадей больше, чем туфли; предпочитала платьям мужскую одежду; дороже любых украшений ей были мечи, шпоры и доспехи; в мечтах она побеждала на поле боя, а не поддерживала уют домашнего очага. Он сдался и отпустил её, а она вступила в армию Ренли Баратеона – единственного мужчины, который тронул её сердце. И после этого безутешному отцу оставалось только довольствоваться скупыми сплетнями о дочери, хотя бы в подтверждение тому, что она всё ещё жива.       Сколько же было слухов…       О нелегкой судьбе своей дочери Селвин наслушался такого, что, казалось, поседеет окончательно, но самыми странными и волнующими стали сплетни о взаимоотношениях её с Цареубийцей. Мужчина всё ещё помнил разговоры со своей честной и благородной Бриенной о рыцарях, о бесчестье, эталоном которого она нарекла Джейме Ланнистера. Его маленькая дочь не раз выдавала гневные тирады в адрес человека, порочащего звание «сир», она много злилась и безостановочно повторяла насколько отвратительно всё, что связано с Цареубийцей, а теперь…       Теперь его дочь возвращается домой под руку с Человеком без чести, калекой!       Откровенно говоря, Селвин ненавидел Джейме заранее, ожидая увидеть дочь оскверненной им, глубоко беременной или уже с наследником на руках, но Бриенна такой не выглядит. Вопреки всем ожиданиям, его дочь выглядит счастливой, её даже трудно узнать.       Она не стесняется прямо держать спину и улыбаться, не обращает внимания на взгляды людей вокруг, а только украдкой поглядывает на довольное лицо мужа, заливаясь здоровым румянцем. Его дочь нельзя было назвать красивой, но сейчас она приобрела какое-то неясное очарование. Мог ли так повлиять на неё Цареубийца?       Этот Ланнистер держался с присущей его роду холодной учтивостью, его движения были вальяжны, на губах растянулась фирменная ухмылка. То, как по-собственнически он клал руку на талию Бриенны, раздражало в равной мере с тем, как он уверенно встречал суровые взгляды лорда Тарт. Не сказать, что Селвин считал себя пугающим, но с его габаритами при желании он всегда мог оказать желаемое влияние на окружающих. Бриенна занимает свое место за столом рядом с отцом, а Джейме, придвинув к ней стул, присаживается рядом. Цареубийца подозрительно учтив и старается вести любезную беседу, на что Селвин Тарт отзывается с неохотой, а после, наплевав на церемонии, вопрошает: - Почему вы взяли в жены мою дочь? - Отец! – возмущенно вскидывается Бриенна, но медленно опускается на стул снова, когда ладонь Джейме сжимает её руку. - Потому что я люблю её, - спокойно отвечает Ланнистер, на что Селвин недоверчиво вскидывает брови. - Если вы не будете против, я бы хотел поговорить со своей дочерью наедине, - уже спокойнее произносит лорд. - Конечно. - Проводите лорда Ланнистера в его покои, - приказывает Тарт, и служанка торопливо оказывается у выхода. Джейме поднимается на ноги и ободряюще улыбается смущенной женщине, потрепав её плечо, а после удаляется вслед за девушкой-провожатой. Как только двери за спиной Ланнистера захлопываются, Бриенна возмущенно вскакивает на ноги и, оглядывая отца негодующим взглядом, восклицает: - Да что с тобой, отец? - Сядь, - спокойно припечатывает Тарт, и леди подчиняется, пусть и с явной неохотой. – Мне нужно поговорить с тобой, Бриенна. Объясни мне, что всё это значит. - Что ты имеешь в виду? – интересуется дочь, но ему ясно видно, что она понимает, о чём он спрашивает – её щёки заливает румянец, глаза избегают смотреть на него, а кроме того, она нервно заламывает пальцы рук. - Бриенна, ты беременна? – нерешительно вопрошает Селвин, стараясь не задеть дочь, но она реагирует бурно. Вскочив на ноги и сжав руки в кулаки, она воззрилась на отца со смесью смущения и непонимания. - С нашей свадьбы прошло не так много времени… Я думаю, что нет, - начинает сбивчиво бормотать рыцарь, но отец только сокрушенно качает головой, и к ней приходит понимание. - Ты думал, что Джейме меня обесчестил? – укоризненно оглядывая отца, она находит подтверждение своим словам в его снисходительном взгляде. Возмущение и злость накрывают волнами – как он может так думать о Джейме? После всего! Он ведь лишился руки, спасая её невинность, он бросился за ней в медвежью яму, он спас её от обвинений Тирелла, помог исполнить её клятвы, прикрывал её спину в сражении с мертвецами, пожертвовал всем, ради невинных людей и мира! Ах, да… отец об этом не знает. - Послушай, я не стану винить тебя ни в чем, ты моя дочь и я приму любое твое решение, но я хочу, чтобы ты была счастлива, - оправдывается лорд, растерянно вглядываясь в свою дочь, которая выглядела слегка непривычно. Она никогда так открыто не проявляла свои переживания. - Отец, ты несправедлив к нему. Я не могу рассказать его историю с самого начала, так как это решать лишь ему, но выслушай хотя бы нашу историю - мою и его.       Селвин Тарт только кивает, ожидая. Его дочь никогда не отличалась пылкостью речей, но, видимо, речи о Цареубийце всегда были исключением. Таковым и останутся.       Она говорила безостановочно, слегка сбивчиво, но её глаза горели таким пламенем, которого отцу никогда не доводилось видеть в ней ранее. История, которую он слышал, противоречила всему, что было известно о Джейме Ланнистере, ну, почти всему. Поверить в это трудно, нужно поговорить с виновником его сомнений.       Пока Бриенна переводит дыхание и делает большой глоток вина, заканчивая свою насыщенную речь в защиту мужа, отец снова многозначительно оглядывает её, а потом твердо, не допуская возражений, говорит: - Мне нужно поговорить с ним, пусть приходит в мой кабинет. - Но… - Бриенне хочется возразить хоть что-то, но нечего, в конце концов, рано или поздно им нужно будет поговорить – Джейме и сам хотел этого. - Хорошо, - покорно выдыхает она, - Какие покои ты выделил нам? - Твой муж в гостевой, - отвечает отец. Бриенна понимает, что он имеет в виду и, не давая ему закончить, выдает: - Тогда слуги могут перенести туда и мои вещи. Я – леди Ланнистер и не планирую спать отдельно от своего супруга, - такому решительному взгляду дочери Селвин не решается возразить. Ему думалось, что она будет рада вернуться домой, отдохнуть от нелюбимого мужчины, но вот только оказалось всё не совсем так. Его дочь, безусловно, любила Цареубийцу, а если верить её истории, то, возможно, это было взаимно и оправданно. Для принятия окончательного решения необходимо переговорить с ним с глазу на глаз.       Бриенна широкими шагами пересекала знакомые коридоры замка, который некогда был ей домом. Теперь она – леди Ланнистер, её дом не здесь, но сердце всё ещё приятно ноет в груди от нахлынувших воспоминаний. Детство на Тарте не было легким, но счастливых воспоминаний было много – её первые бои, усердные тренировки, первая лошадь, подаренная отцом, первая победа…       А теперь… теперь в гостевой комнате её ждёт муж, наверняка уютно устроившись на стуле и попивая вино. Как всегда, распахнув ворот рубашки, с небрежной прической, придающей ему особый шарм. То, что он не сбривает бороду – заслуга Бриенны, ей безумно нравится проводить по ней пальцами, ощущать упоительное покалывание вместе с его поцелуями…       С каких это пор для неё стало невыносимо отсутствие близости с ним? Осталось потерпеть всего сутки, обычно на 6 день всё заканчивается.       Она открывает дверь, и перед её глазами предстает знакомая глазу картина. И как он может оставаться таким прекрасным? К этому вообще возможно привыкнуть? - Ну что, женщина, как прошёл разговор с отцом? – небрежно интересуется лев, лениво потянувшись и зевнув. - Он хочет поговорить с тобой, - нерешительно начинает Бриенна, а он только усмехается. - Ну, ещё бы! Со мной ведь так приятно общаться, не находишь? – ехидствует Джейме, растягиваясь в обезоруживающей улыбке. - О, да, не припомню ничего более приятного. Твоё остроумие сразит любого наповал, - театрально поклонившись, Бриенна присаживается на кровать, а он неспешно приближается и опускается рядом. - Всё хорошо? – мягко интересуется лев. - Да, просто слегка устала. - Зачитывала очередную речь в мою честь? – игриво толкнув её плечом, смеётся Ланнистер. - С чего бы мне? – фыркает женщина, однако смущенно отводит глаза. - Ну, даже не знаю… Действительно, с чего бы? Может быть, потому что я такой очаровательный, что ты без памяти влюбилась? – ехидничает Джейме, а она, наконец, смеётся, открыто и абсолютно обворожительно, так, как удается только ей. - Где ты черпаешь свою неуемную самоуверенность? – хитро сощурив глаза, Бриенна оглядывает его, явно довольного собой, и крепко целует. Не ему же вечно вгонять её в краску? Она зарывается в его волосы пальцами, а после опускается ему на колени, прижавшись к нему так тесно, что дыхание перехватывает.       Джейме, и правда, к своему стыду почти смущен – такой пыл его жене не свойственен. Нет, она, конечно, отдавалась ему всегда, со всей страстью, на какую способна, но чтобы оседлать его и целовать так жарко и недвусмысленно, прижимаясь тесно и выдавая себя с головой – это на неё не похоже. Но он до неприличия счастлив, сердце иступлено бьется о грудную клетку с такой силой, что Бриенна, определенно, должна его чувствовать.       Её тело движется само, и остановиться не получается. Голова пустеет сразу, как только его горячее дыхание обжигает кожу. Руки сами скользят под его рубаху, оглаживая такое желанное тело – широкие плечи, напряженные мышцы спины и кубики пресса. Она невольно прикусывает его нижнюю губу, а он нетерпеливо рычит в ответ, но прерывает поцелуй и немного отстраняется.       Бриенна требовательно сжимает его плечи и смотрит в его глаза затуманенным и непонимающим взглядом. - Ох, Семеро, женщина, что ты творишь? – выдыхает лев и прижимается к её плечу лбом, - Ты же сама сказала, что твой отец ждет меня, хочешь, чтобы я проигнорировал просьбу тестя? Думаешь, что моя репутация так плоха, что портить уже некуда?       Ей понадобилась пара долгих секунд, чтобы остудить голову и понять, что же муж пытается ей донести, а как только осознание пришло, страх и стыд парализовали тело. - Я… - нерешительно начинает Бриенна, но что она может сказать? Как оправдаться? - Стыд-то какой, меня соблазнила моя же жена, да так ловко, что даже страшно. С какой же легкостью ты из меня веревки вьешь, женщина! – выдает муж, вглядываясь в такое родное и смущенное лицо жены.       Она знает, что эта его улыбка только для неё, он всегда так улыбается, когда старается успокоить ураган мыслей, бьющихся в её голове. - Кто это тут тебя соблазняет? – невинно отзывается Бриенна и пытается отстраниться, но сильные руки мужа только сильнее прижимают её к своему телу за талию. Вот же! - То есть это ты ещё не старалась? – весело смеется лев, заинтересованно вглядываясь в глаза упрямице. - Вообще не старалась, - обиженно отвернувшись, она снова пытается отстраниться, но руки Джейме всё ещё крепко держат её. - Бриенна, твоими стараниями я проигнорирую приглашение лорда острова и паду в немилость, - дразнящие нотки его голоса сводят с ума. - Он и без того от тебя не в восторге, - отрезает леди. - В этом вы с ним схожи, - прыскает Ланнистер и мягко целует жену в висок. – Мне нужно идти, так что прибереги соблазнение до моего возвращения, женщина.       Бриенна только улыбается и, наконец, выскальзывает из его объятий. Он нежно целует её перед дверью, оставляя на губах обещание. Нужно лишь немного подождать.       Джейме чувствует легкое волнение, но всё теми же уверенными и широкими шагами направляется за поджидающим его слугой в покои лорда Тарта. Нетрудно ведь предположить о чем пойдет речь. И что Бриенна успела ему наговорить? Наверняка, какие-то глупости про то, что на самом деле Джейме – примерный рыцарь, честный человек и всё в таком духе – вполне в стиле этой женщины.       Селвин Тарт явно терпеливо поджидал зятя – он сразу ответил на стук. Когда двери отворились, взору предстал лорд острова во всем своем великолепии – в лучших одеждах с ужина, с серьезным сосредоточенным выражением лица, повелительным взглядом внимательных синих глаз. Медлить не в стиле Цареубийцы, а потому он спокойно заходит внутрь и присаживается напротив тестя, поприветствовав его по всем правилам приличия. - Сир Джейме, - скупо кивает в ответ Тарт. - Могу я узнать, что вы хотели обсудить со мной? - Я просто хочу убедиться в том, что моя дочь будет счастлива. Вам трудно понять меня, но Бриенна – всё, что у меня есть… - серьезно начинает лорд. - Я могу понять вас. У меня было трое… - Джейме с усилием сглатывает, - Четверо детей. А теперь нет ни одного. Моя дочь умерла у меня на руках сразу после того, как впервые назвала меня отцом.       Селвин Тарт явно растерян, но заметно смягчается, а лев всеми силами старается сохранять достойный вид, рассказывая грязную историю своей жизни. Вряд ли кому-то его судьба покажется достойной, никто не смог бы понять, кроме Бриенны, но её отцу он обязан объяснить. Хотя бы постараться. Он говорит без перерыва, не давая тестю вставить и слова, чтобы не сбиться с мысли или не успеть прочувствовать боль, которую до сих пор причиняют воспоминания. - Я искренне сочувствую вашему горю – ни один родитель не должен испытать такое, - понимающе склонив набок голову, лорд острова снова вглядывается в лицо зятя. - Я понимаю, что мои клятвы не способны вызвать доверие, но Бриенна… Это совсем другое дело, понимаете? Она прекрасно осведомлена обо всех нелицеприятных подробностях моего прошлого, видела меня в самом отвратительном и жалком состоянии и всё ещё остаётся рядом. Я люблю её, не мог не полюбить… - До меня доходили слухи, что Бриенна стала рыцарем, это так? – Джейме издает приглушенный смешок. Вряд ли тестю понравится то, что он услышит: - Да. Я её посвятил.       Недолгое молчание. Селвин явно что-то обдумывает, сводя брови у переносицы точно так же, как его дочь. Этот пронизывающий взгляд, кажется, передается по наследству. - Моя дочь никогда не хотела замуж. Я, право, безмерно удивлен, что она дала свое согласие, - с легкой нерешительностью начинает Тарт, на что Джейме невольно усмехается. - О, да! Эта женщина упрямее сотни мулов, - от мысли, что он произнес это вслух при отце своей жены стало неспокойно, и он виновато поднимает взгляд на Селвина, удивленно изогнувшего брови. Через долю секунды удивление на его лице сменяет веселость, и он взрывается низким и раскатистым хохотом.       Джейме растерянно наблюдает за тестем, который явно почувствовал облегчение. Это было очевидно, что отец Бриенны - необычный человек, раз смог отпустить единственную наследницу на войну, остается только удивляться. - Это правда, - наконец выдает Тарт, оглядывая зятя совсем иным – теплым взглядом. - Её упрямство всегда доставляло мне хлопоты. Вас не смущает её немногословность? – хитро интересуется Тарт, будто проверяя выдержку Джейме. - Её поступки красноречивее слов, - спокойно отвечает лев. Похоже, теперь всё хорошо. - А что насчет её нелюбви к платьям и украшениям? - Это не имеет значения, я подарил ей доспехи и меч. - Вы? – с неприкрытым любопытством Тарт снова вглядывается в его лицо. - Да. Она – самый достойный рыцарь из всех, что я когда-либо встречал, - вполне честно выдает Ланнистер, чьи глаза снова светятся гордостью за эту невыносимую женщину. - Но… - хочет что-то добавить лорд, но двери за спиной Джейме распахиваются и в комнату входит Бриенна.       Двое мужчины недоуменно рассматривают вошедшую, разница лишь в одном – во взгляде льва разгорается отнюдь не дружеское пламя, и на то есть причины. Его леди жена появляется в покоях с раскрасневшимися от волнения щеками и в домашнем легком шелковом платье, светло – голубая ткань подчеркивает белизну кожи и синеву глаз, а также делает её фигуру неожиданно хрупкой и женственной. И как она могла выйти из комнаты в таком виде?! Джейме не в силах оторваться от неё и жадно изучает каждую деталь, абсолютно забыв о присутствии совсем рядом отца вышеупомянутой женщины, которому точно не понравится этот страстный взгляд. - Бриенна? – задает свой немой вопрос отец, отчего щеки дочери лишь сильнее загораются. - Я… просто… вы так долго… - леди нерешительно мнется на пороге и смотрит на мужа со смесью смущения и растерянности, но он только мечтательно улыбается, и она, как загипнотизированная подходит к нему вплотную и сплетает пальцы с уже протянутой к ней навстречу рукой. Если у Селвина Тарта и оставались ещё сомнения, то они мгновенно рассеялись – томные и зачарованные взгляды друг другу в глаза, сплетенные пальцы рук и мягкие улыбки на лицах – что это, если не любовь? - Мы уже закончили, - тяжело выдыхает лорд острова. Он рад за дочь, но чувствует легкую тоску – она больше не Тарт. Теперь она – леди Ланнистер. - Благодарю вас, - с трудом отрывая взгляд от жены, Джейме небрежно кланяется и поспешно покидает покои Селвина Тарта, не отпуская руки любимой. И как только двери захлопываются за их спинами шепчет ей прямо на ухо: - Если это твой план по соблазнению, то он, безусловно, удался, - а она широко улыбается и крепче сжимает его руку в своей.
Примечания:
Дорогие мои, кто еще читает, пишите отзывы, ведь только так я могу видеть, что вам интересно и только это и мотивирует писать дальше.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты