Ошибки доверия

Джен
R
В процессе
82
автор
Размер:
264 страницы, 41 часть
Описание:
Десять запертых на одном корабле совершенно случайных людей, которые впервые смотрят друг другу в глаза. Десять несчастных судеб, которые добровольно согласились на участие в опасном эксперименте. Один убийца. Кто способен приспособиться к таким условиям и выйти из этой игры живым? Даже сами Создатели не знают.
Посвящение:
Всем, кто пришёл в фэндом в поисках сюжета.
Примечания автора:
Пришла я значит такая почитать что-нибудь интересное с сюжетом по амонг ас, а встретили меня полторы тысячи PWP слэша. Мой мозг скомандовал, что пора брать ситуацию в свои руки, и выдал это.

!ACHTUNG! Геи ЕСТЬ, любовная ветка ЕСТЬ, романтика, нежность, флафф, стекло ЕСТЬ, но так как основной акцент идёт именно на развитие сюжета, а отношения в нём развиваются очень плавно, во избежании недопониманий и вопросов стоит джен (но это работает и в обратную сторону – если есть любовная линия, следовательно, есть и главы, посвящённые развитию этой самой любовной линии, не ждите железный сюжет на все несколько сотен страниц, довольно много глав, посвящённых именно развитию как пейринга, так и взаимоотношений между персонажами)

*Возможны незначительные технические отклонения от канона с целью поддержания логики.

**Нет, здесь не будет никаких инопланетных монстров, как в каноне. Самые страшные монстры – это люди.

Немного музыки (будет пополняться):
Linkin Park – New Divide
Ed Sheeran – Shape Of You
Nomy – Freakshow Part 3
Nomy – Freakshow Part 4
Red – Buried Beneath
Three Days Grace – Never Too Late
Five Finger Death Punch – Wrong Side of Heaven
Shinedown – Second Chance
Disturbed – A Reason To Fight
Bring Me The Horizon – Teardrops
Bring Me The Horizon – Follow You
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
82 Нравится 854 Отзывы 15 В сборник Скачать

Часть 31. Страхи

Настройки текста
      Сна снова нет ни в одном глазу. Последнее время я настолько привык к бессонным ночам, что даже днём не ощущаю усталости. Засыпать ближе к утру, вставать в восемь и вздремнуть днём минут сорок – это уже довольно привычный график. Я бы в целом не жаловался, если бы не то, что приходится ночью просто лежать и смотреть в чёрную бездну. Гирлянды вчера все убрали, не думал, что из-за их отсутствия я смогу испытывать такой дискомфорт. Я не замечал, как свет мелких лампочек разгонял тьму не только в помещении, но и словно в голове. Он дарил иллюзию безопасности и защищённости, как одеяло, под которым ты прячешься в детстве от монстров, таящихся в тёмных углах твоей комнаты. И теперь я будто лишён этой защиты и являюсь легкодоступной мишенью для всего внешнего и внутреннего зла. Неприятное чувство, надо признаться. Никогда темноты не боялся, а сейчас даже пошевелиться страшно. Можно, конечно, включить свет, но для этого надо встать… Лучше продолжить лежать на кровати под одеялом. Хоть иди и просись у Александра ночевать вместе с ним. Сколько ещё необъяснимых эмоций и страхов мне придётся пережить и приобрести, прежде чем это всё закончится? Никогда в жизни я не ощущал себя настолько беззащитным. Если мне вдруг придётся встретиться с убийцей, я ведь и правда вряд ли себя как-то смогу защитить против человека с ножом… Вероятнее всего, оружием он владеет искусно, по крайней мере, на всех телах было всего одно единственное ранение. Он бьёт быстро и без промаха, не оставляя жертве шанса на выживание. Если бы у кого-нибудь из нас было огнестрельное оружие, насколько всё стало бы проще… К сожалению, Синий додумался взять только ножи, и Жёлтая едва ли принесла с собой ружьё. Помню, я удивился, когда узнал, что британец хранит под кроватью набор клинков. Сейчас же я сам крепко смог бы спать, наверное, только со стволом под подушкой.       Среди гробовой тишины разнёсся какой-то неразборчивый звук, источник которого я не смог определить. Казалось, словно что-то где-то шелохнулось, но это длилось всего долю секунды. Я напрягся и начал вслушиваться, но больше ничего ниоткуда не доносилось. Через несколько, кажется, минут я подумал, что мне просто почудилось, и только смог отпустить страх, как звук снова повторился. Я приподнялся и начал вглядываться в окружающую темноту, прислушиваясь к каждому шуму. Но снова единственное, что мне удалось чётко уловить – это собственное дыхание и ускоренное сердцебиение. На этот раз звук повторился быстрее, и я точно понял, что у меня не галлюцинации. Он исходил откуда-то снизу из-под стола. Там вентиляция. Вот же ж чёрт! Первым порывом было подорваться с кровати и выбежать в коридор, но оцепенение не позволило это сделать, и пока я искал альтернативные пути решения, понял, что у меня есть шанс узнать, кто прячется в вентиляции, и упускать такую возможность нельзя. Шум стал повторяться снова и снова и представлял из себя какой-то скрежет, от которого по спине бежали мурашки. С трудом усмирив панику, я встал с кровати, изо всех сил стараясь не издавать ни одного звука и не выдавать свою осведомлённость о чьём-то присутствии. Когда я твёрдо встал на ноги, некоторое время вслушивался в тишину, чтобы понять, услышали меня или нет. Шорохи вновь повторились и, кажется, их источник отдаляться от моей каюты не намерен. Хорошо, значит, вероятнее всего, мои действия остались незамеченными. Стараясь двигаться всё так же бесшумно, я начал медленно приближаться к двери. Спасибо создателям корабля за то, что разблокировка дверей – совершенно бесшумный процесс. Я приложил ладонь к сенсору, и загорелся зелёный огонёк. Отлично, теперь я в любой момент могу выскочить в коридор. Осталось разобраться с тем, кто или что роется под моим столом. Пока я стоял у стены, звуки не прекращались, но и в то же время не приближались и не усиливались. В вентиляции точно кто-то есть, но не похоже, что он намерен именно проникать ко мне, иначе уже давно это мог бы сделать. Нужно срочно что-то предпринимать. Но как мне рассмотреть, кто находится в шахте, если в окружающей темноте я даже собственных рук не вижу?.. Оглядываясь по сторонам и стараясь в мыслях прикинуть, что где находится, я вспомнил, что в углу рядом с дверью стоит экипировка для комбинезона в виде ранца и шлема. Точно, шлем! Я довольно быстро нащупал нужный предмет и надел его, активировав ночное видение. Теперь вся комната видна почти как днём, да и звуки значительно лучше стали слышны. Я медленно начал приближаться к столу и сел на корточки, находясь поодаль от люка. Шумы похожи на металлический скрежет, словно кто-то царапает железо. Или грызёт… От этой догадки даже вырвался облегчённый тихий смешок. Я приблизился вплотную к вентиляции и заглянул, что творится за решёткой, и стоило было мне только появиться, как на дисплее шлема промелькнула мелкая шустрая тень, устремляющаяся куда-то вглубь шахты прочь от моей каюты. Чёртовы крысы! Их присутствие довольно долго было незаметным, я даже забыл о том, что эти грызуны у нас вообще имеются. И вот они не очень своевременно напомнили о своём существовании. В любом случае, я рад, что моей жизни сейчас ничего не угрожало, не считая потери сознания от ужаса. Такая моя реакция на источник беспокойства мне, конечно, не понравилась. Трусом себя я бы вряд ли назвал ещё несколько месяцев назад, а сейчас я готов был как девчонка с визгом выбежать в коридор и поднять всех на ноги. Не знаю, где я нашёл в себе силы этого не делать, но факт остаётся фактом. Здесь я слаб и беззащитен. Как обезопасить свою собственную жизнь? Стать хоть немного увереннее в себе. Драться в жизни мне приходилось довольно редко, никаким видом оружия я мастерски не владею, да и нет здесь никакого оружия. Разве что ножи… Наверное, стоит попросить Синего показать пару базовых приёмов. Может хотя бы так появится чуть больше самоуверенности. Надо будет обязательно это обсудить с ним.       Утром ко мне, как и обычно, явился Александр с кружками кофе. Надо с ним обсудить то, что я слышал сегодня ночью. Может приятель тоже что-то замечал?       – Что ты делаешь по ночам? – спросил я у него и отхлебнул горький напиток.       – Ммм, Фридрих, тебе правда интересно? – юноша приподнял бровь и посмотрел на меня с какой-то довольной ухмылкой. Вот только этого мне не хватало.       – Так, стоп. Достаточно будет ответа, как поздно ты засыпаешь.       – Что, подбираешь время, чтобы нанести ко мне ночной визит и устроить отличное времяпровождение? Я не против, приходи ко мне в любое время, для тебя моя каюта всегда открыта.       – Александр… – вот его шутки сейчас слушать и поддерживать у меня никакого настроения нет.       – Да ладно-ладно. Не знаю, всегда по-разному. Иногда сразу засыпаю, иногда лежу по несколько часов. Сегодня вроде после двенадцати отрубился, а что?       – Ты ни разу не слышал шумы из вентиляции?       – Нет. Что ты слышал?       – Крысу. Ночью в вентиляции скреблась. Давно их не было заметно.       Приятель задумчиво хмыкнул и сделал несколько глотков из чашки.       – Значит, крыс и правда может быть слышно, и Красный в тот раз действительно, вероятнее всего, слышал одну из них… – начал он размышлять вслух. – Но это не объясняет того, где он пропадал пятнадцать минут. Наверняка он полез в вентиляцию, но вот снова вопрос: зачем лезть в вентиляцию за крысой?.. Ответ напрашивается совершенно иной: не было никакой крысы, и он сам изучал шахты.       Звучит более чем логично и обоснованно. Возможно, за Красным действительно стоит усилить наблюдение.       – Ты сам-то как? – вынырнул из своих размышлений напарник. – Я, если бы услышал, как в вентиляции кто-то скребётся ночью, прибежал к тебе с воплями и истериками.       – Я был близок к тому, чтобы именно так и сделать, – усмехнулся я себе под нос. – Не знаю, наверное любопытство и жажда наконец разобраться во всём происходящем взяли контроль над страхом. Я тут на четвереньках ползал со шлемом, чтобы не спугнуть ночного посетителя и выяснить, кто блуждает по вентиляции.       – Такое любопытство может быть опасным… Если бы это был предатель, и он узнал, что ты его заметил, то живым бы он тебя не оставил. Давай договоримся, если будет происходить что-то странное, ты в первую очередь оповестишь об этом меня, и мы уже вместе будет думать, как решать ситуацию, ладно? И ты действительно можешь приходить ко мне в любое время суток. Я дал тебе доступ к своей комнате. Давно ещё.       Эта новость меня удивила, но что на неё ответить я так и не нашёл, поэтому молча кивнул. Разумеется, приходить в комнату юноши посреди ночи, просто потому что мне стало скучно, я не стану даже с открытыми дверями.       – Сегодня перед сном я перевёл некоторые записи, – Александр потянулся к своей записной книжке, которую он тоже принёс с собой, – нашёл кое-что интересное. К нашему делу это никак не относится, но как факт довольно любопытно. Русская, похоже, работала на Scientific National Anatomical Experiments Corporation. Знаешь что-нибудь о них?       Я напряг память, стараясь что-то вспомнить об этой организации. Название, кажется, было на слуху.       – Это не SNAKE?       – Официальная аббревиатура SNAEC, но в народе они настолько запомнились змеями, что все уже считают это официальным названием. Судя по всему, русская была той ещё гадюкой, да простит меня покойница за этот каламбур.       – Эту корпорацию закрыли же, как Елена с ней может быть связана?..       – Фридрих, ты правда веришь, что самый передовой центр по изучению организма человека могли просто взять и закрыть? Они ушли в подполье и продолжают свои исследования, обходя стороной законы и имея поддержку и финансирование со стороны Соединённых Штатов. Чёртовы американцы. С ними прикрыто сотрудничают все крупнейшие научные организации. Я случайно наткнулся на слово «змея» в записи, ну и от него уже дальше начал искать зацепки. Может, мой перевод неточен, так что ты на всякий случай проверь, но всё равно выглядит вполне логично. Вопрос только, зачем её отправили к нам. Надеюсь, не чтобы здесь на нас опыты ставить… В таком случае, убийцу можно назвать нашим спасителем.       Звучит просто ужасно. Эта корпорация прославилась своими опытами над людьми, также она проводила генетические эксперименты, на последствия которых без содрогания взглянуть просто невозможно. Когда организацию разоблачили, дело было настолько громким, что, наверное, за ним следила вся Земля. Некоторые материалы обнародовали, но понятное дело, что то, что показали обычным людям – даже не верхушка айсберга, а всего одна его крупица. Насколько я помню, организацию признали запрещённой, на том всё и утихло. Дальше я особо не следил за всей этой ситуацией, поэтому понятия не имел, каковы обстоят дела на самом деле. Если Елена и правда как-то связана с Змеями, то какова её цель пребывания здесь?.. Зачем её отправили к нам, и над чем она здесь работала?       – Она писала что-то про «наших». Как думаешь, это связано как-то с корпорацией? – обратился я к Александру.       – Сложно ответить. Этот эксперимент организован и спонсируется ISRC, я правда не понимаю, что змеюкам здесь делать, и как они сюда просочились.       – Ты же сам сказал, что много организаций с ними продолжают сотрудничество. Может, корпорация, которая сюда нас отправила – лишь прикрытие?       Приятель задумчиво уставился в потолок, что-то серьёзно взвешивая в своих мыслях.       – Нет, Змеи точно не играют здесь какую-то существенную роль, иначе неужели Елене, как сотруднику организующей корпорации не сообщили бы, что… – юноша хотел продолжить свою мысль, но закрыл рот на полуслове и снова погрузился в свои мысли. – Я не знаю… Всё совершенно не так, как нам обещали и преподносили… Мои познания в данной сфере очень ограничены, и здесь неоткуда брать какую-то поддержку и информацию. В любом случае, это всё равно не поможет найти предателя, так что нам не стоит этим слишком забивать себе голову.       – Покажи, что ты перевёл.       Александр передал мне свой дневник, и я пробежался по размашистым рукописным строчкам. Судя по всему, здесь вырванные из текста предложения, ибо выглядит очень обрывисто.       «Я имею поддержку со стороны Змеи, но этого недостаточно. Мне не ясна моя задача. Я следующая.»       – Из какой части дневника ты взял эту запись?..       – Ближе к концу. Там почерк не очень разборчивый, ты же сам видел. Это всё, что мне удалось разобрать, хотя слово «змея» точно проскакивало и в других пометках. Я думаю, русская написала это после второго убийства.       Я хотел подтвердить эти размышления, но из коридора донёсся звук открывающейся двери. Через несколько секунд к каюте подошёл Синий. Александр замаскировал смешок под кашель, похоже, вспоминая столкновение с британцем день назад.       – Я схожу, – я вспомнил о выстроенных этой ночью планах и вскочил с койки раньше, чем приятель.       С Синим до столовой я дошёл в абсолютной тишине. Начинать разговоры с мужчиной было как-то неловко после этих спектаклей с Александром. Что он обо всём этом думает? Как относится? Хочет ли вообще разговаривать с нами? Пока я стоял в стороне и набирался смелости заговорить, британец налил себе кофе, сделал пару глотков и поморщился.       – Какая же параша, неужели они не могли сюда завести чистую арабику? Невыносимо, – заворчал он и повернулся ко мне. – А ты чего стоишь там жмёшься, как девка? Что спросить хотел?       О, вот даже как. Что ж, тогда задача значительно упростилась, говорить, когда от тебя это просят, гораздо легче.       – Я видел сегодня ночью крысу…       – Если ты про своего дружка, то чему ты удивляешься? – сел он на скамейку и продолжил пить напиток. Я закатил глаза, но отвечать на едкий комментарий не решился, не хватало ещё с самого начала испортить диалог. – Она была в вентиляции?       – Да.       – Я же говорил, что если где-то завелась одна крыса, то скоро обнаружится и вторая, а следом и всё их гнездо. Так ты решил со мной о грызунах поговорить? Хочешь, чтобы я их всех перебил?       – Нет, я не об этом. Но я вспомнил, как ты одним метким движением попал ножом в мелкую движущуюся цель…       – А, так ты в ученики по ножевому бою метишь?       – Подумал, что было бы неплохо иметь хотя бы какие-то базовые приёмы для самозащиты.       Британец снова принялся пить кофе, больше на меня не глядя. Я сначала подумал, что он просто что-то обдумывает, но нет, Синий, похоже, решил просто не продолжать этот разговор, даже не соизволив огласить отказ. Стоит ли начать выпрашивать? Хотя, с другой стороны, мужчину понять тоже можно: где гарантии, что я не предатель и просто не пытаюсь выведать его технику боя, чтобы потом в схватке с ним этим воспользоваться? Да и вообще, зачем ему чему-то меня обучать? Личной выгоды ему от этого никакой не будет, а нервы и время придётся потратить. Прикинув всё это, я пришёл к выводу, что настаивать не стоит. Синий допил кофе и помыл чашку, поставив её на место, а после развернулся ко мне.       – Назови хоть одну причину, почему я должен это делать?       Ну вот, о чём и я думал. Какие веские причины для самого британца здесь можно найти?..       – Чем больше нас остаётся в живых – тем лучше для общей безопасности. Что будет твориться, если на корабле останется всего три-четыре человека? Мы должны объединиться, чтобы сообща дать отпор нашему общему врагу, сейчас каждая жизнь на счету.       – Вот как… И кто же наш враг? Может, вы уже успели это выяснить?       – Нет, мы только ведём расследование.       – Тогда, позволь поинтересоваться, кому вы собираетесь дать отпор? У вас ничего нет, никаких конкретных фактов, ни каких-либо существенных зацепок. Мальчик, ты просишь меня научить тебя обращаться с оружием, но почему я должен рисковать собой ради тебя? Я могу поверить, что ты хороший парень с благими намерениями, и что ты не причастен к убийствам. Но пока я буду показывать тебе свои техники, их может увидеть человек, которому я их демонстрировать раньше времени не намерен. Так повторю ещё раз: почему я должен это делать?       – Мы можем заниматься, когда никто не видит. Если ты мирный, то ничего от этого не теряешь… Но если вдруг ты убийца, то ты будешь знать мои действия в сражении, что значительно упростит тебе задачу прикончить меня, когда это будет нужно.       Не понимаю, откуда возникли эти мысли в голове и зачем я их озвучил. Наверное, это самый нелепый аргумент из всего, что только можно было придумать, более того, он частично обвиняет британца, если тот даст согласие. Какой нормальный человек пойдёт на это?       – Мне нравится твой ход мыслей, – ухмыльнулся Синий себе под нос. – То, что ты можешь смотреть на ситуации с разных сторон, может тебе помочь, – он замолчал и подошёл к иллюминатору. Так неужели это и правда подействует? – Но ничего не выйдет. Чтобы научиться базовым приёмам и просто держать нож, нужно хотя бы два месяца. Чтобы научиться элементарному ведению боя, нужно как минимум полгода, это при условии, что ты окажешься не тупым. На что ты рассчитываешь? Даже если я тебе покажу что-нибудь, убийца будет всё равно в сотню раз превосходить тебя. Ты сам видел, он бьёт всего один раз и без промаха. Я понимаю, ты боишься и цепляешься за любую возможность хоть немного увеличить шансы на своё выживание, вот только ты не тот метод выбираешь.       Какой же метод тогда «тот»?.. Безусловно, слова Синего очень разумны, но что мне делать? Как я могу обезопасить самого себя? Разве что, как и британец, запереться в своей комнате и не высовываться. Наверное, это и правда самый оптимальный вариант, но как я могу сидеть и ничего не делать, пока гибнут люди? Это выше моих сил.       – Когда ты видишь человека с ножом – нужно бежать от него, а не на него. Вот что тебе надо запомнить, если ты намерен не сдохнуть здесь, – на этой фразе мужчина развернулся и направился к выходу. Мне ничего другого не осталось, кроме как последовать за ним.       Я вернулся к Александру в глубоких раздумьях от сложившегося разговора. Неужели и правда единственный способ спастись – это сидеть и дрожать от каждого шороха?       – Фридрих, ты чего? – похоже, моё состояние не осталось незамеченным.       – Даже не знаю, что и сказать, – вздохнул я. – Почему ты слепо доверяешь мне? Доступ к каюте дал… Почему ты так уверен, что я не убийца? У меня нет никакого алиби.       – Ты уже спрашивал об этом…       – И я не получил как такого ответа. Ты тогда сказал, что, возможно, я могу быть сообщником предателя, и что мы дойдём до этой теории. Ты считаешь, что её ещё не пора рассматривать серьёзно?       Юноша вздохнул и отвёл взгляд. Как же много кругом тайн и загадок, столько вопросов, и я устал каждый раз биться о неприступные стены в поисках ответов.       – Я видел тебя разным, Фридрих. Видел, как ты переживаешь за жизнь каждого человека, как ты стараешься обезопасить каждого члена экипажа, как ты готов любому прийти на выручку. Как ты срываешься из-за того, что не получается что-либо сделать для общего блага. А ещё видел, как ты врёшь. Ты не умеешь врать, Фридрих. Вот совершенно. Сдерживать и скрывать эмоции, когда это нужно – да, но не врать. Ты точно никак не связан с убийцей даже близко. Возможно, ты здесь вообще единственный, кто что-то говорит и делает от чистого сердца. Я уже даже в благих намерениях Елены сомневаюсь. Хотя, вряд ли её можно назвать злодеем в этой истории, как минимум, она тебе жизнь спасла, ничего за это не требуя. Человеком она была хорошим, просто занесло её в довольно опасную и противоречивую организацию.       – Вот как… – вздохнул я. – А кто тогда точно связан с убийцей? Кому здесь можно доверять, а кому нет?..       – Никому нельзя. Действия и возможности Красного довольно необычны, Синий, с твоих слов, мастерски орудует ножами, про Чёрного мы вообще ничего толком не знаем, кроме того, что он сидел за распространение наркотиков, если верить его словам.       – А что по поводу тебя?       – Не начинай, пожалуйста, это снова. Мы уже много раз обсуждали данную тему. Я не враг ни тебе, ни кому-либо ещё, не считая предателя. Хотя и ему из меня тоже так себе угроза. Хорошо, если хочешь мне довериться – пожалуйста, на здоровье, больших потерь в виде чьих-то жизней ты за это не понесёшь. Я переживаю всего лишь за твои чувства. Я боюсь быть тобой отвергнутым, Фридрих… Ты сам запустил весь этот механизм, и уже его остановить или игнорировать невозможно. Ты важен для меня, мне важно твоё мнение и мысли. Я уже говорил, что очень боюсь тебя разочаровать. Ты спросил у меня, чем я занят по ночам. Каждую ночь меня гложет чувство страха и вины, что я недостаточно хорош, что мои действия окажутся ошибочными и бесполезными, что всего, что я делаю, недостаточно.       Так неужели дело только в этом? Александр всего лишь слишком самокритичен и боится меня подвести, и из-за этого старается не подпускать меня близко к себе? Я столько времени ломал голову, а всё оказывается настолько просто?..       – Здесь ничего не может быть так просто, ты же знаешь… – прошептал юноша, несмотря на то, что я ему ни слова не сказал, и вышел из каюты навстречу появившемуся в коридоре Красному.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты